Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 09 марта 2016 г. по делу N 33-2384/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 09 марта 2016 г. по делу N 33-2384/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам апелляционной инстанции Самарского областного суда в составе:

председательствующего Пискуновой М.В.,

судей: Маркина А.В., Филатовой Г.В.,

при секретаре Устяк Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Фионовой Н.Г. в лице представителя Писарева И.А. на решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 30 ноября 2015 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Фионовой Н.Г. к Мамошину С.Л. о признании недействительным (ничтожным) договора дарения ? доли квартиры, расположенной по адресу: "адрес" - отказать".

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Пискуновой М.В., объяснения Фионовой Н.Г. и ее представителя Писарева И.А., объяснения представителя Мамошина С.Л. - Зуева О.Г., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Фионова Н.Г. обратилась в суд с иском к Мамошину С.Л. о признании недействительным (ничтожным) договора дарения.

Требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ на основании договора купли-продажи истица вместе с сыном ФИО1 по договору купли-продажи приобрели квартиру в общую долевую собственность (по ? доли каждому), расположенную по адресу: "адрес". С этого момента истица с сыном постоянно проживали и были зарегистрированы в данной квартире.

В связи с болезнью ДД.ММ.ГГГГ. ФИО1 составил завещание, по которому в случае смерти все свое имущество завещал своей матери Фионовой Н.Г.

ДД.ММ.ГГГГ. ФИО1 умер.

После его смерти при обращении к нотариусу для оформления наследственных прав Фионовой Н.Г. стало известно, что ее сын по договору от ДД.ММ.ГГГГ подарил свою ? долю в квартире своему другу Мамошину С.Л.

Истица утверждала, что подпись под текстом договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ ее сыну не принадлежит, выполнена другим лицом.

На основании изложенного, Фионова Н.Г. просила суд: признать договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ ? доли в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: "адрес", заключенный между ФИО1 и Мамошиным С.Л. ничтожным; применить последствия недействительности сделки - признать недействительной государственную регистрацию права на ? долю в праве общей долевой собственности на указанную квартиру, произведенную Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области ДД.ММ.ГГГГ. N за Мамошиным С.Л.

Судом постановлено вышеуказанное решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В апелляционной жалобе представитель Фионовой Н.Г. - Писарев И.А. просил решение суда отменить и постановить новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В заседании суда апелляционной инстанции истица Фионова Н.Г. и ее представитель Писарев И.А. доводы апелляционной жалобы поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика Мамошина С.Л. - Зуев О.Г. просил решение суда оставить без изменения, как законное и обоснованное, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Иные лица в заседание судебной коллегии не явились, извещались надлежащим образом и своевременно.

В силу требований ст. ст. 167, 327 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения истицы и ее представителя, а также представителя ответчика, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда, считает его законным и обоснованным.

В силу п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

На основании п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

При этом неспособность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими является юридическим критерием недействительности сделки. В отличие от признания гражданина недееспособным (ст. 29 ГК РФ) наличие психического расстройства (медицинский критерий) в качестве обязательного условия для признания сделки недействительной приведенной выше нормой закона не предусмотрено.

Лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям ст. 177 ГК РФ, обязано доказать наличие оснований недействительности сделки, то есть, исходя из положений ст. 56 ГПК РФ, бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных названной нормой, лежит на истце.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Из материалов дела следует и судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между ФИО1 и Мамошиным С.Л. заключен договор дарения ? доли в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по адресу: "адрес". Данный договор зарегистрирован в установленном законом порядке. Мамошину С.Л. выдано свидетельство о государственной регистрации права на указанное имущество серии "данные изъяты" N от ДД.ММ.ГГГГ

Собственником другой ? доли в указанной квартире является мать ФИО1 - истица Фионова Н.Г.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 умер, что подтверждается свидетельством о смерти.

В судебном заседании от истицы поступило ходатайство о назначении по делу почерковедческой экспертизы, в связи с тем, что по ее мнению, подпись под текстом договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ. ее сыну ФИО1 не принадлежит, выполнена другим лицом.

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ. по делу была назначена почерковедческая экспертиза в "данные изъяты"".

Согласно заключению N от ДД.ММ.ГГГГ., рукописная запись " ФИО1" и подпись от его имени в договоре дарения от ДД.ММ.ГГГГ. выполнены ФИО1 в необычных естественных (не зависящих от желания пишущего) условиях, обусловленных изменением его внутреннего психофизиологического состояния, из-за какого-либо временного функционального расстройства психики, алкогольного или наркотического опьянения, заторможенности т.д.

Оснований не доверять данному заключению у суда не имелось.

При таких обстоятельствах, доводы истицы о том, что ФИО1 не подписывал спорный договор дарения, суд обоснованно не принял во внимание, поскольку они не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Также не нашли своего подтверждения и доводы истицы о том, что даже если ФИО1 и подписывал договор дарения, то в момент заключения договора он не мог понимать значение своих действий и не мог руководить ими, поскольку никаких письменных доказательств, подтверждающих наличие в период составления договора дарения у ФИО1 состояния здоровья, которое позволяло бы прийти к выводу о том, что он страдал психическим заболеванием, которое не давало ему возможности понимать значение своих действий и руководить ими, суду не предоставлено.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что из представленных в материалы дела медицинских документов ФИО1 не следует, что на момент совершения сделки у него имелось заболевание, влияющее на его волеизъявление.

Так, ФИО1 с ДД.ММ.ГГГГ состоял на диспансерном учете в Тольяттинском наркологическом диспансере с диагнозом: " "данные изъяты"". С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. проходил стационарное лечение, затем проводилось амбулаторное лечение. ФИО1 имел сопутствующее заболевание: " "данные изъяты"", а после стационарного лечения в наркологическом диспансере ДД.ММ.ГГГГ ему был поставлен еще один диагноз: " "данные изъяты"" в левой руке. С этого времени ФИО1 посещал поликлинику и получал амбулаторное лечение поставленных ему указанных выше диагнозов. На основании диагноза: " "данные изъяты"" ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 установлена инвалидность 2 группы.

