Обобщение судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Оренбургской области гражданских дел о материальной ответственности работодателя

 

Судебной коллегией по гражданским делам Оренбургского областного суда в соответствии с планом работы Оренбургского областного суда на первое полугодие 2020 года, утвержденного президиумом Оренбургского областного суда 25 декабря 2019 года, проведено обобщение судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Оренбургской области гражданских дел о материальной ответственности работодателя за 2019 года.

Материальная ответственность работодателя перед работником установлена Трудовым кодексом Российской Федерации. При этом разъяснения по вопросам применения трудового законодательства о материальной ответственности работника, даны Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции постановлений N 63 от 28 декабря 2006 года, N 22 от 28 сентября 2010 года и N 52 от 24 ноября 2015 года), а также постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 года N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям".

 

I. Общие положения

 

Трудовой кодекс Российской Федерации, регулируя общественные отношения, возникающие в том числе между работником и работодателем, устанавливает особый вид ответственности за нарушение прав каждой из указанных сторон трудовых отношений. Одним из видов такой ответственности является материальная ответственность сторон трудового договора, то есть работника и работодателя, которая исходя из равенства сторон трудовых отношений, носит взаимный характер. Взаимный характер материальной ответственности участников трудовых отношений подразумевает, что данный вид ответственности несет перед другой стороной каждая сторона трудового договора. Данные положения нашли свое воплощение в статье 232 трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Материальная ответственность, как работодателя, так и работника, характеризуется общими чертами, а именно: возникновение двусторонней материальной ответственности обусловливается существованием трудового договора; ее субъектами являются только стороны этого договора; ответственность возникает в результате нарушения обязанностей по трудовому договору; каждая сторона несет материальную ответственность только за виновные нарушения своих обязанностей, если это повлекло за собой ущерб у другой стороны; и одна, и другая стороны могут возместить причиненный ущерб добровольно.

Сама возможность наступления материальной ответственности как работника перед работодателем, так и работодателя перед работником, должна дисциплинировать участников трудовых отношений на строгое соблюдение прав другой стороны и является одной из санкций за нарушение регулятивных и предписывающих норм Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом, законодатель в статье 233 Трудового кодекса Российской Федерации определяет, что материальная ответственность любой стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Таким образом, по делам о взыскании материального ущерба со стороны трудового договора, по общему правилу, является обязательным установление факта виновного противоправного поведения другой стороны.

Именно виновное противоправное поведение подлежит установлению по всем делам о привлечении к материальной ответственности работодателя и взыскании материального ущерба с работодателя в пользу работника.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что под материальной ответственностью работодателя перед работником следует понимать - вид материальной ответственности, по которой работодатель обязан возместить причиненный работнику ущерб в результате виновного противоправного поведения (действий или бездействия) работодателя, если иное не предусмотрено законодательством.

Для возникновения материальной ответственности работодателя необходимо соблюдение следующих условий:

- наличие ущерба, выражающееся в каком-либо умалении охраняемых законом прав, а также уничтожении или повреждении имущества работника;

- причинение ущерба работнику виновными действиями или бездействием работодателя. По общему правилу, если работодатель докажет, что ущерб возник не по его вине, то он не обязан возмещать работнику ущерб;

- противоправность действий или бездействия работодателя - нарушение тех или иных охраняемых законом прав и интересов, которые возлагаются на работодателя как субъекта трудовых отношений действующим правопорядком;

- причинная связь между виновными противоправными действиями (бездействием) и возникшим ущербом, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на работодателя обязанностей повлекло причинение ущерба работнику;

- субъектом причинения ущерба, влекущего привлечение к материальной ответственности, является работодатель как сторона трудового договора.

Случаи материальной ответственности работодателя определены законодателем в главе 38 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно положением данной главы работодатель несет материальную ответственность перед работникам в случаях:

1) не получения работником заработка во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться (статья 234 Трудового кодекса Российской Федерации). При этом законодатель перечисляет некоторые случаи, когда работник утрачивает заработок в результате незаконного лишения возможности трудиться, подчеркивая, что указанный перечень не является исчерпывающим. Так, законодатель указывает, что обязанность возместить причиненный материальный ущерб наступает в частности, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу; отказа работодателя от исполнения или несвоевременного исполнения решения органа по рассмотрению трудовых споров или государственного правового инспектора труда о восстановлении работника на прежней работе; задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, предоставления сведений о трудовой деятельности (статья 66.1 Трудового кодекса Российской Федерации), внесения в трудовую книжку, в сведения о трудовой деятельности неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

Таким образом, по всем делам, по которым установлен факт незаконного лишения работодателем права работника трудиться, то есть осуществлять свои трудовые функции, наступает материальная ответственность работодателя перед работником. В данном случае она выражается в возмещении утраченного работником заработка. Поскольку вопросы возмещения работодателем утраченного работником заработка в результате его незаконного увольнения и в иных случаях лишения возможности трудиться уже являлись предметом обобщения, данный случай материальной ответственности работодателя в рамках настоящего обобщения рассматриваться не будет;

