Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 декабря 2013 г. N АПЛ13-555 Об отказе в признании недействующими пунктов 3, 5 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 30 января 2013 г. N 45 "Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации" и пункта 3.8 Инструкции, утвержденной этим приказом

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 декабря 2013 г. N АПЛ13-555

 

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Крупнова И.В.

при секретаре Диордиеве А.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Самолюка A.С. о признании недействующими пунктов 3, 5 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 30 января 2013 г. N 45 "Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации" и пункта 3.8 Инструкции, утвержденной этим приказом,

по апелляционной жалобе Самолюка А.С. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2013 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., выступление представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации Жоги А.Л., полагавшего апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30 января 2013 г. N 45 (далее - Приказ) утверждена Инструкция о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации (далее - Инструкция). Нормативный правовой акт официально опубликован в журнале "Законность", 2013 г., N 4.

Пунктом 3 Приказа предписано обеспечить рассмотрение обращений и организацию приема заявителей в строгом соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации, Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" и Инструкции.

В соответствии с пунктом 5 Приказа работа по рассмотрению и разрешению обращений должна быть подчинена решению задач обеспечения защиты и охраны прав и свобод человека и гражданина, укрепления законности и правопорядка. Каждое обращение должно получить объективное и окончательное разрешение в том органе прокуратуры, к компетенции которого относится решение вопроса.

Пункт 3.8 Инструкции определяет обращения, поступившие от лиц, замещающих высшие государственные должности, и от других лиц, которые в Генеральной прокуратуре Российской Федерации после предварительного рассмотрения передаются для доклада Генеральному прокурору Российской Федерации либо лицу, его замещающему.

Самолюк А.С. оспорил в Верховном Суде Российской Федерации пункты 3, 5 Приказа и пункт 3.8 Инструкции в части, в какой они лишают его права на рассмотрение и принятие решения по обращению тем должностным лицом, в исключительную компетенцию которого входит разрешение поставленных вопросов, позволяют правоприменителю свободно их трактовать и применять по своему усмотрению.

В обоснование заявленных требований указал, что оспариваемые пункты Приказа и Инструкции являются неясными, двусмысленными, допускающими их неоднозначное толкование при правоприменении, противоречат пункту 2 статьи 4 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", части 1 статьи 8 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", пункту 2 части 1 статьи 37 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, выраженным в постановлении от 30 ноября 2012 г. N 29-П, определениях от 23 апреля 2013 г. N 511-О, от 28 мая 2013 г. N 731-О, нарушают его права, гарантированные Конституцией Российской Федерации.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2013 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Самолюк А.С. просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, и принятии нового решения об удовлетворении заявления. Полагает, что судом первой инстанции не дано оценки его основным доводам и доказательствам. В апелляционной жалобе указывает на то, что оспариваемые нормативные положения позволяют не докладывать Генеральному прокурору Российской Федерации и не передавать ему на рассмотрение для принятия решения обращения граждан по всем без исключения вопросам, разрешение которых законом отнесено непосредственно к его компетенции, в нарушение положений части 1 статьи 8 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" во взаимосвязи с пунктом 6 статьи 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", обязывающих непосредственно Генерального прокурора Российской Федерации лично принимать решение по вопросам, разрешение которых относится непосредственно к его компетенции, в том числе об отказе заявителю в просьбе об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации.

Самолюк А.С. в судебное заседание Апелляционной коллегии не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с частью 5 статьи 129 Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом.

Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" закреплено, что прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов и учреждений и действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации (статья 4); в органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов (статья 10).

Согласно статье 17 названного Закона Генеральный прокурор Российской Федерации, осуществляя полномочия по руководству системой прокуратуры Российской Федерации, издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры Российской Федерации и порядок реализации мер материального и социального обеспечения указанных работников.

На основании приведенных законоположений, правильным является вывод суда первой инстанции о том, что Генеральный прокурор Российской Федерации, реализуя полномочия, предоставленные ему в соответствии со статьей 17 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", вправе был определить оспариваемым нормативным правовым актом единый порядок рассмотрения и разрешения в системе прокуратуры Российской Федерации обращений граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, обращений и запросов должностных и иных лиц о нарушениях их прав и свобод, прав и свобод других лиц, о нарушениях законов на территории Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые заявителем пункты 3 и 5 Приказа, пункт 3.8 Инструкции не противоречат нормам специального федерального закона и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не ограничивают гарантированные Конституцией Российской Федерации и федеральными законами права граждан Российской Федерации, в том числе заявителя, на обращение в органы прокуратуры Российской Федерации, на рассмотрение их обращений в строгом соответствии с требованиями федерального законодательства.

