Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2020 г. N 70-КГ19-3 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о возмещении расходов, затраченных на обучение, на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку вывод нижестоящих судебных инстанций о том, что между сторонами сложились не трудовые, а гражданско-правовые отношения, и к ним не подлежит применению срок обращения в суд по спору о возмещении работником ущерба, причинённого работодателю, является неправомерным

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2020 г. N 70-КГ19-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 марта 2020 г. кассационную жалобу Демиденко Юлии Владимировны на решение Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 31 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 апреля 2019 г.

по делу N 2-62/2019 Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа по иску Министерства здравоохранения Республики Адыгея к Демиденко Юлии Владимировне о возмещении расходов, затраченных на обучение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г. А., выслушав объяснения ответчика Демиденко Ю.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение представителя федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Майкопский государственный технологический университет" по доверенности Глебовой Т.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Министерство здравоохранения Республики Адыгея (далее также - Министерство, истец) обратилось 13 июля 2018 г. в Майкопский районный суд Республики Адыгея с иском к Демиденко Юлии Владимировне о возмещении расходов, затраченных на её обучение.

В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что на основании контракта от 10 сентября 2009 г., заключённого между Министерством здравоохранения Республики Адыгея и Майкопским государственным технологическим университетом (далее также - Университет), Демиденко Ю.В. в период с 2009 по 2015 г. проходила обучение в рамках целевой контрактной подготовки специалистов с высшим медицинским образованием в Майкопском государственном технологическом университете.

По условиям названного контракта Демиденко Ю.В. приняла не себя обязательства отработать после завершения обучения в лечебно - профилактических учреждениях Республики Адыгея по направлению Министерства здравоохранения Республики Адыгея не менее 5 лет после окончания интернатуры. В случае невыполнения данного условия Демиденко Ю.В. должна была возместить средства, затраченные на её обучение за весь период обучения и выплаченную ей стипендию. Однако, предусмотренное контрактом условие о трудоустройстве в лечебно - профилактическое учреждение Республики Адыгея Демиденко Ю.В. не выполнено.

Письмом министра здравоохранения Республики Адыгея от 28 сентября 2017 г. Демиденко Ю.В. было предложено в срок до 20 октября 2017 г. обратиться в Министерство по вопросу трудоустройства в учреждение здравоохранения Республики Адыгея либо представить трудовой договор с учреждением здравоохранения Республики Адыгея, предусматривающий обязанность отработать в учреждении не менее 5 лет. В письме сообщалось, что в случае трудоустройства Демиденко Ю.В. за пределами Республики Адыгея без отработки в учреждении здравоохранения Республики Адыгея Министерство оставляет за собой право обратиться в суд с требованиями, в том числе о взыскании средств бюджета, затраченных на её обучение.

Истец указал, что до настоящего времени Демиденко Ю.В. не исполнила предусмотренные условиями контракта от 10 сентября 2009 г. обязательства по отработке не менее 5 лет в учреждении здравоохранения Республики Адыгея по направлению Министерства по окончании обучения в Университете, в связи с чем истец со ссылкой на статьи 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации об исполнении обязательств просил суд взыскать с Демиденко Ю.В. затраченные на её обучение в Университете средства бюджета Республики Адыгея согласно представленному расчёту в размере 526 073 руб.

Определением Майкопского районного суда Республики Адыгея от 27 сентября 2018 г. гражданское дело по иску Министерства здравоохранения Республики Адыгея к Демиденко Ю.В. о возмещении средств, затраченных на её обучение, передано на рассмотрение по территориальной подсудности в Лабытнангский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

Ответчик Демиденко Ю.В. и её представитель исковые требования в суде не признали, указав на то, что согласно условиям контракта от 10 сентября 2009 г. Министерство, выступающее в качестве работодателя Демиденко Ю.В., обязалось по окончании обучения ответчика в Университете принять её в интернатуру с последующим трудоустройством в Республике Адыгея по распределению Министерства по специальности, полученной в интернатуре. Демиденко Ю.В. обращалась в Министерство по вопросу принятия её в интернатуру, однако получила отказ. По мнению ответчика, к возникшим отношениям подлежат применению нормы Трудового кодекса Российской Федерации о возмещении затрат, связанных с обучением работника. Демиденко Ю.В. заявила ходатайство о применении последствий пропуска предусмотренного статьёй 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока для обращения в суд по заявленным истцом требованиям.

Представитель третьего лица по делу - Майкопского государственного технологического университета в судебное заседание суда первой инстанции не явился.

Решением Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 31 января 2019 г. исковые требования Министерства здравоохранения Республики Адыгея к Демиденко Ю.В. о возмещении денежных средств, затраченных на обучение, удовлетворены. Суд взыскал с Демиденко Ю.В. в пользу Министерства здравоохранения Республики Адыгея денежные средства в сумме 526 073 руб., затраченные на её обучение. С Демиденко Ю.В. в доход бюджета муниципального образования г. Лабытнанги взыскана государственная пошлина в размере 4 230 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 апреля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Демиденко Ю.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 18 сентября 2019 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 24 января 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец, надлежащим образом извещённый о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, направил письменное заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя Министерства здравоохранения Республики Адыгея, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 390 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на неё министра здравоохранения Республики Адыгея, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 10 сентября 2009 г. между Министерством здравоохранения Республики Адыгея, именуемым работодателем, государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Майкопский государственный технологический университет", именуемым университетом, и Демиденко Ю.В. был заключён контракт о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим медицинским образованием (далее - контракт).

Подпунктом 1.1 контракта предусмотрено, что стороны приняли на себя обязательства по реализации целевой контрактной подготовки специалистов для удовлетворения потребности лечебно-профилактических учреждений Республики Адыгея в специалистах с высшим медицинским образованием и интересов студента. Форма обучения: очная, дневная, нормативный срок обучения для получения соответствующей квалификации в соответствии с государственным образовательным стандартом составляет 6 лет (подпункты 1.2, 1.3 контракта).

В пункте 3 контракта определены обязательства работодателя.

Согласно подпункту 3.1 контракта работодатель обязуется в период обучения Демиденко Ю.В. в учебном заведении с момента заключения контракта: оплачивать стоимость обучения в соответствии с пунктом 3.4 контракта; организовать студенту производственную практику в соответствии с типовым учебным планом и программой обучения в подведомственных лечебно-профилактических учреждениях.

Из подпункта 3.2 контракта следует, что работодатель обязан принять студента в интернатуру после завершения обучения с последующим трудоустройством в Республике Адыгея по распределению Министерства здравоохранения Республики Адыгея по специальности, полученной в интернатуре.

Работодатель обязан возмещать университету затраты на организацию обучения (в том числе выплаты стипендий, приобретение учебной литературы) студента по образовательной профессиональной программе подготовки специалиста путём перечисления на расчётный счёт университета денежных сумм (подпункт 3.3 контракта).

Оплата по контракту производится работодателем за счёт республиканской целевой программы "Медицинские кадры Республики Адыгея" на 2008-2012 годы после подписания работодателем и университетом акта оказанных услуг за каждый семестр (подпункт 3.4 контракта).

Работодатель обязан принять студента Демиденко Ю.В. на работу после завершения обучения на должность, соответствующую уровню и профилю профессионального образования, заключив с ним трудовой договор (подпункт 3.5 контракта).

Обязательства студента (Демиденко Ю.В.) определены в пункте 5 контракта.

В силу подпункта 5.1 контракта Демиденко Ю.В. обязуется освоить основную образовательную программу по избранной специальности в соответствии с государственным образовательным стандартом; дополнительные дисциплины сверх государственного образовательного стандарта по согласованным предложениям с работодателем.

Демиденко Ю.В. обязана прибыть в Министерство здравоохранения Республики Адыгея для выполнения своих обязательств не позднее 1 августа 2015 года (подпункт 5.2 контракта).

На Демиденко Ю.В. также возложена обязанность отработать в лечебно-профилактических учреждениях Республики Адыгея по направлению Министерства здравоохранения Республики Адыгея не менее 5 лет после окончания интернатуры (подпункт 5.4 контракта).

Ответственность сторон контракта определена в пункте 6 контракта.

В соответствии с подпунктом 6.1 контракта стороны контракта несут ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение взятых на себя обязательств.

При досрочном расторжении контракта по инициативе работодателя, невыполнении или ненадлежащем выполнении условий, предусмотренных контрактом, со стороны работодателя, студент освобождается от возмещения понесённых работодателем в рамках выполнения контракта убытков (подпункт 6.2 контракта).

При невыполнении студентом условий контракта (неуспеваемость, прогулы без уважительных причин, невыполнение учебного плата и программы, опоздание в интернатуру), отчислении из университета без уважительных причин работодатель имеет право расторгнуть контракт с прекращением дальнейшей оплаты за обучение и восстановлением студентом средств, затраченных на его обучение на день расторжения контракта (подпункт 6.3 контракта).

