Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 25 марта 2014 г. по делу N 33-1053/2014

 

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Нерубенко Т.В.

судей Маслова А.К., Богданова А.П.

при секретаре Гончаровой Е.В.

с участием прокурора Зубаревой Е.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мочалина Р.А. к ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая"

на решение Шебекинского районного суда Белгородской области от 26 декабря 2013 года.

Заслушав доклад судьи Богданова А.П., пояснения представителя ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая" Лемашова О.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, истца Мочалина Р.А., просившего об оставлении решения суда без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Мочалин Р.А. с 29.08.2013 года по 10.09.2013 года работал в качестве "данные изъяты" ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая".

Приказом работодателя от 10.09.2013 года он уволен по основаниям пункта 3 части первой статьи 77 ТК РФ.

Дело инициировано вышеназванным иском Мочалина Р.А. Настаивая на незаконности увольнения, просил восстановить его в ранее занимаемой должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула с 11.09.2013 года по 26.12.2013 года в сумме *** руб. ** коп. и компенсацию морального вреда в размере *** руб.

В судебном заседании истец заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика иск не признал, сославшись на правомерность увольнения и соблюдение ими требований трудового законодательства.

Решением суда исковые требования признаны обоснованными в части. На ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая" возложена обязанность восстановить Мочалина Р.А. на работе в ранее занимаемой должности, выплатить ему заработную плату за время вынужденного прогула в сумме *** руб. ** коп. и компенсацию морального вреда в размере *** руб., также постановлено взыскать с работодателя государственную пошлину в доход местного бюджета в размере *** руб. ** коп. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе ответчика содержится просьба об отмене оспариваемого решения ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, и нарушения норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений относительно нее, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 3 части первой статьи 77 ТК РФ трудовой договор может быть прекращен по инициативе работника.

В силу положений статьи 80 указанного Кодекса работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен федеральными законами. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Из приведенных норм следует, что прекращению трудовых отношений по инициативе работника должно предшествовать его обращение с соответствующим заявлением, где помимо прочего, должна быть указана предполагаемая дата увольнения. При этом, по смыслу законоположений и разъяснений, изложенных в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. В случае, если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Согласно приказу об увольнении Мочалина Р.А., в качестве основания для принятия соответствующего решения работодатель указал личное заявление работника, копия которого представлена в суд.

Само обстоятельство составления названного заявления истец не оспаривал, утверждая при этом, что оно было написано при приеме на работу, поскольку это являлось обязательным условием трудоустройства. Вместе с тем наличие у него желания на увольнение и факт проставления даты, с которой он подлежал увольнению, он отрицал.

Для проверки указанных доводов Мочалина Р.А. и установления истинных событий расторжения трудовых отношений, по делу проводилась почерковедческая экспертиза.

По выводам эксперта, фактически не опровергнутым ответчиком, рукописная цифровая запись от имени истца в заявлении об увольнении выполнена другим лицом, что полностью подтверждает пояснения инициатора иска.

Оснований усомниться в результатах экспертных исследований у судебных инстанций не имелось. Экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона лицом, обладающим специальными познаниями и правом на ее проведение, и постановленные по ней выводы имеют научное обоснование.

При этом неубедительными являются ссылки автора жалобы, что в день увольнения Мочалин Р.А. находился в состоянии алкогольного опьянения, и данное обстоятельство, неучтенное экспертом и судом, привело к изменению почерка.

Настаивая на нахождении истца 10.09.2013 года в состоянии опьянения, надлежащих доказательств, таких как протокол освидетельствования либо постановление о привлечении к административной ответственности за появление в состоянии опьянения, ответчик не предоставил.

С учетом изложенного, когда названные доводы стороны ответчика объективными доказательствами не подтверждались, суд первой инстанции правомерно отклонил их при рассмотрении ходатайства о назначении дополнительной экспертизы и разрешении спора.

Отсутствие надлежащих доказательств, касающихся выявления факта и степени алкогольного опьянения истца, исключало необходимость представления в распоряжение эксперта акта N о нарушении режима, содержащего не подтвержденные сведения о нахождении Мочалина Р.А. в нетрезвом виде.

Также безосновательны ссылки представителя ответчика на наличие показаний алкотестора, так как акта освидетельствования, доказательств отбора биологических проб уполномоченным лицом в соответствии с действующим законодательством и применения исправного прибора, прошедшего поверку, не представлено.

Вопреки утверждениям апеллятора, суд первой инстанции обоснованно поставил под сомнение достоверность свидетельских показаний. Так поясняя по обстоятельствам написания заявления об увольнении непосредственный руководитель истца ФИО1 сообщил "данные изъяты" противоречащие не только совокупности исследованных доказательств, но и показаниям другого должностного лица ответчика - ФИО2, которая к тому же свое присутствие при составлении спорного заявления отрицала.

Не признаются убедительными и те доводы жалобы, что своими действиями после издания приказа об увольнении инициатор иска подтвердил согласие на прекращение трудовых отношений с 10.09.2013 года.

В судебном заседании истец наличие у него волеизъявления на расторжение трудового договора категорически отрицал, тогда как обратное ответчиком не доказано.

То, что работник ознакомился с приказом об увольнении, подписал обходной лист, получил трудовую книжку и заработную плату, после увольнения не являлся на работу не указывает на отсутствие у него желания продолжать трудовую деятельность и лишь свидетельствует о соблюдении им требований работодателя.

Настаивая на добровольности действий истца, представитель ответчика сослался и на то, что изначально Мочалин Р.А. обратился не в суд за оспариванием увольнения, а к работодателю с просьбой об отзыве ранее поданного заявления.

Такое поведение работника, направленное на разрешение трудового спора в досудебном порядке, не является подтверждением обоснованности приведенных доводов и позиции работодателя.

При этом несоблюдение истцом срока, предусмотренного частью четвертой статьи 80 ТК РФ для отзыва заявления об увольнении, не имеет по настоящему делу правового значения. Данная норма подлежит применению в случае, если работник, изъявивший желание о прекращении трудовых отношений с определенной даты, до истечения срока предупреждения об увольнении изменил свое решение.

Неправомерен и тот довод жалобы, что отсутствие в заявлении даты, с которой работник желал расторжения трудового договора, не влечет за собой незаконность самого увольнения. Подобное толкование закона не соотносится с общими принципами трудового законодательства, поскольку в таком случае вопрос о продолжительности трудовых отношений будет разрешаться исключительно работодателем без учета воли работника.

Нарушений норм процессуального законодательства, предусмотренных статьей 330 ГПК РФ и влекущих безусловную отмену или изменение судебного акта, при рассмотрении спора не допущено. Также из материалов дела не усматривается отступление суда от принципов беспристрастности, состязательности и равноправия сторон, в том числе при разрешении ходатайств о назначении экспертных исследований.

Приведенные и иные доводы жалобы не опровергают выводы суда и не ставят под сомнение установленные по делу обстоятельства, что с заявлением об увольнении с 10.09.2013 года Мочалин Р.А. к работодателю не обращался, подобного желания и намерения не имел.

Утверждения представителя общества с ограниченной ответственностью об имевшейся у них возможности уволить истца по своей инициативе безосновательны. Своим правом на расторжение трудового договора по иным основаниям работодатель не воспользовался и факт совершения дисциплинарного проступка в порядке статей 192-193 ТК РФ не выявил.

С учетом изложенного, когда суд первой инстанции правильно оценил исследованные доказательства по правилам статьи 67 ГПК РФ и верно применил законодательство, регулирующее спорные правоотношения, постановленное решение, не опровергнутое доводами жалобы, отмене или изменению не подлежит.

При этом несогласие апеллятора с выводами и суждениями суда, наличие у него иной позиции само по себе не свидетельствует о незаконности судебного акта.

Руководствуясь ст.ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Шебекинского районного суда Белгородской области от 26 декабря 2013 г. по делу по иску Мочалина Р.А. к ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО "Птицефабрика "Ново-Ездоцкая" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.