Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам (2-ое полугодие 2009 года)

Обзор
судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по гражданским делам
(2-ое полугодие 2009 г.)

 

1. Если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

И. обратился в суд с иском к К. о взыскании денежной суммы, ссылаясь на то, что между ним и ответчиком заключено устное соглашение, по которому он продал ответчику автомобиль "ДЭУ" за 230 000 рублей, подлежащих оплате в течение шести месяцев. До настоящего времени ответчик деньги не выплатил, автомобиль находится в его распоряжении.

Решением Чамзинского районного суда от 30 января 2009 г., оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Президиум Верховного Суда Республики Мордовия решение отменил и вынес по делу новое решение об удовлетворении иска.

Судом установлено, что 20 октября 2006 г. И. передал К. автомобиль "ДЭУ" с оформлением на него доверенности на условиях оплаты ответчиком 230 000 рублей.

Исходя из указанных обстоятельств, суд пришел к правильному выводу о том, что фактически между сторонами был заключен договор купли-продажи автомобиля.

Отказывая И. в удовлетворении иска, суд, руководствуясь статьей 161 Гражданского кодекса РФ, посчитал, что данная сделка должна быть совершена в нотариальной форме, а в силу пункта 1 статьи 165 Гражданского кодекса РФ несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность и, как следствие этого, истец вправе требовать от ответчика не взыскания денежной суммы, а возврата автомобиля.

Данный вывод основан на неправильном истолковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 161 Гражданского кодекса РФ должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения, сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, - независимо от суммы сделки.

Согласно статье 162 Гражданского кодекса РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В судебном заседании ответчик К. не отрицал факта заключения договора купли-продажи автомобиля, не оспаривал он и подлежащую оплате его стоимость в течение шести месяцев, ссылаясь при этом на частичное погашение долга.

Указанные доказательства Президиум Верховного Суда Республики Мордовия посчитал достаточными в подтверждение сделки и ее условий.

В соответствии со статьей 314 Гражданского кодекса РФ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

Как видно из материалов дела, К. взятое на себя обязательство по выплате в течение шести месяцев денежных средств за приобретенный автомобиль в установленный сторонами срок не исполнил, поэтому требование И. о взыскании с него оговоренной денежной суммы является законным и подлежит удовлетворению.

 

Дело N 44-г-18

2. Правовых оснований для удовлетворения требования страховщика о взыскании с ответчика в порядке регресса выплаченной потерпевшему суммы пособия по временной нетрудоспособности не имелось.

ГУ-Региональное отделение Фонда социального страхования РФ по Республике Мордовия обратилось в суд с иском к С. о взыскании в порядке регресса расходов, понесенных в результате выплаты пособия по временной нетрудоспособности М., пострадавшему в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место по вине ответчика.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Саранска от 19 марта 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, иск удовлетворен.

Президиум Верховного Суда Республики Мордовия решение отменил и вынес новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Судом установлено, что 24 октября 2008 г. на ул. Пролетарская г. Саранска в результате дорожно-транспортного происшествия по вине С., управлявшего автомобилем "Тайота-Спринтер", пассажир автомобиля "Форд-Фокус" М. получил телесные повреждения, в связи с чем находился на амбулаторном лечении. За счет средств Фонда социального страхования М. начислено и выплачено пособие по временной нетрудоспособности.

Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался статьей 1081 Гражданского кодекса РФ, в силу которой лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом, и исходил из того, что в результате выплаты пособия по временной нетрудоспособности истец понес ущерб, который подлежит возмещению за счет С., виновного в причинении вреда здоровью М.

С таким выводом нельзя согласиться, поскольку он основан на неправильном истолковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии со статьей  1 Закона РФ "Об основах обязательного социального страхования" обязательное социальное страхование является частью системы социальной защиты населения, спецификой которой является осуществляемое в соответствии с Федеральным законом страхование работающих граждан от возможного изменения материального и (или) социального положения, в том числе по независящим от них обстоятельствам. Пособие по временной нетрудоспособности является одним из видов страхового обеспечения, установленных статьей 8 указанного Закона.

Таким образом, спорные выплаты являются страховыми, и они произведены учреждением в рамках его деятельности в качестве страховщика, а не в результате нарушения его прав и причинения вреда истцом, поэтому к данному спору не применимы положения статей 15, 1064, 1081 Гражданского кодекса РФ.

Ссылка истца на статью 11 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования", в силу которой страховщику предоставлено право обращаться в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов, не является основанием для удовлетворения иска, поскольку требование учреждения не является иском о возмещении понесенных расходов в смысле, придаваемом этому понятию статьей 15 Гражданского кодекса РФ, а направлено на полное возмещение выплаченного застрахованным лицам страхового обеспечения, гарантированного государством за счет специально аккумулируемых для целей социального страхования денежных средств, уплачиваемых работодателем потерпевшего.

Так, в соответствии со статьей 17 названного Федерального закона источниками поступлений денежных средств в бюджеты фондов конкретных видов обязательного социального страхования являются в том числе страховые взносы и (или) налоги, которые обязаны уплачивать страхователи на основании статьи 12 названного Закона.

Кроме того, объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, регулируется статьей 1085 Гражданского кодекса РФ, которая не предусматривает обязанности причинителя вреда выплачивать потерпевшему пособие по временной нетрудоспособности, следовательно, право регресса к лицу, причинившему вред, по возмещению таких расходов возникнуть не может.

Таким образом, правовых оснований для удовлетворения требования страховщика о взыскании с ответчика в порядке регресса выплаченной потерпевшему суммы пособия по временной нетрудоспособности не имеется.

 

Дело N 44-г-19

3. Поскольку отсутствовал правоустанавливающий документ на объект недвижимого имущества, заявленный к регистрации, у суда отсутствовали правовые основания для государственной регистрации права собственности этот объект.

А. обратился в суд с иском о вынесении решения о государственной регистрации за ним права собственности на здание хлебозавода, расположенное в с. Большое Игнатово. В обоснование требований указал, что сообщением УФРС по Республике Мордовия ему было отказано в государственной регистрации права собственности на здание хлебозавода по тем основаниям, что для государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости необходима подача заявления обеими сторонами сделки. Он также указал, что здание хлебозавода он приобрел с публичных торгов у конкурсного управляющего Большеигнатовского райпо, факт передачи здания удостоверен актом приема-передачи. В настоящее время конкурсное производство в отношении Большеигнатовского райпо завершено и оно исключено из Единого государственного реестра юридических лиц. Поскольку в период существования продавца на государственную регистрацию права собственности они не обращались, истец просил суд вынести решение о государственной регистрации его права собственности на здание хлебозавода.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 25 мая 2009 г. исковые требования А. удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия решение отменила и вынесла по делу новое решение об отказе в иске.

Сообщением от 7 мая 2009 г. УФРС по Республике Мордовия было отказано в государственной регистрации права собственности А. на здание хлебозавода. При этом государственный регистратор ссылался на отсутствие заявления представителя Большеигнатовского райпо и документов, подтверждающих право собственности Большеигнатовского райпо на указанный объект недвижимого имущества. Кроме того, указано, что А. не представлены: утвержденные общим собранием кредиторов порядок, сроки и условия продажи имущества должника, отчет оценщика об оценке имущества должника, надлежаще опубликованные сообщения о продаже имущества.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции применил аналогию закона, исходя из того, что в настоящее время Большеигнатовского райпо ликвидировано, а Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не урегулирован порядок регистрации права собственности на основании заявления одной стороны.

Между тем согласно части 1 статьи 20 вышеуказанного Федерального закона в государственной регистрации прав может быть отказано в случаях, если не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав; а также если правообладатель не представил заявление и иные необходимые документы на государственную регистрацию ранее возникшего права на объект недвижимого имущества, наличие которых необходимо для государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества.

Из материалов дела усматривается, что заявителем на государственную регистрацию не были представлены правоустанавливающие документы, свидетельствующие о наличии права собственности продавца на спорный объект недвижимого имущества.

Имеющийся в материалах дела перечень объектов жилищно-гражданского и промышленного строительства, находящихся в стадии строительства территории Большеигнатовского района в 1981 году, не может свидетельствовать о праве собственности Большеигнатовского райпо на здание хлебозавода. Также не подтверждает наличие права собственности общества на данное здание то обстоятельство, что земельный участок, на котором расположен спорный объект недвижимости, находился в постоянном (бессрочном) пользовании у Большеигнатовского райпо. В техническом паспорте на здание хлебозавода сведения о регистрации права собственности отсутствуют.

Исходя из того, что у Большеигнатовского райпо отсутствовал правоустанавливающий документ на объект недвижимого имущества, заявленный к регистрации, у суда отсутствовали правовые основания для государственной регистрации права собственности А. на это здание.

 

Дело N 33-1229/62

4. Прямое возмещение убытков - возмещение вреда имуществу потерпевшего, осуществляемое страховщиком, заключившим с потерпевшим - владельцем транспортного средства договор обязательного страхования, допускается только в случаях возмещения имущественного вреда.

Ш.Е. и Ш.Т. обратились в суд с исковыми требованиями к ООО "Страховая Компания "Согласие" о взыскании страховых выплат. В обоснование исковых требований они указали на то, что 24 сентября 2008 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием двух транспортных средств - автомобиля ВАЗ-21104 и автомобиля КАМАЗ-4410810. В результате данного дорожно-транспортного происшествия погиб находившийся в автомобиле ВАЗ-21104 пассажир Ш.В.

В связи с указанным событием они направили в адрес ответчика, застраховавшего гражданскую ответственность владельца автомобиля ВАЗ-21104, уведомление о наступлении страхового случая и выплате страхового возмещения по случаю причинения вреда жизни потерпевшего. Однако страховщик незаконно отказал им в выплате страхового возмещения, необоснованно сославшись на то, что вред здоровью по правилам прямого возмещения убытков возмещению не подлежит.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 21 июля 2009 г. иск частично удовлетворен.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия решение суда отменила по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования истцов о взыскании страховых выплат, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцы вправе предъявить требования о возмещении вреда по случаю смерти Ш.В. непосредственно страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность владельца автомобиля ВАЗ-21104, чьей вины в дорожно-транспортном происшествии не имелось.

Данный вывод суда основан на неправильном применении закона.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Так, в частности, в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" обязанность возмещения вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, может быть возложена на страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность владельца транспортного средства.

Вместе с тем в соответствии с положениями статьи 14.1 данного Федерального закона прямое возмещение убытков - возмещение вреда имуществу потерпевшего, осуществляемое страховщиком, заключившим с потерпевшим - владельцем транспортного средства договор обязательного страхования, допускается только в случаях возмещения имущественного вреда.

Исходя из вышеуказанных положений закона, требования истцов о возмещении вреда по случаю смерти Ш.В., которые к числу требований о возмещении имущественного вреда не относятся, не могли быть разрешены по правилам прямого возмещения убытков, а, следовательно, эти требования предъявлены к ненадлежащему ответчику.

 

Дело N 33-1640/31

5. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года.

Б.С. обратилась в суд в защиту законных интересов несовершеннолетнего сына Б.А. с иском к ООО "Р." о взыскании страховой выплаты. В обоснование иска она указала на то, что по вине Г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого ее несовершеннолетний сын Б.А. получил вред здоровью. При этом транспортное средство находилось под управлением виновного несовершеннолетнего водителя Г. с разрешения его отца, который являлся владельцем транспортного средства, и чья гражданская ответственность была застрахована в ООО "Р.".

Страховщик отказал в выплате страхового возмещения по мотиву ненаступления страхового случая. В связи с этим истица просила суд взыскать с ООО "Р." в пользу несовершеннолетнего сына Б.А. единовременно страховую выплату в размере 160 тыс. рублей в возмещение вреда здоровью.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 1 сентября 2009 г. иск удовлетворен частично, и судом постановлено о взыскании с ООО "Р." в пользу Б.А. страховой выплаты в размере 138 860 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия решение суда отменила, указав следующее.

Федеральным законом от 4 ноября 2007 г. N 251-ФЗ "О внесении изменения в статью 966 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года.

Настоящий Федеральный закон вступил силу со дня его официального опубликования 9 ноября 2007 г. До вступления в силу настоящего Федерального закона в соответствии с прежним положением статьи 966 Гражданского кодекса РФ к вышеуказанным требованиям применялся двухлетний срок исковой давности.

Как следует из материалов дела, дорожно-транспортное происшествие имело место 9 июля 2005 г., иск о взыскании страховой выплаты предъявлен в суд 27 февраля 2009 г., а, следовательно, данный иск был предъявлен в суд по истечении установленного законом срока исковой давности. При этом до вынесения судом решения ООО "Р." заявило о применении срока исковой давности.

О восстановлении пропущенного срока исковой давности ни истец, ни его законный представитель не заявляли, и о причине, по которой был пропущен срок исковой давности, не указали.

При таких обстоятельствах в удовлетворении предъявленного иска следовало отказать за пропуском срока исковой давности, так как в силу положения пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком, является достаточным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

 

Дело N 33-1797/31

6. Хотя между сторонами и были оформлены договоры, именованные как договоры подряда, на самом деле этими договорами фактически регулировались трудовые отношения сторон, и к таким отношениям должны применяться положения трудового законодательства.

И. и К. обратились в суд с исковыми требованиями к ООО "М." о признании возникших отношений трудовыми, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда. В обоснование требований истцы указали на то, что в июле и сентябре 2008 года они подписали с ответчиком договоры, именованные как договоры подряда, по которым И. обязался выполнить по заданию ООО "М." сварочные работы, а К. - работы по монтажу полипропиленовых труб.

По утверждению истцов, на самом деле заключенными договорами регулировались трудовые, а не гражданские отношения, так как: в договорах отсутствовали существенные для договора подряда условия об объекте и цене работ; они подчинялись внутреннему трудовому распорядку и выполняли определенные трудовые функции; между сторонами была достигнута устная договоренность о размере заработной платы, которая им частично была выплачена; им, как и другим работникам, были присвоены табельные номера; ответчик выступал их налоговым агентом, и уплачивал за них налог на доходы физических лиц и единый социальный налог.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 19 августа 2009 г. в удовлетворении предъявленных требований истцам было отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия нашла решение суда подлежащим отмене.

