Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 апреля 2018 г. N С01-206/2018 по делу N А41-85807/2016 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о признании использования патента и пресечении действий, создающих угрозу нарушения исключительного права на патент, поскольку установлено, что ответчик последовательно совершал приготовления к нарушению прав истца

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 апреля 2018 г. N С01-206/2018 по делу N А41-85807/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 апреля 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 апреля 2018 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий - Булгаков Д.А.,

судьи - Мындря Д.И., Химичев В.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "НАТИВА" (ул. Октябрьская, д. 13, Московская область, г. Красногорск, 143402, ОГРН 1107746352163) на решение Арбитражного суда Московской области от 27.09.2017 по делу N А41-8587/2016 (судья Солдатов Р.С.) и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2017 по тому же делу (судьи Немчинова М.А., Боровикова С.В., Коновалов С.А.)

по исковому заявлению компании "Новартис АГ" (Лихтштрассе 35, СН-4056 Базель, Швейцария) к обществу с ограниченной ответственностью "НАТИВА" о признании использования патента, пресечении действий.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство здравоохранения Российской Федерации (Рахмановский пер., д. 3/25, к. стр. 1; 2; 3; 4, г. Москва, 127994, ОГРН 1127746460896).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "НАТИВА" - Герасимова Ю.П. (по доверенности от 27.02.2018)

от компании "Новартис АГ" - Гуляева Н.С. (по доверенности от 06.11.2017), Белозерский А.М. (по доверенности от 06.11.2017), Грубер М. (по доверенности от 06.11.2017), Пилюгина В.С. (по доверенности от 06.11.2017), Еременко В.Г. (по доверенности от 03.05.2017), Садовский П.В. (по доверенности от 03.05.2017), Рихтерман В.Я. (по доверенности от 01.06.2017); переводчик - Луговая О.Е.

Суд по интеллектуальным правам установил:

компания "Новартис АГ" обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском (с учетом уточнений требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к обществу с ограниченной ответственностью "НАТИВА" (далее - общество "НАТИВА") со следующими требованиями:

1. Признать использование патента Российской Федерации N 2348627 на изобретение "Ингибиторы тирозинкиназ";

(а) в лекарственном препарате "Тасигна" (МНН - Нилотиниб), Новартис Фарма АГ, Швейцария 4;

(б) в лекарственном препарате "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб), общество с ограниченной ответственностью "НАТИВА", Россия;

2. Пресечь действия общества с ограниченной ответственностью "НАТИВА", создающих угрозу нарушения исключительного права компании Новартис АГ на патент Российской Федерации N 2348627, а именно обязать общество с ограниченной ответственностью "НАТИВА" подать в Министерство здравоохранения Российской Федерации заявление о приостановлении действия регистрации на лекарственный препарат "Нилотиниб-натив" до даты истечения срока действия патента Российской Федерации N 2348627, а именно до 04.07.2023, или более ранней даты, в случае досрочного прекращения действия патента Российской Федерации N 2348627;

3. Обязать общество "НАТИВА" не вводить в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственный препарат "Нилотиниб-натив" до даты истечения срока действия патента Российской Федерации N 2348627 до даты истечения срока действия патента Российской Федерации N 2348627, а именно до 04.07.2023, или более ранней даты, в случае досрочного прекращения действия патента Российской Федерации N 2348627.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительное предмета спора, к участию в деле привлечено Министерство здравоохранения Российской Федерации (далее - Минздрав).

Решением Арбитражного суда Московской области от 27.09.2017, с учетом определения об исправлении описок, опечаток или арифметических ошибок от 18.10.2017, суд признал использование патента Российской Федерации N 2348627 на изобретение "Ингибиторы тирозинкиназ" в лекарственном препарате "Тасигна" (МНН - Нилотиниб) регистрационное удостоверение N ЛСР-000830/08 от 18.02.2008 и ЛП-000574 от 26.08.2011; в лекарственном препарате "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016; обязал общество "НАТИВА" не вводить в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственный препарат "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб) регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016 до даты истечения срока действия патента Российской Федерации N 2348627 или более ранней даты, в случае досрочного прекращения действия патента Российской Федерации N 2348627; в удовлетворении остальной части иска суд отказал.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество "НАТИВА" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Общество "НАТИВА" просило отменить решение Арбитражного суда Московской области от 27.09.2017 в части удовлетворения требований:

