Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11 марта 2020 г. N 302-ЭС19-16620 по делу N А33-21242/2018 Суд отменил вынесенные ранее судебные акты о взыскании задолженности по договору на выполнение строительно-монтажных работ и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суд не учел, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11 марта 2020 г. N 302-ЭС19-16620 по делу N А33-21242/2018

 

Резолютивная часть определения объявлена 03.03.2020.

Полный текст определения изготовлен 11.03.2020.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Поповой Г.Г., Чучуновой Н.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Прокопчук Галины Леонидовны на решение Арбитражного суда Красноярского края от 25.01.2019 по делу N А33-21242/2018, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.04.2019 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.07.2019 по тому же делу

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Прокопчук Галины Леонидовны к краевому государственному автономному профессиональному образовательному учреждению "Красноярский техникум сварочных технологий и энергетики" о взыскании 1 784 907,38 руб. задолженности по договору от 10.08.2017, а также 47 935,77 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами,

по исковому заявлению краевого государственного автономного профессионального образовательного учреждения "Красноярский техникум сварочных технологий и энергетики" к индивидуальному предпринимателю Прокопчук Галине Леонидовне о признании договора на выполнение строительно-монтажных работ от 10.08.2017 ничтожной сделкой.

Индивидуальный предприниматель Прокопчук Галина Леонидовна, краевое государственное автономное профессиональное образовательное учреждение "Красноярский техникум сварочных технологий и энергетики", извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей для участия в судебном заседании не направили, в связи с чем дело рассмотрено в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их отсутствие.

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

решением Арбитражного суда Красноярского края от 25.01.2019, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.04.2019 и постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.07.2019, в удовлетворении иска индивидуального предпринимателя Прокопчук Галины Леонидовны (далее - предприниматель, подрядчик) отказано, иск краевого государственного автономного профессионального образовательного учреждения "Красноярский техникум сварочных технологий и энергетики" (далее - учреждение, заказчик) удовлетворен.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, предприниматель просит отменить обжалуемые судебные акты, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, поскольку работы выполнены в соответствии с условиями заключенного сторонами договора, приняты учреждением по акту приема-передачи, результат выполненных работ имеет для заказчика потребительскую ценность, в связи с чем эти работы должны быть им оплачены. Предприниматель обращает внимание, что заявление учреждением иска о признании договора ничтожной сделкой обусловлено сменой руководителя и направлено на уклонение от выполнения обязательства по уплате задолженности.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 03.02.2020 кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что она подлежит удовлетворению в силу следующего.

Из обжалуемых судебных актов следует, что учреждение и предприниматель 10.08.2017 заключили договор на выполнение строительно-монтажных работ (далее - договор), по результатам выполнения которых 20.09.2017 подписан акт сдачи-приемки N 1 на сумму 1 784 907,38 руб.

Обращаясь в арбитражный суд с требованиями по настоящему делу, предприниматель сослалась на наличие задолженности за выполненные по договору работы и оставление учреждением без ответа направленной в его адрес претензии.

Учреждение, в свою очередь, обратилось с иском о признании договора ничтожной сделкой, указывая на его заключение с нарушением действующего законодательства.

Разрешая спор по настоящему делу, суды руководствовались положениями статей 166, 168, 422, 447 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Закон N 223-ФЗ) и исходили из того, что предприниматель выполняла подрядные работы в отсутствие обязательства, поскольку договор заключен в нарушение Положения о закупках, утвержденного наблюдательным советом (протокол заседания от 04.06.2015 N 24/15) и регламентирующего закупочную деятельность учреждения, без соблюдения конкурентных процедур, предусмотренных Законом N 223-ФЗ.

Суды также учли, что изменения в план закупок учреждения на 2017 год относительно выполненных по договору работ не вносились, сведения о договоре в план закупок на этот год и в единую информационную систему также внесены не были.

Указанные обстоятельства послужили основанием для отказа в иске предпринимателя о взыскании и удовлетворения иска учреждения о признании заключенного сторонами договора ничтожной сделкой.

Правовая позиция судов основывалась на выводах Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлениях от 04.06.2013 N 37/13 и 28.05.2013 N 18045/12, а также Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в Обзоре судебной практики N 3 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2015, и пункте 20 "Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017 (далее - Обзор по закону N 44-ФЗ), согласно которым в условиях отсутствия государственного контракта, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ), фактическая поставка товара не может повлечь возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения. Суды также руководствовались пунктом 2 статьи 8 Закона N 44-ФЗ.

С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что привлечение исполнителя без соблюдения процедур, установленных Законом N 44-ФЗ, противоречит требованиям законодательства о контрактной системе, приводит к необоснованному ограничению числа участников закупок и не способствует выявлению лучших условий поставок товаров, выполнения работ или оказания услуг. Осуществляя работы в отсутствие муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами названного закона, предприниматель не мог не знать, что работы производятся при отсутствии обязательства. Выполнение работ в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.

При этом судами высказано мнение об общей направленности целей и задач Законов N 223-ФЗ и 44-ФЗ, регулирование ими сходных правоотношений в области закупки товаров, работ и услуг, но с различным субъектным составом. В связи с чем подход об отсутствии оснований для оплаты работ, выполненных без заключения государственного или муниципального контракта, следует применять и при разрешении спора о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости работ, выполненных по договору, заключенному с нарушением требований Закона N 223-ФЗ.

Между тем судами при рассмотрении спора не было принято во внимание следующее.

Суды, разрешая спор, правомерно указали на то, что спорные правоотношения по делу, возникшие в связи с выполнением работ по договору, подлежали регулированию по правилам Закона N 223-ФЗ. Вместе с тем суды с учетом общей направленности названного закона с Законом N 44-ФЗ посчитали возможным применение к ним также норм этого закона. Отказывая в удовлетворении иска предпринимателя, суды, по сути, исходили из отсутствия договора, заключенного сторонами спора по правилам Закона N 223-ФЗ, что, по их мнению, аналогично выполнению работ в отсутствие контракта, подлежащего заключению по правилам Закона N 44-ФЗ.

Указанные выводы судов противоречат нормам, содержащимся в Законах N 223-ФЗ и 44-ФЗ.

Так, в соответствии с положениями части 1 статьи 1 Закона N 223-ФЗ, целями регулирования настоящего федерального закона являются обеспечение единства экономического пространства, создание условий для своевременного и полного удовлетворения потребностей юридических лиц, указанных в части 2 настоящей статьи, в товарах, работах, услугах, в том числе для целей коммерческого использования, с необходимыми показателями цены, качества и надежности, эффективное использование денежных средств, расширение возможностей участия юридических и физических лиц в закупке товаров, работ, услуг для нужд заказчиков и стимулирование такого участия, развитие добросовестной конкуренции, обеспечение гласности и прозрачности закупки, предотвращение коррупции и других злоупотреблений.

В свою очередь, Закон N 44-ФЗ регулирует отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок (часть 1 статья 1).

Цели правового регулирования этих законов в силу прямого на то в них указания нельзя назвать аналогичными. В случае осуществления закупок для государственных или муниципальных нужд основополагающим является эффективное, зачастую экономное расходование бюджетных средств, а при закупках отдельными видами юридических лиц - эффективное удовлетворение потребностей самого заказчика, который самостоятельно устанавливает правила осуществления им закупок, утверждая соответствующее положение о закупках, определяя виды конкурентных процедур, критерии отбора.

Основой для разграничения служат также принципы осуществления закупок, которые различны при закупках для государственных нужд и для закупок отдельными видами юридических лиц.

Так, согласно статье 6 Закона N 223-ФЗ, контрактная система в сфере закупок основывается на принципах: открытости, прозрачности информации о контрактной системе в сфере закупок, обеспечения конкуренции, профессионализма заказчиков, стимулирования инноваций, единства контрактной системы в сфере закупок, ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективности осуществления закупок.

