Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 21 марта 2006 г. N 19-О06-10MB Суд отменил приговор краевого суда и направил дело о получении взятки в крупном размере на новое рассмотрение, поскольку судом первой инстанции не была дана надлежащая оценка всем имеющимся доказательствам по делу, а также была допущена ошибка при формулировке оправдания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 21 марта 2006 г. N 19-О06-10MB


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего <...>,

судей <...> и <...>

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Антонова И.И. на приговор Ставропольского краевого суда от 30 декабря 2005 года, которым

Шелепова Аида Грачиковна, родившийся 8 мая 1958 года б гор. Кисловодске Ставропольского края, ранее не судимая, оправдана в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, за неустановлением события преступления.

Заслушав доклад судьи <...>, мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей представление, полагавшей приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, судебная коллегия установила:

Шелепова обвинялась в том, что, работая заместителем руководителя инспекции ФНС России по городу Кисловодску, 2 сентября 2005 года в ходе проводимой проверки сообщила директору ООО "Интер-Центр" Колпаковой Л.А. о возможном выявлении нарушений в области уплаты организацией налогов и сборов и предложила передать ей взятку в размере 10000 долларов США за прекращение проверки и исключения подобных проверок впредь. 5 сентября 2005 года Шелепова в салоне автомобиля получила от Колпаковой взятку в сумме 10000 долларов США и была задержана сотрудниками правоохранительных органов.

Эти действия Шелеповой были квалифицированы органами следствия по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ. Судом же Шелепова оправдана в совершении данного преступления за недоказанностью его события.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. В частности, указывается, что в приговоре суд исказил показания свидетеля Колпаковой, чьи показания являются последовательными и непротиворечивыми. Оснований оговаривать Шелепову и Власову у Колпаковой не было. Полагает, что иск Колпаковой к Тумасяну не имеет никакого отношения к настоящему делу. В ходе расследования и в суде не установлены факты уклонения ООО "Интер-Центр" от уплаты налогов либо иные финансовые нарушения. Неполно в приговоре приведены показания свидетеля Кузнецова, и суд незаконно их признал недопустимыми. Суд не дал оценки результатам ОРД. Неверно оценены показания свидетелей Филева и Пошнагова. Показания свидетелей Сарма А.Ф., Долгополовой, Риц Е.М., Цой Т.Р., Бондюкова, Ракова, Алешина, приведены неполно. Суд не оценил показаниям свидетелей, данных ими в ходе расследования, стенограммы разговоров между Шелеповой и Колпаковой, а также соответствующую видеокассету. В суде не обсуждался вопрос о недопустимости заключения эксперта N 1606 от 30 сентября 2005 года. В приговоре указано, что обвинение не представило достаточных доказательств вины Шелеповой, а она оправдана за недоказанностью события преступления.

В возражениях адвокаты Николенко Н.Н. и Соколов К.Б. не согласны с доводами представления и просят оставить его без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы представления, судебная коллегия считает необходимым приговор отменить по следующим основаниям.

Согласно положениям ст. 380 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела является основанием для отмены приговора.

В суде Шелепова, не признавая свою вину в инкриминированном ей деянии, показала, что передача ей взятки была инсценирована Колпаковой в качестве мести за неудавшуюся попытку взыскать около 5 млн. рублей со своего брата Тумасяна Г.А., а также мести со стороны правоохранительных органов за ранее вынесенный в отношении нее оправдательный приговор. Действительно, 5 сентября 2005 года к ней приехала Колпакова с целью что-то передать для Власовой. Она (Шелепова) села в автомобиль Колпаковой, и та передала сверток. О наличии в свертке денег она не знала и увидела их только после задержания.

Оправдывая Шелепову в инкриминированном ей деянии, суд по существу согласился с ее доводами, которые, по его мнению, согласуются с показаниями свидетелей Власовой, Жуковской, Долгополовой, Риц, Цой.

Между тем, в ходе расследования и в суде свидетель Колпакова последовательно показывала, что в июле 2005 года сотрудники инспекции ФНС России по городу Кисловодску начали проводить проверку деятельности ООО "Интер-Центр", директором которой она является. Она встретилась с Шелеповой и та предложила ей отказаться от исковых требований к брату. В противном случае инспекция предъявит ей требование об уплате 11 млн. рублей. По этой причине она обратилась в правоохранительные органы, и ей предложили принять участие в оперативном эксперименте. 2 сентября 2005 года по предложению оперативных работников она взяла записывающее устройство и встретилась с Шелеповой, которая на листке бумаги написала 10000 долларов США, которые она должна передать за прекращение проверки. Данную записку она показывала оперативному работнику Кузнецову в присутствии понятых. Позже эту записку она уничтожила. 5 сентября 2005 года по предложению оперативных работников она принесла 10000 долларов США, которые были обработаны красящим веществом. Ей передали сумочку с оборудованной видеокамерой, которую установили в автомобиле. В машине она передала Шелеповой сверток с деньгами, и та положила его в пакет. Когда она вышла из машины, то Шелепову задержали.

Аналогичные показания в суде дал свидетель Кузнецов С.А., оперуполномоченный УВД на КМВ.

В суде были также допрошены свидетели Филев В.М., Пошнагов А.В., Алешин А.А., Сарма А.Ф., которые в разной степени уличали Шелепову в незаконном получении от Колпаковой денег.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 5 сентября 2005 года, из рук Шелеповой А.Г. изъят пакет, в котором находились 10000 долларов США со следами записи "взятка" (т. 1 л.д. 5-9).

Из протокола осмотра денежных купюр от 13 сентября 2005 года усматривается, что у Шелеповой А.Г. обнаружены и изъяты 10000 долларов США купюрами по 100 долларов (т. 1 л.д. 145-146).

Согласно протоколу осмотра и прослушивания фонограмм от 21 октября 2005 года следует, что Шелепова в автомобиле получила от Колпаковой завернутые в бумагу 10000 долларов США (т. 2 л.д. 40-41).

Из протокола осмотра и прослушиваний фонограмм усматривается, что между Колпаковой и Шелеповой 5 сентября 2005 года состоялась договоренность о встрече вечером того же дня (т. 2 л.д. 47-53).

Оценивая критически показания свидетеля Кузнецова, суд в приговоре указал, что Кузнецов не представил суду оперативную информацию о факте вымогательства Шелеповой взятки у Колпаковой, с нарушение требований ст. 9 Федерального Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 года оперативный орган обратился с ходатайством об ограничении конституционных прав Шелеповой в Гергиевский городской суд, не имеющий отношения к месту проводимых мероприятия и к его органу. Фактически суд признал недопустимыми сведения, полученные как свидетелем Кузнецовым, так и сами результаты проводимых оперативно-розыскных мероприятий.

Однако ссылки на непредоставление Кузнецовым источника оперативной информации не основаны на законе, поскольку в процессе судебного разбирательства рассматриваются доказательства, полученные процессуальным путем, либо легализированные после получения их по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Кроме того, суд не в полной мере учел требования ст. 9 названного выше закона, так как в них содержатся указания о рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Причем, по смыслу закона в соответствующем ходатайстве и постановлении суда не требуется мотивировка обстоятельств обращения в порядке исключения в конкретный суд.

Как установил суд первой инстанции, между Колпаковой Л.А. и ее братом Тумасяном Г.А. на тот момент существовал гражданско-правовой спор, и дело по этому поводу рассматривалось в суде. Интересы Тумасяна Г.А. в суде представляла Власова Л.Н., которая находилась в дружеских отношениях с Шелеповой А.Г.

Однако как в ходе расследования, так и в суде свидетель Власова поясняла, что с Колпаковой они не договаривались о передаче денег либо иных предметов через Шелепову, в том числе и на 5 сентября 2005 года (т. 3 л.д. 180 об.).

Кроме того, суд не дал должной оценки показаниям свидетеля Кузнецова С.А., согласно которым при задержании Шелепова сначала говорила, что содержимое пакета - это возврат долга, а затем сообщила, что пакет Колпакова передала через нее Власовой (т. 3 л.д. 183, 184 об.).

Об этих же обстоятельствах пояснил в суде и свидетель Николенко Н.Н. (т. 3 л.д. 186 об.). Следовательно, Шелепова знала о наличии денег в обнаруженном у нее свертке.

В нарушение требований ст. 305 УПК РФ суд в приговоре не привел текст прослушивания фонограмм телефонных разговоров между Шелеповой и Власовой. В частности, из пояснений Шелеповой следует, что "мадам подъехала ко мне, я четко объяснила, как вот с тобой говорила, что вы все убираете заявления, закругляетесь со всеми на свете, ничего не должно быть"; "только после этого будет окончена проверка".

На вопрос Власовой: "А что она хочет наоборот?" - Шелепова ответила: "Чтобы я прикрыла проверку, и потом она дальше будет разбираться" (т. 2 л.д. 48 об.).

А из разговора между Колпаковой и Шелеповой усматривается, что Колпакова должна передать Шелеповой 10000 долларов" (т. 2 л.д. 68).

Суд не дал должной оценки показаниям свидетелей Алешина А.А. и Сарма А.Ф. в той части, где они показывали, что когда Власова и Тумасян стали проигрывать процесс, то Власова в кафе "Курзал" говорила Колпаковой о наличии у нее компромата на фирму, о влиятельных людях в налоговой инспекции, которые могут проверить деятельность фирмы Колпаковой, требовала передать ей 30000 долларов США, которые нужны ей и Шелеповой (т. 3 л.д. 175 об., 177).

Не дал суд должной оценки показаниям Кузнецова, Филева и Ракова и о тем, что смывы с рук Шелеповой проводилось с ее согласия, и никаких возражений по этому поводу она не заявляла (т. 3 л.д. 179, 183, 186).

Судом допущена ошибка и при формулировке оправдания Шелеповой. В частности, в конце описательно-мотивировочной части приговора указано, что обвинением не представлено достаточно доказательств вины Шелеповой в инкриминированном деянии, в связи с чем она подлежит оправданию. Следовательно, суд признал факт передачи Колпаковой денег Шелеповой. Однако согласно резолютивной части приговора Шелепова оправдана за недоказанностью события преступления. То есть из этого следует, что самого факта передачи денег Шелеповой не было.

Такой приговор, как это обоснованно утверждается в представлении, нельзя признать законным и обоснованным. Он подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение для устранения указанных выше нарушений требований уголовно-процессуального закона.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ставропольского краевого суда от 30 декабря 2005 года в отношении Шелеповой Аиды Грачиковны отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе судей.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 21 марта 2006 г. N 19-О06-10MB


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.