Апелляционное определение СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 10 ноября 2015 г. по делу N 33-3972/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 10 ноября 2015 г. по делу N 33-3972/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда в составе:

председательствующего судьи Пудова А.В.,

судей Козловой А.А. и Дмитриевой Г.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе истца Жолудевой А.Ю. на решение Вяземского районного суда Смоленской области от 11 августа 2015 года.

Заслушав доклад судьи Пудова А.В., судебная коллегия

Установила :

Жолудева А.Ю. обратилась в Вяземский районный суд Смоленской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод" (далее по тексту также - Предприятие, ответчик) о взыскании индексации заработной платы и компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указала, что работает у ответчика ... с повременно-премиальной системой оплатой труда. В период с 2013 по 2014 г.г. заработная плата начислялась и выплачивалась ей по базовой тарифной ставке без ее индексации в соответствии со статьей 134 ТК РФ, положениями пунктов 3.8 Федеральных отраслевых соглашений по строительству и промышленности строительных материалов Российской Федерации на 2011 - 2013 г.г. и 2014 - 2016 г.г., чем были нарушены ее трудовые права, в частности, право на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи.

Просила взыскать с Предприятия:

- сумму недополученной с учетом индексации и инфляции заработной платы за период с 2013 по 2014 г.г. в размере ... ;

- проценты за задержку выплаты заработной платы за каждый день задержки из расчета ... %, начиная с 15 октября 2013 г. по день погашения задолженности;

- компенсацию морального вреда в размере ...

Также просила обязать ответчика осуществлять индексацию начисляемой ему заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги (по данным Росстата) в порядке, предусмотренном трудовым законодательством и иными правовыми (в том числе локальными) актами, содержащими нормы трудового права.

В судебное заседание истица не явилась.

Ответчик иск не признал.

Его представитель Савинцев Ю.А. пояснил, что коллективный договор и (или) иное соглашение Предприятием не заключались, локальные нормативные акты, определяющие порядок, размеры, периодичность индексации заработной платы, не издавались, в связи с чем у работодателя не было оснований для индексации заработной платы истицы. Предполагалось, что поддержание заработной платы работников Предприятия на достойном человека уровне будет осуществляться за счет увеличения премиальных и иных выплат, и соответствующие меры принимаются, в частности, в целях повышения реальной заработной платы и компенсации инфляционных потерь утверждено новое "Положение об оплате труда и премировании работников общества с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод".

Представитель ответчика просил также учесть, что согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД) общество с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод" относится к числу добывающих предприятий и не входит в группу предприятий строительства и промышленности строительных материалов, следовательно, на него не распространяются положения Федеральных отраслевых соглашений по строительству и промышленности строительных материалов Российской Федерации, на которые ссылается истица.

Кроме того, он сделал заявление о пропуске Жолудевой А.Ю. установленного законом трехмесячного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора и просил отказать в иске и на этом основании тоже.

Представитель третьего лица - первичной профсоюзной организации Предприятия Рябов В.М. поддержал требования истицы.

Обжалуемым решением в удовлетворении иска отказано.

В рассматриваемой апелляционной жалобе Жолудева А.Ю. просит отменить решение, полагая, что выводы суда о пропуске ей трехмесячного срока обращения с иском не соответствуют обстоятельствам дела. Указывает на то, что о нарушении своего права она узнала лишь в марте 2015 г., когда председатель профсоюзной организации Предприятия довел до сведения работников информацию о несоблюдении работодателем трудового законодательства в части индексации заработной платы. Считает также, что само по себе утверждение нового "Положения об оплате труда и премировании работников общества с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод", - на которое сослался суд, отказывая в иске, - не отменяет установленную статьей 134 ТК РФ обязанность работодателя регулярно повышать (индексировать) заработную плату работников.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия находит указанное решение правильным.

Из дела видно, что Жолудева А.Ю. на основании заключенного с Предприятием трудового договора N ... от 19 сентября 2013 г. (с этого же времени являлась членом профсоюзной организации Предприятия) работала ... с повременно-премиальной системой оплатой труда до 23 июня 2015 г.

Пунктом 9.2 Положения об оплате труда и премирования работников Предприятия предусмотрено, что выплата заработной платы производится до 28 числа каждого месяца и до 15 числа месяца, следующего за расчетным.

В соответствии с частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ) работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Согласно пункту 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

К числу таких обязательств относится выплата работнику заработной платы, которая должна производиться не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором (часть шестая статьи 136 ТК РФ).

Следовательно, трехмесячный срок давности обращения с требованиями о взыскании заработной платы начинает течь со дня, следующего за днем, когда она должна была быть выплачена.

Исключение составляют требования работника о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы, течение срока давности по которым начинается со дня прекращения трудовых отношений (пункт 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации").

Но в обоих случаях истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (абзац второй пункта 2 статьи 199 ГК РФ).

В силу части 3 статьи 392 ТК РФ суд может восстановить срок, если признает причины его пропуска уважительными.

