Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2016 г. N 16-КГ16-26 Состоявшиеся судебные акты о компенсации морального вреда отменены, по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении заявленного требования, поскольку законодательством не предусмотрена выплата военнослужащим компенсации морального вреда, причинённого государственными органами, при отсутствии виновных противоправных действий с их стороны или со стороны должностных лиц

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2016 г. N 16-КГ16-26

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В., Жубрина М.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 сентября 2016 г. гражданское дело по иску Тимофеева С.С. к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда

по кассационной жалобе представителя Министерства обороны Российской Федерации Лыкова А.И. на решение Ольховского районного суда Волгоградской области от 21 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 октября 2015 г. по делу по иску Тимофеева С.С. к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда, которыми исковые требования Тимофеева С.С. удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав объяснения представителя Министерства обороны Российской Федерации Дудина С.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению, а судебные постановления подлежащими отмене с принятием нового решения об отказе в иске,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Тимофеев С.С. 14 июля 2015 г. обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда в размере 700 000 руб., причинённого гибелью его родного брата Тимофеева A.С.

В обоснование предъявленных требований Тимофеев С.С. указал, что его родной брат Тимофеев А.С. проходил военную службу по контракту в войсковой части ... в воинской должности помощника командира противолодочной авиационной эскадрильи в воинском звании капитана.

6 ноября 2009 г. во время полёта военного самолёта ТУ-142мз (бортовой N 55) произошла авиационная катастрофа, в момент которой Тимофеев А.С. находился на борту указанного воздушного суда в качестве члена экипажа и исполнял обязанности военной службы.

Впоследствии на основании судебного решения Тимофеев А.С. был объявлен умершим.

Воздушное судно ТУ-142мз (бортовой N 55) принадлежало Министерству обороны Российской Федерации и приказом командира войсковой части ... от 3 марта 2009 г. N 136 было включено в пономерной учёт самолетов, авиадвигателей, оборудования и вооружения войсковой части ...

Ссылаясь на то, что в результате гибели брата Тимофеева А.С. ему были причинены тяжёлые нравственные страдания, Тимофеев С.С. на основании положений статей 1064, 1068, 1079, 1099-1101 Гражданского кодекса Российской Федерации просил суд взыскать с Министерства обороны Российской Федерации как с владельца источника повышенной опасности (воздушного судна) в счёт компенсации морального вреда 700 000 руб.

Решением Ольховского районного суда Волгоградской области от 21 августа 2015 г. исковые требования Тимофеева С.С. удовлетворены частично. Суд взыскал с Министерства обороны Российской Федерации в пользу Тимофеева С.С. компенсацию морального вреда в связи с гибелью брата в размере 400 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 октября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представитель Министерства обороны Российской Федерации Лыков А.И., действующий на основании доверенности, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставлен вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 10 мая 2016 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 8 августа 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились истец Тимофеев С.С. и его представитель Семушин С.А., о причинах неявки не сообщили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие названных лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Тимофеев А.С. ... года рождения, приходится родным братом истцу Тимофееву С.С.

Капитан Тимофеев А.С. проходил военную службу по контракту в войсковой части ... в воинской должности помощника командира противолодочной авиационной эскадрильи.

6 ноября 2009 г. Тимофеев А.С. погиб при исполнении обязанностей военной службы в результате авиационной катастрофы военного самолета ТУ-142мз (бортовой N 55), членом экипажа которого он являлся.

Указанное воздушное судно принадлежало Министерству обороны Российской Федерации и было включено в пономерной учет самолётов, авиадвигателей, оборудования и вооружения войсковой части ...

7 ноября 2009 г. военным следственным отделом - войсковой частью ... Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по факту гибели экипажа военного самолёта ТУ-142мз (бортовой N 55) возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного статьёй 351 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение правил полётов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, повлёкшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия), которое было прекращено постановлением следователя по особо важным делам военного следственного отдела военного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Тихоокеанскому флоту майора юстиции Усольцева М.В. от 28 ноября 2011 г. на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в действиях должностных лиц ... отдельного гвардейского смешанного авиационного полка морской авиации Тихоокеанского флота признаков состава преступления, предусмотренного указанной статьёй Уголовного кодекса Российской Федерации.

Решением Ванинского районного суда Хабаровского края от 9 июня 2010 г. Тимофеев А.С., 8 июля 1978 года рождения, уроженец с. Солодча Ольховского района Волгоградской области, объявлен умершим 6 ноября 2009 г.

Страховые организации ЗАО "МАКС" и ОАО "Росгосстрах" в связи с гибелью Тимофеева А.С. в период прохождения военной службы по контракту произвели 11 марта 2011 г. выплату членам его семьи (родителям и супруге) страхового возмещения, предусмотренного Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", а также единовременного пособия, предусмотренного Федеральным законом от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (т. 1, л.д. 107-110).

Разрешая исковые требования Тимофеева С.С. о компенсации морального вреда, суд первой инстанции применил к спорным отношениям положения статей 151, 1064, 1079, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришёл к выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения требований истца, так как ему в результате гибели при исполнении обязанностей военной службы его родного брата Тимофеева А.С. были причинены нравственные страдания, связанные с утратой родного человека. При этом суд исходил из того, что гражданско-правовую ответственность за последствия крушения военного самолета ТУ-142мз (бортовой N 55) как источника повышенной опасности независимо от вины должен нести его владелец, то есть Министерство обороны Российской Федерации. Суд со ссылкой на правовые позиции, выраженные в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П, полагал, что статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключает, а, напротив, предполагает обеспечение выплаты государством в полном объёме возмещения такого вреда.

По мнению суда, объём и характер возмещения причинённого жизни и здоровью военнослужащих вреда должен определяться правилами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, а не только федеральными законами от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы". В обоснование этого вывода суд сослался на положения части 5 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", устанавливающие, что возмещение морального вреда военнослужащим производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции - судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что приведённые выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном применении к спорным отношениям норм материального права и ошибочном толковании правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьёй 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинён вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьёй 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (абзац первый пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинён не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счёт соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Статьёй 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причинённый жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 (статьи 1064-1101), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 3 Постановления от 20 октября 2010 г. N 18-П, ссылаясь на свою позицию, выраженную в Постановлении от 26 декабря 2002 г. N 17-П, указал, что военная и аналогичная ей служба (служба в органах внутренних дел, противопожарная служба и т.п.) представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную и аналогичную ей службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряжённых со значительным риском для жизни и здоровья, что - в силу Конституции Российской Федерации, в частности её статей 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 и 71 (пункты "в", "м"), - влечёт обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение в случае причинения вреда жизни или здоровью в период прохождения службы. Конкретизируя названные положения Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель закрепил в числе особых публично-правовых способов возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, специальное пенсионное обеспечение и систему мер социальной защиты, цель которых - в максимальной степени компенсировать последствия изменения их материального и социального статуса, обеспечив соразмерный получавшемуся денежному довольствию уровень возмещения вреда.

Учитывая особый характер обязанностей государства по отношению к военнослужащим как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также задачи Российской Федерации как социального государства по обеспечению эффективной защиты и поддержки семьи и исходя из того, что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), произволен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности, федеральный законодатель предусмотрел также особый правовой механизм возмещения вреда, причинённого в связи со смертью кормильца, для членов семей погибших (умерших) военнослужащих.

Одной из форм исполнения государством обязанности возместить вред, который может быть причинён жизни или здоровью военнослужащих при прохождении ими военной службы, является обязательное государственное личное страхование за счёт средств федерального бюджета, установленное законом в целях защиты их социальных интересов и интересов государства (пункт 1 статьи 969 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих"). В конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", - наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов, - входит в гарантированный государством объём возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причинённый материальный и моральный вред (пункт 3.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П).