2) причинения ущерба имуществу работника (статья 235 Трудового кодекса Российской Федерации);

3) нарушения установленного срока выплаты заработной платы и иных выплат, причитающихся работнику (статья 236 Трудового кодекса Российской Федерации);

4) причинения работнику морального вреда (статья 237 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно сведениям, представленным районными (городскими) судами Оренбургской области за 2019 год было рассмотрено 2649 гражданских дел по которым заявлялись требования о взыскании материального ущерба с работодателя (без учета дел об оспаривании незаконности увольнения, восстановлении на работе, в рамках которых также заявлялись требования о взыскании утраченного заработка). При этом, как следует из представленных судами справок по изучению данной категории дел, требования о взыскании с работодателя причиненного материального ущерба, как они определены в главе 38 Трудового кодекса Российской Федерации, зачастую являются дополнительными требованиями к основным - о взыскании невыплаченной заработной платы, признании увольнения незаконным и взыскании утраченного заработка за время вынужденного прогула, а также об установлении факта трудовых отношений и взыскании заработной платы.

Основная категория дел о взыскании материального ущерба с работодателя была рассмотрена судами области по искам о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы и других выплат. Как отмечалось выше, зачастую данные требования заявлялись как дополнительные требования. Так, требования о взыскании компенсации за задержку заработной платы и иных выплат были заявлены как самостоятельные и дополнительные требования по требованиям о взыскании невыплаченной заработной платы по 2628 делам или 99,20% от общего числа дел данной категории.

При этом исковые требования по искам работников о взыскании ущерба, причиненного имуществу работников, по сведениям районных судов, не заявлялись и не рассматривались.

Что касается процессуального порядка рассмотрения требований, связанных с материальной ответственностью работодателя, то как следует из положений статьи 122 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, указанные требования могут быть рассмотрены в порядке приказного производства только по требованиям о взыскании начисленной, но не выплаченной денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику (абзац 7 статьи 122 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При этом сумма данной начисленной, но не выплаченной денежной компенсации, не должна превышать 500000 рублей. По всем остальным требованиям, связанным с материальной ответственностью работодателя, законодателем установлен исковой порядок рассмотрения спора (пункт 5 постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 года N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям").

В этой связи, принимая во внимание, что требования о компенсации за нарушение установленного срока заработной платы и иных выплат, заявляются вместе с требованиями о взыскании не выплаченной заработной платы либо в случаях, когда данная компенсация не начислялась, судебные приказы мировыми судьями Оренбургской области по указанным требованиям не выносились.

 

II. Дела по искам работников о взыскании ущерба, причиненного имуществу работника

 

Вопросы материальной ответственности работодателя в случае причинения ущерба имуществу работодателя, регламентированы в статье 235 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 235 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель, причинивший ущерб имуществу работника, возмещает этот ущерб в полном объеме. Размер ущерба исчисляется по рыночным ценам, действующим в данной местности на день возмещения ущерба.

При согласии работника ущерб может быть возмещен в натуре.

Заявление работника о возмещении ущерба направляется им работодателю. Работодатель обязан рассмотреть поступившее заявление и принять соответствующее решение в десятидневный срок со дня его поступления. При несогласии работника с решением работодателя или неполучении ответа в установленный срок работник имеет право обратиться в суд.

Анализ статьи 235 Трудового кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что работодатель несет материальную ответственность за ущерб, причиненный имуществу работника в следующих случаях:

- при порче или утрате имущества, сданного работником на хранение работодателю;

- при неисполнении работодателем обязанности по принятию мер к охране имущества работника, использующегося при осуществлении трудовой функции;

- в случае личного причинения работодателем ущерба имуществу работника.

Также, принимая во внимание положения статей 188 Трудового кодекса Российской Федерации о том, что при выполнении трудовой функции работник может использовать свое личное имущество с согласия или с ведома работодателя и в его интересах, и статьи 235 Трудового кодекса Российской Федерации для возникновения материальной ответственности работодателя за ущерб, причиненный работнику в результате порчи или утраты его имущества, которое не принималось на хранение работодателем, необходимо наличие следующих условий:

1) работник должен использовать указанное имущество при исполнении им трудовых обязанностей или в связи с трудовыми отношениями;

2) личное имущество должно использоваться работником с ведома и согласия работодателя.

При этом, в качестве доказательств размера ущерба, исходя из содержания статьи 235 Трудового кодекса Российской Федерации о том, что размер ущерба исчисляется по рыночным ценам, действующим в данной местности на день возмещения ущерба, должны приниматься такие доказательства, которые позволят достоверно установить рыночную стоимость имущества либо стоимость его восстановления. В этой связи, данными доказательствами могут быть заключение эксперта, отчеты об оценке и прочее.

В 2019 году гражданские дела по искам работников о взыскании ущерба, причиненного работодателем их имуществу, не поступали и не рассматривались.

 

III. Дела по искам о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику

 

Данный вид ответственности работодателя предусмотрен статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации. Согласно данной статье при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Статья 236 Трудового кодекса Российской Федерации подлежит применению в частности при несвоевременной выплате заработной платы и иных выплат, причитающихся работнику. К иным выплатам относятся все выплаты, которые в соответствии с трудовым законодательством, работодатель обязан выплатить работнику.

В практике судов Оренбургской области помимо дел о взыскании компенсации за задержку заработной платы, рассматривались дела о взыскании компенсации за:

- о взыскании пособия по уходу за ребенком (например по иску Ч.Р. к обществу с ограниченной ответственностью "Санаторий - профилакторий "Зарница" о взыскании пособия по уходу за ребенком);

- о взыскании выходного пособия (например по иску С.С.В. к Межмуниципальному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации "Оренбургское" о взыскании выходного пособия, денежной компенсации за задержку выплаты выходного пособия и компенсации морального вреда);

- о взыскании невыплаченной суммы единовременного пособия в связи с выходом на пенсию (например по иску Л.А.М. к акционерному обществу "Южно-Уральская промышленная компания" о взыскании невыплаченной суммы единовременного пособия в связи с выходом на пенсию, денежной компенсации за задержку его выплаты и компенсации морального вреда);

- о взыскании заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск (например по иску К.К.С. к индивидуальному предпринимателю Г.К. О. об установлении факта трудовых отношений, внесении записей о приеме и увольнении в трудовую книжку, взыскании заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск, денежной компенсации за задержку выплат, компенсации морального вреда).

Несмотря на то, что законодатель не упоминает термин "компенсация", правовое содержания механизма, установленного статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации, направлено именно на компенсацию тех негативных материальных последствий, которые испытывает работник в результате несвоевременного получения заработной платы и иных выплат.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2010 года, прямо указывается, что материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы является денежной компенсацией.

Понимание правовой природы ответственности работодателя, установленной статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации, очень важно и позволяет разрешить спорные и проблемные вопросы применения данного вида ответственности работодателя.

Так, компенсационный характер выплат, которые работодатель обязан произвести в соответствии со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации, по своему содержанию схож с процентами, которые выплачиваются в порядке статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Очень часто на практике возникают ситуации, когда работники, заявляют требования о взыскании с работодателя компенсацию за задержку выплаты заработной платы и иных выплат, но просят взыскать данную компенсацию по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. С одной стороны, обязанность осуществить выплату заработной платы и иных выплат, действительно можно рассматривать как денежное обязательство работодателя, неисполнение которого как бы должно влечь применение меры ответственности за нарушение денежного обязательства в виде уплаты процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Вместе с тем, положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются в гражданско-правовых отношениях и являются мерой ответственности именно в данных правоотношениях. Правоотношения по выплате заработной платы и иных выплат, возникают в рамках трудовых правоотношений между работником и работодателем и к данным правоотношениям применяется мера ответственности, предусмотренная именно трудовым законодательством, то есть положения статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу изложенного, например при установлении факта осуществления трудовых отношений по договорам гражданско-правового характера, при расчете компенсации за задержку оплаты по данному договору, должны применяться именно положения статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, а не положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, правовая природа процентов, которые должны быть выплачены работнику в связи с несвоевременной выплатой заработной платы и иных выплат, меняется после вынесения решения об их взыскании с работодателя. В данном случае, между сторонами уже возникают правоотношения по своевременному исполнению судебного акта, а о не взыскании заработной платы или иных выплат.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургской области от 10 января 2020 года было отменено решение Тюльганского районного суда Оренбургской области по иску Л.Т.В. к С.Р.А. о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, задержку выплаты заработной платы, морального вреда. В рамках данного дела истцом были заявлены требования о взыскании с ответчика компенсации за неиспользованные отпуска в размере 48 466 рублей 97 копеек, компенсации за задержку выплаты заработной платы в соответствии со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации в размере 10305 рублей 35 копеек, а также 50000 рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований истца было отказано по причине пропуска установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока для обращения в суд.

Отменяя решение суда и принимая по делу новое решение, судебная коллегия установила, что ранее, решением Тюльганского районного суда Оренбургской области от 1 ноября 2018 года с индивидуального предпринимателя С.Р.А. в пользу истца Л.Т.В. взыскана неполученная заработная плата за период с 28 июня 2017 года по 4 ноября 2017 года в сумме 33006 рублей 50 копеек и компенсация морального вреда в размере 5000 рублей. В удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным, внесении исправлений в трудовую книжку истцу отказано на основании пропуска срока на обращение в суд.

Вышеназванное решение суда оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 16 января 2019 года.

Из буквального толкования положений статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что материальная ответственность работодателя в виде выплаты работнику денежной компенсации в определенном законом размере наступает только при нарушении работодателем срока выплаты начисленных работнику заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику по трудовому договору. Материальная ответственность работодателя за неисполнение решения суда данной нормой закона не предусмотрена.

По настоящему делу речь идет не о задержке сроков выплаты причитающихся по трудовому договору сумм, а о денежных суммах, присужденных судом в связи с задолженностью по заработной плате.

Вышеуказанная норма трудового законодательства не подлежит применению к спорным правоотношениям, поскольку после вступления решения суда в законную силу сумма задолженности, на которую истец просил начислить проценты (денежную компенсацию), утратила правовой режим заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, и приобрела иной правовой режим в отношении которых применяются положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации как об ответственности за несвоевременное исполнение денежного обязательства, пункт 1 которой определяет, что в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для применения положений статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом, несмотря на то, что истец обосновывал свои требования на основании статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, судебная коллегия самостоятельно применила положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации и взыскала проценты за задержку исполнения решения суда о выплате заработной платы за период с 1 ноября 2018 года по 1 апреля 2019 года в общей сумме 1214 рублей 65 копеек (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургской области по делу N 33-78/2020).

Аналогичная позиция о невозможности применения положений статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации при рассмотрении требований о взыскании денежных средств за несвоевременное исполнения решения суда о взыскании заработной платы или иных выплат, выражена Верховным Судом Российской Федерации в ряде определений (например: определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2019 года N 58-КГ19-5; определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2019 года N 58-КГ19-4).

Поскольку компенсация, предусмотренная статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации схожа по своей природе с процентами, предусмотренными статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, ряд судов высказал позицию, что расчет компенсации по статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации должен проводится по аналогии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации до момента окончательного расчета с работником.

Вместе с тем, в силу того, что после вынесения судебного акта о взыскании задолженности, статья 236 Трудового кодекса Российской Федерации применению не подлежит, полагаем, что судами размер компенсации - а именно конкретная сумма, должна определяться с даты, когда работнику должна была быть произведена выплата по дату вынесения судом решения, а механизм определения компенсации по статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации, после вынесения судом решения о взыскании задолженности по заработной плате и иных выплат, неприменим. При этом, суд обязан произвести расчет выплаты компенсации по статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации по каждому платежу, который не был своевременно произведен.

Также необходимо обратить внимание на то, что согласно вышеприведенным положениям статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя. Таким образом, законодатель ввел принцип ответственности работодателя без вины, что призвано с учетом особого социального статуса трудовых отношений, гарантировать соблюдение прав работника и стимулировать работодателя своевременно производить причитающиеся работнику выплаты.

В этой связи, любые доводы работодателя о невозможности произвести выплату заработной платы по вине третьих лиц, например кредитных организаций, несвоевременно осуществивших перевод денежных средств на карты работников, не может влечь освобождение работодателя от материальной ответственности по статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации. Согласно представленным районными (городскими) судами сведениям, случаев когда работодатели освобождались от ответственности по статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации, в практике судов не имелось, что указывает на правильность позиций районных (городских) судов по данному вопросу.

Интересными в данной ситуации являются случаи когда, работодатель не может своевременно исполнить свою обязанность по выплате причитающейся работнику денежной суммы в виду действий самого работника, например закрывшего счет для перечисления заработной платы и не уведомившего работодателя о реквизитах другого счета, на который следует произвести зачисление, или уклонившегося от получения денежных средств в кассе работодателя. Полагаем, что в данном случае должен быть соблюден баланс интересов как работодателя, который должен действовать добросовестно и не предпринять все действия для доведения работника сведений о необходимости получения положенной ему выплаты, так и работника, который также должен действовать добросовестно и не способствовать своими действиями увеличению размера причитающейся ему компенсации. Применение общеправового принципа о невозможности лица, действующего недобросовестно, извлекать выгоду и преимущества из своего недобросовестного поведения, в полной мере применим и к трудовым правоотношениям. В данной ситуации, компенсацию следует взыскивать по день, когда работодатель, при невозможности иным путем выплатить работнику причитающиеся ему денежные средства, уведомил работника о возможности их получения у работодателя.

Так, Гайским городским судом Оренбургской области было рассмотрено гражданское дело по иску Ж.Н.П. к Обществу с ограниченной ответственностью "Охранное предприятие "Союз" о взыскании невыплаченной заработной платы, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы. В ходе рассмотрения спора ответчиком, не имевшим возможности исполнить свою обязанность по осуществлению выплаты, представлено письмо, направленное в адрес истца Ж.Н.П. о необходимости явки за получением заработной платы, которое получено истцом 27 сентября 2019 года. Суд пришел к выводу, что проценты за задержку выплаты заработной платы подлежат исчислению с 06 мая 2019 года - день увольнения истца, по 27 сентября 2019 года - дата вручения истцу требования о необходимости получения заработной платы.

Также необходимо обратить внимание, что действующий правопорядок, регулирующий трудовые правоотношения, не устанавливает возможности снижения размера компенсации по статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации по аналогии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации или освобождения от ответственности по ее применению в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы.

Еще одним вопросом, вызывающим сложность при рассмотрении дел о применении положений статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, является вопрос применения сроков обращения в суд с требованиями о взыскании компенсации установленной данной статьей.