Как следует из материалов дела, 28 июля 2008 г. ответчик оформил с И. договор подряда, по условиям которого он обязался выполнить по заданию ответчика и по его расценкам непоименованные работы на участках дорог в период с 28 июля по 28 октября 2008 г.

Также ответчик оформил с К. недатированный договор подряда, по условиям которого он обязался выполнить по заданию ответчика и по его расценкам работы по монтажу полипропиленовых труб в период с 15 сентября по 15 декабря 2008 г.

Отказывая истцам в удовлетворении требований о признании возникших отношений трудовыми, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности возникновения таких отношений, и по выводу суда заключенные сторонами договоры на самом деле являлись гражданско-правовыми договорами (договорами подряда).

Данный вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 Гражданского кодекса РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Между тем оформленные сторонами договоры, именованные как договоры подряда, не содержат в себе указания о том, какую именно работу должны выполнить И. и К. Имеющееся в оформленных договорах указание о том, что они должны выполнить сварочные работы и работы по монтажу полипропиленовых труб носит неконкретизированный и неопределенный характер, а, следовательно, существенное для любого гражданско-правового договора условие о предмете в оформленных договорах отсутствует.

Напротив, по объяснениям И. и К., на протяжении нескольких месяцев они по заданию ответчика лично выполняли в составе бригады за плату сварочные работы и работы по монтажу полипропиленовых труб, подчиняясь правилам внутреннего трудового распорядка. При этом ООО "М." обеспечивало им условия такого труда и выплачивало заработную плату.

Указанные объяснения истцов согласуются с имеющимися в деле письменными доказательствами, и ответчиком не опровергнуты.

При таких обстоятельствах следует признать, что хотя между сторонами и были оформлены договоры, именованные как договоры подряда, на самом деле этими договорами фактически регулировались трудовые отношения сторон, и к таким отношениям в силу части четвертой статьи 11 Трудового кодекса РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, а обратный вывод суда первой инстанции является ошибочным.

 

Дело N 33-1717/10

7. Факт отсутствия истца на рабочем месте не более четырех часов подряд в течение рабочего дня не может расцениваться как совершение прогула.

Б. обратился в суд с иском к ООО "К." о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование иска указал, что работал у ответчика в качестве водителя, и 6 марта 2009 г. он был уволен с работы за прогулы.

Решением Краснослободского районного суда от 14 мая 2009 г. в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия решение суда отменила и вынесла по делу новое решение об удовлетворении иска.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Б., отсутствуя на рабочем месте в течение четырех часов, т.е. с 13 до 17 часов, совершил прогул, в связи с чем у ответчика имелись законные основания для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

С выводами суда нельзя согласиться по следующим основаниям.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Б. отсутствовал на рабочем месте без разрешения администрации предприятия 4 марта 2009 г. после обеденного перерыва с 13 до 17 часов.

Таким образом, факт отсутствия истца на рабочем месте не более четырех часов подряд в течение рабочего дня не может расцениваться как совершение прогула, поскольку в соответствии с положениями подпункта "а" пункта 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ прогулом признается отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

 

Дело N33-1117/57

8. Действующим гражданским законодательством, регулирующей наследственные правоотношения, не предусмотрен досудебный порядок урегулирования спора.

О. обратилась в суд с исковым заявлением о восстановлении срока для принятия наследства умершего К.

Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 15 июня 2009 г. исковое заявление возвращено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменила, указав следующее.

Возвращая заявление О. о восстановления срока для принятия наследства умершего К., судья сослался на пункт 1 части 1 статьи 135 ГПК РФ, согласно которой судья возвращает исковое заявление в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

Однако с таким выводом судьи нельзя согласиться по следующим основаниям.

Принимая решение о возвращении искового заявления о восстановления срока для принятия наследства в связи с несоблюдением истицей досудебного порядка урегулирования спора, судья в своем определении не указал, каким федеральным законом для данной категории дел предусмотрен досудебный порядок урегулирования спора.

Вместе с тем судья не учел, что действующим гражданским законодательством, а именно частью третьей Гражданского кодекса РФ, регулирующей наследственные правоотношения, не предусмотрен досудебный порядок урегулирования спора.

При данных обстоятельствах у судьи не было правовых оснований для возврата искового заявления О.

 

Дело N 33-1292/57

9. Поскольку Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Мордовия не является участником уголовного судопроизводства, то заявление не могло быть рассмотрено в порядке уголовного судопроизводства.

Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Мордовия обратилось в суд с заявлением о признании незаконным отказа МВД по Республике Мордовия в возврате правоустанавливающих документов на автозаправочную станцию, расположенную в с. Зарубкино Зубово-Полянского района.

Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 3 июля 2009 г. в принятии заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменила.