о признании использования патента Российской Федерации N 2348627 на изобретение "Ингибиторы тирозинкиназ" в лекарственном препарате "Тасигна" (МНН - Нилотиниб) регистрационное удостоверение N ЛСР-000830/08 от 18.02.2008 и ЛП-000574 от 26.08.2011; в лекарственном препарате "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016; обязании общества "НАТИВА" не вводить в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственный препарат "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб) регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016 до даты истечения срока действия патента Российской Федерации N 2348627 или более ранней даты, в случае досрочного прекращения действия патента Российской Федерации N 2348627; отменить постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2017 и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области в ином судебном составе.

Компания "Новартис АГ" представила в суд отзыв на кассационную жалобу, в котором просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представитель общество "НАТИВА" поддержал доводы кассационной жалобы.

В судебном заседании представители компания "Новартис АГ" просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Как следует из материалов дела и установлено судами, компания "Новартис АГ" является юридическим лицом, входящим в группу компаний "Новартис", фармацевтической компании, специализирующейся на разработке, производстве и продаже лекарственных средств. Лекарственный препарат "Тасигна" (МНН - "Нилотиниб") зарегистрирован в Государственном реестре лекарственных средств Российской Федерации (далее - Госреестр) 18.02.2008 за номером ЛСР-000830/08 (капсулы 200 мг) и за N ЛП-000574 от 26.08.2011 (капсулы 150 мг) на имя Новартис Фарма АГ.

Обществом "Натива" зарегистрирован лекарственный препарат "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб) за N ЛП-003879 от 05.10.2016 и включен в Госреестр фармацевтическая субстанция "Нилотиниба гидрохлорида моногидрат" за N ФС-001502 от 13.09.2016.

Лекарственный препарат "Тасигна", выпускаемый с разрешения истца, содержит нилотиниб в качестве активного действующего вещества, которое охраняется независимым пунктом 1 формулы Патента.

Воспроизведенный лекарственный препарат "Нилотиниб-натив" и фармацевтическая субстанция "Нилотиниба гидрохлорида моногидрат" ответчика содержит нилотиниб в качестве активного действующего вещества, что следует как из названия лекарственного препарата и фармацевтической субстанции, содержащих МНН (нилотиниб) и подтверждается фактом успешного завершения исследования биоэквивалентности (то есть исследования на подтверждение полного соответствия / воспроизведения лекарственного препарата "Нилотиниб-натив" оригинальному препарату "Тасигна", проведенному в соответствии с разрешением N 718 от 03.12.2015, выданным Минздравом, на проведение открытого рандомизированного перекрестного исследования биоэквивалентности препаратов "Нилотиниб-натив" и "Тасигна")".

Истец, ссылаясь на то, что разрешения на использование изобретения по указанному патенту ответчику не давал, обратился в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя исковые требования, пришел к выводу о том, что в лекарственном препарате "Тасигна", лекарственном препарате "Нилонитиб-натив" содержится нилотиниб в качестве активного вещества, а, следовательно, использован каждый признак независимого пункта 1 формулы патента, что, в соответствии со статьей 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), является использованием изобретения по патенту в продукте.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь в выводами суда первой инстанции, отметил, что именно пункт 3 статьи 1358 ГК РФ разъясняет в каких случаях изобретение, охраняемое патентом, может быть признано использованным в продукте.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что вопрос, поставленный судом первой инстанции на разрешение экспертам, не противоречит и пункту 4 статьи 1358 ГК РФ, положения которого указывают на то, что использование одного патента не исключает использование и другого патента.

Изучив материалы дела, содержание обжалуемых судебных актов, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов о применении нормы права, содержащихся в судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции считает, что обжалуемые судебные акты отмене или изменению не подлежат, поскольку выводы судов соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, сделаны при правильном применении норм процессуального и материального права и с учетом правовых позиций высшей судебной инстанции.

В силу части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном названным Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233 ГК РФ), если данным Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных указанным Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктом 2 этой статьи, патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В силу пункта 3 статьи 1358 ГК РФ изобретение признается использованным в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета изобретения.

Если при использовании изобретения или полезной модели используется также каждый признак, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другого изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета другого изобретения, либо каждый признак, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другой полезной модели, а при использовании промышленного образца каждый существенный признак другого промышленного образца или совокупность признаков другого промышленного образца, производящая на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, при условии, что изделия имеют сходное назначение, другое изобретение, другая полезная модель или другой промышленный образец также признаются использованными (пункт 4 статьи 1358 ГК РФ).

Таким образом, как верно указал суд апелляционной инстанции, при разрешении спора по существу о нарушении исключительных прав патентообладателя в предмет доказывания по настоящему делу входит установление обстоятельств использования в изделии ответчика каждого признака изобретения, приведенного в независимом пункте содержащейся в патенте формулы, принадлежащего истцу изобретения. Установление указанных выше обстоятельств является существенным для дела и от их установления зависит правильное разрешение настоящего спора.

При установлении использования изобретения или полезной модели толкование формулы изобретения или полезной модели осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1354 ГК РФ.

Охрана интеллектуальных прав на изобретение или полезную модель предоставляется на основании патента в объеме, определяемом содержащейся в патенте формулой изобретения или соответственно полезной модели.

Для толкования формулы изобретения и формулы полезной модели могут использоваться описание и чертежи (пункт 2 статьи 1375 ГК РФ и пункт 2 статьи 1376 ГК РФ).

Суд апелляционной инстанции правомерно сослался на правовую позицию, изложенную в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 17.11.2009 N 1464-О-О, согласно которой закрепленное в статье 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации право лиц, участвующих в деле, ходатайствовать о назначении экспертизы является дополнительной процессуальной гарантией их конституционного права на судебную защиту, поскольку предоставляет возможность обосновать правомерность занимаемой ими позиции по делу в случае, когда для этого необходимы специальные знания в различных областях науки, техники, искусства, ремесла.

В соответствии со статьей 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции определением от 16.03.2017 назначил по настоящему делу судебную экспертизу, проведение которой поручил экспертам Семенову В.И., Лалаеву Б.Ю.

Судом перед экспертами поставлены следующие вопросы: используется ли в: - лекарственном препарате "Тасигна" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛСР-000830/08 от 18.02.2008 и N ЛП-000574 от 26.08.2011; - лекарственном препарате "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016; - фармацевтической субстанции "Нилотиниба гидрохлорида моногидрат" (МНН - Нилотиниб), реестровая запись N ФС-001502 от 13.09.2016 признаки изобретения, содержащиеся в патенте Российской Федерации N 2348627 и/или используются признаки патента N 2551359.

Согласно выводам эксперта Лыскова Н.Б., все признаки независимых пунктов 1, 7, 8, 9 формулы изобретения содержащихся в патенте N 2348627 используются в лекарственном препарате "Тасигна" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛСР-000830/08 от 18.02.2008 или ЛП-000574 от 26.08.2011. Все признаки независимых пунктов независимых пунктов 1, 7, 8, 9 формулы изобретения содержащихся в патенте N 2348627 используются в лекарственном препарате "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016.

При этом согласно выводу эксперта Лалаева Б.Ю. в лекарственном препарате "Тасигна" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛСР-000830/08 от 18.02.2008 и N ЛП-000574 от 26.08.2011 используются признаки изобретения, содержащиеся в патенте Российской Федерации N 2348627. В лекарственном препарате "Нилотиниб-натив" (МНН - Нилотиниб), регистрационное удостоверение N ЛП-003879 от 05.10.2016 используются признаки изобретения, содержащиеся в патенте Российской Федерации N 2348627.

В соответствии с абзацем вторым части 3 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе арбитражного суда эксперт может быть вызван в судебное заседание.

