Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2001 г. "Требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела включает в себя необходимость выяснения причин существенных противоречий в показаниях подсудимых, разрешении имеющихся по делу ходатайств и заявлений" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 15 мая 2001 г.
"Требование закона о всестороннем, полном и объективном
исследовании всех обстоятельств дела включает в себя необходимость
выяснения причин существенных противоречий в показаниях подсудимых,
разрешении имеющихся по делу ходатайств и заявлений"
(извлечение)


По приговору Калужского областного суда от 20 декабря 2000 г. Камалетдинов и Алешкин осуждены по пп. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Камалетдинов - и по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Они признаны виновными в убийстве Максимова и Синева группой лиц по предварительному сговору, а Камалетдинов - также в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

В кассационных жалобах осужденные и защищающие их интересы адвокаты просили приговор отменить, а дело направить на новое расследование.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 мая 2001 г. приговор отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 223 УПК РСФСР при разрешении вопроса о назначении судебного заседания судья обязан рассмотреть имеющиеся по делу ходатайства и заявления.

Как видно из материалов дела, до назначения судебного заседания адвокат в защиту интересов осужденного Камалетдинова заявил ходатайство о направлении дела для дополнительного расследования, поставив вопрос о необходимости проведения ряда следственных действий для полного и объективного рассмотрения дела.

Однако суд не выполнил требования закона при назначении дела к рассмотрению в судебном заседании: заявленное ходатайство адвоката надлежащим образом не рассмотрел. Аналогичное ходатайство адвокатом было заявлено и в судебном заседании.

Но суд в нарушение требований ст. 261 УПК РСФСР при обсуждении данного ходатайства не удалился в совещательную комнату и не изложил свое решение в виде отдельного документа, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Вместе с тем доводы, изложенные в ходатайствах, о наличии противоречий в показаниях подсудимых и других материалах дела нуждались в тщательной проверке и подлежали соответствующей оценке.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании Камалетдинов и Алешкин вину не признали и сообщили, что Максимова и Синева они не убивали, а на предварительном следствии вынужденно оговорили себя под физическим и психическим воздействием работников милиции.

В обоснование вывода о виновности Камалетдинова и Алешкина в совершении инкриминируемых им преступлений суд сослался на их собственные показания, данные в ходе предварительного следствия. Признавая их достоверными, суд констатировал, что они соответствуют другим доказательствам: показаниям свидетелей Петрова, Тюфтяева, Анохина, Артамонова, Смеловой, заключениям экспертов, проводивших судебно-медицинскую, баллистическую, биологическую экспертизы.

Однако, как следует из материалов дела, показания Камалетдинова и Алешкина противоречивы.

Так, первоначально Алешкин пояснял, что Камалетдинов нанес потерпевшим несколько ударов ножом, а затем предложил ему ударить их топором. Он дважды ударил топором одного мужчину, а затем дважды - второго.

Аналогично совершение преступления описал и осужденный Камалетдинов: потерпевшим он нанес удары ножом, а Алешкин - топором.

Вместе с тем по заключению судебно-медицинского эксперта при исследовании трупа Максимова обнаружено слепое огнестрельное пулевое ранение шеи, от которого наступила смерть.

Согласно последующим показаниям Алешкина, у Камалетдинова был пистолет "ТТ", из которого тот произвел два выстрела в потерпевших.

Осужденный Камалетдинов, отрицая наличие у него какого-либо оружия, указал, что в потерпевшего из пистолета "ТТ" выстрелил Артамонов.

По заключению эксперта, проводившего баллистическую экспертизу (положенному в основу приговора), извлеченные из трупа Максимова оболочка и сердечник являются частями пули, которая выстреляна из нарезного оружия (вероятнее всего, винтовки или карабина "Маузер" или их обреза). Использование для стрельбы этой пули из пистолета "ТТ" невозможно.

Показания свидетеля Смеловой, которые имеют существенное значение для дела, оглашены в судебном заседании в нарушение требований ст. 286 УПК РСФСР, так как в материалах дела отсутствуют сведения о причинах, исключающих возможность ее явки в суд.

Ни органы следствия, ни суд не выяснили причины противоречий в показаниях Алешкина и Камалетдинова. Поэтому вывод суда о достоверности их показаний на предварительном следствии и согласованности с другими доказательствами по делу является преждевременным.

При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2001 г. "Требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела включает в себя необходимость выяснения причин существенных противоречий в показаниях подсудимых, разрешении имеющихся по делу ходатайств и заявлений" (извлечение)


Текст определения в извлечениях опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 5


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.