Из заявления усматривается, что согласно протоколу выемки от 28 февраля 2003 г. следователем Управления Федеральной службы налоговой полиции РФ по Республике Мордовия было изъято дело правоустанавливающих документов на вышеуказанную автозаправочную станцию на 55 листах.

На требование заявителя о возврате дела правоустанавливающих документов получен ответ о том, что они утрачены в 2003 году сотрудником, производившим расследование по уголовному делу, который в настоящее время уволен из органов внутренних дел.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином порядке.

Отказывая в принятии заявления, судья исходила из того, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку оно рассматривается и разрешается в порядке уголовного судопроизводства.

С данной позицией согласиться нельзя.

В соответствии с пунктом 5 Общего положения о территориальном органе Федеральной регистрационной службы по субъекту (субъектам) Российской Федерации, утвержденного Минюста РФ от 3 декабря 2004 г. N 183, основной задачей территориального органа является осуществление государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на объекты недвижимого имущества.

Согласно части 1 статьи 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Поскольку Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Мордовия в данном случае не является участником уголовного судопроизводства, то заявление не могло быть рассмотрено в порядке уголовного судопроизводства.

 

Дело N 33-1472/57

10. Управление федеральной почтовой связи Республики Мордовия является филиалом ФГУП "П.", а, следовательно, оно самостоятельной гражданской процессуальной правоспособностью не обладает и не является надлежащим ответчиком по предъявленному иску.

С. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной почтовой связи Республики Мордовия - филиалу Федерального государственного унитарного предприятия "П." о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Решением Ковылкинского районного суда от 9 июля 2009 г. с Управления Федеральной почтовой связи Республики Мордовии - филиала Федерального государственного унитарного предприятия "П." в пользу С. взыскано в счет компенсации морального вреда 250 000 рублей.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия решение отменила по следующим основаниям.

В силу статьи 36 ГПК РФ гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Статья 55 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства (пункт 2). Филиалы не являются юридическими лицами (пункт 3).

Из материалов дела усматривается, что Управление федеральной почтовой связи Республики Мордовия является филиалом ФГУП "П.", а, следовательно, оно самостоятельной гражданской процессуальной правоспособностью не обладает и не является надлежащим ответчиком по предъявленному иску.

 

Дело N 33-1525/55

11. Дела по спорам, возникающим в связи с назначением или отказом в назначении пенсий подлежат рассмотрению в порядке искового производства и относятся к делам по искам, не подлежащим оценке.

К. обратился в суд с иском к МУ "Ц." о взыскании недополученной суммы пенсии и возложении на ответчика обязанности производить доплаты.

Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 10 июля 2009 г. исковое заявление возвращено. Заявителю разъяснено, что с данным иском он вправе обратиться к мировому судье судебного участка N 1 Ленинского района г. Саранска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия нашла определение судьи подлежащим отмене.

В силу статьи 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 23 ГПК РФ дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей ста тысяч рублей.

Возвращая заявление, судья исходила из того, что в данном случае имеет место имущественный спор, и цена иска не превышает ста тысяч рублей.

С данным выводом судьи нельзя согласиться по следующим основаниям.

Как усматривается из содержания искового заявления, К. просил взыскать с ответчика в его пользу задолженность по выплате трудовой пенсии и обязать ответчика выплачивать ему доплату к государственной пенсии за выслугу лет в связи с замещением должности в органах местного самоуправления (часть 2 статьи 30 Закона Республики Мордовия "О муниципальной службе в Республике Мордовия").

Согласно пункту 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ и пункту 7 статьи 18 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" дела по спорам между гражданами и органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, подведомственны судам общей юрисдикции.

В связи с этим дела по спорам, возникающим в связи с назначением или отказом в назначении пенсий подлежат рассмотрению в порядке искового производства и относятся к делам по искам, не подлежащим оценке, в связи с чем подсудны районному суду, а не мировому судье (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии").

 

Дело N 33-1631/57

12. В соответствии с пунктом 9 статьи 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

Н. обратился в суд с иском к ОАО "Р." о признании незаконным приказа о переводе на другую работу.

Определением судьи Рузаевского районного суда от 25 августа 2009 г. исковое заявление Н. возвращено. Заявителю разъяснено, что с указанным иском он может обратиться по месту нахождения филиала ОАО "Р." - Пензенское отделение структурного подразделения Куйбышевской железной дороги.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменила.

В соответствии с пунктом 4 части первой статьи 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

Возвращая исковое заявление, суд пришел к выводу о том, что данное дело подсудно Мещанскому районному суду г. Москва, по месту нахождения ответчика - ОАО "Р.", либо Железнодорожному районному суду г. Самары, по месту нахождения филиала - Куйбышевской железной дороги ОАО "Р.", поскольку иск, вытекающий из трудовых отношений, подлежит предъявлению в суд по общему правилу подсудности, предусмотренному статьей 28 ГПК РФ.

