Апелляционное определение СК по административным делам Орловского областного суда от 16 января 2014 г. по делу N 33-21

Апелляционное определение СК по административным делам Орловского областного суда от 16 января 2014 г. по делу N 33-21

 

судебная коллегия по административным делам Орловского областного суда в составе:

председательствующего судьи Склярука С.А.

судей Сафроновой Л.И., Георгиновой Н.А.

с участием прокурора Териной Н.Н.

при секретаре Шалаевой И.В.

в открытом судебном заседании в г. Орле слушала гражданское дело по иску Козловой Д.С. к Казенному учреждению Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" о восстановлении на работе, признании трудового договора от 16.11.2011 заключенным на неопределенный срок, признании незаконным приказа об увольнении N от 22.07.2013, взыскании ежемесячного пособия по уходу за ребенком, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе представителя Козловой Д.С. - Тимошевской Е.А. на решение Советского районного суда г. Орла от 30 октября 2013 года, которым постановлено:

"Исковые требования Козловой Д.С. к Казенному учреждению Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" о восстановлении на работе, признании договора заключенным на неопределенный срок, признании приказа незаконным, взыскании ежемесячного пособия по уходу за ребенком, морального вреда удовлетворить частично.

Признать незаконной запись в трудовой книжке Козловой Д.С. N от 22 июля 2013 года об ее увольнении в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ.

Восстановить Козлову Д.С. на работе в филиале по Орловскому району Казенного учреждения Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" в должности " ... ".

Обязать Казенное учреждение Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" внести запись в трудовую книжку Козловой Д.С. о признании недействительной записи N от 22 июля 2013 года об увольнении в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ.

Взыскать с Казенного учреждения Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" в пользу Козловой Д.С. ежемесячное пособие по уходу за ребенком с 22 июля 2013 года по 30 октября 2013 года в размере " ... " руб. " ... " коп., проценты за просрочку выплаты в размере " ... " руб. " ... " коп.

Взыскать с Казенного учреждения Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" в пользу Козловой Д.С. компенсацию морального вреда в сумме " ... " руб. " ... " коп.

В остальной части иска Козловой Д.С. отказать.

Взыскать с Казенного учреждения Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" госпошлину в доход бюджета муниципального образования "г.Орел" через ИФНС России по г. Орлу в размере " ... " руб. " ... " коп.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению".

Заслушав доклад судьи областного суда Сафроновой Л.И., объяснения Козловой Д.С. и её представителей по доверенности Тимошевской Е.А и Пыхтиной И.В., поддержавших доводы жалобы, возражения представителя ответчика Амелиной Е.А., судебная коллегия по административным делам Орловского областного суда

УСТАНОВИЛА:

Козлова Д.С. обратилась в суд с иском к КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" о восстановлении на работе, признании трудового договора от 16.11.2011 заключенным на неопределенный срок, признании незаконным приказа об увольнении N от 22.07.2013, взыскании ежемесячного пособия по уходу за ребенком, компенсации морального вреда

В обоснование заявленных требований указывала, что 16.11.2011 была принята на работу в КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" на должность " ... " филиала по Орловскому району на основании срочного трудового договора на период отпуска по беременности и родам ФИО8 Срок окончания трудового договора был определен моментом выхода из отпуска по беременности и родам ФИО8

02 марта 2012 года срок трудового договора с истцом продлен. Дополнительным соглашением, вступившим в силу с 05 марта 2012 года, было определено, что трудовой договор является срочным, заключается на срок с 16.11.2011 на время отпуска ФИО8 по беременности и родам, отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет. Обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора - отсутствие работника, за которым сохраняется место работы в соответствии с ч.4 ст. 255 ТК РФ. Сроком окончания договора являлся момент выхода ФИО8 из отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет.

"дата" у Козловой Д.С. родилась дочь. 22 мая 2013 года после окончания больничного по беременности и родам истцу был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет.

Ссылалась на то, что срочный трудовой договор с ней был заключен до июня 2013 года. Однако ФИО8 в указанный срок не вышла на работу. По заявлению последней от 07.06.2013 ей был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет с 22 июня 2013г. по 21 декабря 2014 года. Полагала, что поскольку по окончании срочного трудового договора трудовые отношения между истцом и работодателем продолжались, истец в тот момент находилась в отпуске по уходу за ребенком до 13.08.2014, то в силу ст. 56 ТК РФ трудовой договор от 16.11.2013 считается заключенным на неопределенный срок с июня 2013 года.

Между тем, 24 июня 2013 года в телефонном разговоре с работодателем она узнала о своем увольнении в связи с истечением срока трудового договора. 27 июня 2013 года ей была выдана копия приказа об увольнении от 10.06.2013 N и трудовая книжка. При этом, не понимая значения своих действий, вследствие переживаний и по настоянию сотрудника отдела кадров, поставила дату ознакомления с приказом об увольнении задним числом 24 июня 2013 года. 27.06.2013 она обратилась с жалобой в трудовую инспекцию на нарушение ее трудовых прав при увольнении.

18 июля 2013 в соответствии с предписанием Государственной инспекции труда работодателем был отменен приказ об увольнении Козловой Д.С., а также издан приказ N, согласно которому трудовой договор является срочным и заключается на срок с 16.11.2011 на время отпуска по беременности и родам, отпуска по уходу за ребенком ФИО8; обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора - отсутствие работника, за которым сохраняется место работы в соответствии с ч.4 ст. 255 ТК РФ и ч.4 ст. 256 ТК РФ; трудовой договор прекращается с выходом на работу постоянного работника ФИО8 С вышеназванным приказом, с проектом соглашения о дополнении условий трудового договора, изданным работодателем в одностороннем порядке, а также приказами от 22.07.2013 N об окончании отпуска по уходу за ребенком ФИО8 и N об увольнении Козловой Д.С. истец была ознакомлена 25.07.2013. Однако в тот же день от бывших коллег по работе узнала о том, что ФИО8 к своим должностным обязанностям не приступала и не собирается выходить на работу до декабря 2013 года.

Считая свое увольнение незаконным, с учетом уточненных исковых требований просила суд признать трудовой договор от 16.11.2011 заключенным на неопределенный срок; признать незаконными приказы N от 18 июля 2013 года об изменении условий труда, N от 22 июля 2013 года об увольнении, запись в трудовой книжке N от 22 июля 2013 года об увольнении в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ; восстановить ее на работе в должности " ... " на условиях трудового договора от 16 ноября 2011 года на неопределенный срок, обязать ответчика внести запись в трудовую книжку о признании недействительной записи N от 22 июля 2013 года об увольнении в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ; взыскать доплату ежемесячного пособия по уходу за ребенком с 22 мая 2013 года по 22 июля 2013 года в размере " ... " руб. " ... " коп., проценты за просрочку их выплаты в размере " ... " руб. " ... " коп., производить начисление процентов на сумму задолженности из расчета ставки рефинансирования ЦБ РФ с 22 июля 2013 года по день погашения задолженности, взыскать ежемесячное пособие по уходу за ребенком с 22 июля 2013 года по 30 октября 2013 года в размере " ... " руб. " ... " коп., проценты за просрочку их выплаты из размера среднего значения заработка за 2012 год и минимального заработка за 2011 год с учетом Чернобыльских выплат по 30 октября 2013 года в размере " ... " руб. " ... " коп.; взыскать компенсацию морального вреда в сумме " ... " руб. " ... " коп.

Представители ответчика исковые требования не признали, просили отказать истцу в удовлетворении исковых требований.

Судом постановлено обжалуемое решение.

В апелляционной жалобе представитель истца Козловой Д.С. - Тимошевская Е.А. ставит вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении иска о признании трудового договора от 16.11.2011 заключенным на неопределенный срок, а также о признании незаконным приказа N от 18.07.2013 об изменении условий труда.

Ссылается на то, что условие о сроке трудового договора, заключенного с Козловой Д.С. 16.11.2011, ввиду отсутствия указания о возложении на истца обязанностей отсутствующего работника, противоречит требованиям ст. 59 ТК РФ, а, следовательно, влечет признание данного трудового договора бессрочным.

Считает, что истец, хотя и была принята на такую же должность, как ФИО8, однако с меньшей заработной платой и на другой разряд ЕТС, что является доказательством фактического исполнения ею другой трудовой функции.

Указывает, что приказ N от 18.07.2013 об изменении условий трудового договора от 16.11.2013 издан ответчиком в нарушение ст. 67 ТК РФ в одностороннем порядке. При этом дата издания оспариваемого приказа не соответствует дате согласования сторонами условий соглашения, поскольку с проектом соглашения истец была ознакомлена и подписала его лишь 25.07.2013.

Полагает, что суд необоснованно не применил к спорным правоотношениям положения ст. 56 ТК РФ, так как после наступления 21.06.2013 события в виде окончания отпуска ФИО8 по уходу за ребенком до достижения возраста 1,5 лет, условие о срочном характере работы истца утратило свою силу. В связи с чем, трудовой договор от 16.11.2011 считается заключенным на неопределенный срок с 22.06.2013.

Рассмотрев дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы в соответствии с положениями ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для отмены состоявшегося решения суда ввиду следующего.

Согласно Конституции РФ труд свободен, каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст.37).

Свобода труда в сфере трудовых отношений, проявляется, прежде всего, в договорном характере труда, в свободе трудового договора. Именно в рамках трудового договора на основе соглашения гражданина и работодателя решается вопрос о работе по определенной должности, профессии, специальности.

В соответствии со ст. 57 ТК РФ условия трудового договора могут быть изменены по соглашению сторон в письменной форме, а срок действия срочного трудового договора согласно положениям той же статьи ТК РФ является одним из условий трудового договора.

В силу положений ст. 59 ТК РФ срочный трудовой договор может быть заключен, в том числе, на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17.03.2004 "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", разъяснил, что решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой ст. 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть вторая ст. 58, часть первая ст. 59 ТК РФ).

В соответствии с частью второй ст. 58 ТК РФ в случаях, предусмотренных частью второй ст. 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая ст. 59 ТК РФ), т.е. если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя.

Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

Согласно п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст. 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В соответствии с положениями ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Таким образом, по смыслу указанных законоположений трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, может считаться прекращенным лишь в связи с выходом данного работника на работу. Истечение какого-либо временного периода, в том числе и периода отпуска временно отсутствующего работника в том случае, если последний к работе не приступил, при этом за ним сохраняется место работы, само по себе не прекращает срок действия трудового договора с работником, принятым на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Именно в связи с особенностью данного вида срочного трудового договора, точное время прекращения которого работодатель не может предвидеть, так как это не зависит от его усмотрения, связано отсутствие у работодателя необходимости заблаговременно письменно предупреждать работника, принятого на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия.

Из материалов дела усматривается, что 16 ноября 2011 года Козлова Д.С. была принята на работу в Казенное учреждение Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" в структурное подразделение филиал по Орловскому району на должность " ... " временно, на период отпуска по беременности и родам ФИО8 с испытательным сроком две недели.

Указанные сведения отражены в приказе КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" о приеме на работу N от 16 ноября 2011 года (т.1 л.д. 25).

16 ноября 2011 года между работодателем и Козловой Д.С. был заключен трудовой договор N, согласно п. 2.1 которого последняя была принята на работу на время отпуска ФИО22 (т.1 л.д. 21-24).

02 марта 2012 года КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" был издан приказ N о продлении срока действия трудового договора " ... " филиала по Орловскому району Козловой Д.С. на период отпуска по уходу за ребенком по достижении им возраста 1,5 лет " ... " филиала по Орловскому району ФИО8 (т.1 л.д. 27).

В тот же день между работодателем и работником на основании данного приказа было заключено соглашение о дополнении (изменении) условий трудового договора от 16.11.2011, собственноручно подписанное Козловой Д.С. (т.1 л.д. 28).

Как установил суд, в период с 17.12.2012 по 05.05.2013 истец находилась в декретном отпуске. "дата" у нее родилась дочь ФИО23., что подтверждается свидетельством о рождении N от 21.02.2013 (т.1 л.д.213).

26 февраля 2012 г. на основании приказа КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" N Козловой Д.С. был предоставлен отпуск по беременности и родам с 06.05.2013 по 21.05.2013, а 14.05.2013 в соответствии с приказом N - отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет с 22.05.2013 по 13.08.2013 (т.1 л.д.215, 216).

10.06.2013 работодателем был издан приказ N о прекращении (расторжении) трудового договора с истцом в связи с истечением срока трудового договора на основании п.2 ч.1 ст. 77 ТК РФ (т.1 л.д. 217).

В связи с предписанием Государственной инспекции труда в Орловской области от 17.06.2013 приказом N от 18.07.2013 ответчик отменил приказ об увольнении Козловой Д.С. (т.1 л.д. 218). Одновременно был издан приказ N от 18.07.2013, п.2.1 договора от 16.11.2011 был изложен в следующей редакции: "Трудовой договор срочный, заключается на срок с 16 ноября 2011 года на период отпуска по беременности и родам, отпуска по уходу за ребенком ФИО8 Обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора - отсутствие работника, за которым сохраняется место работы в соответствии со ст. 255 и частью 4 статьи 256 Трудового кодекса РФ. Трудовой договор прекращается с выходом на работу постоянного работника ФИО8" (т.1 л.д. 219).

18 июля 2013 г. комиссией КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" были составлены акты о невозможности ознакомления Козловой Д.С. с данными документами по причине ее отсутствия по адресу, указанному в анкете: "адрес", по месту регистрации: "адрес"

Приказом КУ Орловской области "Областной центр социальной защиты населения" N от 22.07.2013 " ... " филиала по Орловскому району Козлова Д.С. была уволена в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ на основании приказа от 22.07.2013 N "Об окончании отпуска по уходу за ребенком ФИО8".

22.07.2013 работодателем вновь были составлены акты о невозможности ознакомления истца с указанным приказом ввиду ее отсутствия по адресу постоянной регистрации и адресу в анкете. С приказом об увольнении от 22.07.2013, равно как с приказами от 18.07.2013 N N и проектом соглашения от 18.07.2013 о дополнении (изменении) условий трудового договора Козлова Д.С. была ознакомлена 25.07.2013, что подтверждается ее собственноручными подписями.

Отказывая Козловой Д.С. в удовлетворении исковых требований о признании трудового договора от 16.11.2011 заключенным на неопределенный срок, суд первой инстанции исходил из того, что срочный трудовой договор на период замещения работника, находящегося в отпуске по уходу за ребенком, был заключен с истцом по соглашению сторон на законных основаниях.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными, соответствующими обстоятельствам дела и нормам права, регулирующим спорные отношения.

Заключая трудовой договор с ответчиком, которым устанавливался срок его действия, Козлова Д.С. тем самым выразила согласие на срочный характер трудовых отношений. При этом условие о сроке действия трудового договора первоначально было определено на основе добровольного волеизъявления, согласно которому истец принята на работу на время отпуска по беременности и родам ФИО8

Доказательств заключения трудового договора и дополнительных соглашений к нему под принуждением, стороной истца не представлено, равно как и доказательств заблуждения относительно заключенных дополнительных соглашений.

Факт ознакомления истца при прохождении процедуры приема на работу и оформлении трудовых отношений с условиями приема на работу на определенный срок, ограниченный выходом на работу основного работника, также нашел свое подтверждение как в письменных материалах дела, так и в показаниях сотрудников КУ ОО "ОЦСЗН", свидетелей ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15

Не доверять показаниям указанных свидетелей у суда оснований не имелось, поскольку они последовательны, логичны и согласуются с иными материалами дела.

Соответственно, доводы жалобы ответчика о наличии оснований для признания трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком - трудовым договором, заключенным на неопределенный срок, судебной коллегией признаются несостоятельными.

Иные доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с оценкой судом представленных по делу доказательств, и подлежат отклонению.

Разрешая исковые требования Козловой Д.С. о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд обоснованно исходил из того, что в данном случае юридически значимыми обстоятельствами по делу, являются обстоятельства выхода основного работника из декретного отпуска.

Как верно указал суд первой инстанции, основной работник имел право выйти на работу досрочно в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 256 ТК РФ об отпусках по уходу за ребенком, где определяющим в срочном договоре является не конкретная дата окончания срока, а событие, явившееся основанием заключения данного договора - нахождение конкретного штатного работника в отпуске по уходу за ребенком.

Установив, что ФИО24 с 22 июля 2013 года фактически на работу не выходила и не приступала к исполнению своих должностных обязанностей, что подтверждается как показаниями работников КУ ОО "ОЦСЗН" - свидетелей ФИО16, ФИО17, ФИО13, ФИО18, так и пояснениями самой ФИО8, данными последней в судебном заседании, суд пришел к правильному выводу о допущенных нарушениях при увольнении истца. В связи с чем, признал незаконными приказ N от 22.07.2013 об увольнении Козловой Д.С., запись в трудовой книжке N от 22.07.2013 об ее увольнении в связи с истечением срока трудового договора по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ и восстановил истца на работе в филиале по Орловскому району КУ Орловской области "Орловский центр социальной защиты населения" в должности " ... ".

В указанной части решение суда не обжалуется.

Судебная коллегия полагает, что все обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, им дана надлежащая правовая оценка, оснований для несогласия с которой у судебной коллегии не имеется.

Нарушений норм материального права и требований процессуального законодательства, являющихся основанием для отмены или изменения оспариваемого судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь статьями 328-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Орловского областного суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда г. Орла от 30 октября 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Козловой Д.С. - Тимошевской Е.А. - без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

 

Судьи