При невыполнении выпускником условия, предусмотренного в подпункте 5.4 контракта, он возмещает средства, затраченные: на его обучение в течение 6 лет в университете, стипендию, а также в процессе прохождения подготовки в одногодичной интернатуре (подпункт 6.4 контракта).

Работодатель не несёт ответственности за трудоустройство специалиста в случае досрочного расторжения контракта по инициативе работодателя по основаниям, предусмотренным подпунктами 6.2 и 6.3 контракта (подпункт 6.5 контракта).

С 1 сентября 2009 г. по 23 июня 2015 г. Демиденко Ю.В. за счёт средств бюджета Республики Адыгея обучалась в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Майкопский государственный технологический университет" (после переименования - федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Майкопский государственный технологический университет"), по окончании обучения Демиденко Ю.В. присвоена квалификация "Врач" по специальности "Лечебное дело", выдан диплом специалиста установленного образца.

На основании договора об оказании платных образовательных услуг от 13 августа 2015 г. Демиденко Ю.В. в период с сентября 2015 г. по июль 2016 г. обучалась в государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Кубанский государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения Российской Федерации по программе интернатуры по специальности "Акушерство и гинекология", стоимость обучения составила 84 000 руб. Оплата по договору осуществлена Демиденко Ю.В. за счёт собственных денежных средств.

С 7 ноября 2016 г. Демиденко Ю.В. на основании трудового договора состоит в трудовых отношениях с государственным бюджетным учреждением здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа "Лабытнангская городская больница", работает в должности врача-акушера-гинеколога в подразделении - женская консультация (дневной стационар). Трудовой договор с Демиденко Ю.В. заключён на неопределённый срок.

28 сентября 2017 г. Министерством здравоохранения Республики Адыгея в адрес Демиденко Ю.В. направлено письмо, в котором ей предложено в срок до 20 октября 2017 г. обратиться в Министерство с намерением трудоустроиться в учреждение здравоохранения Республики Адыгея либо представить трудовой договор с учреждением здравоохранения Республики Адыгея, предусматривающий обязанность отработать в учреждении не менее пяти лет. Демиденко Ю.В. предупреждена о том, что в случае её трудоустройства за пределами Республики Адыгея без отработки в учреждении здравоохранения Республики Адыгея, Министерство оставляет за собой право судебной защиты своих интересов, в том числе в части отработки в учреждении здравоохранения Республики Адыгея или взыскания всех средств республиканского бюджета, затраченных на её обучение.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Министерства здравоохранения Республики Адыгея о возмещении расходов, затраченных на обучение Демиденко Ю.В., суд первой инстанции со ссылкой на статьи 309, 310, 314, 450 Гражданского кодекса Российской Федерации об исполнении обязательств и основаниях изменения и расторжения договора исходил из того, что Демиденко Ю.В. не обращалась в Министерство здравоохранения Республики Адыгея с заявлением о зачислении её в интернатуру, также не обращалась она в Министерство здравоохранения Республики Адыгея либо лечебно-профилактическое учреждение Республики Адыгея с заявлением о приёме на работу, в связи с чем пришёл к выводу о том, что Демиденко Ю.В. нарушила взятые на себя по контракту о целевой подготовке специалистов с высшим медицинским образованием обязательства, следовательно, должна возместить затраченные на её обучение денежные средства бюджета Республики Адыгея. Суд счёл, что Демиденко Ю.В. не была лишена возможности ходатайствовать перед Министерством здравоохранения Республики Адыгея о расторжении контракта о целевой подготовке специалистов с высшим медицинским образованием.

Отказывая в удовлетворении заявления Демиденко Ю.В. о применении к исковым требованиям Министерства здравоохранения Республики Адыгея последствий пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленного статьёй 392 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции исходил из того, что спорные отношения между Министерством и Демиденко Ю.В. возникли из обязательств, взятых сторонами при заключении контракта, и указание в контракте на то, что Министерство здравоохранения Республики Адыгея именуется работодателем, не свидетельствует о возникновении между сторонами трудовых отношений.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно высказав суждение о том, что рассматриваемый спор не является индивидуальным трудовым спором, поскольку не связан с разногласиями между Министерством здравоохранения Республики Адыгея и Демиденко Ю.В. по вопросам применения трудового законодательства, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта или трудового договора.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает выводы судов первой и апелляционной инстанций неправомерными ввиду следующего.

