Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 23 сентября 2013 г. по делу N 33-8994/2013

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 23 сентября 2013 г. по делу N 33-8994/2013

 

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего - Салдушкиной С.А.

Судей: Подольской А.А., Пияковой Н.А.

При секретаре: Моревой Н.П.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Миназева Б.М. на решение Клявлинского районного суда Самарской области от 11 июля 2013 года, которым постановлено:

"Отказать в удовлетворении исковых требований Миназева Б.М. к Государственному бюджетному образовательному учреждению Самарской области средней общеобразовательной школе (ГБОУ СОШ) с. Русский Байтуган муниципального района Камышлинский Самарской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула при увольнении в связи с выходом основного работника, взыскании морального вреда и взыскании ежемесячной денежной компенсации за отработанное время в полном объеме".

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Подольской А.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Миназев Б.М. обратился в суд с исковым заявлением к Государственному бюджетному

общеобразовательному учреждению Самарской области средней общеобразовательной школе

с. Русский Байтуган (далее ГБОУ СОШ с. Русский Байтуган) муниципального района

Камышлинский Самарской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании денежной компенсации за отработанное время.

В обоснование заявленных требований истец указал, что с 05.09.2012 г. он временно работал у ответчика в должности учителя биологии и химии на время замены Садриевой З.Т.

С 27.04.2013 г. приказом N46 от 27.04.2013 г. истец уволен по п.2 ст.77 ТК РФ (истечение срока договора).

Свое увольнение он считает незаконным, поскольку уволен без предварительного уведомления, кроме того, увольнение последовало до выхода на работу основного работника.

Ссылаясь на вышеизложенные обстоятельства, Миназев Б.М. просил суд восстановить его на работе в прежней должности и взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула с 29 апреля по 15 мая 2013 г. в размере 5 672 руб., согласно прилагаемому расчету, а также компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.; выплатить ему ежемесячную денежную компенсацию за отработанное время, то есть 8 месяцев, что в сумме составляет 39 264 руб., которая не была выплачена своевременно согласно договору от 05.09.2012 г.

Судом постановлено указанное выше решение, которое Миназев Б.М. в апелляционной жалобе просит отменить, как незаконное, ссылаясь на то, что он принят на работу временно, на период отсутствия основного работника, по выходу которого, как предполагалось, истец будет уволен. Однако увольнение последовало, не смотря на то, что основной работник, фактически не приступив к своим должностным обязанностям, написал заявление на отпуск.

В заседании судебной коллегии Миназев Б.М., а также его представитель - Щелоков С.А., доводы жалобы поддержали полном объеме.

Представитель ГБОУ СОШ с. Русский Байтуган - Законова Н.П., действовавшая на основании доверенности, с доводами жалобы не согласилась, просила решение суда оставить без изменения.

Прокурор Слива Г.Ю. полагала, что решение является законным и обоснованным, основания к его отмене отсутствуют. Судом были определены все юридически значимые обстоятельства по делу, и им дана надлежащая правовая оценка.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с п.2 ст. 77 ТК РФ основаниями прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Согласно ч. 3 ст. 79 ТК РФ трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Увольнение по истечении срока трудового договора, предусмотренное п.2 ст.77 ТК РФ, является самостоятельным основанием для прекращения трудового договора и не относится к расторжению договора по инициативе работодателя.

В соответствии с п. 3 ст. 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника.

Разрешая возникший спор и отказывая в удовлетворении заявленных исковых требования, суд первой инстанции исходил из того, что Миназев Б.М. уволен в связи с выходом основного работника, установленный трудовым законодательством порядок увольнения ответчиком соблюден, трудовые права истца не нарушены, вина ответчика в причинении морального вреда не доказана.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным, основанным на нормах действующего законодательства и материалах дела.

Судом установлено, что приказом N 41 от 05.09.2012 г. Миназев Б.М. принят на работу в ГБОУ СОШ с. Русский Байтуган на должность учителя биологии и химии временно, на время отсутствия основного работника Садриевой З.Т., находившейся на листе нетрудоспособности с 27.08.2012 г.

