Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Суда по интеллектуальным правам от 10 июня 2019 г. по делу N СИП-102/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления им правовой охраны товарному знаку, поскольку степень однородности товаров уполномоченным органом не устанавливалась (документ отменен)

Решение Суда по интеллектуальным правам от 10 июня 2019 г. по делу N СИП-102/2019
Именем Российской Федерации

ГАРАНТ:

Решением Суда по интеллектуальным правам от 8 октября 2019 г. N С01-908/2019 по делу N СИП-102/2019 настоящее решение признано не противоречащим действующему законодательству

Резолютивная часть решения объявлена 4 июня 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 10 июня 2019 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Погадаева Н.Н., Рогожина С.П.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кутявиной Н.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" (ул. Тельмана, д. 24, литер А, Санкт-Петербург, 193230, ОГРН 1027801527467) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Ларин Максим Владиславович (Тверская обл., ОГРНИП 312695214900120).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" - Ендресяк А.А. (по доверенности от 22.01.2019 N С-1000);

от индивидуального предпринимателя Ларина Максима Владиславовича - Жарова Р.Ф. (по доверенности от 30.04.2019) и Пермяков П.Н. (по доверенности от 22.05.2019);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Халявин С.Л. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-348/41).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" (далее - заявитель, общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846 и о признании действий индивидуального предпринимателя Ларина Максима Владиславовича (далее - предприниматель) злоупотреблением правом и актом недобросовестной конкуренции.

Заявляя требования о признании решения Роспатентом недействительным, заявитель также просил признать недействительным предоставление правовой охраны оспариваемому товарному знаку в отношении следующих товаров и услуг 16, 29, 30, 31, 32, 33-го и услуг 35, 39-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ): 16-го класса "листы бумажные или пластиковые абсорбирующие для упаковки пищевых продуктов; обертки для бутылок картонные или бумажные; подставки для пивных кружек; эмблемы [клейма бумажные]; этикетки, за исключением текстильных"; 29-го класса "анчоусы; арахис обработанный; белок яичный; бобы консервированные; бобы соевые консервированные для употребления в пищу; варенье имбирное; ветчина; водоросли морские обжаренные; гнезда птичьи съедобные; горох консервированный; грибы консервированные; дичь; желе мясное; желе фруктовое; желток яичный; жир костный пищевой; жир свиной пищевой; жиры животные пищевые; закуски легкие на основе фруктов; изделия колбасные; изюм; икра; икра рыб обработанная; капуста квашеная; клемы [неживые]; коктейли молочные; колбаса кровяная; компоты (десерт из вареных фруктов); консервы мясные; консервы овощные; консервы рыбные; консервы фруктовые; корнишоны; креветки неживые; креветки пильчатые неживые; крокеты; лангусты неживые; лосось неживой; лук консервированный; маринад из шинкованных овощей с острой приправой [пикалили]; мармелад, за исключением кондитерских изделий; мидии неживые; миндаль толченый; мозг костный пищевой; моллюски неживые; молоко соевое [заменитель молока]; муссы овощные; муссы рыбные; мякоть фруктовая; мясо; мясо консервированное; напитки молочные с преобладанием молока; овощи консервированные; овощи сушеные; овощи, подвергнутые тепловой обработке; оладьи картофельные; оливки консервированные; омары неживые; орехи кокосовые сушеные; орехи обработанные; паштеты из печени; печень; пикули; плоды или ягоды, сваренные в сахарном сиропе; кимчи [блюдо из ферментированных овощей]; продукты пищевые рыбные; птица домашняя неживая; пюре клюквенное; пюре яблочное; раки неживые; ракообразные неживые; рыба консервированная; рыба неживая; рыба соленая; салаты овощные; салаты фруктовые; сало; сардины неживые; свинина; сельдь неживая; семена обработанные; семена подсолнечника обработанные; смеси жировые для бутербродов; солонина; сосиски; сосиски в сухарях; субпродукты; сыры; трепанги неживые; голотурии неживые; трюфели консервированные; тунец; устрицы неживые; филе рыб; финики; фрукты глазированные; фрукты замороженные; фрукты консервированные; фрукты, консервированные в спирте; фрукты, подвергнутые тепловой обработке; хлопья картофельные; чеснок консервированный; чечевица консервированная; чипсы картофельные; чипсы картофельные низкокалорийные; чипсы фруктовые; эгг-ног безалкогольный; экстракты водорослей пищевые; экстракты мясные; яйца"; 30-го класса "бриоши; булки; вафли; изделия кондитерские из сладкого теста, преимущественно с начинкой; изделия кондитерские мучные; изделия кондитерские на основе арахиса; изделия пирожковые; йогурт замороженный [мороженое]; каперсы; карамель [конфеты]; каши молочные для употребления в пищу; киш; конфеты; конфеты лакричные [кондитерские изделия]; конфеты мятные; крупы пищевые; кукуруза молотая; кукуруза поджаренная; кулебяки с мясом; кускус [крупа]; кушанья мучные; леденцы; лепешки рисовые; марципан; мед; мороженое; мука кукурузная; мука пищевая; мука пшеничная; мюсли; напитки какао-молочные; напитки кофейно-молочные; напитки кофейные; напитки чайные; напитки шоколадно-молочные; напитки шоколадные; напитки на базе какао; настои нелекарственные; овес дробленый; овес очищенный; пастилки [кондитерские изделия]; патока; печенье; пироги; пицца; помадки [кондитерские изделия]; попкорн; продукты зерновые; продукты на основе овса; пряники; рис; рулет весенний; сладкое сдобное тесто для кондитерских изделий; сладости; солод для употребления в пищу; сухари; сэндвичи; табуле; такое; тортилы; тапиока; тесто миндальное; уксус пивной; халва; хлеб; хлеб из пресного теста; хлопья [продукты зерновые]; чай со льдом; шоколад; экстракт солодовый пищевой";

