Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 12 мая 2016 г. по делу N 33-728/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 12 мая 2016 г. по делу N 33-728/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

Председательствующего - Жернового Е.И.,

судей Мисхожева М.Б. и Тхагалегова З.Т.,

при секретаре: У.Ф.Р,

с участием: представителя ответчиков А.А.О.К.-К. и В.И.М.О. - Ф.А.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Тхагалегова З.Т. гражданское дело по иску Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. к А.А.О.К. и В.И.М. о признании недействительными сделок и применении последствий их недействительности,

по апелляционной жалобе Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. на решение Нальчикского городского суда КБР от ДД.ММ.ГГГГ,

установила:

Ч.С.Х. обратилась в суд с иском к А.А.О.К.-К., в котором просила признать договор купли-продажи "адрес" в "адрес", заключенный ДД.ММ.ГГГГ между ней и А.А.О.К.-К. недействительным в силу ничтожности и применить последствия недействительности ничтожной сделки и аннулировать запись в ЕГРП N о регистрации права собственности А.А.О.К.-К. по свидетельству серии N от 10.11.2012г.

В обоснование иска указала, что, находясь в затруднительном материальном положении, в конце 2012 года она обратилась к А.А.О.К.-К. с просьбой предоставления займа на сумму N руб. А.А.О.К.-К. согласилась, однако предложила обеспечить возврат денег имуществом. Они договорились, что она передает в залог ювелирные изделия из золота, помещение магазина по "адрес" в "адрес", принадлежащее ее сестре Ш.С.Ж., и принадлежащую ей самой "адрес" в "адрес". А.А.К.-О. настояла, чтобы передача квартиры и магазина была оформлена не договорами залога, а договорами купли-продажи, а после возврата займа недвижимость будет переоформлена на прежних собственников. Сделка будет просто формальностью, имущественные, в том числе, долговые отношения у них были и прежде, и претензий никогда не было. Указанные обстоятельства подтверждаются в том числе, аудио и видеозаписями, которые будут представлены в судебное заседание. ДД.ММ.ГГГГ был заключен договор купли-продажи "адрес" в "адрес". По условиям договора квартира продана за N руб., способ и момент оплаты стоимости квартиры в договоре указан не был, поскольку договор носил лишь формальный характер. В тот же день был подписан акт приема-передачи помещения, без которого сделка не была бы зарегистрирована. Полагала, что в силу ст. 454, п. 1 ст. 551, п.1 ст. 170, п. 1 ст. 167 ГК РФ совершенная между сторонами сделка, является мнимой, поскольку у сторон отсутствовали намерения создать ей соответствующие правовые последствия: сделка совершена для вида; воля сторон не была направлена на отчуждение квартиры. Деньги за квартиру, как и сама квартира, сторонами друг другу не передавались; квартира находилась и находится в ее владении и пользовании ее семьи. После приобретения квартиры они сделали ремонт, купили мебель и технику, вселились в нее и проживали. Об этом А.А.О.К.-К. было известно как до, так и после подписания договора купли-продажи. В течение 2-х лет ответчик никаких требований к квартире не предъявляла, не владела и не пользовалась ею, не несла расходов по ее содержанию. Денежных средств за продажу квартиры она не получала, акт приема-передачи был подписан формально и не отражает обстоятельств сделки, в тоже время, и А.А.О.К.-К. подписала, что получила квартиру, в связи с чем она согласилась с тем, что расчеты произведены. Тот факт, что ни деньги, ни квартира не были переданы сторонами друг другу, что квартира во владении покупателя никогда не находилось, ответчиком не оспаривается и подтверждает формальный характер подписанного ими акта и самой сделки. Действительной целью заключения договора купли-продажи квартиры было обеспечение исполнения денежного обязательства между ними, о чем им было известно во время подписания договора. Более того, намерения продавать квартиру у нее никогда не было, она в ней проживала и проживает с семьей, иного жилья у нее нет, никаких объявлений об этом она не давала, к риэлторам не обращалась, равно, как и к знакомым с просьбой помочь найти покупателя. Стоимость квартиры во много раз превышает цену, указанную в договоре. Несоответствие цены квартиры в договоре ее реальной цене, а также быстрота оформления прав покупателя, подтверждает отсутствие воли сторон на сделку купли-продажи. Квартира приобретена во время брака с Ч.А.Т., который дал согласие на ее отчуждение только под условием того, что сделка не является реальной и обеспечивает возврат ею займа. Заемные средства были ею возвращены ответчику в полном объеме, однако А.А.О.К.-К. квартиру возвращать отказалась и требует их выселения.

