Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2016 г. N 1860-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав частями 13 и 15 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" во взаимосвязи со статьями 1084-1086 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2016 г. N 1860-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав частями 13 и 15 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" во взаимосвязи со статьями 1084-1086 Гражданского кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Павлова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Павлов просит проверить во взаимосвязи со статьями 1084 "Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных обязательств", 1085 "Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья" и 1086 "Определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья" ГК Российской Федерации конституционность следующих положений статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат":

части 13, предусматривающей, что при установлении военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, в период прохождения военной службы (военных сборов) либо после увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов) инвалидности вследствие военной травмы ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного его здоровью, и устанавливающей размеры таких компенсаций;

части 15, в соответствии с которой единовременные пособия и ежемесячная денежная компенсация, предусмотренные частями 8-10, 12 и 13 данной статьи, не производятся лицам, получившим такие пособия или компенсации по тем же основаниям в соответствии с иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, А.В. Павлов был признан инвалидом II группы вследствие военной травмы и в настоящее время является пенсионером Министерства обороны Российской Федерации. Решением Октябрьского районного суда города Ростова-на-Дону от 1 июня 2004 года были удовлетворены его требования к военному комиссариату Ростовской области об установлении в соответствии со статьей 1084 ГК Российской Федерации права на ежемесячную выплату возмещения вреда, причиненного его здоровью, в размере 7 175 рублей 09 копеек с последующей индексацией, с учетом которой по состоянию на декабрь 2015 года он составил 16 677 рублей 18 копеек.

В 2015 году А.В. Павлов обратился в Управление труда и социального развития Администрации города Новочеркасска Ростовской области с заявлением об установлении ему ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью, предусмотренной частью 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", однако получил отказ, который обжаловал в судебном порядке.

Решением Новочеркасского городского суда Ростовской области от 21 декабря 2015 года, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, в удовлетворении требований об обязании назначить названную компенсацию А.В. Павлову было отказано со ссылкой на оспариваемые нормы.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения вступают в противоречие со статьями 7, 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 59 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они позволяют отказывать инвалидам вследствие военной травмы в назначении наряду с ранее установленной в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации ежемесячной выплатой в возмещение вреда здоровью также ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью, предусмотренной Федеральным законом "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат".

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Конституция Российской Федерации как социального государства, в котором охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), предоставляет каждому право на социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации вытекает обязанность государства по установлению организационно-правового механизма возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в связи с исполнением им служебных обязанностей, включая обязанности военной службы, которую граждане Российской Федерации несут в соответствии с федеральным законом (статья 59, часть 2, Конституции Российской Федерации).

Осуществляя в пределах дискреции правовое регулирование в данной сфере, федеральный законодатель обязан предусмотреть эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений.

В зависимости от содержания и оснований возникновения этих правоотношений государство, будучи их участником, может выступать как страхователь, как причинитель вреда и должник по деликтному обязательству, а также как публичный орган, выражающий общие интересы, и распорядитель бюджета, создаваемого и расходуемого в общих интересах. При выборе правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, как частноправовых (добровольное страхование, возмещение вреда), так и публично-правовых (государственное страхование, социальное обеспечение и др.), законодатель должен стремиться к тому, чтобы они максимально полно обеспечивали компенсацию материальных потерь, обусловленных невозможностью продолжения военной службы (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2009 года N 13-П, от 20 октября 2010 года N 18-П и от 17 мая 2011 года N 8-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 года N 276-О, от 17 сентября 2013 года N 1286-О и др.).

Оценивая в Постановлении от 17 мая 2011 года N 8-П конституционность пункта 1 и абзацев первого и второго пункта 3 статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и статьи 5 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что публично-правовой механизм возмещения вреда военнослужащим, получившим увечье (ранение, травму, контузию) и уволенным по состоянию здоровья в связи с невозможностью продолжения военной службы, не исключает случаев, когда причитающиеся им выплаты (в том числе пенсия по инвалидности, выплаты в рамках системы социальной защиты, единовременное пособие и выплаты по обязательному государственному страхованию) не компенсируют в надлежащем объеме материальные потери, связанные с невозможностью продолжения военной службы, т.е. непосредственно не гарантирует адекватное возмещение утраченного заработка (денежного довольствия).

Преследуя цель устранить выявленный названным Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации дефект публично-правового механизма возмещения вреда военнослужащим, получившим увечье (ранение, травму, контузию) при исполнении обязанностей военной службы, законодатель предусмотрел в Федеральном законе "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" выплату при установлении военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, в период прохождения военной службы (военных сборов) либо после увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов) инвалидности вследствие военной травмы ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного его здоровью, и определил размеры таких компенсаций (часть 13 статьи 3).

По своей правовой природе и целевому предназначению данная выплата, выступающая элементом особого публично-правового механизма возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, призвана обеспечить им государственную поддержку для восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы, и направлена на социальную защиту инвалидов вследствие военной травмы с учетом степени утраты трудоспособности.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 мая 2014 года N 15-П, в действующем правовом регулировании закреплена в качестве общего принципа недопустимость повторного предоставления одинаковых по своей правовой природе социальных выплат по разным основаниям. Реализация этого принципа в системе социальной защиты, в частности при установлении публично-правовых способов возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, позволяет обеспечить сбалансированность предоставления государством мер социальной поддержки, организовать функционирование публично-правовых механизмов возмещения вреда на основе принципов социальной справедливости и равенства.

Устанавливая в части 15 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" такое правило применительно к предусмотренной частью 13 той же статьи ежемесячной денежной компенсации, законодатель стремился обеспечить эффективное функционирование публично-правового механизма возмещения вреда исходя из необходимости поддержания баланса публичных и частных интересов при реализации гражданами, являющимися инвалидами вследствие военной травмы, права на возмещение вреда, причиненного здоровью, а потому названные законоположения сами по себе не могут рассматриваться как ущемляющие конституционные права граждан.

2.2. Гражданско-правовой институт деликтных обязательств (глава 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" ГК Российской Федерации) предназначен для регулирования отношений, возникающих из причинения вреда, в том числе вреда здоровью лица в связи с осуществлением им трудовой или служебной деятельности.

В силу статьи 1084 ГК Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным данной главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности. В объем возмещения такого вреда входит, в частности, заработок, который потерпевший имел либо определенно мог иметь (статья 1085 ГК Российской Федерации), определяемый в соответствии с правилами статьи 1086 данного Кодекса.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, статья 1084 ГК Российской Федерации, закрепляющая в нормативном единстве с его статьями 1064 и 1069 обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и иных приравненных к ним лиц в порядке главы 59 ГК Российской Федерации за счет соответствующей казны в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда, не исключает, а, напротив, предполагает обеспечение выплаты государством в полном объеме возмещения вреда, причиненного здоровью сотрудника милиции при исполнении им служебных обязанностей, в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда (постановления от 15 июля 2009 года N 13-П, от 20 октября 2010 года N 18-П и др.; Определение от 17 сентября 2013 года N 1286-О).

Таким образом, выбор правоприменителем того или иного способа восполнения материальных потерь, обусловленных невозможностью дальнейшего прохождения военной и приравненной к ней службы, из числа предусмотренных федеральным законодателем в пределах дискреции предопределен особенностями правоотношений, возникающих вследствие причинения вреда здоровью потерпевшего лица.

Следовательно, оспариваемые заявителем положения Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" во взаимосвязи со статьями 1084-1086 ГК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Кроме того, в его деле суд общей юрисдикции установил, что размер ежемесячной выплаты в возмещение вреда, причиненного здоровью, определенный по правилам, предусмотренным главой 59 ГК Российской Федерации, существенно превышает размер ежемесячной денежной компенсации, установленный частью 13 статьи 3 оспариваемого Федерального закона.

Разрешение же вопроса о возможности установления ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащего, в дополнение к ежемесячной сумме возмещения вреда, выплачиваемой ему на основании статьи 1084 ГК Российской Федерации, на чем, как видно из жалобы, настаивает заявитель, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Александра Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2016 г. N 1860-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав частями 13 и 15 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" во взаимосвязи со статьями 1084-1086 Гражданского кодекса Российской Федерации"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)