31-го класса "арахис необработанный; икра рыб; продукты обработки хлебных злаков кормовые; солод для пивоварения и винокурения; фундук; хмель; ягоды [плоды] необработанные; ягоды можжевельника"; 35-го класса "агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров; маркетинг; оформление витрин; подготовка платежных документов; продажа аукционная; продвижение продаж для третьих лиц; составление отчетов о счетах; телемаркетинг; управление коммерческое лицензиями на товары и услуги для третьих лиц; управление процессами обработки заказов товаров; услуги по сравнению цен; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]"; 39-го класса "упаковка товаров; хранение товаров" МКТУ.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Ларин Максим Владиславович.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 04.06.2019 требования общества о признании действий предпринимателя по приобретению и использованию товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 638846 злоупотреблением правом и актом недобросовестной конкуренции выделены в отдельное производство. В связи с этим судом рассматриваются только требования общества о признании недействительным решения Роспатента от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846.

Заявленные обществом требования мотивированы тем, что оспариваемое решение Роспатента не соответствует подпункту 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В обоснование заявленных требований общество ссылается на то, что спорный товарный знак является сходным до степени смешения с его товарными знаками, имеющими более ранний приоритет и зарегистрированными в отношении однородных товаров и услуг - главным образом, за счет вхождения в состав этого товарного знака словесного элемента "Охота нашего!", ранее признанного сходным с товарными знаками общества арбитражными судами, в том числе Судом по интеллектуальным правам, а также управлением Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Общество указывает, что предпринимателю ранее было полностью отказано в регистрации сходных товарных знаков с элементами "Охота нашего!" и "ОХОТА" в отношении товаров 29, 30, 31, 32 и 33-го классов МКТУ.

По мнению общества, добавление в состав товарного знака дополнительных элементов, направленных на создание видимости отсутствия сходства, направлено на обход требований закона о недопустимости регистрации обозначений, сходных до степени смешения с ранее зарегистрированными товарными знаками.

Общество также полагает, что Роспатентом не была учтена известность принадлежащей ему серии товарных знаков со словесным элементом "ОХОТА", относящихся к бренду "Охота", которым изначально маркировалось пиво.

В отзыве на заявление Роспатент полагает, что доводы заявителя являются необоснованными и не соответствуют нормам действующего законодательства в области правовой охраны товарных знаков.

Роспатент отмечает, что при рассмотрении дела N А56-16284/2016 рассматривался вопрос о нарушении обществом с ограниченной ответственностью "Частная пивоварня "Афанасий", обществом с ограниченной ответственностью "Никитин" исключительного права на товарный знак по свидетельству N 183777/1 в связи с совершением данными лицами действий по предложению к продаже и продаже товаров, маркированных обозначением "ОХОТА НАШЕГО!". Таким образом, в указанном деле не исследовался вопрос сходства оспариваемого товарного знака с товарными знаками по свидетельствам N 183777/1, N 415349, N 327221, N 627064, N 616408, N 610434, N 458377 и N 467830. Кроме того, Роспатент указывает, что он не являлся лицом, участвующим в рассмотрении дела N А56-16284/2016, в связи с чем в соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вышеуказанный судебный акт не имеет преюдициального значения для рассматриваемого дела.

Роспатент также полагает необоснованным довод заявителя о том, что отказ Роспатента в государственной регистрации в качестве товарных знаков обозначения "Охота нашего!" по заявке N 2015718156, обозначения "Охота нашего!" по заявке N 2016721909, обозначения "Охота выпить крепкого!" по заявке N 2015705469 свидетельствует о несоответствии предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 638846 требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ. Как указывает Роспатент, ссылки заявителя на иные обозначения и установление определенной практики не могут быть приняты во внимание, поскольку согласно позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.11.2006 N 8215/06, каждый товарный знак должен рассматриваться с учетом обстоятельств конкретного дела. Указанные заявителем решения Роспатента приняты по результатам анализа охраноспособности иных обозначений, заявленных на регистрацию, отличных от оспариваемого товарного знака.

В отношении довода заявителя о том, что противопоставленные товарные знаки обладают высоким уровнем известности, в связи с чем существует угроза смешения товаров и услуг, маркированных товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 638846 и товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 183777/1, N 415349, N 327221, N 627064, N 616408, N 610434, N 458377, N 467830, Роспатент отмечает, что угроза смешения зависит от степени сходства обозначений и степени однородности товаров для обычных потребителей соответствующих товаров. При этом в рассматриваемом случае, как считает Роспатент, сравниваемые обозначения не являются сходными до степени смешения, в связи с чем степень известности товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 183777/1, N 415349, N 327221, N 627064, N 616408, N 610434, N 458377, N 467830 не может опровергать его вывод об отсутствии угрозы смешения товаров и услуг, маркированных сравниваемыми товарными знаками.

С учетом этого предоставление правовой охраны оспариваемому товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846 соответствует, как считает Роспатент, требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Третье лицо в своем отзыве возражало против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на законность и обоснованность принятого Роспатентом решения.

В судебном заседании представитель заявителя настаивал на удовлетворении заявленных требований, полагая возможным в случае признания решения Роспатента недействительным возложить на Роспатент обязанность повторно рассмотреть возражение против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку.

Представители Роспатента и третьего лица просили в удовлетворении заявленных требований отказать.

Выслушав доводы явившихся представителей заявителя, Роспатента и третьего лица, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд признает заявленное требование подлежащим удовлетворению в силу нижеследующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения заявителем не оспариваются, установлены статьей 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

При проверке оспариваемого решения Роспатента на соответствие законам и иным нормативно-правовым актам судом установлено следующее.

Как следует из материалов дела, комбинированный товарный знак зарегистрирован Роспатентом 12.12.2017, в том числе, в отношении товаров 16, 29, 30, 31, 32, 33-го и услуг 35, 39-го классов МКТУ (свидетельство Российской Федерации N 638846, дата приоритета 14.10.2016).

В Роспатент 09.06.2018 поступило возражение общества против предоставления правовой охраны данному товарному знаку, мотивированное тем, что правовая охрана предоставлена ему в отношении названных товаров и услуг в нарушение требований, установленных пунктом 3 и подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Доводы возражения сводились к тому, что оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с серией товарных знаков общества по свидетельствам Российской Федерации N 183777/1, N 415349, N 372221, N 616408, N 458377, N 627064, N 610434, N 467830, объединенных словесным элементом "ОХОТА", и имеющих более ранний приоритет.