Между тем, как видно из оспариваемого приказа начальника Рузаевской дистанции пути N 175 от 6 июля 2009 г., Н. переведен с должности монтера пути 3-го разряда околотка N 10 на должность машиниста компрессорных установок 3-го разряда околотка N 12 Рузаевской дистанции пути, г. Рузаевка.

Такие же сведения содержатся и в копии дополнительного соглашения к трудовому договору от 29 апреля 2008 г.

Таким образом, в трудовом договоре определено место его исполнения - г. Рузаевка.

В соответствии с пунктом 9 статьи 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

Поскольку место исполнения истцом трудовых обязанностей, согласно трудовому договору, - место нахождения околотка N 12 Рузаевской дистанции пути, г. Рузаевка, истец имел право на предъявление иска о признании незаконным приказа о переводе на другую работу именно по месту исполнения им обязанностей по трудовому договору.

 

Дело N 33-1657/57

13. Гражданские дела об устранении нарушений прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, в силу статьи 24 ГПК РФ подсудны районному суду.

Б. обратилась в суд с иском к Т. об устранении препятствий в пользовании принадлежащим ей на праве собственности земельным участком. В обоснование требований указала, что ответчица самовольно передвинула свой забор в сторону ее земельного участка, вследствие чего длина межи уменьшилась на 1 м 60 см. Она считала, что действиями ответчицы нарушены ее права собственника земельного участка.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Саранска от 29 июля 2009 г. дело передано на рассмотрение мировому судье судебного участка N 4 Октябрьского района г. Саранска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия нашла определение судьи подлежащим отмене.

В соответствии с пунктом 3 статьи 33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Передавая дело на рассмотрение мировому судье, суд первой инстанции исходил из того, что имеется спор об определении порядка пользования имуществом (земельным участком), а дела по таким требованиям в силу статьи 23 ГПК РФ подсудны мировому судье.

С такой позицией согласиться нельзя.

В соответствие с пунктом 7 статьи 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела об определении порядка пользования имуществом.

Как следует из материалов дела, истица и ответчица не являются сособственниками земельного участка, по вопросу пользования которым возник спор. Истицей заявлен спор об устранении препятствий в пользовании своим земельным участком, в заявлении не поставлен вопрос об определении порядка пользования земельным участком. Гражданские дела об устранении нарушений прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, в силу статьи 24 ГПК РФ подсудны районному суду.

 

Дело N 33-1662/57

14. Вывод судьи о том, что заявление подлежит рассмотрению и разрешению в порядке административного или уголовного судопроизводства, является ошибочным.

Прокурор Ленинского района г. Саранска подал в суд исковое заявление в защиту законных интересов неопределенного круга лиц, содержащее требование к ООО "РИЦ" о прекращении деятельности по оказанию посетителям услуг по доступу к азартным играм в сети "Интернет".

Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 19 августа 2009 г. в принятии искового заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменила и указала следующее.

В соответствии с пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Отказывая в принятии искового заявления по указанному основанию, судья исходил из того, что за незаконное предпринимательство установлена административная и уголовная ответственность, и пришел к выводу о том, что поданное заявление подлежит рассмотрению и разрешению в порядке административного или уголовного судопроизводства.

Между тем в данном случае, подавая исковое заявление, прокурор не предъявлял требований о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности, а, следовательно, вывод судьи о том, что заявление подлежит рассмотрению и разрешению в порядке административного или уголовного судопроизводства, является ошибочным. При этом выбор способа защиты прав и законных интересов неопределенного круга лиц принадлежит прокурору, который в соответствии с требованиями части третьей статьи 131 ГПК РФ должен указать в исковом заявлении закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов, а наличие установленной федеральным законом административной или уголовной ответственности за незаконное предпринимательство не препятствует принятию искового заявления к производству суда.

 

Дело N 33-1711/57

15. Возникший спор не относится к числу экономических споров, разрешение которого отнесено федеральным законом к ведению арбитражных судов, и данное дело подведомственно суду общей юрисдикции, а не арбитражному суду.

Прокурор Пролетарского района г. Саранска подал в суд исковое заявление в защиту законных интересов неопределенного круга лиц, содержащее требование к индивидуальному предпринимателю К. о прекращении деятельности по оказанию посетителям Интернет-клуба "У." услуг по доступу к азартным играм в сети "Интернет".

Определением судьи Рузаевского районного суда от 17 августа 2009 года в принятии искового заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменила.

В соответствии с пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Отказывая в принятии искового заявления по указанному основанию, судья районного суда пришел к выводу о том, что по своему субъектному составу и характеру возникший спор связан с осуществлением индивидуальным предпринимателем К. предпринимательской и иной экономической деятельности, а, следовательно, данное дело подведомственно арбитражному суду.

Однако такой вывод судьи является ошибочным.

В соответствии с частью третьей статьи 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

К подведомственности арбитражных судов отнесены дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, возникающие из гражданских, административных и иных публичных правоотношений. При этом арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (статьи 27-33 АПК РФ).

Следовательно, критериями разграничения подведомственности дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, по общему правилу, являются как субъектный состав участников спора, так и характер возникшего между ними спора.

Из представленного материала следует, что прокурором предъявлено требование к ответчику не как к участнику предпринимательской или иной экономической деятельности, а в порядке защиты законных интересов неопределенного круга лиц, которые не находятся в экономических отношениях с ответчиком, и такое требование направлено в защиту нравственности граждан.

При таких обстоятельствах возникший спор не относится к числу экономических споров, разрешение которого отнесено федеральным законом к ведению арбитражных судов, и данное дело подведомственно суду общей юрисдикции, а не арбитражному суду.

 

Дело N 33-1690/57

16. Несоблюдение истцом установленного федеральным законом для данной категории споров досудебного порядка урегулирования спора либо непредставление истцом документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, является основанием для возвращения судьей искового заявления.

Муниципальное предприятие "В." подало в суд исковое заявление, содержащее требование к П. о расторжении договора на отпуск питьевой воды и прием сточных вод.

Определением судьи Чамзинского районного суда от 19 октября 2009 г. постановлено о возвращении искового заявления.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия нашла определение судьи подлежащим отмене.

Возвращая исковое заявление, судья районного суда пришел к выводу о том, что данное дело относится к числу дел по имущественным спорам, подлежащим оценке, цена предъявленного иска не превышает ста тысяч рублей, а, следовательно, дело на основании статьи 23 ГПК РФ подсудно мировому судье.

Данный вывод судьи является преждевременным.

Судья пришел к правильному выводу о том, что требование истца о расторжении договора на отпуск питьевой воды и прием сточных вод вытекает из гражданско-правовых отношений сторон, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, и относится к числу имущественных требований. При этом очевидно, что требование о расторжении договора, предусматривающего срочные платежи за оказанные услуги, подлежит оценке, при которой цена иска определяется исходя из совокупности всех платежей, но не более чем за три года (пункт 4 часть первая статьи 91 ГПК РФ).

Следовательно, родовая подсудность данного дела - подсудность дела районному суду или мировому судье будет зависеть от цены предъявленного иска (пункт 5 часть первая статьи 23 ГПК РФ).

В нарушение пункта 6 части второй статьи 131 ГПК РФ в исковом заявлении не была указана цена предъявленного иска. При этом вывод судьи районного суда о том, что цена предъявленного иска не превышает ста тысяч рублей, ничем не мотивирован.

Таким образом, обжалуемое определение судьи нельзя признать обоснованным, и оно подлежит отмене с передачей вопроса о принятии искового заявления к производству суда на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении вопроса о принятии искового заявления к производству суда судье районного суда необходимо было также иметь в виду нижеследующее.

Для споров о расторжении договоров федеральным законом предусмотрен досудебный порядок их урегулирования (пункт 2 статьи 452 Гражданского кодекса РФ).

Несоблюдение истцом установленного федеральным законом для данной категории споров досудебного порядка урегулирования спора либо непредставление истцом документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, является основанием для возвращения судьей искового заявления (пункт 1 часть первая статьи 135 ГПК РФ).

 

Дело N 33-1943/25

17. Вывод судьи о подсудности дела Верховному Суду Республики Мордовия признан неправильным.

Рузаевский некоммерческий фонд "С." подал в суд заявление о своей ликвидации по тем основаниям, что имущество фонда недостаточно для осуществления его целей и вероятность получения необходимого имущества нереальна.

Определением судьи Рузаевского районного суда от 24 августа 2009 г. заявление возвращено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменила, указав следующее.

Возвращая поданное заявление, судья пришел к выводу о том, что Рузаевский некоммерческий фонд "С." является общественным объединением (общественным фондом), а, следовательно, данное дело подсудно Верховному Суду Республики Мордовии, который в соответствии с пунктом 3 части первой статьи 26 ГПК РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела о ликвидации региональных общественных объединений.

Между тем в соответствии со статьей 5 Федерального закона "Об общественных объединениях" под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения.

Право граждан на создание общественных объединений реализуется как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица - общественные объединения.

Соответственно, в силу взаимосвязанных положений статей 6 и 19 названного Федерального закона учредителями общественных объединений могут быть физические лица и юридические лица - общественные объединения, если иное не установлено настоящим Федеральным законом либо законами об отдельных видах общественных объединений.

Как следует из представленного материала, Рузаевский некоммерческий фонд "С." был учрежден в качестве некоммерческой организации Открытым акционерным обществом "Р." не в соответствии с Федеральным законом от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях", и общественным объединением учрежденный фонд не является.

Следовательно, данное дело Верховному Суду Республики Мордовии неподсудно, а обратный вывод судьи районного суда является ошибочным.

 

Дело N 33-1564/46

18. Поскольку прокурором оспаривается нормативный правовой акт, не имеющий экономического характера и касающийся неопределенного круга лиц, то дело подведомственно суду общей юрисдикции.

Прокурор Ленинского района г. Саранска в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением о признании решения Совета депутатов городского округа Саранск от 27 июня 2007 г. N 384 "Об утверждении Порядка предоставления муниципальной поддержки в виде бюджетных инвестиций негосударственным (немуниципальным) организациям из бюджета городского округа Саранск" и утвержденного им порядка недействующими полностью со дня их принятия.

Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 22 июня 2009 г. в принятии заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия нашла определение судьи подлежащим отмене.

Согласно пункту 1 части первой статьи 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Отказывая прокурору в принятии заявления, судья исходил из того, что оспариваемое решение связано с экономической деятельностью и в соответствии со статьей 28 АПК РФ дело относится к подведомственности арбитражного суда.

С такой позицией согласиться нельзя.

Разграничение подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами осуществляется в зависимости от субъектного состава и характера спора.

Согласно пункту 3 части первой статьи 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, возникающие из публичных правоотношений и указанные в статье 245 ГПК РФ.

В соответствии с абзацем 2 статьи 245 ГПК РФ суд рассматривает дела, возникающие из публичных правоотношений по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов.

Как следует из части первой статьи 27 АПК РФ, арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу статьи 29 и части первой статьи 191 АПК РФ дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматриваются арбитражным судом, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом отнесено к компетенции арбитражных судов.

Согласно части первой статьи 52 АПК РФ прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Поскольку прокурором оспаривается нормативный правовой акт, не имеющий экономического характера и касающийся неопределенного круга лиц, в том числе и граждан - жителей городского округа Саранск, то данное дело подведомственно суду общей юрисдикции.

 

Дело N 33-1290/59

19. Статья 220 ГПК РФ не содержит такого основания прекращения производства, как рассмотрение дела с нарушением правил родовой подсудности.

И. обратился в суд с иском к Ч. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 Ковылкинского района от 27 марта 2009 г. с Ч. в пользу И. взыскано в счет возмещения материального ущерба 72 863 рубля. В иске о компенсации морального вреда отказано.

Апелляционным решением Ковылкинского районного суда от 19 июня 2009 г. решение мирового судьи отменено, производство по делу прекращено.

Президиум Верховного Суда Республики Мордовия апелляционное решение отменил по следующим основаниям.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что исковое заявление принято и рассмотрено мировым судьей с нарушениями правил подсудности, поскольку иски о компенсации морального вреда, причиненного здоровью, статьей 23 ГПК РФ не отнесены к подсудности мировых судей.

Между тем, прекращая производство по делу, суд апелляционной инстанции допустил существенное нарушение норм процессуального права.

Основания для прекращения производства по делу предусмотрены статьей 220 ГПК РФ, которая не содержит такого основания прекращения производства, как рассмотрение дела с нарушением правил родовой подсудности.

В этом случае суду апелляционной инстанции следовало руководствоваться пунктом 3 части второй статьи 33 ГПК РФ о передаче дела на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

 

Дело N 44-г-22

20. Предоставленный истцу срок для исправления недостатков кассационной жалобы признан недостаточным.

Решением Ковылкинского районного суда от 3 марта 2009 г. удовлетворены исковые требования Д. к П. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением.

П. на указанное решение суда подал кассационную жалобу.

Определением судьи того же суда от 15 апреля 2009 г. кассационная жалоба П. оставлена без движения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия нашла определение судьи подлежащим отмене.

В соответствии с частью 1 статьи 341 ГПК РФ при подаче кассационных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным статьями 339 и 340 настоящего Кодекса, а также при подаче жалобы, не оплаченной государственной пошлиной, судья выносит определение, на основании которого оставляет жалобу, представление без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, срок для исправления недостатков.

Оставляя без движения кассационную жалобу, судья исходил из того, что она подана с нарушением требований части 4 статьи 339 ГПК РФ, а именно к ней не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

При этом П. предоставлен срок для исправления недостатков кассационной жалобы на решение суда до 25 апреля 2009 г.

Принимая во внимание, что П., находящемуся в местах лишения свободы, для выполнения указаний судьи об оплате государственной пошлины с учетом времени на пересылку определения требуется более продолжительное время, названный срок не является разумным и достаточным.

 

Дело N 33-1077/57

 

Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Республики Мордовия

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам (2-ое полугодие 2009 года)


Текст обзора опубликован в Бюллетене Верховного суда Республики Мордовия N 18, февраль 2010 г.