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации", могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Приведенный перечень не является исчерпывающим (См., например, Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. N 295-О-О).

Однако, по смыслу указанных разъяснений, к уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены только исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работника, препятствовавшие подаче им искового заявления.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что истица ежемесячно получала заработную плату, в связи с чем могла своевременно узнать о неначислении ей индексации заработной платы, и, соответственно, обратиться в суд за защитой нарушенного права после каждого получения заработной платы.

С иском о взыскании индексации заработной платы за период с 2013 г. по 2014 г. Жолудева А.Ю. обратилась в суд 24 апреля 2015 г., то есть за пределами установленного частью 1 статьи 392 ТК РФ трехмесячного срока, при этом доказательств наличия уважительных причин пропуска срока не представила.

С доводами жалобы о том, что до марта 2015 г. истице не было известно об обязанности работодателя индексировать заработную плату, согласиться нельзя.

Как указывалось выше, трехмесячный срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора начинает течь со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Пункт 5.1 заключенного с истицей трудового договора N ... от 19 сентября 2013 г. содержит условие о том, что должностной оклад (тарифная ставка) повышается в зависимости от "индекса стоимости жизни, определяемого действующим законодательством".

Информация об индексе потребительских цен, минимальном размере оплаты труда в РФ, прожиточном минимуме и т.п. расчетных индикаторах, применяемых для определения "стоимости жизни", является общедоступной, регулярно размещается в официальных СМИ.

Жолудева А.Ю. не была лишена возможности своевременно ознакомиться с этой информацией, поэтому оснований для исчисления трехмесячного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора с марта 2015 г. не имеется.

Кроме того, как указал суд, отказывая в иске по существу, действующее законодательство, в частности статья 2 ТК РФ, определяя принципы правового регулирования трудовых отношений, не содержит императивных положений, предписывающих либо ограничивающих работодателя в выборе средств и способов поддержания заработной платы работника на достойном человека уровне (абзац шестой части первой статьи 2 ТК РФ); такой уровень оплаты труда, наряду с ее индексацией, может обеспечиваться и иными мерами, в том числе увеличением должностных окладов по результатам работы работника, в связи с изменением структурно-организационных условий, выплатой премий и т.п.

Статьей 130 ТК РФ установлено, что в систему основных государственных гарантий по оплате труда работников включаются величина минимального размера оплаты труда в РФ; меры, обеспечивающие повышение уровня реального содержания заработной платы.

Данные государственные гарантии подразумевают, что месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда, не может быть ниже минимального размера оплаты труда (статья 133 ТК РФ).

Обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы включает индексацию заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги. Государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения производят индексацию заработной платы в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, другие работодатели - в порядке, установленном коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами (статья 134 ТК РФ).

Общество с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод" не является государственным либо муниципальным учреждением, поэтому, как указано в статье 134 ТК РФ, индексация заработной платы работников Предприятия должна производиться в порядке, предусмотренном коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Судом установлено и в жалобе не оспаривается, что локальные нормативные акты, определяющие порядок индексации заработной платы работников, на Предприятии отсутствуют.

В то же время приказом от 31 марта 2013 г. на Предприятии с 1 апреля 2013 г. введено новое "Положение об оплате труда и премировании работников общества с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод", которое, кроме должностных окладов и доплат за отклонение от нормальных условий труда, предусматривает выплату различных премий.

В результате изменения системы оплаты труда доходы работников Предприятия выросли.

Таким образом, ответчиком избран иной механизм повышения уровня реального содержания заработной платы, что способствует достижению целей индексации, определенных статьей 134 ТК РФ.

Соглашаясь с указанными выводами суда первой инстанции, судебная коллегия считает необходимым также отметить, что законом не установлена обязанность работодателя индексировать заработную плату в индивидуальном порядке (только одному работнику); неурегулированные разногласия между работниками и руководством общества с ограниченной ответственностью "Вяземский щебёночный завод" по поводу индексации заработной платы по существу являются коллективным трудовым спором, который должен рассматриваться и разрешаться в порядке, определенном главой 61 ТК РФ.

В силу положений части 1 статьи 3 и части 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) обязательным условием реализации права на судебную защиту является указание в заявлении на то, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца. В исковом заявлении Жолудевой А.Ю. отсутствует ссылка и в дело не представлены доказательства, подтверждающие наличие угрозы нарушения прав, свобод или законных интересов истицы в будущем, поэтому суд обоснованно отказал также в удовлетворении требований о возложении на ответчика обязанности по дальнейшему осуществлению индексации начисляемой Жолудевой А.Ю. заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги.

Доводы жалобы в указанной части по существу тождественны доводам иска, которые проверялись судом первой инстанции и были обоснованно им отвергнуты.

Оснований для отмены или изменения решения по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Вяземского районного суда Смоленской области от 12 августа 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Жолудевой А.Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи: