Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 января 2013 г. по делу N 33-1039/2013

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 января 2013 г. по делу N 33-1039/2013

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Вологдиной Т.И.

судей

Рогачева И.А.

Мирошниковой Е.Н.

при секретаре

Арешиной Н.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-3469/12 по апелляционной жалобе Коротыш О. П. на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 25 октября 2012 года по иску Коротыш О. П. к Федеральному

государственному бюджетному образовательному учреждению высшего

профессионального образования "Российская правовая академия

Министерства юстиции РФ" о восстановлении на работе, возложении

обязанности произвести выплату пособия по временной нетрудоспособности,

Заслушав доклад судьи Вологдиной Т.И.,

выслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора Войтюк Е.И., полагавшей решение суда подлежащим отмене, а заявленный иск- удовлетворению,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

17.11.2011 года между Коротыш О.П. и Северо-Западным филиалом Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации (далее по тексту - Академия) был заключен трудовой договор, в соответствии с которым Коротыш О.П. принята на работу "..." на срок до выхода "..." из отпуска по беременности и родам.

На основании данного договора и личного заявления Коротыш О.П. руководителем организации был издан приказ от 17.11.2011 года N...-л/с, в соответствии с которым Коротыш О.П. принята на указанную выше должность до выхода "..." из отпуска по беременности и родам. С данным приказом истица ознакомлена 17.11.2011 года.

Приказом руководителя Академии от 20.03.2012 года N...-л/с действие трудового договора с Коротыш О.П. прекращено. Коротыш О.П. уволена 20.03.2012 года в связи с истечением срока трудового договора по основаниям, предусмотренным п.2 ст. 77 ТК РФ в связи с окончанием отпуска по беременности и родам "..."

В связи с временной нетрудоспособностью Коротыш О.П., длившейся с 7.02.2012 года по 5.01.2013 года, расчет при увольнении произведен не был, трудовая книжка не выдана. Причитающиеся Коротыш О.П. денежные средства в виде оплаты пособий по временной нетрудоспособности за март и компенсация неиспользованного отпуска перечислены в банк под расчет платежными поручениями от 12 и 19 апреля 2012 года.( л.д.160). Кроме того, в мае Коротыш О.П. было выплачено пособие по временной нетрудоспособности за период до 10 мая 2012 года, что сторонами по делу не оспаривается.

6.06.2012 года через отделение почтовой связи в адрес Коротыш О.П. работодателем было направлено уведомление о необходимости получить трудовую книжку в связи с истечением срока трудового договора. 12.10.2012 года работодатель перечислил на счет Коротыш О.П. денежную компенсацию в размере "..." руб. за задержку выдачи трудовой книжки (л.д.182).

Полагая произведенное увольнение незаконным, Коротыш О.П. обратилась в Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Академии, в котором после уточнения в порядке ст. 39 ГПК РФ, просила восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере "..." рублей, обязать ответчика выплатить ей пособие по временной нетрудоспособности в размере "..." руб. за период с 11 мая по 2.08.2012 года и пособие по беременности и родам в сумме "..." руб. за период с 3.08. 2012 года по 5.01. 2013 года.

В обоснование иска ссылалась на то обстоятельство, что приказ об увольнении своевременно ей вручен не был, фактически условие о сроке трудового договора между сторонами не было согласовано, что при отсутствии предупреждения ответчика о намерении прекратить трудовые отношения, свидетельствует о том, что с 21.03. 2012 года действие трудового договора продлено на неопределенный срок. Кроме того, начиная с 07.02.2012 года и на момент предъявления иска истица являлась временно нетрудоспособной в связи с "...", о чем было известно работодателю, осуществлявшему до 10 мая 2012 года перечисления пособия по временной нетрудоспособности на банковскую карту истицы, что, по ее мнению, свидетельствует о нарушении ответчиком требований ч. 3 статьи 261 ТК РФ.

Ответчик иск не признал.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 25 октября 2012 года в удовлетворении иска отказано.

В апелляционной жалобе истица просит решение суда отменить, считает его неправильным, постановленным без учета фактических обстоятельств дела и с нарушением норм материального права.

Судебная коллегия, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя истца, заключение прокурора, исследовав материалы дела, полагает решение суда подлежащим отмене по следующим обстоятельствам.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что при приеме истицы на работу был определен срочный характер трудовых отношений сторон, по истечении срока действия заключенного сторонами трудового договора 20.03. 2012 года, истица к работе не приступала, в силу чего оснований полагать договор заключенным на неопределенный срок не имеется, а необходимость предупреждения истицы о предстоящем истечении срока действия трудового договора у ответчика отсутствовала, поскольку трудовой договор заключался на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

При этом доводы истицы о несоблюдении ответчиком гарантий, установленных положениями статьи 261 ТК РФ, были отклонены судом по тем основаниям, что истица не ставила работодателя в известность о своей беременности и не представила последнему письменное заявление о продлении срока действия трудового договора до окончания беременности и медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности.

Не оспаривая правильности вывода суда первой инстанции о том, что заключенный сторонами трудовой договор является срочным, судебная коллегия полагает, что вывод суда о прекращении срока его действия и об отсутствии у ответчика обязанности соблюдать гарантии, установленные положениями статьи 261 ТК РФ, не соответствует представленным по делу доказательствам и основан на неправильном толковании примененных судом норм трудового законодательства, повлекших неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела.

В силу положений статьи 59 ТК РФ срочный трудовой договор может быть заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы; на время выполнения временных (до двух месяцев) работ; для выполнения сезонных работ, когда в силу природных условий работа может производиться только в течение определенного периода (сезона); с лицами, направляемыми на работу за границу; для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы), а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг; с лицами, поступающими на работу в организации, созданные на заведомо определенный период или для выполнения заведомо определенной работы; с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой; для выполнения работ, непосредственно связанных со стажировкой и с профессиональным обучением работника; в случаях избрания на определенный срок в состав выборного органа или на выборную должность на оплачиваемую работу, а также поступления на работу, связанную с непосредственным обеспечением деятельности членов избираемых органов или должностных лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в политических партиях и других общественных объединениях; с лицами, направленными органами службы занятости населения на работы временного характера и общественные работы; с гражданами, направленными для прохождения альтернативной гражданской службы; в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

При этом в соответствии с положениями статьи 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время выполнения определенной работы, прекращается по завершении этой работы.

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Трудовой договор, заключенный для выполнения сезонных работ в течение определенного периода (сезона), прекращается по окончании этого периода (сезона).

Таким образом, по смыслу указанных законоположений трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, может считаться прекращенным лишь в связи с выходом данного работника на работу. Истечение какого-либо временного периода, в том числе и периода отпуска временно отсутствующего работника в том случае, если последний к работе не приступил, при этом за ним сохраняется место работы, само по себе не прекращает срок действия трудового договора с работником, принятым на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Именно в связи с особенностью данного вида срочного трудового договора, точное время прекращения которого работодатель не может предвидеть, так как это не зависит от его усмотрения, связано отсутствие у работодателя необходимости заблаговременно письменно предупреждать работника, принятого на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия.

Как следует из представленных доказательств, истица была принята на работу на время исполнения обязанностей отсутствующего работника "...", находившейся в отпуске по беременности и родам.

Допущенная в приказе о приеме на работу и в трудовом договоре неточность в виде указания в графе "срок действия договора" формулировки "до выхода "..." из отпуска по беременности и родам", не меняет характера трудового договора сторон, как заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, не превращает данный срочный трудовой договор в договор, заключенный на время выполнения временных работ, определяемых периодом отпуска "..." (с 17 октября 2011 года по 20 марта 2012 года (л.д. 76,77).

Об указанном свидетельствует содержание заявления истицы и приказа о принятии истицы на работу, содержание трудового договора, в котором конкретный срок временных работ или отпуска "..." не указан, отсутствие как у истицы, так и у работодателя на момент заключения трудового договора с Коротыш О.П. точных сведений о возможной продолжительности отпуска "..." по беременности и родам, который был продлен до 20 марта 2012 года на основании приказа N...-О, изданного ответчиком 28.12. 2011 года, с которым истица по настоящему делу не была ознакомлена, а также отсутствие письменного предупреждения истицы со стороны ответчика об истечении срока действия трудового договора, как заключенного на срок до 20 марта 2012 года.

Между тем, из материалов дела следует, что "..." ни до истечения срока предоставленного ей отпуска по беременности и родам, ни после его окончания на работу не выходила, подав работодателю 19 марта 2012 года заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения возраста полутора лет (л.д.75)

Данный отпуск сроком по 27 июня 2013 года был предоставлен "..." приказом N...-О от 19.03. 2012 года (л.д. 78). Ответчик ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанции не оспаривал того обстоятельства, что к работе "..." до настоящего времени не приступила.

Поскольку о предоставлении "..." отпуска по уходу за ребенком ответчику на момент издания приказа об увольнении истицы было известно, и каких-либо иных оснований считать прекращенным трудовой договор с истицей у ответчика не имелось, произведенное им увольнение является незаконным.

Допущенные работодателем при оформлении приема на работу Коротыш О.П. неточности в формулировке срока действия трудового договора, не могут служить основанием к умалению трудовых прав работника, фактически принятого, как следует из материалов дела, на время исполнения обязанностей отсутствующего работника "...", за которой в силу закона сохранялось и продолжает сохраняться рабочее место.

Кроме того, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что ответчиком не нарушены положения статьи 261 ТК РФ, устанавливающей гарантии беременной женщине и лицам с семейными обязанностями при расторжении трудового договора.

В силу положений указанной выше статьи в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности.

Допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать ей все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При том, что ответчик не ставил Коротыш О.П., временно отсутствующую на рабочем месте по уважительной причине, в известность о выходе "..." на работу и заблаговременно не предупреждал о прекращении срока действия трудового договора (в том случае, если считал его заключенным на определенный срок по 20 марта 2012 года), истица была лишена возможности заявить о реализации ею гарантий, установленных ст. 261 ТК РФ, представив работодателю какое-либо письменное заявление и медицинскую справку о беременности.