Суд первой инстанции правомерно исходил из того, что пункты 3 и 5 Приказа устанавливают общие принципы, включающие требование к должностным лицам органов прокуратуры обеспечить при рассмотрении обращений граждан в органах прокуратуры правильное применение законодательства, в том числе Конституции Российской Федерации, защиту и охрану прав и свобод человека и гражданина, не содержат регулятивных норм и не наделяют должностных лиц какими-либо полномочиями, ограничивающими право граждан на обращение в соответствующий орган прокуратуры или к должностному лицу, в компетенцию которых входит разрешение поступившего обращения.

Пункт 3.8 Инструкции содержит перечень обращений и запросов, которые передаются после предварительного доклада Генеральному прокурору Российской Федерации либо лицу, его замещающему, в числе которых указаны обращения, связанные с обжалованием решений заместителей Генерального прокурора Российской Федерации, обращения по фактам коррупции, злоупотребления служебным положением и иных правонарушений, допущенных работниками Генеральной прокуратуры Российской Федерации, руководителями прокуратур субъектов Российской Федерации и высшими должностными лицами Российской Федерации, и не препятствует гражданам направлять индивидуальные и коллективные обращения в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

Отвергая довод заявителя, изложенный также и в апелляционной жалобе, о том, что пункт 3.8 Инструкции позволяет не докладывать Генеральному прокурору Российской Федерации и не передавать ему на рассмотрение для принятия решения обращения граждан по всем без исключения вопросам, разрешение которых законом отнесено непосредственно к его компетенции, суд первой инстанции правильно указал в решении, что право на обращение в государственные органы и к должностным лицам не означает, что ответ должен быть именно от того лица, которому адресовано обращение.

Так, в соответствии с частью 3 статьи 10 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" ответ на обращение может быть подписан не только руководителем государственного органа или органа местного самоуправления, должностным лицом, но и уполномоченным на то лицом.

Как правильно указано в обжалованном решении суда первой инстанции, Генеральный прокурор Российской Федерации, являясь лицом, замещающим государственную должность Российской Федерации, в соответствии с требованиями федерального законодательства вправе был в целях обеспечения исполнения предоставленных ему полномочий определить перечень обращений и запросов, передаваемых в обязательном порядке ему для доклада. Остальные обращения подлежат разрешению уполномоченными должностными лицами подразделений Генеральной прокуратуры Российской Федерации в соответствии с нормами оспариваемой Инструкции и иными нормативными правовыми актами, регулирующими вопросы организации деятельности системы прокуратуры Российской Федерации, и должностными обязанностями этих лиц.

Такое правовое регулирование не противоречит части 1 статьи 8 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", устанавливающей право гражданина направлять письменное обращение непосредственно в тот государственный орган, орган местного самоуправления или тому должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, а также пункту 6 статьи 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", закрепляющему право Генерального прокурора Российской Федерации на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации по вопросу нарушения конституционных прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Данный пункт, как и другие положения этого закона, не содержит положений, обязывающих Генерального прокурора Российской Федерации рассматривать все обращения, в которых ставится вопрос о направлении запроса в Конституционный Суд Российской Федерации, и лично принимать решения, в том числе об отказе в их удовлетворении, как ошибочно указывает заявитель в апелляционной жалобе.

При таких данных несостоятельными являются утверждения в апелляционной жалобе о том, что оспариваемый пункт 3.8 Инструкции позволяет сотрудникам прокуратуры дать ответ на обращение гражданина, разрешение которого не входит в их компетенцию, и нарушает гарантированное частью 1 статьи 8 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации" право заявителя на рассмотрение его обращения должностным лицом, в компетенцию которого входит решение поставленных в этом обращении вопросов. Оспариваемые нормативные положения не предоставляют должностным лицам органов прокуратуры полномочий, ограничивающих или лишающих граждан прав на объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение их обращений в органах прокуратуры, в том числе на получение ответа на обращение именно от того должностного лица или органа прокуратуры, к компетенции которого отнесено решение поставленных в обращении вопросов.

Вопреки утверждениям заявителя в апелляционной жалобе, оспариваемые положения конкретны, неясности или двусмысленности не содержат и не допускают их произвольного толкования в работе по рассмотрению и разрешению обращений граждан.

Установив, что оспариваемый в части нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и законных интересов заявителя, суд на основании части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правомерно принял решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Судом первой инстанции решение принято с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании, выводы суда о законности оспариваемых нормативных положений подробно мотивированы.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом не дано оценки основным доводам, несостоятельны. Доводы заявителя, имеющие значение для дела, были исследованы судом первой инстанции и получили правильную оценку в решении суда. Настоящее дело рассмотрено судом с соблюдением положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов (статьи 251, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Самолюка А.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий 

А.И. Федин

 

Члены коллегии

Г.В. Манохина

 

 

И.В. Крупнов

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 декабря 2013 г. N АПЛ13-555


Текст определения официально опубликован не был