Исходя из статьи 3 Закона N 223-ФЗ, при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются следующими принципами: информационная открытость закупки, равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, целевое и экономически эффективное расходование денежных средств и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика, отсутствие ограничения допуска к участию в закупке путем установления неизмеряемых требований к участникам закупки.

При этом подпунктом 3 части 4 статьи 1 Закона N 223-ФЗ прямо предусмотрено, что этот закон не регулирует отношения, связанные с осуществлением заказчиком закупок товаров, работ, услуг в соответствии с Федеральным законом N 44-ФЗ, кроме отдельных исключений, прямо им обозначенных.

Согласно части 1 статьи 2 Закона N 223-ФЗ правовую основу закупки товаров работ услуг, кроме указанного закона и правил закупки, утвержденных в соответствии с нормами данного закона, составляют Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации.

Как ранее было указано Верховным Судом Российской Федерации в Определении от 11.07.2018 N 305-ЭС17-7240, часть 1 статьи 2 Федерального закона N 223-ФЗ, а также регламентируемые нормами Гражданского кодекса организационно-правовые формы и правовой статус лиц, являющихся субъектами отношений закупки, регулируемой Законом N 223-ФЗ, и определенных нормами частей 2, 5 статьи 1 названного закона (государственные корпорации, государственные компании, автономные учреждения, хозяйственные общества, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в совокупности превышает 50 процентов, бюджетные учреждения и унитарные предприятия (при соблюдении ряда дополнительных условий)) свидетельствуют о воле законодателя на регулирование спорных отношений в целом как гражданско-правовых, то есть основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников (пункт 1 статьи 2 Гражданского кодекса). Субъекты, указанные в частях 2, 5 статьи 1, пункте 2 части 1 статьи 3.1 Закона N 223-ФЗ, в силу норм Гражданского кодекса (глава 4), являются субъектами гражданских правоотношений и участниками гражданского оборота. Создавая такие юридические лица или участвуя в их деятельности, государство реализует невластные полномочия (статьи 124, 125 Гражданского кодекса).

При закупках, осуществляемых субъектами, указанными в нормах Закона N 223-ФЗ, стороны таких отношений выступают как юридически равноправные, никакая сторона не наделена властными полномочиями по отношению к другой стороне, что также свидетельствует о гражданско-правовом характере отношений.

Различные цели действия указанных законов и принципы осуществления закупок определяют особенности регулирования отношений, возникших при применении этих законов, а также правовые последствия несоблюдения субъектами закупок их требований.

Для правильного разрешения судами споров, связанных с применением Законов N 44-ФЗ и 223-ФЗ, Президиумом Верховного Суда Российской Федерации утвержден Обзор по Закону N 44-ФЗ, а также Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Обзор по Закону N 223-ФЗ).

Признавая по иску учреждения спорный договор недействительным, суды, по сути, применили правовой подход, основанный на положениях части 2 статьи 8 Закона N 44-ФЗ, согласно которому запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок, операторами электронных площадок, операторами специализированных электронных площадок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.

В соответствии с пунктом 20 Обзора по Закону N 44-ФЗ, по общему правилу, поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления. Такой подход применим как на случаи, когда государственный контракт заключён в отсутствие закупочных процедур, так и на случаи, когда стороны контракта превысили согласованные объём и/или цену контракта в нарушение требований закона о допустимых изменениях контракта.

Исключение из правила, содержащегося в пункте 20 этого обзора, составляют отдельные случаи, которые прямо названы в статье 95 Закона N 44-ФЗ, как допускающие изменение контракта, а также отражённые в судебной практике (пункты 21-24 Обзора по Закону N 223-ФЗ).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "пункты 21-24 Обзора по Закону N 223-ФЗ" имеется в виду "пункты 21-24 Обзора по Закону N 44-ФЗ"

Указанный подход соответствует содержанию пункта 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума N 25) о том, что нарушение явно выраженного законодательного запрета является основанием для признания договора ничтожным, как посягающим на публичные интересы.

Между тем, поскольку нормы Закона N 223-ФЗ не содержат в отличие от Закона N 44-ФЗ норм об явно выраженном законодательном запрете, аналогичном запрету, изложенному в части 2 статьи 8 Закона N 44-ФЗ, исходя из цели указанного закона, принципов закупочной деятельности, гражданско-правового характера этих отношений, при установленных по делу обстоятельствах, оснований для вывода о нарушении публичных интересов заключенным договором у судов не имелось.

При осуществлении закупочной деятельности заказчик, в соответствии с частью 2 статьи 2 Закона N 223-ФЗ, должен также наряду с законами, нормативными актами руководствоваться Положением о закупке, то есть документом, который регламентирует закупочную деятельность заказчика и должен содержать требования к закупке, в том числе порядок подготовки и проведения процедур закупки (включая способы закупки) и условия их применения, порядок заключения и исполнения договоров, а также иные связанные с обеспечением закупки положения; соблюдать предусмотренные статьей 4 этого закона иные требования по информационному обеспечению закупки.

Нарушение обязанности своевременного размещения заказчиком в Единой информационной системе информации о закупке влечет административную ответственность (части 4, 5, 6 статьи 7.32.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В связи с тем, что положения Закона N 223-ФЗ возлагают именно на заказчика вышеперечисленные обязанности по соблюдению закупочной деятельности, суды неправомерно возложили последствия нарушения процедуры заключения договора на предпринимателя, лишив его права на получение платы за выполненные работы, принятые учреждением по акту приема-передачи.

Поскольку иск учреждения направлен на оспаривание договора и имеет своей целью уклонение от оплаты переданных заказчику работ, судам следовало бы учитывать, что в соответствии с пунктом 5 статьи 166 Гражданского кодекса заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Как было разъяснено в пункте 20 Обзора по Закону N 223-ФЗ, заявление заказчика и/или победителя о недействительности договора и применении последствий его недействительности (требование, предъявленное в суд, возражение против иска и т.п.) не имеет правового значения, если обстоятельства, на которые ссылается заявитель в обоснование недействительности, вызваны недобросовестными действиями самого заявителя, а предъявление иска направлено на уклонение от исполнения договорного обязательства.

Таким образом, в силу вышеизложенного, правовые последствия для подрядчика, выполнившего работы по договору, заключенному с указанными ранее нарушениями Закона N 223-ФЗ, не идентичны последствиям выполнения работ с нарушениями правил Закона N 44-ФЗ. Оспаривание заказчиком, допустившим собственные неправомерные действия при заключении договора в нарушение правил Закона N 223-ФЗ, не является при установленных по делу обстоятельствах основанием для признания договора ничтожной сделкой и не влечет отказ в иске подрядчика о взыскании задолженности за выполненные работы.

На основании изложенного судебная коллегия полагает, что выводы судов по настоящему делу нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а дело - направлению на новое рассмотрение с учетом изложенных в настоящем определении положений и для проверки иных обстоятельств, связанных со взысканием заявленной предпринимателем суммы иска.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 25.01.2019 по делу N А33-21242/2018, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.04.2019 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.07.2019 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Е.Е. Борисова

 

Судьи 

Г.Г. Попова

 

 

Н.С. Чучунова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Предприниматель потребовал от учреждения-заказчика оплаты выполненных им строительно-монтажных работ. Суды трех инстанций отказали ему, поскольку договор был заключен в нарушение конкурентных процедур, предусмотренных Законом N 223-ФЗ. При этом суды удовлетворили встречный иск учреждения о признании этого договора ничтожной сделкой, сославшись на практику применения Закона N 44-ФЗ. ВС вернул дело на новое рассмотрение.

В законах N 223-ФЗ и N 44-ФЗ обозначены разные цели и принципы закупок. Они определяют и разные правовые последствия несоблюдения их требований субъектами закупок. Закон N 223-ФЗ возлагает именно на заказчика обязанности по соблюдению закупочных процедур. В рассматриваемой ситуации заказчик действовал недобросовестно, поэтому суды неправомерно возложили последствия его нарушений на предпринимателя, лишив его права на оплату выполненной работы.