Суд правильно указал, что факт злоупотребления ФИО1 спиртными напитками, сам по себе не дает право говорить о степени имевшихся у него изменений психики и способности понимать значение своих действий и руководить ими. С имеющимся у него заболеванием: "данные изъяты"", он до своей смерти проходил амбулаторное лечение в Тольяттинском наркологическом диспансере, при этом никаких отклонений в психике зафиксировано не было. На учете в психиатрическом диспансере ФИО1 не состоял, что сторонами не оспаривалось.

Показания свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО5 о злоупотреблении ФИО1 алкоголем, а также о том, что у него имелось заболевание печени, и в последнее время было неадекватное поведение, суд обоснованно не принял во внимание, правильно указав, что данные показания не могут являться однозначным доказательством невменяемости ФИО1 в юридически значимый период ( ДД.ММ.ГГГГ

Доводы истицы о невменяемости сына также опровергаются и документами из ГКУСО "Центр занятости населения г.о. Тольятти", из которых следует, что ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ., то есть спустя 3 месяца после заключения договора дарения, обращался в ГКУСО "Центр занятости населения г.о. Тольятти" с заявлением о предоставлении ему услуги в поиске подходящей работы и даче в связи с этим согласия на обработку персональных данных. В данном заявлении ФИО1, объективно оценивая свое состояние здоровья, указывает пожелание к искомой работе - сторож.

Указанные доводы истицы также опровергаются показаниями свидетеля ФИО2, который занимался оформлением спорного договора дарения, из которых следует, что при оформлении сделки ФИО1 выглядел прилично, в основном молчал, после разъяснения специалистом МФЦ о последствиях сделки, стороны согласились с условиями договора и по очереди его подписали, пьяным ФИО1 никогда не видел, после совершения сделки ФИО1 в агентство с просьбой о расторжении договора не обращался.

Оценив в совокупности представленные по делу доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что волеизъявление ФИО1 в момент совершения сделки было направлено на создание соответствующих правовых последствий, а именно, на заключение с Мамошиным С.Л. договора дарения ? доли спорной квартиры, действия его были последовательны и осознанны. Сделка совершена в предусмотренной законом форме, удостоверена надлежащим образом, зарегистрирована в Управлении Росреестра по Самарской области в соответствии с волеизъявлением сторон. ФИО1 лично присутствовал при заключении сделки и подписывал договор дарения, доказательств того, что сделка была совершена ФИО1 в состоянии не дающим возможности понимать значение своих действий и руководить ими, под каким-либо внешним влиянием на его восприятие, суду не представлено.

При таких обстоятельствах, оснований для признания оспариваемого договора дарения недействительным (ничтожным) у суда не имелось.

На основании вышеизложенных обстоятельств, суд первой инстанции обоснованно оставил без удовлетворения ходатайство истицы о назначении по делу посмертной судебно-психологической экспертизы.

При этом суд правильно указал, что данная экспертиза не может быть назначена только на основании показаний истицы о том, что ее сын не мог понимать значение своих действий и руководить ими, при отсутствии достоверных доказательств, прямо или косвенно подтверждающих такое его состояние.

Судебная коллегия соглашается с изложенными выводами суда первой инстанции, поскольку они следуют из анализа всей совокупности представленных сторонами и исследованных судом доказательств, которые суд оценил в соответствии с правилами ст. 67 ГПК РФ. Мотивы, по которым суд пришел к данным выводам, подробно изложены в решении.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении по делу посмертной судебно-психологической экспертизы, судебная коллегия отклоняет. Основания отказа в удовлетворении данного ходатайства судом подробно мотивировано в решении, оснований для иной оценки представленным доказательствам по данному вопросу судебная коллегия не усматривает. Суд постановилрешение после проведения почерковедческой экспертизы, проведенной по ходатайству истицы, а также после тщательного исследования вопроса о вменяемости ФИО1 в момент заключения оспариваемого договора дарения.

При указанных обстоятельствах, оснований для удовлетворения ходатайства истицы о назначении по делу посмертной судебно-психологической экспертизы судебная коллегия не усматривает, а потому отказывает в данном ходатайстве, поскольку в деле достаточно собрано доказательств для рассмотрения апелляционной жалобы по существу.

Доводы жалобы о том, что ФИО1 злоупотреблял спиртными напитками, у него имелось заболеванием печени, и в последнее время у него было неадекватное состояние, были предметом исследования суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка в решении, с которой судебная коллегия соглашается. Оснований для переоценки не имеется.

Кроме того, факт нахождения ФИО1 в момент заключения сделки в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения судом не установлен.

Ссылка в жалобе на то, что оригинал свидетельства ФИО1 о государственной регистрации права на ? долю квартиры находится у истицы, не имеет правового значения для рассмотрения данного спора, поскольку право собственности на указанную долю в квартире на данный момент зарегистрировано в установленном законом порядке за Мамошиным С.Л. на основании оспариваемого договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ.

Тот факт, что Мамошиным С.Л. не оплачивались коммунальные платежи и что он не пытался вселиться в квартиру, не является основанием для признания недействительным (ничтожным) договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ. по заявленным основаниям.

С учетом изложенного судебная коллегия считает решение суда правильным, оснований к его отмене не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

В удовлетворении ходатайства Фионовой Н.Г. в лице представителя Писарева И.А. о назначении посмертной судебно-психологической экспертизы отказать.

Решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 30 ноября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Фионовой Н.Г. в лице представителя Писарева И.А. без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.