05.09.2012 г. между истцом и ответчиком ГБОУ СОШ с. Русский Байтуган заключен срочный трудовой договор на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Данные обстоятельства подтверждаются заявлением Миназева Б.М., срочным трудовым договором от 05.09.2012 г., приказом N 41 от 05.09.2012 г. о приеме на работу, штатным расписанием, табелем учета рабочего времени, листами нетрудоспособности Садриевой З.Т.

Из представленного представителем ответчика штатного расписания усматривается, что в штатном расписании имеется одна должность учителя биологии и химии, которую занимает Садриева З.Т.

Суд правильно указал, что трудовой договор с истцом заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя, что стороны не оспаривали, равно как не оспаривал истец тот факт, что заявление о приёме на работу он писал лично, с условиями приема был согласен, был предупрежден о прекращении трудового договора в связи с выходом основного работника с листа нетрудоспособности.

27.04.2013 г. основной работник Садриева З.Т. вышла на работу и предоставила закрытый листок нетрудоспособности, в котором указано ? "приступить к работе с 27.04.2013 г.", что подтверждается больничным листом нетрудоспособности.

Приказом N 46 от 27.04.2013 г. истец уволен с 27.04.2013 г. по 2. ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора.

Садриева З.Т., допрошенная судом первой инстанции в качестве свидетеля подтвердила, что находилась на больничном с 27.08.2012 г. На период ее болезни, временно на ее должность принят истец. Больничный лист, с указанием приступить к работе с 27.04.2013 г., был закрыт 26.04.2013 г. 27 апреля 2013 г. она попросила у администрации отпуск без сохранения заработной платы и написала соответствующее заявление на отпуска с 29.04.2013 г. Данный факт подтверждается приказом N 47 от 27.04.2013 г. и приказом N 48 от 27.04.2013 г.

Показания Садриевой З.Т. о том, что она не написала заявление о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы на 27.04.2013 г., опровергаются другими доказательствами по делу, суд обоснованно отнесся критически к показаниям в данной части.

Свидетель Гущина В.П., также допрошенная судом первой инстанции, подтвердила, что истец был принят на работу на период болезни Садриевой З.Т., ранее истца уже принимали на работу на период ее болезни.

Принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства дела, действия ответчика по прекращению срочного трудового договора с истцом являются правомерными, поскольку в соответствии с вышеприведенными нормами трудового законодательства срок трудового договора, заключенного на время выполнения обязанностей отсутствующего основного работника, прекращается с выходом этого работника на работу, что следует из положений ст. 79 ТК РФ, при этом правило о предупреждении об увольнении за 3 дня в данном случаи не применяется.

Оценивая обоснованность требований Миназева Б.М., а также представленные по делу доказательства, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска, поскольку причин для признания его увольнения на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным не имеется.

Доводы апелляционной жалобы о том, что увольнение последовало, не смотря на то, что основной работник, фактически не приступив к своим должностным обязанностям, написал заявление на отпуск, выводов суда не опровергает. В данном случае правовое значение имеет тот факт, что на основании срочного трудового договора истец был принят на период нахождения Садриевой З.Т. на листе нетрудоспособности, до момента ее выздоровления, то есть до наступления определенного события. Следовательно, то, что Садриева З.Т. предоставила работодателю закрытый лист нетрудоспособности, свидетельствует о событии до момента наступления которого, истец был принят на работу, таким образом, срочный трудовой договор прекратил свое действие.

Доводы о том, что увольнение должно было наступить 26.04.2013г. не основаны на требованиях закона, поскольку в этот день основанной работник еще был освобожден от исполнения трудовых обязанностей на основании листа нетрудоспособности, который предоставлен работодателю 27.04.2013г.

Ссылки на то, что на 27.04.2013г. трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок, основаны на неверном толковании норм права, регулирующих данные правоотношения.

Ссылки на то, что после 27.04.2013г. Садриева З.Т. не приступила к выполнению трудовой обязанности как преподаватель, а ей предоставлен отпуск, не влекут восстановления истца в должности преподавателя, поскольку замещения работника, находящегося в очередном отпуске путем заключения срочного трудового договора не предусмотрено, оплата периода нахождения в очередном отпуске осуществляется из фонда заработной платы по этой должности.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 327-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Клявлинского районного суда Самарской области от 11 июля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий -

 

Судьи: