Апелляционное постановление Ленинградского окружного военного суда г. Санкт-Петербурга от 16 апреля 2015 г. по делу N 22-30/2015

Апелляционное постановление Ленинградского окружного военного суда г. Санкт-Петербурга от 16 апреля 2015 г. по делу N 22-30/2015

 

Ленинградский окружной военный суд в составе председательствующего - судьи Ольмезова А.А., при секретаре Лебеденко О.Ю., с участием военного прокурора отдела военной прокуратуры Западного военного округа подполковника юстиции Багина А.Ю., осужденного Кузьмина А.С., его защитника - адвоката Ломкова А.В., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе последнего на приговор 224 гарнизонного военного суда от 26 января 2015года, согласно которому бывший военнослужащий войсковой части ХХХХ офицер запаса

Кузьмин

А.С.

осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, к штрафу в размере ХХХХХ рублей.

Заслушав выступления осужденного Кузьмина А.С., его защитника - адвоката Ломкова А.В., поддержавших апелляционную жалобу, прокурора Багина А.Ю., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, окружной военный суд

УСТАНОВИЛ:

Кузьмин признан виновным в незаконном приобретении специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, при следующих, изложенных в приговоре, обстоятельствах.

В один из дней конца июня - начала июля 2014 года в период с 16 до 18 часов, находясь по месту своего жительства, Кузьмин А.С., не имея лицензии на оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, незаконно приобрел, безвозмездно получив от своей знакомой Б., закамуфлированное под наручные часы специальное техническое средство (далее СТС), предназначенное для негласного получения и регистрации акустической и видеоинформации, которое 22 августа 2014 года было изъято у него должностными лицами войсковой части ХХХХ.

В апелляционной жалобе защитник осужденного - адвокат Ломков А.В., считая приговор незаконным и необоснованным, а также несправедливым просит его отменить и производство по делу прекратить, приводя в обоснование следующие доводы.

Так, по мнению автора жалобы, выводы суда о доказанности виновности Кузьмина в совершении инкриминируемого ему преступления постановлены с нарушением правил проверки и оценки доказательств, предусмотренных ст. ст. 87, 88 УПК РФ.

Защитник утверждает, что суд, не проверив представленные сторонами доказательства путем их сопоставления, не оценив их достоверность и достаточность, положил в основу приговора противоречивые показания свидетелей, обосновывая свой вывод на предположениях и домыслах.

Не оспаривая того, что имевшиеся в распоряжении Кузьмина наручные часы являются специальным техническим средством для негласного получения и регистрации аудио и видео информации, Ломков в жалобе указывает, что осужденный выявил это дополнительное устройство только в начале августа 2014 года и использовал это спецсредство до 22 августа 2014 года, что подтверждается показаниями в суде эксперта Р., указавшего на производство видеозаписей в период около двух недель.

При этом автор жалобы ссылается на показания своего подзащитного о том, что в июле 2014 года Кузьмин лишь предполагал о наличии в часах дополнительной функции, а убедился в его наличии, содержании и работоспособности только в августе 2014 года, после приобретения дополнительного оборудования - USB кабеля и подключения часов к компьютеру.

Кроме этого, адвокат отмечает, что только часть видеозаписи сделана Кузьминым и, как правило, при случайном непреднамеренном включении. А учитывая отсутствие в видеозаписи смысловой нагрузки, постановки и произвольного прерывания, Ломков делает вывод об отсутствии у Кузьмина навыков по пользованию СТС.

Далее защитник констатируя, что материалами дела подтверждается факт незаконной попытки использования Кузьминым спецсредства, утверждает, что в материалах дела отсутствуют доказательства производства, приобретения, сбыта этого СТС его подзащитным.

Так, ссылаясь на материалы дела (т. 1, л.д. 76-82, 107-110, 204-208, 219-223, стр. 2-5 протокола судебного заседания от 15 января 2015 года), адвокат считает, что поступление часов в пользование Кузьмина произошло при обстоятельствах, не связанных с приобретением спецсредства для негласного получения информации, а иных действий ему не инкриминировано.

Суд, считает автор жалобы, необоснованно сослался в приговоре на данные в суде показания свидетеля Т., поскольку тот от них отказался, подтвердив показания, данные на предварительном следствии.

Кроме того Ломков обращает внимание, что при исследовании в суде доказательств - свидетельских показаний сотрудников ФСБ З. и Э. он указывал на их противоречие другим имеющимся в деле доказательствам.

Защитник указанное выше мотивирует тем, что материалами оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками ФСБ, не было установлено факта преднамеренного приобретения Кузьминым спецсредства для негласного получения информации. Однако в удовлетворении ходатайства защиты об истребовании материалов ОРМ, проводимых в отношении Кузьмина, судом было отказано.

При данных обстоятельствах, продолжает адвокат, вызывают сомнения в достоверности и правдивости свидетельские показания оперативных сотрудников З. и Э. в части наличия у них сведений о факте приобретения Кузьминым, с его слов, СТС с целью его использования, при условии, что последний отрицал, как на следствии, так и в суде.

Так же, утверждает Ломков, судом не устранены противоречия в показаниях свидетелей З., Э. с одной стороны и Л., К. с другой стороны в части присутствия в помещении отдела ФСБ кого-либо с момента прибытия туда Кузьмина и при осмотре его наручных часов. Указанное позволяет, по мнению автора жалобы, придти к выводу, что показания З. и Э. не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Защитник считает, что доводы суда о наличии у Кузьмина умысла на приобретение СТС и доказательство его виновных действий со ссылкой на сложившиеся у него военно-служебные отношения с командованием так же не могут быть положены в основу приговора, так как являются домыслами и предположениями.

Автор жалобы настаивает на отсутствии доказательств умышленного приобретения Кузьминым спецсредства для негласного получения информации, а в его действиях, связанных с использованием СТС, отсутствуют признаки инкриминируемого ему преступления.

При этом адвокат считает, что суд, нарушив требования уголовного и уголовно-процессуального закона, проигнорировав установленные по уголовному делу обстоятельства и представленные в материалах дела доказательства, ошибочно пришел к выводу о виновности Кузьмина в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, что безусловно привело к постановлению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

В заключение своей апелляционной жалобы защитник просит отменить упомянутый выше приговор и прекратить уголовное дело.

В поданных на апелляционную жалобу возражениях государственный обвинитель - заместитель военного прокурора 53 военной прокуратуры гарнизона подполковник юстиции Гулевич Д.А., считая доводы защитника осужденного необоснованными, просит приговор гарнизонного военного суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, оценив доводы апелляционной жалобы и поступивших относительно неё возражений, окружной военный суд считает, что виновность Кузьмина в совершении вышеуказанного преступления, полностью подтверждается совокупностью доказательств: показаниями свидетелей Б., А., Без ... Г., З., Э., Л., К., Т., эксперта Р., заключением эксперта от 14.09.2014 N 2014/320 об отнесении наручных часов к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации.

Вышеуказанные и иные приведенные в приговоре доказательства оценены судом первой инстанции и в своей совокупности обоснованно определены как достаточные для признания Кузьмина виновным в незаконном приобретении специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации.

Вопреки доводам жалобы, производство, использование и сбыт специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации Кузьмину ни предварительным следствием, ни судом не инкриминировался, в связи с чем ссылки защитника на эти обстоятельства беспредметны, проверке и оценке суда апелляционной инстанции не подлежат.

Судом первой инстанции правильно определены и установлены такие значимые для дела факты и обстоятельства, как то, что изъятые у Кузьмина наручные часы являются специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения визуальной и акустической информации; то, что у осужденного не имелось лицензии, то есть права на оборот данного СТС; то, что спецсредство он приобрел, безвозмездно получив от иного лица.

Факт отсутствия у него соответствующей лицензии и приобретение им СТС Кузьмин в суде не отрицал, не оспариваются эти обстоятельства и в апелляционной жалобе защитника.

С учетом совокупности фактических данных, содержащихся в протоколах следственных действий, и полученных в ходе непосредственного осмотра вышеуказанных наручных часов, приобщенных к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства, о форме, размере объектива видеокамеры и микрофона, внешнего вида и сохранения их функций, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности выводов эксперта и об отнесении этого видеорегистратора, закамуфлированного под часы, к специальным техническим средствам, деятельность по приобретению которых подлежит обязательному лицензированию в соответствии с действующим законодательством.

Предусмотренных законом оснований для признания недопустимым доказательством указанного выше заключения эксперта не усматривается, не приведены таковые основания и в апелляционной жалобе.

Вопреки доводам жалобы, умысел осужденного на незаконное приобретение специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, установлен в ходе судебного разбирательства и подтвержден помимо показаний упомянутых свидетелей, характером его действий, связанных с использованием технического средства данной специфики.

Проверка уголовного дела показала, что оно не содержит сведений о проведении сотрудниками ФСБ оперативно-розыскных мероприятий в отношении Кузьмина в порядке Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", в связи с чем доводы защитника о том, что материалами ОРМ не установлен факт преднамеренного приобретения осужденным спецсредства для негласного получения информации, беспредметны.

Ходатайство же защиты об истребований таких материалов ОРМ рассмотрено и разрешено судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и правомерно оставлено без удовлетворения, в связи с чем доводы апелляционной жалобы в этой части несостоятельны.

Не нашли своего подтверждения в ходе проверки суда апелляционной инстанцией доводы защитника о наличии противоречий между показаниями свидетелей З., Э., Л., К. и другими доказательствами, имеющимися в деле.

Суд первой инстанции проверил представленные доказательства и оценил их на предмет относимости, допустимости и достоверности в полном соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, в связи с чем доводы жалобы в этой части несостоятельны.

Иные доводы жалобы являются неоднократно повторяющимися производными от вышеприведенных и на выводы суда не влияют.

При таких обстоятельствах действия Кузьмина судом первой инстанции правильно квалифицированы по ст. 138.1 УК РФ.

Как видно из содержания приговора, при назначении наказания Кузьмину судом первой инстанции было принято во внимание то, что осужденный ранее к уголовной ответственности не привлекался, ни в чем предосудительном замечен не был, по службе характеризуется не только отрицательно, но и положительно, а также его материальное положение.

Приведенные обстоятельства позволили суду прийти к выводу о возможности назначения Кузьмину наиболее мягкого вида наказания, предусмотренного санкцией ст. 138.1 УК РФ, в виде штрафа в размере близком к минимальному.

Таким образом, решение гарнизонного военного суда о назначении осужденному наказания в виде штрафа в размере ХХХХХ рублей принято в соответствии с требованиями статей 6 и 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, положительных данных о его личности и обстоятельств, смягчающих наказание, в связи с чем суд апелляционной инстанции полагает, что данных, позволяющих признать приговор в части назначенного Кузьмину наказания несправедливым, в том числе и по приведенным в жалобах обстоятельствам, из материалов дела не усматривается.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, окружной военный суд не усматривает каких-либо существенных нарушений норм процессуального права, допущенных как органами предварительного следствия при составлении обвинительного заключения, так и судом при рассмотрении уголовного дела, являющихся основанием для отмены приговора.

С учетом изложенных обстоятельств, поскольку судом существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, не допущено, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст.389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, окружной военный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор 224 гарнизонного военного суда от 26 января 2015 года в отношении Кузьмина А.С. оставить без изменения, а апелляционную жалобу его защитника - адвоката Ломкова А.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий А.А. Ольмезов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.