Ш.С.Ж. обратилась в суд с иском к В.И.М.-О., в котором просила признать договор купли-продажи встроенного нежилого помещения по "адрес") в "адрес", заключенный ДД.ММ.ГГГГ между ней и В.И.М.-О. недействительным в силу ничтожности и применить последствия недействительности ничтожной сделки и аннулировать запись в ЕГРП N о регистрации права собственности В.И.М.-О. по свидетельству серии N от 27.03.2013г.

В обоснование иска указала, что ее сестра Ч.С.Х., находясь в затруднительном материальном положении, обратилась к ней с просьбой предоставить сданный ею в аренду Б.Ю.А. ювелирный магазин в залог А.А.О.К.-К., у которой Ч.С.Х. одалживает крупную сумму денег. Возврат займа, как требовала А.А.О.К.-К., должен быть обеспечен залогом недвижимого имущества. Последняя настояла, чтобы передача магазина была оформлена не договором залога, а договором купли-продажи на имя В.И.М.-О. Ч.С.Х. заверила ее, что вернет деньги в течение нескольких месяцев, что ей нечего бояться, так как на таких же условиях право собственности на ее квартиру оформлено на А.А.О.К.-К., цена магазина будет указана заниженная, ей просто необходимо подписать документы. ДД.ММ.ГГГГ между ней и В.И.М.-О. был заключен договор купли-продажи магазина. Остальные доводы, изложенные в обоснование иска, аналогичны доводам иска Ч.С.Х.

Протокольным определением от 03.02.2016г. оба дела объединены в одно производство.

В судебном заседании истцы Ч.С.Х., Ш.С.Ж. и их представитель Б.Я.З. заявленные требования поддержали и просили их удовлетворить по основаниям, изложенным в исковых заявлениях.

Ответчики А.А.О.К.-К. и В.И.М.-О. в суд не явились, представив заявления о рассмотрении дела в их отсутствие.

Представитель ответчиков Ф.А.М. заявленные истцами требования не признал и просил отказать в их удовлетворении по причине необоснованности, а также применить к требованиям о признании сделки купли-продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ последствия пропуска срока исковой давности.

Решением Нальчикского городского суда КБР от ДД.ММ.ГГГГ постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. отказать за необоснованностью и пропуском срока исковой давности.

Отменить обеспечительные меры, принятые на основании определений судьи Нальчикского городского суда КБР от ДД.ММ.ГГГГ от ДД.ММ.ГГГГ.

Не согласившись с данным решением, Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. подали апелляционную жалобу, в которой просят отменить решение Нальчикского городского суда КБР от 29.02.2015г. полностью и принять новое решение об удовлетворении их исковых требований в полном объеме, мотивируя тем, что судом определены не все юридические обстоятельства, имеющие значение для дела. Судом сделан неправильный вывод о том, что доказыванию подлежало то обстоятельство, что заключая договоры купли-продажи квартиры и нежилого помещения, стороны имели в виду установление каких-либо иных правоотношений. Положения ч. 1 ст. 170 ГК РФ не требует фактического возникновения иных правоотношений между сторонами для признания сделки мнимой, они требуют наличия только иного волеизъявления сторон, не направленного на создание последствий заключенной сделки, и правового значения не имеет, собирались ли стороны создать иное правоотношение и создали ли его, или преследовали любые иные цели. Значение имеет то, что совершать заключенную сделку стороны не собирались. В этом отличие ч. 1 от ч. 2 ст. 170 ГК РФ, в тоже время, судом обстоятельства дела и представленные доказательства оценены на соответствие ч. 2 ст. 170 ГК РФ, о чем прямо указано в решении суда. Однако, решением суда от 13.04.2015г. обстоятельства дела на предмет наличия в них признаков притворности сделок уже были оценены и исследованы, следовательно, решение суда не отвечает положениям ст. 61 ГПК РФ и противоречит ранее установленным в другом решении суда.

Выводы суда о фактическом совершении сделки и об истинных намерениях сторон не соответствуют действительности и опровергаются материалами дела. Так, судом сделана ссылка на ст. 431 ГК РФ, однако действия сторон согласно положений этой нормы закона не оценены. Предшествовавших заключению договоров каких-то переговоров, осмотров помещений, свойственных купли-продаже, сторонами сделок не производилось. Ответчики не смогли доказать, как и при каких обстоятельствах у них возникло намерение именно купить спорные объекты недвижимости, что объекты были выставлены на продажу, с кем они вели переговоры, был ли осмотр нежилого помещения и с какой целью производился осмотр квартиры, за какую сумму приобреталось имущество, как и когда, передавались деньги, в какой форме, как и когда, имущество поступило во владение покупателей, и почему, если оно не поступило во владение ими был подписан акт приема-передачи помещений, почему сделка не была исполнена и до настоящего времени. Таких фактов не было, потому и представить какие-либо доказательства, сторона ответчиков не смогла. Более того, ни одного доказательства (письменного, свидетельского, иного), подтверждающего их возражения и добросовестное поведение как покупателей недвижимости, ответчиками представлено не было.

Показания представителя ответчиков не имели содержательной нагрузки, пояснений по существу он не давал ввиду не знания сути вопроса и мнения о том, что кроме документа регистрационной службы о фиксировании прав ответчиков на имущество никакие другие доказательства значения не имеют. Сами ответчики ни на одно судебное заседание не являлись, несмотря на неоднократные вызовы суда, причины их занятости и невозможности присутствия в суде неизвестны и являются сутью уклонения от установления истины. Напротив, личные показания ответчиков, содержащихся в отказном материале N, прямо подтверждают мнимость сделок, отсутствие воли покупателей на приобретение имущества, на неисполнение сделок по существу, на иную, подлинную цель заключения договоров купли-продажи. Довод представителя ответчиков о причинах длительного отсутствия требований у покупателей завладеть своим имуществом, и его требованиями выселения по суду спустя 2,5 года ввиду того, что ответчики "обиделись" на Ч.С.Х. из-за того, что та не отдает долг и решили в отместку потребовать получения своего имущества заслуживает критической оценки, и лишний раз подтверждает то обстоятельство, что договоры купли-продажи оформлялись только ради создания видимости о принадлежности этого имущества покупателям, а не для исполнения сделки купли-продажи.

В своих пояснениях 09.07.2015г. А.А.О.К.-К. подтвердила, что квартиру ей предложила не Ч.С.Х., как она ранее говорила, а К.З.З. Ответчики также путаются в датах заключения сделок и суммах этих сделок, местах подписания договоров и якобы состоявшихся передачах денег продавцам, что свидетельствует о мнимости сделок. Ответчики, как и их представитель, дают крайне противоречивые пояснения, что свидетельствует о неправдивости их пояснений и желании скрыть от суда истинные мотивы заключения указанных следок, ответчики злоупотребляют своими процессуальными правами, уклоняясь от установления фактических обстоятельств по делу. Судом не выяснялись причины противоречий между пояснениями ответчиков, данных им в разное время и пояснениями их представителя в судебном заседании, хотя это имело существенное значение для рассмотрения дела, оценка личных пояснений ответчиков дана не была. Допросив ряд свидетелей стороны истцов, суд, по сути не дал им никакой оценки, не мотивировал причины не относимости или недопустимости этих показаний, хотя установил, что все допрошенные свидетели подтвердили реальные мотивы и цели сторон при подписании договоров купли-продажи недвижимости, не направленные на совершение купли-продажи. Судом не дана надлежащая оценка представленным суду аудио-и-видео записям, из которых явно следует позиция ответчиков - отсутствие изначально намерения обладать спорным имуществом, возврат имущества истцам только после урегулирования долговых недоимок, имеющихся, по мнению ответчиков.

Вывод суда об обоснованиях исков теми же обстоятельствами, что и исков о признании сделок притворными, не соответствует действительности и опровергается представленными доказательствами.

Вывод суда о том, что быстрая регистрация сделок не являлась доказательством их мнимости, со ссылкой на ст. 13 Закона РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", не соответствует нормам права, обстоятельствам дела и опровергается пояснениями стороны ответчика.

Также считают вывод суда о пропуске срока исковой давности об оспаривании сделки купли-продажи от 09.11.2012г. не соответствует обстоятельствам дела и положениям закона, поскольку в силу ст. 556 ГК РФ обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами соответствующего документа о передаче. Стороной ответчика не оспаривается, что ни квартира, ни магазин ими не были получены, а акты подписаны только потому, что без этого подписания сделки не были бы зарегистрированы в УРР по КБР. Никто из сторон не начал фактического исполнения сделок. Таким образом, говорить о начале исполнения сделок в данном случае нельзя, между тем, судом проигнорировано положение п. 101 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015г. о том, что для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной установлен трехлетний срок исковой давности, который исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, то есть одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая - к принятию такого исполнения (п. 1 ст. 181 ГК РФ). По смыслу п. 1 ст. 181 ГК РФ если ничтожная сделка не исполнялась, срок исковой давности по требованию о признании ее недействительной не течет. Исковое заявление направлено в суд почтой 25.12.2015г., поскольку нарочно судом после 20.12.2015г. исковые заявления в суд не принимались, а приняты по почте были только в январе 2016 года.

Судом был сделан вывод только о пропуске Ч.С.Х. срока исковой давности по оспариванию сделки купли-продажи от 09.11.2012г., однако в резолютивной части решения суда причиной отказа за пропуском срока указано, почему-то и в отношении иска Ш.С.Ж., что место не могло иметь, поскольку такого вопроса заявлено не было и на обсуждение не выносилось.

Таким образом, считают выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, в том числе, по причине неправильного применения норм и материального и процессуального права.

Надлежащим образом извещенные о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции стороны в суд не явились.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Тхагалегова З.Т., обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав возражения представителя ответчиков - Ф.А.М., Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Исходя из смысла приведенной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании той или иной сделки мнимой, является установление того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение исполнять соответствующую сделку.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015г. N "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при совершении мнимой сделки стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним. Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Судом по делу установлено, что между Ч.С.Х. и А.А.О.К.-К. 09.11.2012г. заключен договор купли-продажи "адрес" в "адрес". По условиям договора Ч.С.Х. продала, а А.А.О.К.-К. приобрела указанную квартиру за N рублей.

В соответствии п. 2 акта приема передачи от 09.11.2012г., стороны претензий друг к другу не имеют. Расчеты произведены полностью.

Право собственности А.А.О.К.-К. на квартиру зарегистрировано Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по КБР и выдано свидетельство о государственной регистрации права от N..

По договору купли продажи от 26.03.2013г. В.И.М.-О. приобрел у Ш.С.Ж. за N руб. недвижимое имущество - встроенное нежилое помещение в многоквартирном жилом доме (аптека) расположенное по адресу: "адрес"). В соответствии с п. 2 п.п. 2.2 договора оплата по договору осуществляется наличными денежными средствами. Факт передачи денежных средств от покупателя продавцу оформляется распиской. В соответствии п. 3 и 5 акта приема-передачи от 26.03.2013г. покупатель оплатил продавцу стоимость нежилого помещения в полном размере в соответствии с условиями договора купли-продажи. Настоящим актом каждая из сторон подтверждает, что обязательства сторон выполнены, расчет произведен полностью, у сторон нет друг к другу претензий по существу договора купли-продажи.

Договор купли-продажи прошел регистрацию и 27.03.2013г. В.И.М.-О. выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Разрешая заявленные исковые требования и отказывая в их удовлетворении, руководствуясь положениями вышеуказанных правовых норм, оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что из представленных доказательств не усматривается, что стороны, заключая договоры купли-продажи квартиры и нежилого помещения, имели в виду установление каких-либо иных правоотношений, чем определенных в предмете оспариваемых договоров. Кроме того, суд пришел к выводу, что исковые требования Ч.С.Х. не подлежат удовлетворению и по причине пропуска срока исковой давности.

Судебная коллегия с выводом суда первой инстанции согласна, поскольку правовые последствия договоров дарения, свидетельствующие о мнимости сделок, то есть заключение их лишь для вида, без намерения создать правовые последствия, отсутствуют.

При этом, Судебная коллегия отмечает, что договора купли-продажи от 09.11.2012г. и 26.03.2013г., по своей форме и содержанию соответствуют требованиям, установленным гражданским законодательством, между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, воля сторон при заключении указанных договоров была направлена на безвозмездную передачу и получение недвижимого имущества, переход права собственности на объекты недвижимости зарегистрирован в установленном порядке с внесением соответствующих записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Таким образом, совокупность указанных обстоятельств свидетельствует о действительном намерении сторон совершить сделки купли-продажи недвижимых имуществ с наступлением их правовых последствий.

Доказательств, отвечающих признакам относимости, допустимости и достоверности, подтверждающих мнимость сделок, истцами в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ суду не представлено.

В отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих мнимость оспариваемых сделок, Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно посчитал, что правовых оснований для признания сделок недействительным по основаниям, установленным ст. 170 ГК РФ не имеется.

Кроме того, следует отметить, что вступившим в законную силу решением Нальчикского городского суда КБР от 10.04.2015г. Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. отказано в удовлетворении их исков о признании договора купли-продажи "адрес" общей площадью N кв.м., "адрес", в "адрес" от 09.11.2012г. и договора купли-продажи встроенного нежилого помещения магазина - "адрес" в "адрес" от 26.03.2013г. притворными - недействительными.

