Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 17 октября 2013 г. по делу N 33-2587

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в составе:

Председательствующего Кургановой И.В.,

судей Крыловой Э.Ю., Копаневой И.Н.,

при секретаре Колосковой Л.А.

с участием прокурора отдела прокуратуры Тульской области Алисина М.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Беловой Н.П. на решение Новомосковского городского суда Тульской области от 7 августа 2013 года по делу по иску Беловой Н. П. к муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей "Детская музыкальная школа N" о восстановлении на работе, взыскании компенсации на время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Крыловой Э.Ю., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Белова Н.П. обратилась в суд с иском к муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей "Детская музыкальная школа N" о восстановлении на работе, взыскании компенсации на время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Просила восстановить ее в должности "данные изъяты" ДМШ N, взыскать в ее пользу компенсацию за время вынужденного прогула с 17.04.2013 года по день вынесения решения суда, компенсацию морального вреда в размере " ... " руб. В обоснование заявленных требований указала, что с 01.09.1977 года по 13.04.2013 года работала у ответчика в должности "данные изъяты". С 1999 года она является инвалидом третьей группы по общему заболеванию, 24.02.2009 года ей установлена третья группа инвалидности бессрочно, запрет на осуществление трудовой деятельности не установлен. В индивидуальной карте реабилитации инвалида от ДД.ММ.ГГ., как и в выданной ранее справке заключении ВТЭК об условиях и характере труда инвалидов указано на противопоказание работы, требующей хорошего слуха и на возможность выполнять работу преподавателя по проведению теоретических занятий. При проведении периодического медицинского осмотра в ноябре 2012 года врач отоларинголог, в связи с наличием у нее третьей группы инвалидности, направил ее на врачебную комиссию для определения профессиональной пригодности. В свою очередь, врачебная комиссия НМУП "Городская поликлиника" при разрешении вопроса о ее профессиональной пригодности направила ее на консультацию к врачу сурдологу. Направлением она не воспользовалась, поскольку сочла его незаконным. Наличие третьей группы инвалидности, по мнению истицы, не является основанием для признания ее непригодной по состоянию здоровья к исполнению трудовых обязанностей в качестве преподавателя по классу фортепиано.

17.04.2013 года она была уволена на основании п.8 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, в связи с невозможностью по состоянию здоровья выполнять работу преподавателя по классу фортепиано и отсутствием у ответчика работы, соответствующей состоянию ее здоровья. Считает увольнение незаконным, так как врачебная комиссия должна была направить ее для прохождения экспертизы в Тульский областной центр профпатологии.

В судебном заседании Белова Н.П. исковые требования поддержала по основаниям, приведенным в иске. Пояснила, что инвалидность ей была установлена в 1999 году, а в 24.02.2009 году бессрочно. За продолжительное время работы и после выдачи комиссией заключения о противопоказаниях и рекомендациях по видам работы претензий со стороны работодателя по качеству выполнения работы не было. При прохождении медицинского осмотра в ноябре 2012 года врач отоларинголог дал заключение, что она не может работать преподавателем по классу фортепиано. Комиссионное заключение по вопросу её профнепригодности дано не было, поэтому увольнение является незаконным.

Представитель истца по ордеру адвокат Лукашин А.Ю. поддержал основания исковых требований истицы, полагая, что у ответчика не было повода для увольнения Беловой Н.П. ввиду отсутствия комиссионного заключения о невозможности выполнения работы преподавателем по классу фортепиано.