В пункте 4 Постановления от 20 октября 2010 г. N 18-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что согласно статье 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам главы 59 (статьи 1064-1101) данного кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности. В системной связи со статьёй 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и статьёй 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой вред, причинённый незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счёт соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда, причинённого жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счёт соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. Применительно к возмещению вреда, причинённого здоровью сотрудника милиции при исполнении им служебных обязанностей, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 15 июля 2009 г. N 13-П пришёл к выводу, что статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключает, а, напротив, предполагает обеспечение выплаты государством в полном объёме возмещения такого вреда, но лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда. Поскольку публично-правовой статус сотрудников милиции аналогичен публично-правовому статусу военнослужащих, подобный подход полностью распространяется на отношения по возмещению вреда военнослужащим, а также членам их семей, чей правовой статус производен от правового статуса военнослужащих. Следовательно, статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет использовать дополнительно к публично-правовым средствам социальной защиты военнослужащих и членов их семей меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена. Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П.

Из приведённых нормативных положений гражданского законодательства и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации следует, что обязанность по компенсации морального вреда за счёт соответствующей казны (в данном случае исковое требование о компенсации морального вреда предъявлено к Министерству обороны Российской Федерации) может быть возложена на государственные органы или должностных лиц этих органов при наличии противоправности деяния и вины указанных органов и лиц в причинении вреда жизни и здоровью военнослужащего. Если в действиях государственных органов, а также их должностных лиц не установлено противоправности и вины в причинении военнослужащему вреда, то основания для компенсации морального вреда по нормам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Между тем в настоящем деле суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям положения статей 1079, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации - без учёта нормы статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлениях от 20 октября 2010 г. N 18-П и от 17 мая 2011 г. N 8-П.

Суд первой инстанции, приведя в обоснование своих выводов абзац второй пункта 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П, изложил его не полностью, не указал, что статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагает обеспечение выплаты государством в полном объёме возмещения вреда лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов и должностных лиц как причинителей вреда.

В связи с этим суд сделал противоречащий названным нормам Гражданского кодекса Российской Федерации в их системной взаимосвязи и истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации, вывод о том, что возмещение вреда, причинённого жизни и здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, должно осуществляться по правилам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации наряду с федеральными законами от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", а не в качестве меры гражданско-правовой ответственности при наличии противоправных действий и вины государственных органов в причинении вреда жизни и здоровью военнослужащих.

Положения части 5 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", на которые сослался суд первой инстанции, также не предусматривают выплату военнослужащим компенсации морального вреда, причинённого им государственными органами, при отсутствии виновных противоправных действий со стороны государственных органов и их должностных лиц.

В данном случае суд признал за истцом право на компенсацию морального вреда в связи с гибелью его брата Тимофеева А.С. в авиационной катастрофе при исполнении им обязанностей военной службы и возложил на Министерство обороны Российской Федерации обязанность по возмещению морального вреда в качестве меры гражданско-правовой ответственности в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Между тем в материалах дела не имеется сведений о противоправных действиях и о наличии вины должностных лиц Министерства обороны Российской Федерации (в том числе должностных лиц ... отдельного гвардейского смешанного авиационного полка морской авиации Тихоокеанского флота, в отношении которых уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в их действиях признаков состава преступления, предусмотренного статьёй 351 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно нарушения правил полётов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, повлёкшего по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия) в непосредственном причинении вреда жизни военнослужащего Тимофеева А.С.

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены этих судебных актов.

С учётом приведённых обстоятельств Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Тимофеева С.С. к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда отказать в полном объёме.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

решение Ольховского районного суда Волгоградской области от 21 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 октября 2015 г. отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Тимофеева ... С. к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда отказать.

 

Председательствующий

Пчелинцева Л.М.

 

Судьи

Фролкина С.В.

 

 

Жубрин М.А.

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2016 г. N 16-КГ16-26


Текст определения официально опубликован не был