Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 марта 2014 г. по делу N 33-1777

Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 марта 2014 г. по делу N 33-1777

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего судьи Гладченко А.Н.,

судей Поляниной О.А., Пантелеева В.М.,

при секретаре Низове И.В.,

с участием прокурора Плетнева Б.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Михеева Ю.В. к обществу с ограниченной ответственностью "Завод ЖБК 1" о компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда здоровью, по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Завод ЖБК 1" на решение Ленинского районного суда города Саратова от 13 января 2014 года, которым исковые требования удовлетворены в части.

Заслушав доклад судьи Поляниной О.А., объяснения представителей общества с ограниченной ответственностью "Завод ЖБК 1" Руденко Г.В. и Козленко М.Н., поддержавших апелляционную жалобу, представителя Михеева Ю.В. - Нуржанова С.А., возражавшего против ее удовлетворения, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, заслушав прокурора, полагавшего, что для отмены или изменения постановленного решения нет правовых оснований, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Михеев Ю.В. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Завод ЖБК 1" (далее - ООО "Завод ЖБК 1"), в котором просил о компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей за вред, причиненный здоровью.

В обоснование требований истец указал, что с 17 октября 2006 года по 02 июля 2009 года работал в ООО "Завод ЖБК 1" в должности слесаря-ремонтника, осуществлял обслуживание 4 насосов по перекачке цемента, привлекался к дополнительной работе грузчика по разгрузке цемента из железнодорожных вагонов, за что ответчиком производилась доплата к заработной плате. Работая в ОАО "Саратовское железнодорожное предприятие" и в ОАО " "данные изъяты"", Михеев Ю.В. выполнял ту же работу, что и в ООО "Завод ЖБК 1", но меньшего объема, осуществлял обслуживание 2 насосов без выполнения дополнительной работы грузчика. Во всех вышеуказанных предприятиях Михеев Ю.В. работал на территории одного и того же завода, в одном и том же цеху, на одном и том же рабочем месте, менялось только наименование предприятий.

Ссылался, что в период работы ООО "Завод ЖБК 1" истец выполнял работу с вредными условиями труда, спецсредства ему не выдавались, сокращенная рабочая неделя установлена не была, дополнительный отпуск не предоставлялся, медосмотр не проводился, каких-либо льгот за работу в тяжелых условиях труда Михеев Ю.В. не получал.

В период работы в ООО "Завод ЖБК 1" ухудшилось состояние здоровья истца, он получил инвалидность 3 группы с 40% утраты трудоспособности в результате профессионального заболевания. В январе 2009 года на рабочем месте у Михеева Ю.В. произошел инсульт, после чего он проходил курс лечения, ему рекомендовано обследование в центре профпатологии. В мае 2009 года Михееву Ю.В. поставлен диагноз: "данные изъяты". Какие-либо выплаты Михееву Ю.В. в связи с утратой здоровья ООО "Завод ЖБК 1" не производило.

Рассмотрев заявленные требования, судом постановлено вышеуказанное решение.

ООО "Завод ЖБК 1" не согласилось с решением суда, в апелляционной жалобе просит его отменить, принять по делу новое решение, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

В обоснование апелляционной жалобы ее автор ссылается на неустановление вины ответчика в причинении вреда здоровью истца, отсутствие таких сведений в акте о случае профессионального заболевания.

Считает, что судом не приняты во внимание доводы ответчика об обеспечении истца спецодеждой, средствами индивидуальной защиты, предоставлении истцу льгот, предусмотренных при работе с вредными условиями труда.

Указывает на наличие вредных производственных факторов в период работы Михеева Ю.В. в других предприятиях, в связи с чем, по мнению автора жалобы, ОАО "Саратовское железнодорожное предприятие" подлежало привлечению к участию в деле в качестве ответчика.

Полагает, что на полноту и точность выводов эксперта повлияло то обстоятельство, что для проведения экспертизы были предоставлены документы за период работы истца только в ООО "Завод ЖБК 1". Ссылается на отсутствие сведений, подтверждающих состояние здоровья истца на момент приема на работу в ООО "Завод ЖБК 1", в связи с чем считает необоснованным вывод суда о возникновении профессионального заболевания у истца именно в период работы у ответчика.

Считает размер взысканных судом компенсации морального вреда и судебных расходов на оплату услуг представителя завышенным. Полагает, что расписка об оплате услуг представителя не подтверждает несение истцом таких расходов.

В возражениях на апелляционную жалобу Михеев Ю.В. ссылается на необоснованность ее доводов и просит оставить решение суда без изменения.

В заседание судебной коллегии истец Михеев Ю.В. представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, ОАО "Саратовское железнодорожное предприятие" не явились, о месте и времени судебного разбирательства извещены надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела не просили. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие указанных лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по следующим основаниям.

Право граждан на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, закреплено в ч. 2 ст. 37 Конституции Российской Федерации. Этому праву работников корреспондирует обязанность работодателя создавать такие условия труда (ст. 212 ТК РФ).

На основании ст.ст. 21, 220, 237 ТК РФ, ст. 1064 ГК РФ, ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" работник имеет право на возмещение морального вреда, причиненного работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Обязанность компенсации морального вреда возлагается на работодателя при наличии его вины в причинении морального вреда, за исключением случаев, когда вред был причинен жизни или здоровью работника источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ).

Как следует из материалов дела, Михеев Ю.В. с 17 октября 2006 года работал в ООО "Завод ЖБК 1" в должности слесаря-ремонтника в цехе N 4, с 01 октября 2008 года в должности машиниста пневмоперегружателя, занятого на перегрузке цемента, в цехе N 4 (бетоносмесительный), 02 июля 2009 года уволен в связи с отсутствием работы, предусмотренной медицинским заключением.

Согласно санитарно-гигиенической характеристике условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания от 06 мая 2009 года (т. 1 л.д. 51-57) основной стаж профессиональной деятельности истца в условиях воздействия на организм вредных производственных факторов связан с работой в профессии машиниста пневмоперегружателя, занятого на перегрузке цемента (до 2008 года профессия называлась слесарь по ремонту цементных насосов, слесарь-ремонтник). С 01 мая 1980 года по 01 марта 1984 года (3 года 10 месяцев), с 06 июля 1985 года по 23 июня 1995 года (10 лет) Михеев Ю.В. работал в объединенном железнодорожном хозяйстве треста " "данные изъяты"", которое в 1992 году переименовано в Саратовское железнодорожное предприятие; с 23 июня 1995 года по 23 декабря 2003 года (8 лет 6 месяцев), с 17 октября 2006 года по настоящее время (2 года 8 месяцев) истец работал в АООТ "данные изъяты", которое в 2006 году переименовано в ООО "Завод ЖБК 1".

Основные вредные производственные факторы, оказывающие воздействие на организм машиниста пневмоперегружателя, занятого на перегрузке цемента (слесаря по ремонту цементных насосов, слесаря-ремонтника) пыль цемента, неблагоприятный микроклимат, шум, общая вибрация, физические нагрузки.

В соответствии с актом о случае профессионального заболевания от 22 июня 2009 года (т. 1 л.д. 14-17) заболевание истца является профессиональным и возникло в результате конструктивных недостатков используемого инструмента и оборудования, несовершенства технологии.

Согласно справке МСЭ (т. 1 л.д. 21, 22) Михееву Ю.В. 04 июля 2012 года установлена 3 группа инвалидности по профзаболеванию бессрочно, степень утраты профессиональной трудоспособности составила 40%.

Заключением судебно-медицинской экспертизы (т. 2 л.д. 23-34) установлено, что профессиональные заболевания Михеева Ю.В. "данные изъяты", связаны с работой в ООО "Завод ЖБК 1" в период с 17 октября 2006 года по 02 июля 2009 года.

Удовлетворяя исковые требования в части взыскания компенсации морального вреда с ООО "Завод ЖБК 1", суд первой инстанции исходил из доказанности факта работы Михеева Ю.В. на данном предприятии во вредных условиях, неподтвержденности отсутствия вины ответчика в возникновении у истца профессионального заболевания и причинении ему тем самым морального вреда, который предприятие обязано компенсировать в разумном и справедливом размере, определенном судом в сумме 350 000 рублей.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции.

Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными ст.ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ. В силу приведенных норм, а также п. 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" суд вправе удовлетворить требования работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснено, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда обоснованно исходил из того, что вред здоровью истцу был причинен при исполнении им трудовых обязанностей, он частично утратил профессиональную трудоспособность.

При изложенных обстоятельствах, учитывая длительность периода работы истца в ООО "Завод ЖБК 1", судебная коллегия полагает, что размер взысканной судом компенсации морального вреда с ООО "Завод ЖБК 1" в сумме 350 000 рублей определен с учетом приведенных требований законодательства, всех обстоятельств дела и является разумным и справедливым.

Ссылка автора апелляционной жалобы на то, что суд не учел при определении размера компенсации обстоятельства дела, не подтверждена, не может повлиять на вынесенное решение суда.

Довод апелляционной жалобы о нарушении судом норм процессуального права в связи с непривлечением к участию в деле в качестве соответчика ОАО "Саратовское железнодорожное предприятие" необоснован и не влечет отмену постановленного по делу судебного решения. По смыслу ч. 1 ст. 39, ч. 1 - 3 ст. 40, ч. 1 - 2 ст. 41 ГПК РФ право выбора ответчика по общему правилу принадлежит истцу. Суд привлекает соответчика или соответчиков к участию в деле по своей инициативе только в том случае, если в связи с характером спорного правоотношения рассмотрение дела без его или их участия невозможно.

По настоящему делу с учетом характера спорного правоотношения суд не вправе по своей инициативе привлекать к участию в деле ответчиков, не указанных истцом, в связи с чем привлечение ОАО "Саратовское железнодорожное предприятие" третьим лицом к принятию неправильного решения не привело.

Несостоятельны доводы жалобы о необоснованности взыскания расходов на оплату услуг представителя и завышенном размере данных расходов.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Правила, изложенные в части первой настоящей статьи, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

В соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Из материалов дела следует, что Нуржанов С.А. представлял интересы Михеева Ю.В. в суде на основании доверенности от 01 апреля 2013 года, расходы истца на оплату услуг представителя в размере 10 000 рублей подтверждены распиской от 28 августа 2013 года.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности возмещения данных расходов.

С учетом объема выполненной работы представителем истца, сложности дела, суд первой инстанции оценил судебные расходы в размере 10 000 рублей на оплату услуг представителя как разумные. Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда, учитывая при этом правовую позицию, выраженную в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года N 454-О и от 23 января 2007 года N 1-П, согласно которой суду необходимо установить баланс между правами лиц, участвующих в деле, с целью пресечения злоупотребления правом и недопущения взыскания несоразмерных нарушенному праву сумм, при этом разумность пределов судебных издержек на возмещение расходов по оплате услуг представителя является оценочной категорией и конкретизируется с учетом правовой оценки фактических обстоятельств рассмотрения дела.

Выводы суда основаны на обстоятельствах, установленных по делу, имеющихся в деле доказательствах, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, сомнений в правильности которой, с учетом всех обстоятельств, установленных по делу, у судебной коллегии не имеется.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования суда первой инстанции. Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

С учетом приведенных обстоятельств постановленное по делу решение суда следует признать законным и обоснованным. Оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда города Саратова от 13 января 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Завод ЖБК 1" - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.