Согласно сведениям, представленными районными (городскими) судами Оренбургской области, за 2019 год дел, по которым бы было отказано в удовлетворении иска о взыскании компенсации в порядке статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации по причине пропуска установленного срока на обращение в суд, не имелось. Вместе с тем, вопрос расчета срока для обращения в суд по делам данной категории имеет практическое значение.

При расчете данных сроков необходимо исходить из того, что обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более начисленных и задержанных выплатой сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора, то есть нарушение работодателем трудовых прав работника задержкой выплаты ему начисленной заработной платы имеет длящийся характер. При прекращении трудового договора в день увольнения работника производится выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, в том числе и задолженности по заработной плате с процентами за задержку ее выплаты, если ранее эта задолженность не была погашена. С момента полного погашения работодателем задолженности по заработной плате надлежит исчислять установленный частью 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации годичный срок для обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора о взыскании процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты заработной платы.

Данная позиция отражена в определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 2019 года N 5-КГ19-9. В этой связи, работник имеет право обратиться о взыскании компенсации, предусмотренной статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации в течение всего срока действия трудового договора, а срок им на обращение в суд будет им пропущен только после истечения года после его увольнения при отсутствии уважительных причин на пропуск данного срока.

 

IV. Возмещение ущерба работнику при задержки выдачи трудовой книжки

 

Отдельным случаем материальной ответственности работодателя перед работником, является возмещение работнику ущерба, вызванного задержкой выдачи трудовой книжки.

Так, в соответствии с требованиями части 4 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку.

Часть 6 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте.

Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки.

В силу статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, предоставления сведений о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса), внесения в трудовую книжку, в сведения о трудовой деятельности неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

По сведениям районных (городских) судов Оренбургской области за 2019 год было рассмотрено 10 дел по указанным искам работников.

Размер ущерба по данным делам определялся и рассчитывался со следующего дня, когда работодатель был обязан выдать трудовую книжку в связи с увольнением работника в соответствии с требованиями частей 4 и 6 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, Промышленным районным судом г. Оренбурга было рассмотрено гражданское дело по иску К.Л.В. к ООО "Торговая компания "Фламинго" о взыскании денежных средств за задержку выдачи трудовой книжки в сумме 15 520 рублей, а также компенсации морального вреда в размере 10000 рублей и возложении обязанности выдать ей трудовую книжку.

В своем исковом заявлении истец указала о том, что с 15 мая 2016 года по 3 июля 2019 года у ответчика в должности продавца-кассира-консультанта. Работодатель находится в г. Уфа, она выполняла свои трудовые обязанности в г. Оренбурге. 3 июля 2019 года она была уволена по инициативе работника. В день прекращения трудового договора работодатель должен был произвести с ней окончательный расчет и выдать трудовую книжку, однако трудовая книжка ей не была выдана, что лишило ее возможности трудоустроиться и получать заработную плату. Этими действиями ответчика ей причинены нравственные страдания, объем которых она оценила в размере 10 000 рублей.

В ходе рассмотрения судом дела истец К.Л.В. свои требования уточнила, указала что 1 августа 2019 года ответчиком трудовая книжка была направлена по почте в ее адрес и 9 августа 2019 она ее получила. Просила суд взыскать в ее пользу денежные средства в виде компенсации за задержку выдачи трудовой книжки за период с 4 июля по 1 августа 2019 года в сумме 19335 рублей 33 копеек, 10000 рублей в счет компенсации морального вреда и возложить на ответчика обязанность изменить в ее трудовой книжке дату увольнения с 3 июля 2019 года на 1 августа 2019 года.

В ходе рассмотрения дела суд пришел к выводу в том, что из-за действий ответчика по невыдаче трудовой книжки истица была лишена возможности трудиться и получать заработную плату. В связи с этим, решением суда от 9 сентября 2019 года исковые требования К.Л.В были удовлетворены частично, с ООО "Торговая компания "Фламинго" в пользу К.Л.В. были взысканы денежные средства в счет компенсации за задержку выдачи трудовой книжки за период с 4 июля по 31 июля 2019 года в сумме 13282 рублей 36 копеек, а также 1000 рублей в счет компенсации морального вреда. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Необходимо отметить, что из ответов судов, а также приведенных ими сведений, следует, что имеется две позиции по вопросу о возможности взыскания заработка, не полученного работником в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки.

Первая позиция основана на том, что исходя из положений части 6 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, возможность наступления материальной ответственности работодателя за задержку выдачи трудовой книжки связана с виновным поведением работодателя, незаконно лишившего работника возможности трудиться. По смыслу положений статей 66 и 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации сама по себе задержка выдачи трудовой книжки свидетельствует о лишении права работника трудиться. В таких случаях работодатель обязан выплачивать работнику заработок, поскольку своими противоправными действиями он препятствует заключению работником с другим работодателем трудового договора и получению заработной платы. В связи с этим положения части 4 статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации возлагают на работодателя обязанность возмещения имущественного ущерба в форме выплаты заработка.

В предыдущем примере, удовлетворяя требования истца, суд исходил именно из данных обстоятельств.

Вторя позиция основана на том, что по смыслу статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность работодателя по возмещению работнику материального ущерба в виде неполученного заработка по причине задержки трудовой книжки наступает только в том случае, если незаконные действия работодателя препятствовали поступлению работника на новую работу, повлекли лишение работника возможности трудиться и получать заработную плату. При этом обязанность по доказыванию данных обстоятельств, возлагается на истца. Кроме этого, согласно статье 65 Трудового кодекса Российской Федерации при отсутствии у работника трудовой книжки при поступлении на работу работодатель обязан оформить новую трудовую книжку по заявлению работника.

Так, в частности Ленинским районным судом г. Орска было рассмотрено гражданское дело по иску работника о взыскании заработка, не полученного в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки. Отказывая в удовлетворении данного иска, суд привел изложенное выше толкование норм действующего законодательства, а также указал, что истец не представил доказательства того, что у него после прекращения трудовых отношений с ответчиком имелись препятствия в трудоустройстве, вызванные отсутствием трудовой книжки, к оформлению новых трудовых отношений с конкретным работодателем. В этой связи суд не нашел оснований для вывода об отсутствии у истца возможности трудиться в результате виновных действий ответчика.

Вместе с тем, при установлении факта несвоевременной выдачи работнику трудовой книжки, последнему может быть выплачена соответствующая компенсация только при доказанности факта, что отсутствие трудовой книжки действительно привело к невозможности работника трудоустроиться, и вследствие этого он был лишен заработка.

Дзержинским районным судом г. Оренбурга было рассмотрено гражданское дело по иску К.А.А. к Обществу с ограниченной ответственностью "АГИДЕЛЬ-ТОРГ" о признании действий работодателя незаконными, взыскании неполученной суммы заработка, премии, установлении факта трудовых отношений. В частности, истцом в рамках данного дела были заявлены исковые требования о взыскании с ответчика денежных средств за несвоевременную возврату ему трудовой книжки. Рассматривая данные требования истца суд установил, что местом работы К.А.А. является ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ". На основании приказа Общества, местом хранения трудовых книжек работников ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ" определен офис Общества. Приказом было прекращено действие трудового договора с К.А.А. на основании части 1 статьи 71 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с неудовлетворительными результатом испытания.

Истец К.А.А. был уведомлен, что в связи с прекращением трудового договора ему необходимо явиться для ознакомления с документами об увольнении, получении трудовой книжки и расчета по месту нахождения офиса ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ", разъяснен режим работы офиса, а также указано, что в случае невозможности получения трудовой книжки по указанному адресу необходимо сообщить о согласии на отправление ее по почте и указать адрес отправления. О вручении уведомления имеется личная подпись К. А.А.

В дальнейшем от истца поступило заявление с просьбой передать трудовую книжку, находящуюся в офисе Общества, через другое лицо для получения в филиале Общества.

В ответ на заявление К.А.А. от (дата) ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ" сообщило, что заявление о направлении трудовой книжки по почте от истца не поступило. Разъяснены способы о получении трудовой книжки одним из следующих способов: дать письменное согласие на отправку трудовой книжки по почте с указанием адреса отправки; получить трудовую книжку лично в офисе ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ" и что получить трудовую книжку через третье лицо при наличии у данного лица нотариально заверенной доверенности.

После чего на адрес электронной почты ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ" поступило заявление истца с просьбой о направлении трудовой книжки по конкретному адресу.

В ответ на данное обращение истцу К.А.А. направлено письмо, в котором Общество указало, что выбранный способ отправки документа не позволяет достоверно установить, что полученное заявление об отправке трудовой книжки исходит от заявителя, в целях обеспечения защиты персональных данных предложено направить письменное согласие по почтовому адресу ООО "АГИДЕЛЬ-ТОРГ либо по электронной почте, при условии подписания заявления усиленной квалифицированной электронной подписью.

С учетом приведенных выше обстоятельств дела, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в указанной части, поскольку ответчиком приняты все необходимые меры для получения истцом трудовой книжки в связи с прекращением заключенного с ним трудового договора. При этом истцом не представлено доказательств невозможности трудоустройства, отказа в трудоустройстве в период с даты увольнения по дату вынесения решения суда в связи с отсутствием у него трудовой книжки.

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда с указанными выводами суда первой инстанции согласилась, поскольку они являются законными, обоснованными и приняты в полном соответствии с действующим законодательством (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда по делу N 33-8765/2019).

 

V. Компенсация морального вреда

 

Согласно положениям Трудового кодекса Российской Федерации к материальной ответственности работника относится обязанность компенсации морального вреда, причиненного работнику. Моральный вред это физические и нравственные страдания, которые причиняются лицу нарушением его прав.

Как показывает анализ практики рассмотрения дел судами Оренбургской области, требования о компенсации морального являются дополнительными требованиями к требованиям работников о восстановлении нарушенных трудовых прав. Самостоятельные требования к работодателям о компенсации морального вреда, работниками не заявлялись. Это вызвано тем, что для компенсации морального вреда возможна только в том случае, если будет установлено нарушение трудовых прав работников, поэтому для компенсации морального вреда в трудовых отношениях необходимо установление данного факта, что зачастую является основным исковым требованием.

Так, Новотроицким городским судом Оренбургской области было рассмотрено гражданское дело по иску К.К.Р. к ФКУ "ИК N 3" УФСИН России по Оренбургской области, УФСИН России по Оренбургской области, ФСИН России о взыскании денежной компенсации за перелимит количества осужденных, взыскании денежной компенсации за исполнение обязанностей, взыскании денежной компенсации за невыплаченные премии, взыскании денежной компенсации за отработанные часы, компенсации морального вреда.

Решением суда исковые требования К.К.Р. к ФКУ "ИК N 3" УФСИН России по Оренбургской области, УФСИН России по Оренбургской области, ФСИН России о взыскании денежной компенсации за перелимит количества осужденных, взыскание денежной компенсации за исполнение обязанностей, взыскании денежной компенсации за невыплаченные премии, взыскании денежной компенсации за отработанные часы, компенсации морального вреда удовлетворены частично. Суд взыскал ФКУ "ИК N 3" УФСИН России по Оренбургской области в пользу истца денежную компенсацию за исполнение обязанностей в размере 5090 рублей 52 коп, денежную компенсацию за отработанные часы, в размере 27886 рублей, компенсацию морального вреда в размере 15000 рублей, понесенные расходы по оказанию юридических услуг в сумме 5000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований истца было отказано. Решение было обжаловано и судом апелляционной инстанции оставлено без изменения.

В данном случае, для принятия решения о компенсации причиненного истцу морального вреда нарушением его трудовых прав, необходимо было установление факта данного нарушения, что обуславливало заявление исковых требований об установлении нарушения прав истца.

Вместе с тем, в тех случаях, когда факт нарушения трудовых прав уже установлен решением суда или иным органом, имеются основания для самостоятельного иска о компенсации морального вреда.

Так, Сорочинским районным судом Оренбургской области было рассмотрено гражданское дело по иску Н.Д.А. к обществу с ограниченной ответственностью "РН-Транспорт", Б.Д.А. о взыскании утраченного заработка, компенсации морального вреда, денежной выплаты по отраслевому соглашению.

В обосновании своих требований истец указал, что 04.03.2018 года выполнял трудовые обязанности на кусте скважины. В ходе подготовки к выполнению технологической операции на него был совершен наезд автомобиля Урал под управлением Б.Д.А., в связи, с чем он получил тяжелую травму левой ноги в районе бедра. Впоследствии ему была проведена ампутация поврежденной ноги. В результате несчастного случая на производстве он длительное время находился на стационарном лечении. В настоящее время ему установлена вторая группа инвалидности со степенью утраты трудоспособности 80%, работать возможности он не имеет. Просил взыскать с ответчика ООО "РН-Транспорт" в счет возмещения утраченного им заработка 18 041 руб. ежемесячно, начиная с 28.06.2018 года, взыскав вышеуказанное возмещение единовременно за три года в сумме 649 476 руб.; в счет компенсации морального вреда 10 000 000 рублей; а также взыскать единовременную денежную выплату в размере не менее 100 величин прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по России на дату принятия решения в соответствии с ч. 7 "Отраслевого соглашения по организациям нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства объектов нефтегазового комплекса РФ" на 2017 - 2019 годы в размере не менее 1 116 000 рублей.

При рассмотрении иска, суд пришел к выводу, что надлежащим ответчиком по требованию о компенсации морального вреда будет ООО "РН-Транспорт", поскольку на момент ДТП водитель Урала Б.Д.А. находился в трудовых отношениях с данным работодателем, который и должен нести материальную ответственность.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ООО "РН-Транспорт" в пользу истца, суд учел обстоятельства, при которых он получил телесные повреждения в результате несчастного случая на производстве, степень вины работодателя, а также характер причиненных Н.Д.А. физических и нравственных страданий, необходимость в постоянном постороннем уходе, поскольку функция самообслуживания частично отсутствуют, что свидетельствует о том, что он не может вести привычный образ жизни, обеспечивать в полной мере свою семью.

Кроме этого, суд принял во внимание и поведение ответчика непосредственно после произошедшего с Н.Д.А. несчастного случая, а именно ответчиком был оплачен проезд жены истца к месту его лечения, её проживание в гостинице, и также по её заявлению была выплачена материальная помощь единовременно в размере 50000 рублей, возмещены затраты на приобретение лекарств на сумму 27000 рублей.

Учитывая принципы разумности и справедливости и, принимая во внимание вышеизложенное, суд счел возможным удовлетворить исковые требования о компенсации морального вреда частично в размере 800000 рублей.

Не согласившись с данным решением суда, истцом была подана апелляционная жалоба.

По мнению суда апелляционной инстанции, размер компенсации морального вреда в размере 800 000 рублей согласуется с принципами конституционной ценности жизни, здоровья и достоинства личности (статьей 21 и 53 Конституции Российской Федерации), а также с принципами разумности и справедливости, позволяющими, с одной стороны, максимально возместить причиненный моральный вред, с другой - не допустить неосновательного обогащения потерпевшего.

В данном деле факт несчастного случая на производстве был установлен соответствующим актом.

Анализ сведений, представленных районными (городскими) судами показывает, что наиболее часто встречающимися формами нарушений прав работников, влекущими удовлетворение требований о компенсации морального вреда, являются следующие:

- незаконное увольнение с работы или перевод на другую работу;

- незаконное применение дисциплинарного взыскания;

- необоснованное лишение премий, надбавок и иных выплат стимулирующего характера, положенных работнику;

- невыплата или несвоевременная выплата заработной платы;

- причинение вреда здоровью работника при исполнении им трудовых функций;

- незаконного привлечения работника к материальной ответственности по решению работодателя в случаях, не предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации.

Особенностью компенсации работодателем морального вреда, является то, что он подлежит взысканию при установлении факта любого нарушения трудовых прав работника.

Так, в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда. Учитывая, что Трудового кодекса Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Трудового кодекса Российской Федерации вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы). В соответствии со статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В силу приведенных разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику, подлежит компенсации в любых случаях нарушения трудовых прав работников.

Таким образом, как правильно отмечают суды, при установлении факта любого нарушения трудовых прав работника, в случае если им заявлены требования о компенсации морального вреда, данные требования подлежат удовлетворению, а отдельно факт причинения морального вреда доказыванию не подлежит.

Так, Октябрьским районным судом г. Орска Оренбургской области было рассмотрено гражданское дело по иску Ж.Р.Т. к Обществу с ограниченной ответственностью "Агроторг" о компенсации морального вреда и установлении факта незаконных действий. Свои требования истец Ж.Р.Т. обосновывала тем, что после расторжения трудового договора, ответчик не возвратил ей трудовую книжку в связи с утратой, а в дальнейшем выдал ей дубликат трудовой книжки, в котором отсутствовала запись об одном из периодов предыдущей работы. Для подтверждения трудового стажа ей пришлось в течение четырех месяцев восстанавливать документы для подтверждения указанных периодов работы, что создало дополнительные трудности и психологически давит на ее здоровье. Кроме того, не удалось подтвердить один год работы в школе, что влияет на последующее назначение пенсии. Считает, что действиями ответчика, выразившимися в утрате трудовой книжки и внесением в дубликат трудовой книжки не полных сведений о работе, ей причинен моральный вред. Решением Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области в удовлетворении исковых требований истца было отказано. Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств, свидетельствующих о том, что отсутствие полных сведений о работе истца в дубликате трудовой книжки препятствовало ее трудоустройству или иным образом нарушило трудовые права, не представлено, а потому пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для компенсации морального вреда по обстоятельствам того, что работодателем были внесены в дубликат трудовой книжки не полные сведения о работе Ж.Р.Т., согласилась. Вместе с тем, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции не учел, что сам факт утери трудовой книжки работодателем нарушил трудовые права истца. Материалами дела установлено и не оспаривалось сторонами, что при увольнении из ООО "Агроторг" истцу Ж.Р.Т. не была выдана трудовая книжка.

Из искового заявления истца и содержания апелляционной жалобы следует, что в связи с утратой работодателем трудовой книжки, для оформления дубликата трудовой книжки, истец Ж.Р.Т. была вынуждена в течение четырех месяцев собирать необходимые документы с прежних мест работы, выезжать в другие населенные пункты, искать документы о работе в архивах прежних работодателей, тем самым ей причинен моральный вред.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что ООО "Агроторг" нарушены трудовые права истца Ж.Р.Т., которая передав трудовую книжку работодателю, при увольнении вправе была рассчитывать на ее получение. Между тем, ответчик в нарушении ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации трудовую книжку не выдал, сообщив об ее утрате, тем самым нарушив пункт 45 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2003 года N 225, в результате чего истец была вынуждена собирать сведения о работе с предыдущих мест работы для внесения их в дубликат трудовой книжки.

Таким образом, неправомерными действиями ООО "Агроторг", выразившимися в утрате трудовой книжке истца, нарушены ее трудовые права, в связи с чем с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда.

В связи с этим, решение Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области отменено и по делу принято новое решение, которым исковые требования истца Ж.Р.Т. были удовлетворены, и в ее пользу была взыскана компенсация морального вреда (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда по делу N 33-6606/2019).

Выявленные в ходе анализа судебной практики рассмотрения судами дел о привлечении работодателя к материальной ответственности нарушения свидетельствуют о необходимости осуществления более тщательной подготовки рассмотрения дел данной категории, а также изучения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в редакции постановлений N 63 от 28 декабря 2006 года, N 22 от 28 сентября 2010 года и N 52 от 24 ноября 2015 года) и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 года N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям".

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда

 


Обобщение судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Оренбургской области гражданских дел о материальной ответственности работодателя


Текст обобщения опубликован на сайте Оренбургского областного суда (http:\\www.oblsud.orb.sudrf.ru)