Представители ответчика ДМШ N Терешкин В.С. и Городниченко С.И. иск не признали, полагая, что работа преподавателем по классу фортепиано требует хорошего слуха. О том, что истице установлена инвалидность по заболеванию органов слуха ответчику стало известно в октябре 2011 года. Получив информацию о противопоказании Беловой Н.П. работы, требующей хорошего слуха, последняя была направлена на медицинский осмотр в 2012 году, поскольку не проходила освидетельствование у врача отоларинголога для выяснения ее возможности работы в должности "данные изъяты" и разработки индивидуальной программы реабилитации инвалида по трудовой рекомендации. По заключению врача отоларинголога от ДД.ММ.ГГ., Белова Н.П. не может работать преподавателем фортепиано. Получить консультацию врача сурдолога, куда Белова Н.П. была направлена врачебной комиссией, та отказалась. Поскольку комиссия была лишена возможности дать заключение о возможности продолжения Беловой Н.П. работы преподавателем по классу фортепиано, работодатель выполнил необходимые действия, уведомил истицу о прохождении консультационного обследования у врача сурдолога и комиссии. Ввиду того, что истица медицинскую комиссию не прошла, медицинское заключение о возможности по состоянию здоровья выполнять работу преподавателя по классу фортепиано не представила, и с учетом наличия медицинского заключения, в соответствии с которым истице противопоказана работа, требующая острого слуха, а равно ввиду отсутствия соответствующей состоянию здоровья истицы работы в ДМШ N 1, работодатель прекратил с ней трудовые отношения.

Представитель третьего лица комитета по культуре администрации муниципального образования г. Новомосковск в суд не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Суд, исходя из положений ст. 167 ГПК РФ рассмотрел дело в отсутствие третьего лица.

Судом постановлено решение, которым Беловой Н.П. в удовлетворении исковых требований к муниципальному бюджетному образовательному учреждению дополнительного образования детей "Детская музыкальная школа N " о восстановлении на работе, взыскании компенсации на время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказано.

В апелляционной жалобе Белова Н.П. выражает несогласие с решением суда и просит о его отмене, по тем основаниям, что суд неправильно определил обстоятельства дела, дал неверную оценку доказательствам, представленным суду, необоснованно отверг её довод о том, что основанием увольнения послужило не медицинское заключение, выданное в соответствии с федеральным законом, а заключение врача отоларинголога. По мнению подателя жалобы, суд не проверил того обстоятельства, что по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место отвечает определенным условиям труда, которые ей противопоказаны. Апеллянт обращает внимание на то, что за период работы она была аттестована по занимаемой должности и претензий по её работе у работодателя не имелось. Кроме того, Белова Н.П. указывает на допущенные судом нарушения норм процессуального закона, выразившиеся в том, что суд односторонне подошел к рассмотрению её исковых требований, проявляя заинтересованность в позиции ответчика, игнорируя заявленные ею ходатайства и представляемые доказательства.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика ДМШ N 1 и.о. директора Городниченко С.И. просит отказать в ее удовлетворении, решение Новомосковского городского суда Тульской области от 7 августа 2013 года оставить без изменения.

Проверив дело, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения Беловой Н.П., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения и.о. директора муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей "Детская музыкальная школа N " Городниченко С.И., заключение прокурора отдела прокуратуры Тульской области Алисина М.М., судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда приходит к следующему.

Судебная коллегия, исходя из ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе.

В соответствии с пунктом 8 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ, основаниями прекращения трудового договора являются отказ работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части третья и четвертая статьи 73 настоящего Кодекса).

Как следует из ч. 1 и 3 ст. 77 Трудового кодекса РФ, работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с его письменного согласия работодатель обязан перевести на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 77 настоящего Кодекса (ч. 3 ст. 77 Трудового кодекса РФ).

Отказывая Беловой Н.П. в восстановлении на работе, суд первой инстанции, основываясь на положениях ст.ст. 212 и 213 ТК РФ, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку установил, что увольнение истицы произведено работодателем законно, с соблюдением всех требований трудового законодательства.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда, поскольку они основаны на фактических обстоятельствах дела и подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела.

При разрешении спора судом полно и правильно установлены значимые по делу обстоятельства, в соответствии со ст. 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценены доказательства, к спорным правоотношениям правильно применены нормы материального права, не допущено существенных нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь принятие незаконного решения.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, 05.10.1977 года Белова Н.П. (ранее Харчева) была принята на работу в вечернюю музыкальную школу в качестве педагога, с тарификацией как специалист с неоконченным средним специальным образованием и педагогическим стажем до 1 года. Впоследствии истица была переведена на основную работу в детскую музыкальную школу педагогом по фортепиано.

02.06.2002 года между истцом и ответчиком был заключен трудовой договор. Белова Н.П. принята на должность преподавателя и ей установлена квалификационная категория десятого разряда.

По заключению медико-социальной экспертизы от ДД.ММ.ГГ. Беловой Н.П. установлена третья группа инвалидности по общему заболеванию, бессрочно.

Согласно заключению врачебно-трудовой экспертной комиссии об условиях и характере труда от ДД.ММ.ГГ., Беловой Н.П. противопоказана работа, требующая острого слуха. Может выполнять работу преподавателя, проводить теоретические занятия.

В индивидуальной программе реабилитации инвалида ФГУ "Главное Бюро Медико-Социальной Экспертизы по Тульской области", карта N к акту освидетельствования N от ДД.ММ.ГГ. указано, что Беловой Н.П. установлена третья группа инвалидности бессрочно, первая степень ограничения к трудовой деятельности, в рекомендациях о противопоказаниях и доступных условиях и видах труда указано, что ей противопоказана работа, требующая хорошего слуха. Может выполнять работу преподавателя, проводить теоретические занятия.

По заключению врача отоларинголога от ДД.ММ.ГГ. Белова Н.П. работать преподавателем фортепиано не может.

Беловой Н.П. врачебной комиссией 14.12.2013 года рекомендовано для решения вопроса о профпригодности по состоянию здоровья пройти консультационное обследование у врача сурдолога в клинико-диагностическом центре ГУЗ ТО ТОКБ и выдано направление.

Рекомендованное консультативное обследование у врача сурдолога Белова Н.П. не прошла, и в соответствии с приказом N от ДД.ММ.ГГ. трудовые отношения между Беловой Н.П. и ДМШ N прекращены на основании п.8 ч.1 ст. 77 ТК РФ.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что для расторжения трудового договора по рассматриваемому основанию необходимо наличие двух условий: медицинского заключения, в соответствии с которым выполняемая работа не подходит работнику, отсутствие у работодателя соответствующей работы, на которую такого работника можно перевести. При этом увольнение возможно так же при отказе работника от перевода.

Исследованными судом доказательствами с достоверностью установлено наличие у истицы заболевания, которое является препятствием выполнения ею работы по трудовому договору. В соответствии с требованиями ст. 212 ТК РФ работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей без прохождения обязательных медицинских осмотров (обследований), обязательных психиатрических освидетельствований, а также в случае медицинских противопоказаний.

Проверив наличие всех вакантных должностей у ответчика, суд первой инстанции установил отсутствие работы, необходимой истице, что подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Поскольку у ответчика отсутствовали вакантные должности, которые истец мог бы занимать по состоянию здоровья, то суд обоснованно пришел к выводу о наличии у работодателя оснований для увольнения истца по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Довод апелляционной жалобы истицы о том, что увольнение произведено ответчиком с нарушением требований трудового законодательства, поскольку основанием отстранения от работы явилось не медицинское заключение, выданное в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а заключение врача отоларинголога и индивидуальная программа реабилитации отвергается судебной коллегией как несостоятельный, исходя из следующего.

В силу ст.ст. 7, 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ (в ред. Федерального закона от 23 июля 2008 года N 160-ФЗ) медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица, с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации.

Порядок и условия признания лица инвалидом установлены постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года N 95, утвердившим Правила признания лица инвалидом.

Согласно п. 8 указанных Правил при установлении гражданину группы инвалидности одновременно определяется в соответствии с классификациями и критериями, предусмотренными приказом Минздравсоцразвития России от 22 августа 2005 года N 535, степень ограничения его способности к трудовой деятельности (III, II или I степень ограничения), либо группа инвалидности устанавливается без ограничения способности к трудовой деятельности.

