Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 27 октября 2015 г. по делу N 11-13457/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 27 октября 2015 г. по делу N 11-13457/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Лутфуллоевой P.P.

судей Галимовой P.M., Шушкевич О.В.

при секретаре Терюшовой М.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 октября 2015 года в г. Челябинске гражданское дело по иску Шульгиной М.В.к ООО "Аркада-М" о признании трудовых договоров действующими определенный срок, признании дополнительных соглашений ничтожными, возложении обязанности выдать документы, взыскании заработной платы, пени, компенсации при увольнении, премии, компенсации за неиспользованный отпуск, пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, встречному иску ООО "Аркада-М" к Шульгиной М.В.о признании трудового договора (контракта) незаключенным с апелляционной жалобой Шульгиной М.В.на решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 01 сентября 2015 года

Выслушав доклад судьи Лутфуллоевой P.P. об обстоятельствах дела, доводах апелляционной жалобы, пояснения истца Шульгиной М.А., представителя истца Кукушкина А.С, поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения представителя ответчика ООО "Аркада-М" Пичугиной Е.В. по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Шульгина М.В. обратилась в суд с иском к ООО "Аркада-М" о признании трудовых договоров от 15.09.2014 года и от 01.02.2015 года действующими с даты заключения по дату расторжения, признании дополнительных соглашений от 28.10.2014 года и от 02.02.2015 года о сокращенном рабочем дне ничтожными, возложении обязанности выдать документы, на основании которых начислена заработная плата, взыскании заработной платы по трудовому договору от 15.09.2014 года в размере *** рубля ***копеек и пени в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день невыплаты заработной платы в размере***рублей *** копеек, взыскании заработной платы по трудовому договору от 01.02.2015 года в размере *** рублей и пени в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день невыплаты заработной платы в размере***рубля, компенсации при увольнении в соответствии с п. 10.2 трудового договора от 01.02.2015 года в размере *** рублей, премии в

соответствии с п. 5.4 трудового договора от 01.02.2015 года в размере ***рублей, компенсации за неиспользованный отпуск в размере***рублей *** копейки, пособия по временной нетрудоспособности в размере***рублей *** копеек, компенсации морального вреда в размере *** рублей.

В обоснование исковых требований указала, что с 15.09.2014 года по 15.04.2015 года состояла в трудовых отношениях с ответчиком, была принята на должность ***. Полностью заработная плата ей не выплачивалась, в организации существовала система "серой" заработной платы: оклад начислялся на банковскую карту, остальная заработная плата выдавалась в конверте. 01.02.2015 года по ее настоянию с ней был заключен новый срочный трудовой договор, в котором был отражен реальный размер заработной платы - *** рублей, и она осуществляла обязанности ***. При увольнении ею были поданы два заявления об увольнении, в одном из которых она просила предоставить ей все документы о начислении заработной платы, но документы ей выданы не были.

ООО "Армада-М" заявлены встречные исковые требования о признании трудового договора от 01.02.2015 года незаключенным. В обоснование исковых требований указали, что трудовой договор от 01.02.2015 года с Шульгиной М.В. не заключался, кроме того, фактически к обязанностям по данному трудовому договору она не приступала.

Суд постановилрешение об отказе в иске Шульгиной М.В. и удовлетворении встречных исковых требований ООО "Аркада-М".

В апелляционной жалобе Шульгина М.В. просит отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, нарушение норм материального права. Указывает, что между ней и ответчиком было заключено два трудовых договора в порядке внутреннего совместительства, но заработная плата и все положенные выплаты при увольнении ей были выплачены только по одному договору, и не в полном объеме, по второму договору никаких выплат не производилось. Суду были представлены доказательства того, что соглашение об изменении режима рабочего времени, а именно о сокращенном рабочем дне, фактически не исполнялось, однако они не были приняты судом. Судом не был исследован вопрос о наличии какого-либо локального нормативного акта организации, который устанавливал бы порядок регистрации трудовых договоров, принятый в организации. Кроме того, судом в нарушение норм трудового законодательства был принят и удовлетворен встречный иск о признании трудового договора от 01.02.2015 года незаключенным.

Выслушав стороны, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает решение суда

подлежащим отмене в части удовлетворения исковых требований ООО "Аркада-М" к Шульгиной М.В. о признании трудового договора (контракта) незаключенным в связи с неправильным применением норм материального права.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 15.09.2014 года между ООО "АРКАДА-М" и Шульгиной М.В. был заключен трудовой договор N 60/14 на неопределенный срок. По условиям трудового договора истица принята на работу на должность *** с окладом***рублей с установлением режима гибкого рабочего времени продолжительностью 40 часов в неделю с испытательным сроком на 1 месяц (л.д. 22-23).

28 октября 2014 года между сторонами было подписано дополнительное соглашение к трудовому договору N 60/14 от 15.09.2014, в соответствии с которым работнику устанавливается 5 дневная рабочая неделя продолжительностью 20 часов с предоставлением двух выходных дней по скользящему графику (л.д. 24).

02 февраля 2015 года между сторонами подписано дополнительное соглашение N ДС - 02/15 к трудовому договору N 60/14 от 15.09.2014, согласно которому изменилась должность работника, его функциональные обязанности и режим рабочего времени. Шульгина М.В. принималась для выполнения работы в должности *** с окладом***руб., было установлено, что в связи с введением с 01.01.2015 по 30.06.2015 режима неполного рабочего времени оплата производится пропорционально отработанному времени из расчета продолжительности рабочего дня 2 часа в день. Соглашение действует со 02 февраля 2015 года (л.д. 25-26).

02 февраля 2015 года издан приказ N 10-лс о переводе Шульгиной М.В. постоянно на должность *** (л.д. 20).

В соответствии с приказом N 28/1-лс от 15 апреля 2015 года Шульгина М.В. уволена по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (л.д. 19).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании трудового договора N 60/14 от 15.09.2014 действующим момента его заключения и до момента его расторжения, суд исходил из того, что данные обстоятельства ответчиком не оспаривались, трудовые отношения между сторонами имели место на основании данного трудового договора, права истицы не нарушены.

Судебная коллегия с таким выводом суда соглашается.

.

В соответствии со ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Согласно ст. 61 Трудового кодекса РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

В силу ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами.

Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, содержание которого должно соответствовать условиям заключенного трудового договора. Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу должен быть объявлен работнику под расписку в трехдневный срок со дня фактического начала работы (часть 2 статьи 68 указанного Кодекса).

В силу ст. 135 Трудового кодекса РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Установив, что заработная плата истцу выплачивалась в размере, установленном трудовым договором N 60/14 от 15.09.2014 года, задолженности по ней работодатель не имеет, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании заработной платы по трудовому договору от 15.09.2014 в размере ***,29 рубле, пени в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день невыплаты заработной платы в размере ***руб., компенсации за неиспользованный отпуск, исходя из заработной платы *** рублей и ***рублей, пособия по временной нетрудоспособности, исходя из заработной платы *** рублей и ***рублей.

Доводы заявителя жалобы о том, что трудовой договор не отражал фактически выплачиваемую работодателем заработную плату, не могут быть приняты во внимание, поскольку истцом не доказан факт установления истцу заработной платы в ином размере, чем это предусмотрено трудовым договором.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании дополнительных соглашений от 28.10.2014 года и от 02.02.2015 года о сокращенном рабочем дне ничтожными, суд исходил из того, что доказательств, подтверждающих, что данные сделки (дополнительные соглашения к трудовому договору) совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия, не представлено.

Судебная коллегия соглашается с окончательным выводом суда.

Судом установлено, что дополнительные соглашения от 28.10.2014 года и 02.02.2015 года к трудовому договору N 60/14 от 15.09.2014 года были заключены на основе добровольного согласия работника и работодателя, каких-либо доказательств, подтверждающих вынужденное заключение данных соглашений истцом или их заключение под давлением ответчика, истец не представил. Кроме того, установлено, что исполнение дополнительных соглашений началось, о чем свидетельствует факт выплаты истцу заработной платы пропорционально отработанному времени и табеля учета рабочего времени.

Требуя признать дополнительные соглашения ничтожными, Шульгина М.В. не указывает норму закона, которой она при этом руководствуется.

Между тем, требования истца о признании дополнительных соглашений от 28.10.2014 года и от 02.02.2015 года о сокращенном рабочем дне ничтожными не имеют материально-правового обоснования, поскольку нормами трудового законодательства возможность признания трудового договора (как в целом, так и в части) недействительным не предусмотрена в силу специфики предмета и метода регулирования трудовых отношений. Общие положения гражданского законодательства о недействительности сделок (ст.ст. 166-167 ГК РФ) к трудовым отношениям не применимы, поскольку трудовой договор не является сделкой, в том смысле, который этому понятию придается статьёй 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, при трудоустройстве возникают трудовые (ст. 5 ТК РФ), а не гражданские права и обязанности (ст. 2 ГК РФ), к отношениям по трудовому договору невозможно применить последствия недействительности гражданско-правовых сделок (ст. 167 ГК РФ) и возвратить стороны в первоначальное положение, существовавшее до заключения трудового договора, с возложением на каждую сторону обязанности возвратить друг другу всё полученное по договору.

При таких обстоятельствах указанные требования, не основанные на нормах материального права, удовлетворению не подлежали, в связи с чем решение суда об отказе в иске в данной части признается судебной коллегией законным и обоснованным.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о возложении на ответчика обязанности выдать документы, на основании которых начислялась заработная плата, суд исходил из того, что достаточных, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих обращение истицы к работодателю с заявлением о выдаче ей указанных документов, не представлено.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда.

Согласно ст. 62 Трудового кодекса РФ по письменному заявлению работника работодатель обязан не позднее трех рабочих дней со дня подачи этого заявления выдать работнику трудовую книжку в целях его обязательного социального страхования (обеспечения), копии документов, связанных с работой (копии приказа о приеме на работу, приказов о переводах на другую работу, приказа об увольнении с работы; выписки из трудовой книжки; справки о заработной плате, о начисленных и фактически уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование, о периоде работы у данного работодателя и другое).

Установив, что с заявлением о выдаче документов, на основании которых начислялась заработная плата, истица к работодателю не обращалась, просила выдать ей документы, подтверждающие выплату ей заработной платы, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований о возложении на ответчика обязанности выдать документы, на основании которых начислялась заработная плата.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании трудового договора (контракта) от 01.02.2015 года действующим с момента его заключения и до момента его расторжения, суд исходил из того, что между сторонами изначально был заключен бессрочный трудовой договор от 15.09.2014 года, все изменения, касающиеся трудовых отношений, оформлялись путем подписания дополнительных соглашений к трудовому договору, в связи с чем пришел к выводу, что данный трудовой договор (контракт) является незаключенным и удовлетворил встречные исковые требования ООО "Аркада-М".

Судебная коллегия соглашается с выводом суда об отказе в удовлетворении исковых требований Шульгиной М.В., однако не может согласиться с решением об удовлетворении встречных исковых требований ответчика о признании трудового договора незаключенным.

Удовлетворяя встречные требования ответчика о признании трудового договора от 01.02.2015 года незаключенным, суд руководствовался положениями статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 61 Трудового кодекса РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя (ч. 1). Работник обязан приступить к исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного трудовым договором (ч. 2). Если в трудовом договоре не определен день начала работы, то работник должен приступить к работе на следующий рабочий день после вступления договора в силу (ч. 3). Если работник не приступил к работе в день начала работы, установленный в соответствии с ч. 2 или ч. 3 настоящей статьи, то работодатель имеет право аннулировать трудовой договор. Аннулированный трудовой договор считается незаключенным (ч. 4).

Из буквального толкования указанной нормы права следует, что аннулированию (признанию незаключенным) подлежит лишь трудовой договор, по которому стороны трудовых отношений достигли соглашение, однако работник не приступил к работе в день его начала. При этом аннулирование трудового договора производится самим работодателем, а не на основании судебного решения. В силу статьи 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают на основе свободного и добровольного соглашения обеих сторон трудового договора. Суд не вправе по своему усмотрению решать судьбу трудовых отношений, если по этому поводу состоялось соглашение сторон трудового договора.

Таким образом, положения статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающие возможность аннулирования подписанного трудового договора в случае, если работник не приступил к исполнению своих обязанностей в установленный срок, неправомерно применены судом к сложившимся правоотношениям.

Статьей 391 Трудового кодекса Российской Федерации не предусмотрено право работодателя на обращение в суд с иском о признании незаключенным трудового договора.

При таких обстоятельствах доводы заявителя жалобы об отсутствии в трудовом законодательстве нормы, позволяющей суду признать трудовой договор незаключенным, заслуживают внимания, в связи с чем решение в указанной части нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит

отмене с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении встречных исковых требований ответчика.

Вместе с тем, отказ в удовлетворении встречных исковых требований о признании трудового договора от 01.02.2015 года незаключенным не свидетельствует о незаконности решения суда первой инстанции в части требований истца о признании данного трудового договора действующим с даты его заключения до даты расторжения трудовых отношений, взыскании заработной платы и остальных сумм, предусмотренных данным договором.

Ответчик, возражая по иску, указывал на то, что по представленному истцом трудовому договору от 01.02.2015 года работодатель и работник соглашения не достигали, он был подписан со стороны работодателя ошибочно и не исполнялся сторонами.

Указанные доводы ответчика заслуживали внимания, и в ходе рассмотрения дела необходимо было установить, являлся ли трудовой договор от 01.02.2015 года доказательством возникновения между сторонами трудовых отношений по должности ***, а также выяснить обстоятельства подписания оспариваемого ответчиком трудового договора.

Представленный истцом трудовой договор (контракт) имеет дату его заключения 01 февраля 2015 года, эта же дата является датой, с которой работник должен приступить к выполнению своих трудовых обязанностей. Из содержания трудового договора следует, что он заключался сроком на пять лет, а Шульгина М.В. принимала на себя выполнение обязанностей по должности *** с полным рабочим днем с установлением оклада в размере *** рублей, ежегодной индексацией данного оклада, выплатой ежеквартальной премии в размере ***рублей, выплатой компенсации в размере трех окладов при досрочном расторжении договора. Вместе с тем, 01 февраля 2015 года являлся выходным днем, а потому в указанный день истица не могла приступить к выполнению своих трудовых обязанностей.

Кроме того, на следующий день 02.02.2015 года Шульгиной М.В. подписано дополнительное соглашение N ДС-02/15 к трудовому договору от 15.09.2014 года, в соответствии с которым она приняла на себя выполнение обязанностей по должности ***. На период до 30.06.2015 года ей был установлен сокращенный рабочий день продолжительностью 2 часа в день, установлен оклад***рублей, оплата пропорционально отработанному времени. В этот же день работодатель издал приказ N 10-лс о переводе Шульгиной М.В. на должность *** с должностным окладом***рублей, с которым она ознакомилась 02.02.2015 года.

Ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции истица не могла объяснить причину подписания уже на следующий день дополнительного соглашения, условия которого значительно разнятся от условий трудового договора от 01.02.2015 года. Доказательств тому, что она не подписывала дополнительное соглашение от 02.02.2015 года, ею не представлено. Кроме того, подписание ею дополнительного соглашения подтверждается и приказом N 10-лс от 02.02.2015 года, с которым она ознакомлена.

Также заслуживали внимания доводы ответчика о том, что в организации осуществляется регистрация заключенных трудовых договоров и дополнительных соглашений к ним, что отражается в соответствующем журнале. Из материалов дела следует, что трудовой договор от 15.09.2014 года, дополнительные соглашения к нему от 28.10.2014 года и от 02.02.2015 года имеют соответствующий номер. Трудовой договор от 01.02.2015 года не имеет регистрационного номера. Журнал регистрации трудовых договоров ООО "Аркада-М" представлен в суд ( л.д. 113-114) и не содержит сведений о заключении с Шульгиной М.В. трудового договора 01.02.2015 года.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии у ответчика локального нормативного акта, регулирующего вопрос регистрации трудовых договоров, не могут быть приняты во внимание, поскольку отсутствие такого акта не означает невозможность фактического введения в организации правила о регистрации трудовых договоров.

Кроме того, материалами дела подтверждается фактическое исполнение работодателем условий дополнительного соглашения от 02.02.2015 года, что подтверждается табелями учета рабочего времени, расчетными листками, сведениями о начисленной и перечисленной заработной плате, и принятие их истцом.

Неубедительными и противоречивыми являются и пояснения истца об обстоятельствах подписания оспариваемого трудового договора. В суде первой инстанции Шульгина М.В. утверждала, что проект трудового договора от 01.02.2015 года был составлен ею лично и отдан на подпись директору. В суде апелляционной инстанции она пояснила, что проект трудового договора от 01.02.2015 года составил отдел кадров. Объяснить все имеющиеся противоречия истица не могла.

Кроме того, последовательно звучат доводы ответчика о том, что исполнению подлежат условия заключенного между сторонами 02.02.2015 года дополнительного соглашения уже в силу того, что данное соглашение подписано позднее оспариваемого трудового договора, а 01.02.2015 года являлся выходным днем.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о недопустимости принятия трудового договора от 01.02.2015 года в качестве доказательства возникновения между истцом и ответчиком трудовых отношений и возложении на ответчика обязанности по исполнению условий, указанных в нем. В связи с этим решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований в части признания трудового договора (контракт) от 01.02.2015 действующим с момента его заключения и до момента его расторжения, взыскании заработной платы по трудовому договору от 01.02.2015 в размере *** рублей и пени в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день невыплаты заработной платы в размере***рублей, компенсации при увольнении в соответствии с п. 10.2 трудового договора от 01.2.2015 в размере ***рублей, премии в соответствии с п. 5.4 трудового договора от 1.02.2015 в размере ***рублей, компенсации за неиспользованный отпуск, исходя из заработной платы, установленной данным трудовым договором (контрактом), пособия по временной нетрудоспособности, рассчитанного с учетом заработной платы, установленной данным трудовым договором (контрактом), является законным и обоснованным.

Поскольку нарушений трудовых прав истца судом не установлено, отказ во взыскании компенсации морального вреда, предусмотренной статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, за неправомерные действия или бездействие работодателя является обоснованным.

Доводы апелляционной жалобы о выполнении истцом работы по двум трудовым договорам на условиях внутреннего совместительства не соответствуют обстоятельствам дела, поскольку дополнительное соглашение от 02.02.2015 года к трудовому договору от 15.09.2014 года не содержало условия о работе Шульгиной М.В. по совместительству, а трудовой договор от 01.02.2015 года не принят судебной коллегией в качестве доказательства возникновения трудовых отношений между сторонами.

Руководствуясь ст. ст. 327-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 01 сентября 2015 года отменить в части удовлетворения исковых требований ООО "Аркада-М" к Шульгиной М.В.о признании трудового договора (контракта) незаключенным, принять в указанной части новое решение.

В удовлетворении исковых требований ООО "Аркада-М" к Шульгиной М.В.о признании трудового договора (контракта) от 01.02.2015 года незаключенным отказать.

В остальной части это же решение оставить без изменения, апелляционную жалобу Шульгиной Марии Владимировны - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.