Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Кассационное определение СК по гражданским делам Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 01 марта 2012 г. по делу N 33-441/2012

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа в составе:

председательствующего: Кисилевской Т.В.

судей коллегии: Наумова И.В., Оберниенко В.В.

при секретаре: Минаковой В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Ландиной А.П. на решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 28 октября 2011 года, которым постановлено:

Взыскать с ЗАО "Полярная геофизическая экспедиция" в пользу Ландиной А.П. "данные изъяты" рубля "данные изъяты" копеек в счет премии, "данные изъяты" рубля в счет возврата за питание и телефонные переговоры, "данные изъяты" рубль "данные изъяты" копейки в счет оплаты времени простоя, "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копейки в счет компенсации, "данные изъяты" рублей в счет дополнительной материальной помощи и "данные изъяты" рублей в счет компенсации морального вреда.

В остальной части иска Ландиной А.П. отказать.

Взыскать с ЗАО "Полярная геофизическая экспедиция" в доход местного бюджета госпошлину в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек.

Заслушав доклад судьи суда Ямало-Ненецкого автономного округа Наумова И.В., объяснения представителя ЗАО "Полярная геофизическая экспедиция" Масеева С.В., возражавшего против отмены судебного постановления, судебная коллегия по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа

УСТАНОВИЛА:

Ландина А.П. обратилась в суд с иском к ЗАО "Полярная геофизическая экспедиция" о защите трудовых прав.

В обоснование иска указала, что с 7 сентября 2009 года состоит в трудовых отношениях с ответчиком в должности инженера по организации и нормированию труда 2 категории, работает вахтовым методом. В нарушение трудового законодательства ей не устанавливалась и не выплачивалась надбавка за вахтовый метод работы, не оплачена работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени. Согласно производственному календарю за 2009 года она должна была отработать 481,2 часа, однако фактически отработала 608 часов, из которых 52 часа - в выходные и праздничные дни, 69, 8 часов - работа в сверхурочное время.

Штатным расписанием на 2009 год установлен должностной оклад инженера по организации и нормированию труда 2 категории в размере "данные изъяты" рублей, однако при приеме на работу ей установили оклад в размере "данные изъяты" рублей.

Оплата отпуска в 2010 и 2011 годах, оплата проезда к месту использования отпуска и обратно в 2010 году произведены с нарушением установленного статьей 136 ТК РФ срока, а за 2011 год - понесенные расходы не возмещены. Работодателем постоянно нарушались и сроки выплаты заработной платы.

В период с 1 мая по 31 октября 2011 года она была переведена на режим неполного рабочего времени, однако уведомление об этом получила только 19 апреля 2011 года, в связи с чем в период с 1 мая по 19 июня 2011 года имел место простой по вине работодателя.

В нарушение пункта 5.6 Коллективного договора, согласно которого работодатель обязан ежегодно с 1 января осуществлять пересмотр минимальной тарифной ставки в соответствии с учетным в бюджете Общества уровнем индексации, тарифные ставки в 2009 и 2010 году не индексировались.

Размер должностного оклада, указанного в штатном расписании, которое введено в действие с 1 ноября 2010 года, ниже установленного прожиточного минимума для трудоспособного населения.

Штатным расписанием от 1 ноября 2010 года был утвержден размер премии 50% от должностного оклада, которая выплачивалась по январь 2011 года. В нарушение статьи 74 ТК РФ, без уведомления работников о введении новых условий оплаты труда, размер премий в феврале 2011 года был установлен 25%, в марте - 10%, с апреля премии не выплачиваются.

Без её согласия и подтверждающих документов, работодателем производились удержания из заработной платы за телефонные переговоры и продукты питания.

При расчете заработной платы ответчик неправильно исчислял размер процентной надбавки за работу в условиях Крайнего Севера, не была принята справка о размере надбавки с предыдущего места работы, в стаж работы не включен период нахождения в очередном отпуске, а также работа по гражданско-правовому договору, когда работодатель производил уплату страховых взносов.

В соответствии с условиями коллективного договора надбавка за вахтовый метод работы включается в средний заработок, однако ответчиком данная обязанность при исчислении заработной платы не выполнена.

Её заявление о предоставлении дополнительной материальной помощи, предоставляемой одиноким матерям, работодателем утрачено, в связи с чем в её выплате было отказано.

Просила обязать ответчика сделать перерасчет заработной платы с учетом положений трудового законодательства и Коллективного договора в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек. Установить с 7 сентября 2009 года оклад в размере "данные изъяты" рублей, с 1 января 2010 года - в размере "данные изъяты" рублей, с 1 ноября 2010 года - в размере "данные изъяты" рублей, с 1 января 2011 года - в размере "данные изъяты" рублей; произвести оплату за работу за пределами нормальной продолжительности рабочего времени, произвести начисление и выплату премии за период с февраля по июнь 2011 года в размере 50%; установить северную надбавку и сделать перерасчет; включить надбавку за вахтовый метод работы в расчет среднего заработка для исчисления отпускных и пособия по временной нетрудоспособности и сделать перерасчет; взыскать с ответчика проценты за задержку выплаты заработной платы в сумме "данные изъяты" рубль "данные изъяты" копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек; взыскать удержанные денежные средства за продукты питания и телефонные переговоры в сумме "данные изъяты" рублей; оплатить простой по вине работодателя; взыскать дополнительную материальную помощь с 7 сентября 2009 года по 31 декабря 2010 года в сумме "данные изъяты" рублей, с 01 января по 31 декабря 2011 года в сумме "данные изъяты" рублей, а в последующем выплачивать ежемесячно; возместить удержанные профсоюзные взносы в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копейки, взыскать денежную компенсацию морального вреда в сумме "данные изъяты" рублей, все изменения провести по бухгалтерии. Всего просила взыскать с ответчика "данные изъяты" рубля "данные изъяты" копеек.

Истица участия в судебном заседании не принимала, просила дело рассмотреть в её отсутствие.

Представитель ответчика Быков С.А. с иском согласился частично. Признал требования истицы, с учетом положений ст. 392 ТК РФ, о выплате процентов за задержку в выплатах за июнь 2011 года в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копейки; о выплате премии за середину мая и июнь 2011 года в сумме "данные изъяты" рубля "данные изъяты" копеек; возмещении удержанных сумм за продукты питания и телефонные переговоры за май и июнь 2011 года в сумме "данные изъяты" рубля; о взыскании времени простоя по вине работодателя за период с 16 мая по 19 июня 2011 года в сумме "данные изъяты" рубль "данные изъяты" копейки, о выплате дополнительной материальной помощи за половину мая, июнь и июль 2011 года в сумме "данные изъяты" рублей. Заявил о применении последствий пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Пояснил, что Положение об оплате труда и премировании работников, на которое истица ссылается в обоснование иска, не действует и не подлежит применению, поскольку не было утверждено Общим собранием акционеров. С 01 января 2011 года в Коллективный договор были внесены изменения, согласно которым из него исключено положение о включении надбавки за вахтовый метод в расчет среднего заработка. Профсоюзные взносы были уплачены истицей в пользу самостоятельной некоммерческой организации, требования к которой не предъявлены. В части взыскания северной надбавки пояснил, что истица не предоставляла сведений о стаже работе в районах Крайнего Севера.

Судом постановлено решение, резолютивная часть которого изложена выше. В кассационной жалобе, поступившей в суд 19 декабря 2011 года, Ландина А.П. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, ссылаясь на то, что она неоднократно обращалась к руководству об установлении оклада согласно штатного расписания, об оплате работы за пределами нормальной продолжительности рабочего времени, об установлении процентной надбавки с учетом стажа работа, однако работодатель отвечал отказом. Не согласна с выводом суда о невозможности применения Положения об оплате и премировании, утверждая, что в организации применялось Положение, копию которого она приобщила к иску. Считает не основанными на материалах дела выводы суда об исключении из Коллективного договора положения о выплате надбавки за вахтовый метод работы. Считает, что срок обращения в суд ею не пропущен, поскольку нарушения носят длящийся характер.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Судом установлено, что Ландина А.П. с 7 сентября 2009 года состоит в трудовых отношениях с ЗАО "Полярная геофизическая экспедиция" в должности "данные изъяты", работает вахтовым методом с годовым суммированным учетом рабочего времени.

Отказывая в удовлетворении части исковых требований, суд первой инстанции правильно исходил из положений ч.1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой заявление о разрешении трудового спора подается в суд в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Предусмотренный частью первой данной статьи трехмесячный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако такой срок, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным; установленные данной статьей сокращенный срок для обращения в суд и правила его исчисления направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, включая право на своевременную оплату труда, и по своей продолжительности этот срок является достаточным для обращения в суд.

Начало течения трехмесячного срока для обращения в суд законодатель связывает с днем, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления работника, а при пропуске срока по уважительным причинам он может быть восстановлен судом (часть третья статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

В силу абз.3 ч.4 ст.198 ГПК РФ в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части решения суда указывается только на установление судом данного обстоятельства.

Из материалов дела следует, что исковое заявление о защите трудовых права сдано истицей в организацию почтовой связи 19 августа 2011 года, соответственно, в пределах срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, которые могут быть разрешены по существу с установлением фактических обстоятельств дела находятся требования в период с 18 мая по 19 августа 2011 года.

Поскольку требования истицы об установлении должностного оклада с 7 сентября 2009 года, с 1 января 2010 года и с 1 января 2011 года и перерасчете заработной платы за указанный период, об оплате работы за пределами нормальной продолжительности рабочего времени (сверхурочная работа, работа в выходные и праздничные дни) за 2009 год, о выплате премии за период с 1 февраля по 18 мая 2011 года, о включении надбавки за вахтовый метод работы в расчет среднего заработка за период с 7 сентября 2009 года по 20 декабря 2010 года, когда были внесены изменения в Коллективный договор, о взыскании удержанных сумм за продукты питания и телефонные переговоры за период с 2009 года по апрель 2011 года, об оплате времени простоя по вине работодателя за период с 1 по 16 мая 2011 года, о взыскании дополнительной материальной помощи с 7 сентября 2009 года по 18 мая 2011 года, заявлены с пропуском трехмесячного срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, при отсутствии доводов и доказательств о его пропуске по уважительной причине, то следует признать правильным вывод суда о отказе в удовлетворении названных требований.

Довод в кассационной жалобе о том, что данные отношения носят длящийся характер и пропуск срока не может служить основанием для отказа в иске нельзя признать состоятельным, поскольку п. 56 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года, на который ссылается Ландина А.П., распространяется на требования о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы. Таких требований истицей не предъявлялось.

Обращения к работодателю об устранении нарушений трудовых прав не могут расцениваться в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд, более того, доказательств о наличии таких обращений истицей не представлено, тогда как в силу статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Требования истицы о выплате процентов за задержку в выплате заработной плате; о выплате премии, возмещении удержанных сумм за продукты питания и телефонные переговоры, об оплате времени простоя по вине работодателя, о выплате дополнительной материальной помощи, предъявленные в пределах установленного срока обращения в суд, удовлетворены судом, исходя из расчетов, представленных ответчиком, которые не оспорены.

Ссылка в кассационной жалобе о существовании в организации двух Положений об оплате и премировании работников, одно из которых было приложено к исковому заявлению не опровергает вывод суда первой инстанции о том, что данное Положение не утверждено в установленном Уставом Общества порядке, соответственно, является недействующим и не подлежащим применению. Приобщенная истицей к иску и к кассационной жалобе копия Положения по содержанию идентична той, которая представлена ответчиком. На титульном листе Положения отсутствуют сведения о его утверждении председателем общего собрания акционеров ООО "Группа компаний "СибНАЦ", как это предусмотрено п.18 ст.10.3 Устава ЗАО "Полярная геофизическая экспедиция".

Нельзя признать состоятельным довод о том, что внесенные 20 декабря 2010 года изменения в Коллективный договор касаются только лишь компенсационной надбавки за работу в полевых условиях, поскольку редакция пункта 5.22, которая ранее предусматривала выплату надбавки за работу вахтовым методом изложена в иной редакции, которая сформулирована: "при выполнении работы в полевых условиях, работникам выплачивается доплата в размере "данные изъяты" рублей за каждый календарный день. При выполнении работ на базе "Геофизик", работникам выплачивается доплата в размере "данные изъяты" рублей за каждый календарный день без применения районного коэффициента и северной надбавки". Изложение данного пункта в иной редакции означает, что ранее действовавшая редакция утратила силу и применению не подлежит.

Решение суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещении удержанных профсоюзных взносов, определении размера денежной компенсации морального вреда в кассационной жалобе не оспаривается, доводов о несогласии с выводами суда в указанной части не приведено, поэтому в силу ч.1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса РФ проверке в кассационном порядке не подлежит.

В то же время судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска об установлении северной надбавки с учетом имеющегося стажа работы в районе Крайнего Севера и перерасчете заработной платы в указанной части. Отказывая в удовлетворении иска в названной части, суд первой инстанции исходил из того, что истицей не была представлена справка о наличии такой надбавки, а также в связи с пропуском срока обращения в суд.

Вместе с тем, в соответствии со статьей 65 ТК РФ перечень документов, предъявляемых при заключении трудового договора является исчерпывающим. Сведения о периодах работы в условиях Крайнего Севера содержатся в трудовой книжке работника, в связи с чем отсутствует необходимость в предоставлении справки с предыдущего места работы.

В этой связи решение в данной части нельзя признать правильным. При новом рассмотрении дела в названной части суду следует определить размер северной надбавки, который подлежал установлению истице с учетом стажа её работы в условиях Крайнего Севера, и с учетом представленных сторонами расчетов, определить размер подлежащей выплате истице северной надбавки в пределах срока давности обращения в суд с учетом даты подачи искового заявления.

Из материалов дела следует, что по условиям заключенного с истицей трудового договора, ей установлен должностной оклад в сумме "данные изъяты" рублей, персональная надбавка в сумме "данные изъяты" рулей, районный коэффициент и процентная надбавка за работу в районах Крайнего Севера. Согласно штатного расписания, введенного в действие с 1 ноября 2010 года, должностной оклад "данные изъяты" составляет "данные изъяты" рублей, премия "данные изъяты" рублей, районный коэффициент "данные изъяты" рублей и процентная надбавка "данные изъяты" рублей. Вместе с тем, суд фактически не разрешил требования истицы об установлении должностного оклада в соответствии со штатным расписанием и перерасчете заработной платы, которые подлежали разрешению в пределах срока давности обращения в суд, то есть с 18 мая 2011 года. Не дана оценка тому обстоятельству, что по условиям трудового договора истице установлена персональная надбавка, которая не указана в штатном расписании. Решение суда в указанной части также подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, при котором необходимо проверить доводы сторон о правильности установленного истице размера должностного оклада.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст. 360, 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Новоуренгойского городского суда от 28 октября 2011 года в части отказа в удовлетворении требований Ландиной А.П. об установлении процентной надбавки за работу в районах Крайнего Севера, об установлении должностного оклада и перерасчете заработной платы в пределах срока давности обращения в суд отменить и дело в данной части направить на новое рассмотрение в тот же суд.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи