Апелляционное определение Московского городского суда от 22 января 2015 г. N 33-1569/15

Апелляционное определение Московского городского суда от 22 января 2015 г. N 33-1569/15

 

Судья Пшеницина Г.Ю.

Дело N 33-1569

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

22 января 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Строгонова М.В.,

судей Мухортых Е.Н., Моргасова М.М.,

при секретаре Клочкове П.К.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Мухортых Е.Н. дело по апелляционной жалобе представителя истца Региональной общественной организации "Общество защиты прав потребителей "***" в интересах *** В.Р. - председателя Абдурахманова С.И., на решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 14 октября 2014 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска Региональной общественной организации "Общество защиты прав потребителей "***" в интересах *** Виктории Романовны к Закрытому акционерному обществу "***" о защите прав потребителя отказать,

установила:

Региональная общественная организация "Общество защиты прав потребителей "***" в интересах *** В.Р. обратилась в суд с иском к ЗАО "***" о взыскании неустойки за нарушение сроков безвозмездного устранения недостатков в товаре, возмещении убытков, компенсации морального вреда, указывая о том, что 13 июля 2013 года между *** В.Р. и ЗАО "***" был заключен договор N 0352444986 купли-продажи транспортного средства - автомобиля марки Мерседес-Бенц Е200 BlueEFFICIENCY Купе, стоимостью *** руб. 05 коп. Фактически автомобиль был передан истцу 21 июля 2013 года. 10 марта 2014 года, в гарантийный период эксплуатации, при пробеге 23404 км произошел отказ в работе двигателя автомобиля. 11 марта 2014 года автомобиль был передан ответчику для ремонта. 14 марта 2014 года представители ответчика указали на необходимость замены "распредвала" двигателя для устранения возникшего недостатка. Ремонт автомобиля был завершен 03 июня 2014 года. Ответчик отказался добровольно выплатить компенсацию в связи с просрочкой исполнения обязательства по ремонту автомобиля, непредоставлением аналогичного товара на период ремонта. В связи с причинением нравственных страданий, отсутствием возможности пользования своим автомобилем, истец был вынужден обратиться в РОО ОЗПП "***" для защиты своих прав как потребитель, в связи с чем понес убытки в размере *** руб. и за оформление доверенности *** руб. Истец просит признать недействительным как ущемляющим права потребителя п.11 договора N 0352444986 от 13.07.2013 года купли-продажи транспортного средства; взыскать с ответчика неустойку за нарушение срока устранения недостатка товара в размере *** руб. 50 коп., убытки в размере *** руб., компенсацию морального вреда в размере *** руб.

В суде первой инстанции истец *** В.Р., ее представители по доверенности Решетов Г.А., Кужелев А.С. исковые требования поддержали, дополнили, что ответчик также не предоставил потребителю сведения о результатах проверки качества

(диагностики) двигателя.

По ходатайству представителя истца суд привлек к участию в деле Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве.

Представитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве, действующая на основании доверенности Казанцева Н.В., в судебном заседании исковые требования поддержала и пояснила, что сам иск возник из необоснованного требования ответчика о согласовании действий по гарантийному ремонту. Неисправность автомобиля возникла в период действия гарантийного срока. Передавая автомобиль ответчику, истец предполагал, что ответчиком будет произведен гарантийный ремонт, на который истец имел право. Ремонт был произведен несвоевременно, чем были нарушены права истца.

Представители ответчика ЗАО "***", действующие на основании доверенности Зорин О.В., Федорченко Е.А., в судебном заседании с исковыми требованиями не согласились по доводам письменных возражений на иск.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого, как незаконного и необоснованного, по доводам апелляционной жалобы просит представитель истца Региональной общественной организации "Общество защиты прав потребителей "***" в интересах *** В.Р. - председатель Абдурахманов С.И., указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, допущенные судом нарушения норм материального права.

В судебном заседании коллегии представитель Региональной общественной организации "Общество защиты прав потребителей "***" по доверенности Кужелев А.С. на удовлетворении апелляционной жалобы настаивал.

Представитель истца *** В.Р. по доверенности Решетов Г.А. в судебном заседании коллегии апелляционную жалобу поддержал.

Представители ответчика ЗАО "***", действующие на основании доверенности Зорин О.В., Федорченко Е.А. в заседании коллегии просили в удовлетворении апелляционной жалобы отказать по доводам письменных возражений.

В суд апелляционной инстанции истец *** В.Р. и представитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве, надлежащим образом извещавшиеся о времени и месте судебного разбирательства, не явились, об уважительности причин неявки не сообщили, ходатайств об отложении слушания по делу не заявили, в связи с чем судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 167 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда как принятого в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и действующими нормами материального и процессуального права.

При рассмотрении дела суд руководствовался положениями ст. ст. 15, 18, 20, 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", Правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 11.04.2001 года N 290.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 13 июля 2013 года между *** В.Р. и ЗАО "***" был заключен договор N 0352444986 купли-продажи транспортного средства - автомобиля марки Мерседес Бенц Е200 BlueEFFICIENCY Купе, стоимостью *** руб. 05 коп.

10 марта 2014 года, в гарантийный период эксплуатации транспортного средства, при пробеге 23404 км., загорелась индексация неисправности ДВС.

11 марта 2014 года истец обратился к ответчику в связи с тем, что сработал датчик, сообщающий о неисправности ДВС. При этом других жалоб на техническое состояние автомобиля или какие-либо неисправности в автомобиле у истца не имелось. Требований об устранении конкретного недостатка им заявлено не было.

Ответчиком была проведена диагностика автомобиля, в результате которой была выявлена необходимость замены впускного распределительного вала в связи с неисправностью детали, о чем истец был проинформирован.

17 марта 2014 года в адрес ответчика от истца поступила претензия, в которой истец просил ответчика дать заключение по двигателю или предоставить возможность проведения независимой экспертизы. Просил рассмотреть вопрос замены двигателя автомобиля.

Таким образом, истец фактически письменно выразил возражения относительно проведения ремонтных работ.

При изложенных обстоятельствах, суд признал обоснованным довод ответчика о том, что для начала выполнения гарантийных работ по устранению выявленной неисправности ответчику требовалось письменное оформление заказ-наряда, с указанием перечня подлежащих выполнению работ, запасных частей и материалов. При этом судом принято во внимание, что истец не только не дал письменного согласия на

выполнение ремонтных работ, но и фактически в своем письме от 17 марта

2014 года заявил о замене двигателя автомобиля, а не о его ремонте.

27 марта 2014 года, рассмотрев претензию истца, ответчик сообщил об отсутствии оснований для замены ДВС и о готовности произвести замену распределительного вала по гарантии, просил о согласии истца на ремонтные работы. При этом предлагал забрать автомобиль в случае несогласия с выполнением работ.

В соответствии с Условиями продажи легковых и малотоннажных

транспортных средств в ЗАО "***", с которыми истец был

ознакомлен и которые, как видно из договора купли-продажи, являются

приложением к договору, если иное не установлено законодательством, гарантийные обязательства состоят в ремонте или замене неисправных частей транспортного средства, при этом выбор между ремонтом или заменой осуществляет продавец.

Закон не предоставляет потребителю право самостоятельно выбирать способы устранения недостатков.

Как правильно указал суд в решении, истец, не соглашаясь с осуществлением ответчиком гарантийных ремонтных работ, тем самым создал для ответчика препятствия в исполнении гарантийного обязательства перед истцом в устранении выявленных недостатков автомобиля в установленные сроки.

В судебном заседании свидетель *** Р.А. показал, что истцом автомобиль был сдан для гарантийного ремонта, ответчик своевременно ремонтные работы не провел, никаких извинений истцу в связи с тем, что автомобиль находился на ремонте более двух месяцев, не принёс.

Свидетель Никаноров Д.М. в судебном заседании показал, что по заявлению истца была проведена диагностика ДОС, которая показала необходимость замены распредвала. До истца была доведена необходимая информация, но для оформления заказ-наряда *** В.Р. не явилась. Согласно внутренней политике, начать ремонтные работы без письменного согласования с владельцем нельзя.

Как видно из материалов дела, свое согласие на гарантийный ремонт двигателя истец дал только 27 мая 2014 года. После этого ответчиком были проведены гарантийные ремонтные работы, о чем истец был проинформирован 02 июня 2014 года, что подтверждается ремонтным заказом N 164349.

Проанализировав представленные сторонами доказательства в их совокупности и взаимосвязи с доводами и возражениями участвующих в деле лиц и их представителей, по правилам ст.67 ГПК РФ, а также руководствуясь нормами права, регулирующими спорные правоотношения, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки за нарушение сроков безвозмездного устранения недостатков в товаре.

При этом суд обоснованно исходил из того, что ответчиком не был нарушен предусмотренный законом 45-дневный срок устранения неисправностей автомобиля, поскольку с даты получения требования истца о безвозмездном устранении выявленного недостатка (27.05.2014 года), то есть с даты достижения соглашения истцом и ответчиком о способе устранения недостатков, а также иных обязательных положений безвозмездного договора оказания услуг (выполнения работ), в течение 7 дней ответчиком были проведены гарантийные ремонтные работы, о чем Истец был проинформирован 02.06.2014 года.

Довод представителя истца о том, что истцу не были предоставлены

сведения о результатах проверки качества двигателя, проверка качества и экспертиза товара не проведены в установленные законом сроки, суд нашел несостоятельным, правильно указав, что истцу были сообщены результаты диагностики двигателя автомобиля, предложена замена детали, предоставлена информация по предстоящему ремонту, что отражено в заказ-наряде N 164349, а также в ответах в адрес истца от 27.03.2014 года, 14.04.2014 года, 27.05.2014 года. Ответчиком проверка качества была проведена, в результате диагностики был выявлен недостаток. Спора о причине возникновения недостатков товара у сторон не возникло, в связи с чем необходимости в проведении экспертизы не было.

Разрешая требования истца в части признания п. 11 договора купли-продажи транспортного средства недействительным как ущемляющим права потребителя и отказывая в их удовлетворении, суд пришел к обоснованному выводу о том, что данные условия договора прав и законных интересов истца не нарушают, оснований для признания их недействительными по основаниям ст. 168 ГК РФ не имеется.

Принимая во внимание, что факт нарушения ответчиком прав *** В.Р., как потребителя, своего подтверждения в ходе судебного разбирательства по делу не нашел, вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме является правильным.

Оснований не согласиться с приведенными выводами суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется.

Довод апелляционной жалобы о том, что работы по диагностике неисправности и требование об устранении неисправности представляют собой один и тот же юридический факт, вследствие которого у ответчика должна была возникнуть обязанность по устранению неисправности, судебная коллегия находит необоснованным.

Так, из ремонтного заказа N 164349 от 11.03.2014 года, подписанного истцом *** В.Р. при сдаче автомобиля на СТОА, содержится следующий перечень заданий: мойка; жалоба клиента: загорелась индикация неисправности ДВС; короткий тест выполнить; двигатель проверить (после ускоренной проверки). На момент передачи автомобиля 11.03.2014 года на СТОА не было установлено факта наличия или отсутствия неисправности, поскольку индикация (значок на панели приборов) не свидетельствует о точном наличии неисправности в двигателе. Требования об устранении какого-либо конкретного недостатка, о котором было известно истцу до передачи автомобиля на СТОА, истцом не заявлялось. На момент передачи автомобиля на СТОА не было установлено, является ли неисправность гарантийной или негарантийной. Факт наличия неисправности детали распредвала был установлен специалистами СТОА только после выполнения задания заказчика по проведению диагностики, о чем 14.03.2014 года по телефону было сообщено истцу и что подтверждено отметкой в ремонтном заказе N 164349 от 11.03.2014 года. Таким образом, содержащиеся в деле доказательства подтверждают лишь факт обращения истца к ответчику для выполнения работ по диагностике двигателя автомобиля на предмет выяснения отсутствия или наличия каких-либо неисправностей. Установление факта наличия неисправности в автомобиле не свидетельствует о наличии требования потребителя об его устранении. Более того, часть 1 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" предусматривает право потребителя по его выбору потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула) или потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом. Сведений о наличии у истца в день обращения на СТОА требования о незамедлительном безвозмездном устранении ответчиком недостатков товара в деле не имеется. Требование истца о безвозмездном устранении выявленного недостатка содержится только в письме вх. N 116 от 27.05.2014 года. После получения указанного требования ответчиком ремонтные работы по безвозмездному устранению недостатка товара были выполнены, о чем истцу было сообщено 02.06.2014 года. До получения 27.05.2014 года письма истца у ответчика отсутствовали сведения, какое из последствий при наличии недостатка товара, предусмотренных ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей", выбрал истец.

Вопреки доводу представителя истца в апелляционной жалобе, сам по себе факт заказа ответчиком детали для выполнения ремонтных работ с достоверностью не свидетельствует о получении согласия истца на проведение гарантийного ремонта по замене распредвала ДВС. Как следует из объяснений представителей ответчика, в данном случае заказ детали был произведен заранее с тем, чтобы после получения требования

истца о проведении безвозмездных ремонтных работ ответчик мог произвести их в максимально сжатые сроки.

Довод апелляционной жалобы о том, что истец *** В.Р. не была проинформирована о завершении ремонта автомобиля, опровергается материалами дела. Ремонтный заказ N164349 от 31.05.2014 года подписан *** В.Р. 03.06.2014 года.

Доводы представителя истца в жалобе о том, что ответчиком был нарушен срок безвозмездного устранения неисправностей автомобиля, являлись предметом исследования суда первой инстанции и своего подтверждения не нашли. Судом правильно установлено, что невыполнение ответчиком гарантийного ремонта с 11.03.2014 года была вызвана только тем, что истец с 14.03.2014 года, то есть с даты, когда ему стало известно о наличии неисправности детали распредвала, и до 27.05.2014 года не требовал безвозмездного устранения выявленного недостатка, а просил: произвести замену двигателя, необходимость в которой по заключению технических специалистов отсутствовала (письмо вх. N 62 от 17.03.2014 года); затем утверждал, что ни ремонт двигателя, ни его замена не гарантируют "достойную" эксплуатацию а/м (письмо вх. N GD-14047 от 08.04.2014 года); а позже просил пояснить причины выхода из строя детали распредвала и причины необходимости получить согласие на проведение ремонтных работ (письмо вх. N 1076 от 14.05.2014 года). Таким образом, истец, не давая своего согласия на устранение недостатка, фактически препятствовал ответчику в исполнении обязательства о безвозмездном устранении недостатка товара.

Иные содержащиеся в апелляционной жалобе доводы представителя истца фактически аналогичны тем, которые были предметом исследования судом первой инстанции и подтверждения не нашли. В апелляционной жалобе не приведены какие-либо новые, юридически значимые обстоятельства, требующие дополнительной проверки.

Судом фактические обстоятельства по делу установлены правильно, собранные по делу доказательства исследованы в судебном заседании, им дана надлежащая оценка.

Вопреки доводам апелляционной жалобы решение суда постановлено в соответствии с нормами материального и процессуального права, является законным и обоснованным.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 14 октября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца Региональной общественной организации "Общество защиты прав потребителей "***" в интересах *** В.Р. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.