В соответствии с частью 1 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на основании проведенных исследований и с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дает заключение в письменной форме и подписывает его.

Требования к экспертному заключению предусмотрены частью 2 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как верно установлено судом апелляционной инстанции, экспертное заключение оформлено в соответствии с требованиями статей 82, 83, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в нем отражены все предусмотренные частью 2 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сведения, экспертное заключение основано на материалах дела, является ясным и полным, противоречия в выводах эксперта отсутствуют. Эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Суд апелляционной инстанции правильно отметил, что в экспертном заключении содержатся ответы на поставленные судом вопросы, заключение мотивировано, выводы эксперта предельно ясны, обоснованы исследованными им обстоятельствами, содержат ссылки на представленные судом для производства экспертизы доказательства. Какие-либо доказательства того, что представленное в материалы дела заключение эксперта по результатам судебной экспертизы является недостаточно ясным и полным, ответчиком не представлены.

В судебном заседании по настоящему делу 16.03.2017 истец представил кандидатуры экспертов для проведения экспертизы.

Ответчик согласился с кандидатурой эксперта Лалаева Б.Ю. (протокол судебного заседания от 16.03.2017 (т.д. 10, л. д. 205-206)).

В соответствии с пунктом 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" вопросы права и правовых последствий оценки доказательств не могут быть поставлены перед экспертом.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции учитывает, что в настоящем деле для ответа на вопрос, поставленный судом первой инстанции, эксперту необходимо было сравнить химическое вещество, охраняемое патентом, с химическим веществом, содержащимся в лекарственном препарате. Для подобного сравнительного анализа требуется специалист в области химии, так как специалист в области патентоведения, не обладая знаниями в области химии, не сможет провести подобный сравнительный анализ, а, следовательно, ответить на соответствующий вопрос суда.

Поэтому суд первой инстанции обосновано выбрал экспертов, обладающих специальными знаниями в области химии.

Так, Лалаев Б.Ю. является кандидатом химических наук, заведующим кафедрой химической технологии лекарственных веществ Санкт-Петербургской государственной химико-фармацевтической академии, а эксперт Семенов В.И. является кандидатом химических наук, то есть, оба специалиста обладают знаниями именно в области химии.

В кассационной жалобе общество "НАТИВА" указывает на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, касающихся порядка назначения и проведения экспертизы.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции отклоняет довод кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции нарушен порядок проведения комплексной экспертизы. Суд апелляционной инстанции верно отметил, что в соответствии с определением от 16.03.2017 судом первой инстанции назначена судебная экспертиза в рамках статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а не соответствии со статьей 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции обосновано сослался на то, что именно пункт 3 статьи 1358 ГК РФ разъясняет в каких случаях изобретение, охраняемое патентом, может быть признано использованным в продукте. Вместе с тем, вопрос, поставленный судом первой инстанции на разрешение экспертам, не противоречит и пункту 4 статьи 1358 ГК РФ, положения которого указывают на то, что использование одного патента не исключает использование и другого патента.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции отмечает, что несогласие общества "НАТИВА" с заменой эксперта Семенова В.И., не предоставившего экспертное заключение в установленный судом первой инстанции срок, не свидетельствует о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с выводами эксперта не может являться основанием для проведения дополнительной экспертизы, в соответствии со статьей 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом суд апелляционной инстанции верно отметил, что назначение дополнительной экспертизы относится к праву арбитражного суда, которое он может реализовать в случае, если с учетом всех обстоятельств дела придет к выводу о необходимости осуществления такого процессуального действия для правильного разрешения спора. В настоящем деле такая необходимость отсутствовала.

При этом в силу части 3 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, подлежат отклонению, так как вызов эксперта в суд является правом, а не обязанностью суда. Эксперт вызывается в судебное заседание, в случае наличия в экспертном заключении неясностей, которые подлежали бы разъяснению.

Суд апелляционной инстанции обосновано указал, что экспертное заключение не содержит неясностей, неточностей и противоречий, поэтому не нашел оснований для удовлетворения ходатайства о вызове эксперта в судебное заседание для его допроса.

Таким образом, заключение экспертизы и дополнение к нему в силу статьи 64, 67, 68, 71, 82, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат принятию судом в качестве надлежащего доказательства по делу и подлежат оценке наряду с другими доказательствами (статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Поэтому суд правомерно принял выводы, изложенные в экспертном заключении.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции отмечает, что отказ истца от требований в отношении фармацевтической субстанции не означает признание истцом отсутствия нарушения патента истца в силу следующего.

В соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец имеет право отказаться от исковых требований полностью или в части. При этом отказ от исковых требований не влечет автоматическое признание отсутствия нарушения исключительного права истца.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции отклоняет довод кассационной жалобы о том, что угроза нарушения не доказана, так как ответчик не рекламирует, не производит и не предлагает к продаже путем участия в государственных закупках лекарственный препарат "Нилотиниб-натив".

Данный довод кассационной жалобы основан на ошибочном толковании ответчиком норм права и на подмене понятия "угроза нарушения" понятием "нарушение".

Согласно протоколу нотариального осмотра страниц веб-сайта Министерства здравоохранения Российской Федерации, подтверждающих регистрацию "Нилотиниб-натив", регистрация данного лекарственного препарата 05.10.2016 преследует намерение к введению лекарственного препарата в гражданский оборот до истечения срока действия Патента (то есть до 04.07.2023), так как отсутствие лекарственного препарата на рынке в течение трех лет (с 2016 по 2019 годы) в соответствии с пунктом 8 статьи 32 Федерального закона N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" приведет к отмене регистрации, а невозможность представления информации о мониторинге безопасности лекарственного препарата в течение 5 лет (с 2016 по 2021 годы) в соответствии со статьями 28 и 29 Федерального закона N 61-ФЗ приведет к прекращению действия регистрационного удостоверения.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции принимает во внимание обстоятельства того, что такие последовательные действия, как (1) разработка лекарственного препарата, (2) проведение исследования биоэквивалентности лекарственного препарата, (3) подача заявления в Министерство здравоохранения РФ о регистрации лекарственного препарата, (4) получение регистрационного удостоверения на лекарственный препарат, и (5) осуществление регистрации предельной отпускной цены на лекарственный препарат, включенный в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛП), являются действиями именно практического характера, создающими угрозу нарушения исключительного права, свидетельствующими о намерении лица использовать лекарственный препарат в гражданском обороте.

Суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что фактические обстоятельства настоящего дела и представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о том, что ответчик последовательно совершал приготовления к нарушению прав истца.

В силу статьи 12 ГК РФ для констатации угрозы нарушения права истца нет необходимости дожидаться наступления соответствующего нарушения, а именно, введения лекарственного препарата "Нилотиниб-натив" в гражданский оборот на территории Российской Федерации. Для констатации угрозы нарушения прав истца достаточно предоставления доказательств вероятности совершения нарушения. Такие доказательства были представлены истцом в материалы дела.

Доказательств обратного Ответчик в материалы дела не представил.

Ссылка ответчика на пункт 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 правомерно отклонена судами, так как она основана на ошибочном толковании, поскольку критерием применения пункта 9 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации является наличие двух патентов с такими же признаками.

В заключение Лыскова Н.Б., эксперт указал на то, что лишь один из признаков сравниваемых патентов является общим. Между тем, наличие лишь одного общего признака не позволяет сделать вывод о том, что патенты являются одинаковыми.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что заявленные исковые требования подлежат удовлетворению в вышеуказанной части.

Судебная коллегия находит, что судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы доказательства по делу, дана оценка всем доводам лиц, участвующих в деле, применены нормы материального права, подлежащие применению.

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанций не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Судом по интеллектуальным правам также принимается во внимание, что, как следует из принципа правовой определенности, решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12).

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Данный вывод суда кассационной инстанции, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отнесения бремени расходов по оплате государственной пошлины за рассмотрение (подачу) кассационной жалобы на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 27.09.2017 по делу N А41-8587/2016 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "НАТИВА" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Д.И. Мындря

 

Судья

В.А. Химичев