По результатам рассмотрения возражения Роспатентом принято решение от 30.10.2018 об отказе в его удовлетворении.

Отказывая в удовлетворении возражения общества, Роспатент пришел к выводу о том, что сравниваемые обозначения не являются сходными фонетически, поскольку они содержат разное количество слов, слогов, букв и звуков, имеют разный состав согласных и гласных звуков. Ударение в спорном товарном знаке падает на слова "Афанасий", "нашего" и "Россию", в отличие от товарных знаков под брендом "Охота". В отношении вхождения слова "Охота" в оспариваемый товарный знак Роспатент отметил, что указанное обстоятельство существенно не влияет на фонетическое сходство сравниваемых товарных знаков, поскольку наиболее яркую позицию в оспариваемом товарном знаке занимает слово "Афанасий", расположенное в начале товарного знака, так как именно с него начинается восприятие обозначения потребителями и на него падает логическое ударение. Слово "ОХОТА" расположено в середине оспариваемого товарного знака, в связи с чем не акцентирует на себе внимание потребителя.

Относительно отсутствия сходства по семантическому признаку Роспатент указал, что данное обстоятельство обусловлено смысловым значением, заложенным в оспариваемый товарный знак. В данном случае словесный элемент оспариваемого знака информирует потребителя о том, что продукция, маркированная данным товарным знаком, производится российским производителем для тех, кому хочется ("охота") нашего отечественного товара. Как указал Роспатент, слово "Охота" в оспариваемом товарном знаке воспринимается в значении "хотеть, желать". Что касается товарных знаков общества, то они, как указал Роспатент, воспринимаются однозначно как деятельность по выслеживанию и добыче диких животных и птицы с учетом изображений мужчины с ружьем в товарном знаке и на товарах общества.

Мотивируя вывод об отсутствии графического сходства, Роспатент исходил из того, что сравниваемые товарные знаки производят различное зрительное впечатление на потребителя, что обусловлено наличием в оспариваемом товарном знаке большого количества слов, кроме слова "Охота", имеющих разное выполнение, разную длину, а также наличием в товарных знаках общества других словесных и изобразительных элементов.

С учетом изложенного, Роспатент пришел к выводу об отсутствии смешения оспариваемого товарного знака с товарными знаками общества.

Отказ в удовлетворении возражения послужил основанием для обращения общества в суд с настоящим заявлением.

С учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (14.10.2016) применимыми правовыми актами для оценки его охраноспособности являются ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила).

Согласно пункту 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы:

1) являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя;

2) противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Согласно пункту 42 Правил словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам, а именно: 1) звуковое сходство определяется на основании наличия близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близости звуков, составляющих обозначения; расположения близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличия совпадающих слогов и их расположения; числа слогов в обозначениях; места совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близости состава гласных; близости состава согласных; характера совпадающих частей обозначений; вхождения одного обозначения в другое; ударения; 2) графическое сходство определяется на основании общего зрительного впечатления; вида шрифта; графического написания с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположения букв по отношению друг к другу; алфавита, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание; 3) смысловое сходство определяется на основании подобия заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение значения обозначений в разных языках); совпадения одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположности заложенных в обозначениях понятий, идей.

Признаки, указанные в изложенном пункте, учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Как разъяснено в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

В пункте 162 постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10) указано, что для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями соответствующих товаров. При этом смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься указанными лицами в качестве соответствующего товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

В частности, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащейся в постановлении от 18.07.2006 N 3691/06, должен проводиться комплексный анализ сходства товарных знаков. При этом вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего впечатления).

Аналогичная позиция отражена в пункте 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор судебной практики), в котором отмечено, что при выявлении сходства до степени смешения обозначения с товарным знаком учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг.