Гражданину, признанному инвалидом, согласно пункту 36 Правил выдаются справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности и степени ограничения способности к трудовой деятельности либо с указанием группы инвалидности без ограничения способности к трудовой деятельности, а также индивидуальная программа реабилитации.

Для гражданина, признанного инвалидом, специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро), проводившими медико-социальную экспертизу, разрабатывается индивидуальная программа реабилитации, которая утверждается руководителем соответствующего бюро.

Из изложенного следует, что решения учреждения МСЭ об установлении инвалидности и индивидуальные программы реабилитации являются единственными документами, выдаваемыми данным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы, и в силу ст. 11 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" - обязательными для организаций, учреждений.

Таким образом, вывод в решении суда о том, что справка об установлении инвалидности истцу, индивидуальная программа реабилитации инвалида, выданная по результатам проведения медико-социальной экспертизы, а наряду с ними и заключение врача отоларинголога являются медицинским заключением, позволяющим работодателю отстранять работника от работы и увольнять в порядке, установленном ст. ст. 73, 76, 77, 212 Трудового кодекса РФ, следует признать правильным.

В этой связи, отвергая доводы Беловой Н.П. о субъективной оценке ответчиком невозможности выполнения ею трудовой функции вследствие заболеваний органов слуха, судебная коллегия учитывает, содержание заключения об условиях и характере труда, выданного на основании акта освидетельствования последней во ВТЭК от ДД.ММ.ГГ., в котором председателем ВТЭК, применительно к медицинским критериям оценки состояния здоровья Беловой Н.П. и выполняемой ею трудовой функции, указано на то, что Белова Н.П. ограниченно-трудоспособна и работа, требующая острого слуха последней противопоказана.

Утверждение Беловой Н.П. о наличии у ответчика скрытых мотивов для её увольнения, отклоняются, как не нашедшие своего подтверждения. Ранее судом проверялась обоснованность направления Беловой Н.П. на внеочередной медицинский осмотр. Правомерность и законность приказа от ДД.ММ.ГГ. N о направлении Беловой Н.П. на медицинский осмотр в МУЗ "Новомосковская центральная районная поликлиника" проверены судом и решением Новомосковского городского суда указанный приказ признан соответствующим закону.

Наличие у истицы соответствующей квалификации и профессиональной подготовки, необходимой для выполнения трудовой функции не влияют на выводы суда об обоснованности увольнения по пункту 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации. В силу абзаца 12 части 2 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний. Такое правовое регулирование направлено на охрану здоровья работника.

Доводы апелляционной жалобы о том, что при рассмотрении искового заявления судья проявлял явную заинтересованность в исходе дела, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку истцом не представлены доказательства личной заинтересованности в разрешении спора судьи, процессуальные действия суда не могут служить доказательством его заинтересованности. На основании ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, в связи с чем, удовлетворение или отказ в удовлетворении ходатайств о сборе дополнительных доказательств обусловлены относимостью доказательств к существу спора. В ходе рассмотрения дела, суд, сохраняя в соответствии со статьей 12 ГПК РФ объективность и беспристрастность, в полном объеме проверил все доводы Беловой Н.П. и представленные ею доказательства в поддержку иска, дал им надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями статей 56, 67 ГПК РФ, мотивы которой изложены в решении.

Доводы апелляционной жалобы, о том, что судом неправомерно затянуты сроки рассмотрения дела, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку само по себе нарушение процессуальных сроков рассмотрения дела не означает нарушение права истца на рассмотрение дела.

Иные доводы апелляционной жалобы по существу являются позицией истца, изложенной в ходе разбирательства в суде первой инстанции, сводятся к несогласию с выводами районного суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Таким образом, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Новомосковского городского суда Тульской области от 7 августа 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Беловой Н.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи