Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 11-Г06-9 Суду необходимо проверить правомерность возложения на инвестиционный фонд задач и функций органа государственного управления в части распределения субсидий из бюджета субъекта РФ, поскольку законодательством о конкуренции запрещено совмещение функций органов исполнительной власти субъектов РФ и функций хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами органов государственного управления

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 7 июня 2006 г. N 11-Г06-9


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Республики Татарстан о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим постановления кабинета министров Республики Татарстан от 31 января 2005 года N 47 "О предоставлении субсидий организациям на оплату части процентной ставки за пользование банковскими кредитами" по кассационному представлению прокурора Республики Татарстан на решение Верховного суда Республики Татарстан от 23 марта 2006 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Е.Т.И., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации С.Н.Я., поддержавшей кассационное представление прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Кабинетом Министров Республики Татарстан 31 января 2005 года принято Постановление N 47 "О предоставлении субсидий организациям на оплату части процентной ставки за пользование банковскими кредитами".

Прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании названного постановления противоречащим федеральному законодательству и недействующим, в обоснование своих требований указал, что оспариваемым постановлением кабинет министров Республики Татарстан установил, что с 1 января 2005 года предоставление неопределенному кругу лиц субсидий на оплату части процентной ставки за пользование банковским кредитом, осуществляется государственной некоммерческой организацией "Инвестиционно-венчурный фонд Республики Татарстан", которая, согласно положениям Устава инвестиционно-венчурного фонда, утвержденного постановлением кабинета министров Республики Татарстан от 17 ноября 2004 года N 498, является некоммерческой организацией в форме фонда, имеющей право на осуществление предпринимательской деятельности, и в нарушение положений Закона Российской Федерации "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" на данный фонд возложены задачи и функции органа государственного управления.

Кроме того, в нарушение статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона "О некоммерческих организациях", согласно которым органы государственной власти не могут создавать некоммерческие организации, которые становятся собственниками переданного им учредителями государственного имущества, Уставом фонда предусмотрено, что имущество, переданное фонду его учредителем - кабинетом министров Республики Татарстан, является собственностью фонда. Также пунктом 3.3 Устава фонда предусмотрено, что фонду могут передаваться средства бюджета Республики Татарстан для финансирования инвестиционных программ и проектов.

Положения оспариваемого Постановления также противоречат статье 31 Федерального закона "О некоммерческих организациях", согласно которой органы государственной власти и органы местного самоуправления создают государственные и муниципальные учреждения, закрепляют за ними имущество на праве оперативного управления в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и осуществляют их полное или частичное финансирование. При этом органам государственной власти в отношении остальных форм некоммерческих организаций дано лишь право оказывать им экономическую поддержку в различных видах деятельности.

Органы государственной власти не могут создавать некоммерческие организации, которые становятся собственниками переданного им учредителями государственного имущества. Неправомерность создания инвестиционно-венчурного фонда влечет за собой незаконность деятельности данной организации, в том числе в рамках исполнения полномочий, установленных оспариваемым постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан.

Представитель Кабинета Министров Республики Татарстан с заявлением прокурора не согласился и просил суд в удовлетворении заявленных прокурором требований отказать.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 23 марта 2006 г. в удовлетворении заявленных прокурором Республики Татарстан требований отказано.

В кассационном представлении прокурор Республики Татарстан просит указанное решение суда отменить в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему.

Отказывая в удовлетворении заявленных прокурором Республики Татарстан требований, суд первой инстанции руководствовался положениями пункта 1 статьи 124 Гражданского кодекса Российской Федерации Российская Федерация, согласно которому субъекты Российской Федерации, муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. При этом от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации органы государственной власти могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности.

Суд указал в решении, что поскольку Гражданский Кодекс Российской Федерации, а также Федеральный закон "О некоммерческих организациях" не содержат каких-либо ограничений по участию государственных органов в создании некоммерческих организаций, действующее законодательство строго не ограничивает возможный состав учредителей фонда, то органы государственной власти вправе создавать некоммерческие организации, которые становятся собственниками переданного им учредителями государственного имущества, исходя из того, что в федеральном законодательстве отсутствует прямое указание на невозможность создания органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации других видов некоммерческих фондов.

При этом суд сослался на   п. 3 статьи 26.11 Федерального закона "Об общих принципах  организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" согласно которому, в целях осуществления полномочий по предметам ведения субъектов Российской Федерации и по предметам совместного ведения (осуществляемым самостоятельно за счет средств бюджета  субъекта Российской Федерации) органы государственной власти субъекта Российской Федерации могут создавать государственные унитарные предприятия, государственные учреждения и другие организации.

Однако с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемое постановление Кабинета Министров Республики Татарстан, которым учредитель возложил на Фонд обязанность предоставления субсидий на оплату части процентной ставки за пользование банковскими кредитами, не противоречит положениям федерального законодательства, судебная коллегия не может согласиться.

Судом установлено, что инвестиционно-венчурный фонд Республики Татарстан не является ни общественным фондом, ни благотворительным фондом.

Из содержания п. 3.3 Устава инвестиционно-венчурного фонда следует, что Фонду могут передаваться средства бюджета Республики Татарстан для финансирования инвестиционных программ и проектов в качестве субсидий и субвенций, а также в других формах в соответствии с действующим законодательством.

Как усматривается из материалов дела, судом первой инстанции не была дана соответствующая оценка доводам прокурора о неправомерности возложения на данный фонд задач и функции органа государственного управления в части распределения субсидий из бюджета субъекта Российской Федерации.

Суд по существу не выяснил, какими правами наделен фонд по финансированию инвестиционных программ и проектов в качестве субсидий и субвенций, а также в других формах, и в какой мере эти нормы соответствуют федеральному законодательству. Относятся ли эти функции к исключительно компетенции органов власти субъектов Российской Федерации в силу федерального и законодательства субъекта Российской Федерации.

Между тем, в соответствии с п. 3 ст. 7 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" запрещено совмещение функций органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации с функциями хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов.

Поскольку нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены при рассмотрении настоящего дела в кассационном порядке, решение суда подлежит отмене и направлению дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, исследовать необходимые нормативные акты, и в зависимости от добытых данных вынести решение в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Татарстан от 23 марта 2006 г. - отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Верховный суд Республики Татарстан.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 11-Г06-9


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.