Определение Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 59-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Запморфлот" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 81, части второй и четвертой статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 59-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Запморфлот" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 81, части второй и четвертой статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "Запморфлот", установил:

1. Статья 81 УПК Российской Федерации определяет круг предметов, которые могут признаваться вещественными доказательствами (часть первая), устанавливает правило, согласно которому эти предметы признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу по соответствующему постановлению (часть вторая), предписывает при окончании судопроизводства путем вынесения приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела решать вопрос о вещественных доказательствах, в том числе об их конфискации, уничтожении или возврате законному владельцу (части третья и четвертая). Согласно статье 82 УПК Российской Федерации вещественные доказательства, которые ввиду их громоздкости или по иным причинам не могут храниться при уголовном деле, сдаются на хранение в место, определяемое дознавателем, следователем, возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания, передаются для реализации или уничтожаются (часть вторая), в связи с чем выносится соответствующее постановление (часть четвертая).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "Запморфлот" оспаривает конституционность положений статей 81 (Вещественные доказательства) и 82 (Хранение вещественных доказательств) УПК Российской Федерации, на основании которых были приняты решения по делу с его участием, ограничившие, по его мнению, правомочия по владению и пользованию МТР "Гранатовый" и причинившие ему тем самым значительные убытки.

Как следует из представленных материалов, 14 ноября 2003 года следователем Главной военной прокуратуры, расследующим уголовное дело в отношении гражданина Ю.П. Синельника - бывшего военнослужащего, было вынесено постановление о признании вещественным доказательством по данному делу морского судна - малого транспортного рефрижератора (МТР) "Гранатовый", принадлежащего Кипрской компании "Suma Shipping Company Limited" и используемого ее морским агентом ООО "Запморфлот", как имущества, нажитого преступным путем, и о постановке его на хранение в порт города Пионерский Калининградской области. 11 декабря 2003 года Московским гарнизонным военным судом было вынесено постановление о наложении ареста на МТР "Гранатовый" путем установления адресованного судовладельцу запрета распоряжаться им. В связи с названными решениями следователь направил письменное уведомление капитану Калининградского морского рыбного порта и начальнику отряда пограничного контроля "Калининград" о недопущении какого-либо перемещения МТР "Гранатовый" без согласования с ним, поскольку в соответствии с частью четвертой статьи 82 УПК Российской Федерации право возврата имущества, признанного вещественным доказательством, законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания, предоставлено именно ему.

По мнению заявителя, названные нормы в той их части, в какой устанавливаемый ими порядок приобщения вещественных доказательств к материалам уголовного дела и их возврата законному владельцу позволяет прокурору, следователю и дознавателю единолично и во внесудебном порядке разрешать вопрос об изъятии и возврате предметов, приобщаемых к уголовному делу в качестве вещественных доказательств, без учета экономической значимости и важности этих предметов для повседневной хозяйственной деятельности их владельца, а также допускает внесудебную процедуру безвозмездного принудительного лишения собственника его имущества в случаях признания такого имущества вещественным доказательством по уголовному делу и принятия лицом, ведущим предварительное следствие или дознание, решения о его продаже или уничтожении, противоречат статьям 8, 34 и 35 Конституции Российской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статьи 34, часть 1), равно как и право частной собственности, включающее правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом единолично или совместно с другими лицами (статья 35, части 1-3), не исключает возможность ограничения этих прав федеральным законом в целях, перечисленных в ее статье 55 (часть 3).

Констатируя это, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 КоАП РСФСР признал допустимым установление законом полномочий должностных лиц по применению превентивных мер в целях обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, включая право изымать у нарушителя вещи и документы, налагать арест на имущество и т.д., поскольку такие меры, не являясь санкцией за совершенное правонарушение, не связаны с лишением имущества. В соответствии с приведенной правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации такого рода ограничения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права и свободы, в том числе право собственности, при условии обеспечения лицам, в отношении которых подобные ограничения применяются, гарантируемого статьей 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации права обжаловать в суд любые решения и действия органов и их должностных лиц, включая те, которые сопряжены с временным изъятием имущества и ограничением правомочий владения, пользования и распоряжения им.

В силу части первой статьи 125 УПК Российской Федерации и с учетом правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР, в уголовном судопроизводстве заинтересованным лицам предоставляется право уже на стадии предварительного расследования обжаловать в суд действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, затрагивающие конституционные права и свободы граждан и влекущие последствия, выходящие за рамки уголовного судопроизводства, которые не могут быть в полной мере устранены на его последующих стадиях. К числу таких действий и решений относятся и те, которые сопряжены с ограничением права собственности в результате применения содержащихся в частях первой и второй статьи 81 и частях второй и четвертой статьи 82 УПК Российской Федерации положений, определяющих виды вещественных доказательств, порядок их приобщения к уголовному делу, а также порядок хранения вещественных доказательств до завершения производства по уголовному делу.

При этом проверка законности и обоснованности принятых на основе названных норм уголовно-процессуального закона действий и решений в случае их обжалования не может сводиться к установлению лишь формального их соответствия требованиям закона, определяющим полномочия должностных лиц органов предварительного расследования или прокуратуры, а предполагает также необходимость учета тяжести преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, особенностей самого имущества, в том числе его стоимости, значимости для собственника или владельца и общества, возможных негативных последствий изъятия имущества (например, его порча, уничтожение, причинение неоправданных убытков в результате невозможности использования) и иных обстоятельств. Имея в виду именно эти обстоятельства, как следователь, так впоследствии и суд, решая вопрос о признании того или иного имущества вещественным доказательством, должны определять, подлежит ли это имущество изъятию и хранению при уголовном деле либо в другом установленном дознавателем, следователем или судом месте, или же оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено владельцу. Во всяком случае, изъятие имущества у собственника или владельца, в том числе в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства или в связи с наложением на него ареста, предполагает обоснование того, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно.

Таким образом, сами по себе оспариваемые ООО "Запморфлот" положения частей первой и второй статьи 81 и частей второй и четвертой статьи 82 УПК Российской Федерации, устанавливающие порядок приобщения вещественных доказательств к уголовному делу и их хранения, конституционные права заявителя не нарушают, что в силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" является основанием для признания его жалобы не отвечающей установленному названным Законом критерию допустимости жалоб.

Оценка же того, насколько полно органами предварительного расследования и судом были учтены все обстоятельства, имеющие значение для принятия в ходе предварительного следствия по уголовному делу решений, касающихся признания МТР "Гранатовый" вещественным доказательством, его приобщения в этом качестве к уголовному делу, а также его ареста и установления запрета на эксплуатацию этого судна, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит, а является прерогативой судов общей юрисдикции.

То обстоятельство, что ООО "Запморфлот", судя по представленным материалам, не воспользовалось своим конституционным правом и не обжаловало ни решения следователя о признании МТР "Гранатовый" вещественным доказательством, его изъятии и приобщении к материалам уголовного дела, ни принятое Московским гарнизонным военным судом по представлению следователя решение о наложении на судно ареста, не может служить основанием для вывода о нарушении статьями 81 и 82 УПК Российской Федерации его конституционных прав и свобод.

3. Согласно пункту 2 статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалоба на нарушение конституционных прав и свобод является допустимой, если оспариваемый в ней закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Между тем, как следует из жалобы и представленных ООО "Запморфлот" документов, предварительное расследование по уголовному делу в отношении Ю.П. Синельника в настоящее время продолжается, в связи с чем нет оснований полагать, что положения частей третьей и четвертой статьи 81 УПК Российской Федерации, устанавливающие порядок принятия решения о вещественных доказательствах при вынесении приговора или постановления (определения) о прекращении уголовного дела, применялись или подлежат применению в его деле. Не подтверждается представленными документами и применение в отношении заявителя положений части второй статьи 82 УПК Российской Федерации, допускающих в том числе передачу на реализацию или уничтожение вещественных доказательств в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства.

Следовательно, указанные нормативные положения также не могут стать предметом проверки в Конституционном Суде Российской Федерации по данной жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Запморфлот", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 59-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Запморфлот" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 81, части второй и четвертой статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"



Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.