Такая угроза смешения зависит от нескольких обстоятельств: во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков; в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Согласно пункту 162 постановления N 10 установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению. При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

При наличии соответствующих доказательств суд, определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оценивает и иные обстоятельства, в том числе: используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров; длительность и объем использования товарного знака правообладателем; степень известности, узнаваемости товарного знака; степень внимательности потребителей (зависящая в том числе от категории товаров и их цены); наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

При определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Суд учитывает влияние степени сходства обозначений, степени однородности товаров, иных обстоятельств на вероятность смешения, а не каждого из соответствующих обстоятельств друг на друга.

В силу пункта 45 Правил при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

Исследовав материалы дела, заслушав правовые позиции представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

При рассмотрении настоящего спора судом установлено, что оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 638846, с приоритетом от 14.10.2016, является комбинированным и представляет собой прямоугольник с расположенным внутри него словесным элементом "Афанасий - Охота Нашего! Выбирай Россию!", выполненным буквами русского алфавита красного цвета; словосочетание "Выбирай Россию!" включено в состав товарного знака в качестве неохраняемого элемента". Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 16, 29, 30, 31, 32, 33, 35-го и услуг 44-го классов МКТУ.

Принадлежащий обществу противопоставленный товарный знак, зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 1837777/1 с приоритетом от 26.02.1998, представляет собой словесный элемент , выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32 и 33-го и услуг 42-го классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак общества, зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 415349 с приоритетом от 13.07.2009, также представляет собой словесный элемент , выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 29 и 30-го классов МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества словесный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 327221 с приоритетом от 28.10.2005, выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества комбинированный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 616408 с приоритетом от 14.04.2016, представляет собой слово "ОХОТА", расположенное на фоне красного прямоугольника со словесным элементом "крепкое". Товарный знак зарегистрирован для товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества комбинированный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 458377 с приоритетом от 01.03.2011, представляет собой слово "ОХОТА", расположенное по центру овала, со словесным элементом внизу слова "ОХОТА" "МУЖЧИНЫ ПОНИМАЮТ", в верхней части овала изображен мужчина с ружьем на правом плече. Товарный знак зарегистрирован для товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак общества , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 627064 с приоритетом от 11.08.2016, представляет собой слово "ОХОТА", изображенное на прямоугольнике красного цвета. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества комбинированный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 610434 с приоритетом от 14.04.2016, представляет собой изображение мужчины сверху над словом "ОХОТА" в прямоугольнике красного цвета. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак общества , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 647830 с приоритетом от 18.10.2011, представляет собой расположение по центру овала слова "ОХОТА" на фоне хоккеиста с клюшкой, а также шайбой внизу. Товарный знак зарегистрирован для товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

С изложенными в решении Роспатента выводами судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

В пункте 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56, предусмотрена обязанность данного государственного органа обеспечить условия для полного и объективного рассмотрения дела.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 136 постановления N 10 решения Роспатента и федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям, принятые по результатам рассмотрения возражений против выдачи патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, заявлений против выдачи патента на селекционное достижение, а также возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара или исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара, могут быть оспорены в суде в установленном порядке.

При рассмотрении таких дел судам следует учитывать, что нарушения Роспатентом, федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям процедуры рассмотрения возражений, заявлений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара или исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения, заявления.

Исходя из смысла приведенных норм права и их судебного толкования, существенным нарушением процедуры рассмотрения административного дела может быть как одно нарушение, так и ряд нарушений, которые в совокупности не позволили Роспатенту всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Уклонение Роспатента от рассмотрения доводов заявителя возражения, оценки документов и сведений, представленных им, является существенным нарушением процедуры принятия решения органом, осуществляющим публичные функции.

В соответствии с нормой статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В оспариваемом решении Роспатент на основании анализа фонетического, графического и семантического признаков пришел к выводу о том, что оспариваемый товарный знак и противопоставленные ему обозначения, входящие в серию товарных знаков, не ассоциируются друг с другом, в связи с чем не являются сходными.

Между тем, исследуя оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 638846 и противопоставленные ему товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 183777/1 и N 415349, а также товарные знаки общества по свидетельствам Российской Федерации N 327221, N 616408, N 458377, N 627064, N 610434, N 647830, суд приходит к выводу о том, что в настоящем случае имеется фонетическое, графическое и семантическое сходство сравниваемых обозначений.

Семантическое сходство сравниваемых обозначений обусловлено тем, что словесный элемент "ОХОТА" может применяться в разных смысловых значениях: "охота" как воспроизведение слов "хотеть", "хочется", так и "охота" в смысле вида промысла или развлечения, состоящего в поиске, выслеживании, преследовании и добыче (то есть поимке или умерщвлении) некоторых видов диких животных, то есть является производным от слова "охотиться".

Для российских потребителей не может быть признано полное отсутствие семантического сходства обозначений при наличии одного полностью совпадающего значения словесного элемента - "ОХОТА", которое обладает превалирующим значением с точки зрения восприятия потребителя, учитывая при этом, что в оспариваемом товарном знаке слово "ОХОТА" является центральным, при произношении товарного знака целиком акцент ставится именно на слово "ОХОТА".

На совпадающее слово "ОХОТА" падает логическое ударение - использование тире перед словом "ОХОТА" и восклицательного знака в конце словосочетания "ОХОТА НАШЕГО!" подчеркивает значимость этого слова и выделяет его.

Наличие в составе оспариваемого товарного знака других слов - "Афанасий" и "ВЫБИРАЙ РОССИЮ!" не ослабляет смысловое сходство, поскольку данные слова не меняют значения слова "ОХОТА", они синтаксически, с помощью знаков препинания отделены от фразы "ОХОТА НАШЕГО!" и практически не связаны с ней по смыслу.

Относительно фонетического сходства обозначений судебная коллегия отмечает, что оспариваемый товарный знак и противопоставленные ему обозначения содержат одно и тоже слово "ОХОТА", т.е. имеется полное вхождение противопоставленных словесных товарных знаков либо доминирующего (за счет занятия значимого положения) словесного элемента противопоставленных комбинированных товарных знаков в спорный товарный знак. Таким образом, имеются основания для вывода о фонетическом сходстве сравниваемых обозначений.

Исследуя вопрос о графическом сходстве рассматриваемых обозначений, суд исходит из того, что они выполнены стандартным шрифтом заглавными печатными буквами русского алфавита. При этом слово "ОХОТА" в спорном товарном знаке привлекает внимание за счет обособленного расположения в композиции - на отдельной строке, выше остальных элементов и в начале словосочетания "ОХОТА НАШЕГО!".

С учетом этого суд полагает возможным сделать вывод о сходстве сравниваемых обозначений по визуальному признаку, несмотря на наличие в спорном товарном знаке иных словесных элементов, а в противопоставленных комбинированных товарных знаках - иных изобразительных элементов.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что рядовой потребитель в данном сегменте рынка товаров, относящихся к товарам массового спроса и не дорогих по стоимости, как правило, не проводит детальный анализ обозначений, в то время как иной смысл слова "ОХОТА" в спорном товарном знаке, придаваемый ему предпринимателем и Роспатентом, не позволяет сделать вывод об отсутствии сходства обозначений, учитывая их визуальное и фонетическое восприятие потребителем.

Поскольку при оценке сходства товарных знаков устанавливается не сходство или полное отсутствие такового, а наличие определенной степени сходства или отсутствие таковой, судебная коллегия полагает, что вывод Роспатента об отсутствии сходства оспариваемого товарного знака с противопоставленными ему обозначениями является необоснованным, сделанным при неполном исследовании обстоятельств, свидетельствующих об обратном.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия приходит к выводу о средней степени сходства товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 638846 и противопоставленных товарных знаков общества по семантическому, графическому и фонетическому критериям.

Сходство обозначений связано с однородностью товаров (услуг), в отношении которых обозначения заявлены (зарегистрированы). При идентичности товаров (услуг), а также при их однородности, близкой к идентичности, больше вероятность смешения обозначений, используемых для индивидуализации товаров (услуг).

Необходимость осуществления анализа однородности товаров и услуг, для которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки, при установленном обстоятельстве их сходства, прямо предусмотрена подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Сопоставив оспариваемый и сходные с ним противопоставленные товарные знаки на предмет однородности товаров и услуг, в отношении которых они зарегистрированы, суд признает правильным вывод Роспатента об однородности этих товаров и услуг.

Между тем, с учетом приведенных разъяснений высшей судебной инстанции, для установления наличия угрозы смешения сравниваемых товарных знаков надлежит установить степени однородности товаров.

Однако степень однородности товаров Роспатентом не устанавливалась.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам отмечает, что вероятность смешения товарных знаков зависит не только от степени сходства обозначений и однородности товаров, но и, в частности, от степени известности товарного знака, степени его различительной способности, узнаваемости в глазах потребителей (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06), от длительности использования этого знака, ценовой категории товаров, наличия у правообладателя серии товарных знаков, чем-либо объединенных (совпадение с серийным элементом повышает вероятность смешения) (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 3691/06).

В пункте 162 постановления N 10 указано, что определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оцениваются и иные обстоятельства, в том числе наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

Однако из оспариваемого решения не следует, что Роспатентом проводилось в соответствии с приведенными алгоритмом и критериями сравнение указанных в возражении товарных знаков.

Рассматривая доводы возражения, Роспатент не дал надлежащую оценку документам, представленным обществом в обоснование приобретенной различительной способности противопоставленных товарных знаков.

Вместе с тем судебная коллегия отмечает, что ссылка заявителя на несоответствие решения Роспатента требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является необоснованной, поскольку отсутствие учета предпринимателем вынесенных по другим делам судебных актов, в которых словосочетание "ОХОТА НАШЕГО" признано сходным до степени смешения с противопоставленными товарными знаками общества, само по себе не является основанием для вывода о том, что предоставление правовой охраны спорному товарному знаку противоречит общественным интересам.

С учетом того, что настоящее дело рассматривается по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд не вправе предопределять выводы Роспатента и осуществлять самостоятельное (в отсутствие Роспатентом оценки данных обстоятельств в оспариваемом решении) исследование степени однородности товаров, в отношении которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки, наличия либо отсутствия приобретенной на дату приоритета оспариваемого товарного знака противопоставленными товарными знаками высокой различительной способности, угрозы смешения сравниваемых товарных знаков, в связи с чем судебная коллегия считает необходимым возложить на Роспатент обязанность повторно рассмотреть возражение общества с учетом настоящего решения.

В соответствии с частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 138 постановления N 10, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, Судом по интеллектуальным правам установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в разумный срок.

В рамках устранения допущенного нарушения суд вправе обязать Роспатент совершить соответствующие правоустанавливающие действия, а в случае необходимости (например, при отмене решения в связи с существенным нарушением процедуры его принятия) - рассмотреть заявление или возражение (послужившее основанием принятия Роспатентом оспоренного в суде решения) повторно, с учетом решения суда.

При признании решения федерального органа исполнительной власти - Роспатента незаконным у последнего возникает обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленном законом порядке, то есть повторного рассмотрения возражения общества против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846.

Понесенные заявителем расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на Роспатент.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

требования общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846 как не соответствующее подпункту 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности повторно рассмотреть возражение общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (ОГРН 1047730015200) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" (ОГРН 1027801527467) 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение заявления.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

B.В. Голофаев

 

Судья

Н.Н. Погадаев

 

Судья

C.П. Рогожин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Суда по интеллектуальным правам от 10 июня 2019 г. по делу N СИП-102/2019


Текст решения опубликован не был


Определением СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17 марта 2020 г. N 300-ЭС19-26515 по делу N СИП-102/2019 настоящее решение отменено


Хронология рассмотрения дела:


29.10.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


23.09.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


17.08.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 206-ПЭК20


14.07.2020 Решение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


07.07.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


25.06.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


08.06.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


20.04.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


23.03.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


17.03.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 300-ЭС19-26515


19.02.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 300-ЭС19-26515


08.10.2019 Постановление Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


13.08.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


09.08.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


10.06.2019 Решение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


04.06.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


06.05.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


01.04.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


13.03.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


13.02.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019