Основанием данного иска являлись те же фактические обстоятельства, что и приведенные в настоящем иске.

В соответствие с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Поскольку судебным постановлением не было установлено намерения сторон договоров купли-продажи заключить договора займа, то есть существование заемных отношений опровергнуто вышеуказанным решением суда от 10.04.2015г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда КБР от 03.06.2015г., то Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. не вправе ссылаться на данные обстоятельства в подтверждение мнимости сделки и доказывать их наличие. По указанным мотивам подлежат отклонению доводы апелляционной жалобы, направленные к констатации заемных отношений сторон.

Доводы апелляционной жалобы истцов о том, что они до сих пор пользуются спорным имуществом, по мнению Судебной коллегии не являются юридически значимыми обстоятельствами при рассмотрении исковых требований истцов и не свидетельствуют о мнимости договоров купли-продажи квартиры и нежилого помещения.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом не дана надлежащая оценка представленным суду аудио-и-видео записям и показаниям свидетелей, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку представленные сторонами доказательства, в том числе показания свидетелей и аудио-видео записи, оценены судом первой инстанции по правилам статей 67, 71, 77 ГПК РФ.

Довод апелляционной жалобы о том, что вывод суда о пропуске срока исковой давности об оспаривании сделки купли-продажи от 09.11.2012г. не соответствует обстоятельствам дела и положениям закона, со ссылкой на то, что никто из сторон не начал фактического исполнения сделок, Судебной коллегией признается необоснованным по следующим основаниям.

Обращаясь в суд с иском, Ч.С.Х. просила признать договор купли-продажи квартиры от 09.11.2012г. недействительным в силу ничтожности, применить последствия недействительности ничтожной сделки по основанию ее мнимости, указав, что у сторон отсутствовали намерения создать ей соответствующие правовые последствия, сделка совершена для вида, воля сторон не была направлена на отчуждение квартиры (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Частью 1 ст. 181 ГК РФ в редакции, действующей на день заключения договора купли-продажи квартиры - 09.11.2012г., предусматривала, что срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Согласно пункту 1 акта приема-передачи по договору купли-продажи от N. Продавец ( Ч.С.Х.) передал, Покупатель ( А.А.О.К.-К.) получил квартиру, находящуюся по адресу: "адрес"

Регистрация сделки произведена 10.11.2012г.

Пунктом 101 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015г. N "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной установлен трехлетний срок исковой давности, который исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, то есть одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая - к принятию такого исполнения (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Таким образом, Судебная коллегия признает верным вывод суда первой инстанции о том, что начало течения срока исковой давности следует исчислять со дня подписания договора купли-продажи квартиры N.

Соответственно к дате обращения Ч.С.Х. в суд с иском 26.12.2015г. (дата направления иска почтовым отправлением) срок исковой давности истек.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия находит указанный довод апелляционной жалобы основан на ошибочном толковании норм материального права, поэтому не может являться основанием к отмене решения суда.

Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе в части несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, сводятся к переоценке исследованных судом доказательств по делу, иному толкованию законодательства, что не может повлечь отмену решения, основанного на выводах, с которыми согласилась Судебная коллегия. Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований гражданского процессуального законодательства, подробно изложена в мотивировочной части решения.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе, судом не допущено. При таком положении оснований к отмене решения суда первой инстанции не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит заслуживающим внимание довод апелляционной жалобы о том, что судом был сделан вывод только о пропуске Ч.С.Х. срока исковой давности по оспариванию сделки купли-продажи от 09.11.2012г., однако в резолютивной части решения суда причиной отказа за пропуском срока указано, почему-то и в отношении иска Ш.С.Ж., что место не могло иметь, поскольку такого вопроса заявлено не было и на обсуждение не выносилось.

В связи с этим, Судебная коллегия считает необходимым абзац первый резолютивной части решения изменить, изложив ее в следующей редакции: "В удовлетворении исковых требований Ч.С.Х. отказать за необоснованностью и пропуском срока исковой давности, а Ш.С.Ж. - за необоснованностью". В остальном решение подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда КБР,

определила:

Первый абзац резолютивной части решения Нальчикского городского суда КБР от 29 февраля 2016 года изменить, изложив ее в следующей редакции: "В удовлетворении исковых требований Ч.С.Х. отказать за необоснованностью и пропуском срока исковой давности, а Ш.С.Ж. - за необоснованностью".

В остальном решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ч.С.Х. и Ш.С.Ж. - без удовлетворения.

 

Председательствующий Е.И.Жерновой

 

Судьи М.Б.Мисхожев

З.Т.Тхагалегов