Обстоятельства беременности истицы на момент издания приказа об увольнении подтверждаются представленными медицинскими документами и сторонами по делу не оспариваются, при этом судебная коллегия отмечает то обстоятельство, что ответчиком не опровергнуты показания свидетеля "..." о том, что при передаче им ответчику по просьбе Коротыш О.П. выданных последней листов временной нетрудоспособности для производства оплаты, свидетель сообщал в отдел кадров о беременности истицы и представлял соответствующие справки (л.д. 188). Между тем суд первой инстанции в нарушение положений ч. 4 статьи 198 ГПК РФ указанным показаниям какой-либо правовой оценки не дал.

То обстоятельство, что истица, заявляя о незаконности увольнения, полагала трудовые отношения с ответчиком заключенными на неопределенный срок, само по себе не могло являться основанием для отказа в иске, поскольку восстановление прав работника, нарушенных незаконным увольнением, производится судом в объеме нарушенного права.

В соответствии с положениями статьи 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

При указанных обстоятельствах решение суда об отказе в восстановлении Коротыш О.П. на работе в должности, занимаемой на момент увольнения, не может быть признано законным и обоснованным, в силу чего подлежит отмене, а заявленный иск о восстановлении на работе подлежит удовлетворению, так как до выхода "..." из отпуска отсутствуют основания считать трудовой договор сторон прекращенным.

В соответствии с положениями статьи 394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Поскольку произведенное ответчиком увольнение истицы являлось незаконным и нарушило трудовые права истицы, судебная коллегия полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере "..." рублей.

Определяя размер компенсации морального вреда, судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что истица, принятая на работу по срочному трудовому договору, фактически в течение периода его действия, в том числе истекшего с момента увольнения, не исполняла свои трудовые обязанности, поскольку в связи с течением беременности с 7 февраля 2012 года являлась временно нетрудоспособной, и не имеет таких намерений в настоящее время, поскольку осуществляет уход за новорожденным ребенком, при этом истицей не были предприняты все меры по надлежащему предупреждению работодателя о своем физическом состоянии. Таким образом, фактически заявленные требования связаны не столько с реализацией права на труд, сколько с намерением в полном объеме получить причитающиеся пособия по социальному страхованию. При этом, доводы истицы о том, что незаконное увольнение, о котором ей стало известно в июне 2012 года, каким-либо образом повлияло на течение беременности какими-либо медицинскими документами не подтверждены. Исходя из анализа представленных медицинских документов, следует придти к выводу о том, что осложненное течение беременности с угрозой прерывания беременности наблюдалось у истицы с февраля 2012 года.

При таком положении указанный истицей размер компенсации морального вреда судебная коллегия полагает завышенным.

Вместе с тем, требования истицы о взыскании в ее пользу сумм пособий по временной нетрудоспособности за период с 11 мая 2012 года по 2 августа 2012 года в размере "..." руб. "..." коп. и пособия по беременности и родам за период с 3 августа 2012 года по 5.01. 2013 года в размере "..." руб. "..." коп., а всего в размере "..." руб. "..." коп. судебная коллегия полагает подлежащими удовлетворению, поскольку срок действия трудового договора с истицей не прекращен, а потому оснований полагать его заключенным на срок до шести месяцев и ограничивать выплату пособия по временной нетрудоспособности 75 календарными днями в соответствии с положениями п. 4 статьи 6 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ (ред. от 29.12.2012) "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" у судебной коллегии не имеется.

Расчет сумм пособий, произведенный представителем истца на основании представленных сведений о размере доходов истицы и о суммах ее заработной платы, на которые были начислены страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством (л.д. 162-164, 167), ответчиком в суде апелляционной инстанции не оспаривался и не опровергнут.

Оснований к производству зачета денежных сумм выплаченной ответчиком истцу компенсации за задержку выдачи трудовой книжки в рамках настоящего дела, исходя из характера заявленных требований, судебная коллегия не усматривает.

Одновременно в силу положений статьи 103 ГПК РФ с ответчика в доход государства подлежит взысканию государственная пошлина, от уплаты которой истица была освобождена, в общем размере "..." руб. "..." коп., исчисленном с учетом положений ст. 333.19 НК РФ ("..." руб. "..." коп. исходя из удовлетворенного имущественного требования и "..." рублей, исходя из двух удовлетворенных неимущественных требований).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 25 октября 2012 года отменить.

Восстановить Коротыш О. П. на работе в должности "..." Северо-Западного (г. Санкт-Петербург) филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российская правовая академия Министерства юстиции РФ" с момента увольнения.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российская правовая академия Министерства юстиции РФ" Северо-Западный филиал в пользу Коротыш О. П. суммы пособия по временной нетрудоспособности и беременности и родам в размере "..." руб. "..." коп., компенсацию морального вреда в размере "..." рублей.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российская правовая академия Министерства юстиции РФ" Северо-Западный филиал государственную пошлину в доход государства в размере "..." руб. "..." коп.

 

Председательствующий

 

Судьи