Статьёй 381 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что индивидуальный трудовой спор - неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Индивидуальным трудовым спором признаётся спор между работодателем и лицом, ранее состоявшим в трудовых отношениях с этим работодателем, а также лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор с работодателем, в случае отказа работодателя от заключения такого договора.

К числу основных прав работника в трудовых отношениях согласно абзацу восьмому части 1 статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации относится его право на подготовку и дополнительное профессиональное образование в порядке, установленном названным кодексом, иными федеральными законами.

В силу частей 1 и 2 статьи 196 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на дату заключения Министерством здравоохранения Республики Адыгея с Демиденко Ю.В. контракта о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим медицинским образованием - 10 сентября 2009 г.) необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для собственных нужд определяет работодатель. Работодатель проводит профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников, обучение их вторым профессиям в организации, а при необходимости - в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Статьёй 197 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) определено, что работники имеют право на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации, включая обучение новым профессиям и специальностям. Указанное право реализуется путём заключения дополнительного договора между работником и работодателем.

Одним из видов такого договора является ученический договор, порядок и условия заключения которого определены в главе 32 Трудового кодекса Российской Федерации.

Частью 1 статьи 198 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) предусмотрено, что работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации - ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы.

Обязательные требования к содержанию ученического договора закреплены в статье 199 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений), согласно части первой которой ученический договор должен содержать: наименование сторон; указание на конкретную профессию, специальность, квалификацию, приобретаемую учеником; обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором; обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре; срок ученичества; размер оплаты в период ученичества.

Ученический договор может содержать иные условия, определённые соглашением сторон (часть 2 статьи 199 Трудового кодекса Российской Федерации).

Ученический договор заключается на срок, необходимый для получения данной квалификации (часть 1 статьи 200 Трудового кодекса Российской Федерации).

Ученикам в период ученичества выплачивается стипендия, размер которой определяется ученическим договором и зависит от получаемой квалификации, но не может быть ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (статья 204 Трудового кодекса Российской Федерации).

На учеников распространяется трудовое законодательство, включая законодательство об охране труда (стать 205 Трудового кодекса Российской Федерации).

Последствия невыполнения обучающимся обязательств после окончания ученичества приступить к работе по вновь полученной профессии, специальности или квалификации и отработать у данного работодателя в течение срока, установленного ученическим договором, определены в статье 207 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью второй статьи 207 Трудового кодекса Российской Федерации в случае, если ученик по окончании ученичества без уважительных причин не выполняет свои обязательства по договору, в том числе не приступает к работе, он по требованию работодателя возвращает ему полученную за время ученичества стипендию, а также возмещает другие понесённые работодателем расходы в связи с ученичеством.

Из правового регулирования порядка заключения работодателем ученического договора на профессиональное обучение с лицом, претендующим на осуществление трудовой функции у данного работодателя, следует что обязанность такого лица возместить затраты, связанные с его обучением, понесённые работодателем, возникает в связи с намерением работодателя заключить трудовой договор с данным лицом по окончании обучения и невыполнением учеником после окончания обучения обязательства отработать у данного работодателя установленный ученическим договором период.

Из определённых контрактом о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим медицинским образованием от 10 сентября 2009 г. условий видно, что он заключён между Министерством здравоохранения Республики Адыгея (работодателем), Университетом и Демиденко Ю.В. с целью дальнейшего трудоустройства Демиденко Ю.В. в учреждения здравоохранения Республики Адыгея по окончании её обучения. Такой контракт по смыслу части первой статьи 198 Трудового кодекса Российской Федерации является ученическим договором, заключаемым между работодателем и лицом, претендующим на осуществление трудовой функции у данного работодателя.

Соответственно, дела по спорам об исполнении обязательств по контракту о прохождении обучения, содержащему условие об исполнении лицом, претендующим на осуществление трудовой функции у данного работодателя, обязательства по отработке у работодателя в течение определённого времени, разрешаются судом в соответствии с положениями главы 32 "Ученический договор" Трудового кодекса Российской Федерации. По этим же правилам рассматриваются дела по искам работодателей о возмещении расходов, затраченных на обучение, предъявленным к лицам, с которыми заключён контракт на обучение. Такие споры в силу статьи 381 Трудового кодекса Российской Федерации являются индивидуальными трудовыми спорами, поэтому к данным отношениям подлежат применению нормы Трудового кодекса Российской Федерации, а не нормы Гражданского кодекса Российской Федерации об исполнении обязательств по договору.

Учитывая изложенное, выводы судов первой и апелляционной инстанций об удовлетворении исковых требований Министерства здравоохранения Республики Адыгея к Демиденко Ю.В. о возмещении расходов, затраченных на обучение, со ссылкой на нормы статей 309, 310, 450 Гражданского кодекса Российской Федерации об исполнении обязательств по договору основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Согласно нормативным положениям главы 32 Трудового кодекса Российской Федерации необходимость подготовки лиц, претендующих на осуществление трудовой функции у работодателя (профессиональное образование и профессиональное обучение) и дополнительного профессионального образования для собственных нужд определяет работодатель. При этом подготовка таких лиц и их дополнительное профессиональное образование за счёт средств работодателя осуществляются на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. В целях профессиональной подготовки лиц для нужд работодателя между работодателем и обучающимся лицом может заключаться в том числе ученический договор, в который должно быть включено условие об обязанности обучающегося в соответствии с полученной квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного этим договором. В случае невыполнения лицом, претендующим на осуществление трудовой функции у данного работодателя, без уважительных причин обязанности отработать после обучения, проводимого за счёт средств работодателя, не менее установленного ученическим договором срока это лицо должно возместить работодателю затраты, связанные с его обучением, пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени.

Таким образом, вопрос об уважительности причин невозможности исполнения лицом, прошедшим обучение за счёт средств работодателя, обязанности, обусловленной сторонами соглашения об обучении по отработке после обучения не менее установленного ученическим договором срока, при рассмотрении требований работодателя о взыскании с лица затрат, связанных с его обучением, суду следует разрешать в том числе с учётом нормативных положений части второй статьи 207 Трудового кодекса Российской Федерации и совокупности установленных по делу обстоятельств.

В соответствии с частью 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создаёт условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть 2 статьи 12 ГПК РФ).

В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применён по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 ГПК РФ).

Удовлетворяя исковые требования Министерства здравоохранения Республики Адыгея о взыскании с Демиденко Ю.В. расходов на обучение, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что Демиденко Ю.В. не обращалась в Министерство здравоохранения Республики Адыгея с заявлением о зачислении её в интернатуру, либо с заявлением о трудоустройстве в лечебно-профилактическое учреждение Республики Адыгея, в связи с чем пришли к выводу о возложении на Демиденко Ю.В. обязанности возместить понесённые работодателем расходы на её обучение ввиду того, что такая обязанность предусмотрена заключённым с Демиденко Ю.В. контрактом о целевой подготовке специалистов с высшим медицинским образованием.

Однако данные выводы судебных инстанций сделаны при неустановлении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Поскольку работодатель согласно приведённым выше нормам Трудового кодекса Российской Федерации вправе требовать от лица, претендующего на осуществление трудовой функции у работодателя после окончания обучения, возмещения затрат на его обучение, при одновременном наличии таких условий, как наличие соглашения между таким гражданином и работодателем о сроке, в течение которого он обязуется проработать у работодателя после обучения, и невыполнение обучающимся обязательств после окончания ученичества приступить к работе по вновь полученной профессии, специальности или квалификации и отработать у данного работодателя в течение определённого соглашением времени, то исходя из заявленных Министерством (работодателем) требований и доводов ответчика Демиденко Ю.В. о неисполнении истцом обязанности по окончании её обучения в Университете принять её в интернатуру с последующим трудоустройством в Республике Адыгея по распределению Министерства по специальности, полученной в интернатуре, суду для решения вопроса о возможности взыскания с ответчика Демиденко Ю.В. расходов на обучение по правилам статьи 207 Трудового кодекса Российской Федерации следовало определить и установить, имелась ли у Демиденко Ю.В. реальная возможность для трудоустройства в учреждения здравоохранения Республики Адыгея после окончания обучения в Университете, то есть какова причина неисполнения ответчиком обязательств, предусмотренных контрактом об обучении (уважительная или неуважительная).

Как установлено судом и видно из материалов дела, по условиям контракта о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим медицинским образованием от 10 сентября 2009 г., заключённого между Министерством, Университетом и Демиденко Ю.В., на Министерство здравоохранения Республики Адыгея возложена обязанность принять студента в интернатуру после завершения обучения с последующим трудоустройством в Республике Адыгея по распределению Министерства здравоохранения Республики Адыгея по специальности, полученной в интернатуре, и обязанность принять студента Демиденко Ю.В. на работу после завершения обучения на должность, соответствующую уровню и профилю профессионального образования, заключив с ней трудовой договор.

В силу положений статей 67, 71, 195-198 ГПК РФ суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требования относимости и допустимости. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьёй 2 названного кодекса.

Между тем в нарушение требований статей 56, 67, 196 ГПК РФ юридически значимые обстоятельства применительно к статье 207 Трудового кодекса Российской Федерации, связанные с установлением причин неисполнения Министерством здравоохранения Республики Адыгея предусмотренных контрактом обязательств по принятию Демиденко Ю.В. в интернатуру после завершения обучения с последующим трудоустройством в Республике Адыгея, и, как следствие, отсутствием у Демиденко Ю.В. возможности приступить к работе по вновь полученной профессии, специальности или квалификации и отработать в учреждении здравоохранения Республики Адыгея по распределению Министерства в течение определённого контрактом времени, не были предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций при разрешении спора о взыскании с Демиденко Ю.В. в пользу Министерства здравоохранения Республики Адыгея расходов на её обучение.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает неправомерными выводы судебных инстанций о взыскании с Демиденко Ю.В. в пользу Министерства здравоохранения Республики Адыгея расходов на её обучение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться и с суждениями судебных инстанций о неприменении к исковым требованиям Министерства здравоохранения Республики Адыгея о взыскании с Демиденко Ю.В. расходов на обучение установленного частью 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока обращения в суд по данному спору.

Согласно части 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причинённого работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причинённого ущерба.

Исходя из характера спорных отношений (отношения по возмещению ущерба - затрат бюджета Республики Адыгея на обучение по контракту в образовательной организации высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере здравоохранения, - причинённого органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения (Министерству здравоохранения Республики Адыгея) обучающимся, принявшим обязательства по отработке после обучения в учреждении здравоохранения Республики Адыгея в течение пяти лет после окончания образовательного учреждения) к настоящим требованиям подлежит применению годичный срок обращения в суд, установленный частью 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом годичный срок обращения в суд органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения с требованиями о взыскании денежных средств, затраченных на обучение в образовательном учреждении Министерства здравоохранения Республики Адыгея, к лицу, претендующему на осуществление трудовой функции у работодателя после окончания обучения (Демиденко Ю.В.), следует исчислять со дня обнаружения причинённого Министерству ущерба.

Однако судами первой и апелляционной инстанций не применены к спорным отношениям нормы Трудового кодекса Российской Федерации, в результате чего при рассмотрении дела ими неправильно определена правовая природа заключённого 10 сентября 2009 г. между Министерством здравоохранения Республики Адыгея и Демиденко Ю.В. контракта о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим медицинским образованием, соответственно, вывод судебных инстанций о том, что между сторонами сложились не трудовые, а гражданско-правовые отношения, и к ним не подлежит применению срок обращения в суд по спору о возмещении работником ущерба, причинённого работодателю, установленный частью 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, является неправомерным.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 390 14 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права, требованиями гражданского процессуального законодательства и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390 14, 390 15, 390 16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 31 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 апреля 2019 г. по делу N 2-62/2019 Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Лабытнангский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

 

Председательствующий

Пчелинцева Л.М.

 

Судьи

Гуляева Г.А.

 

 

Жубрин М.А.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Региональный Минздрав потребовал вернуть деньги за целевое обучение гражданки, которая не отработала после окончания учебы предусмотренные договором 5 лет. Суды отклонили заявление ответчицы о пропуске истцом годичного срока на обращение в суд, сославшись на то, что договор о целевом обучении носит не трудовой, а гражданско-правовой характер. Верховный Суд РФ признал этот вывод неверным и вернул дело на пересмотр.

Договор о целевом обучении был заключен между региональным Минздравом, образовательной организацией и ответчицей с целью ее дальнейшего трудоустройства в учреждения здравоохранения региона. Такой контракт по смыслу ТК РФ является ученическим договором, несмотря на то, что работодатель даже не был стороной этого контракта. Споры по нему являются индивидуальными трудовыми, поэтому к ним применяется годичный срок исковой давности.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2020 г. N 70-КГ19-3


Текст определения опубликован не был