• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 25 мая 2016 г. N 4г-5145/16

Определение Московского городского суда от 25 мая 2016 г. N 4г-5145/16

 

 

Судья Московского городского суда Н.С. Кирпикова, изучив в порядке, предусмотренном главой 41 ГПК РФ, кассационную жалобу Егоровой О.В., поданную в организацию почтовой связи 14 апреля 2016 года, поступившую в суд кассационной инстанции 25 апреля 2016 года, на решение Останкинского районного суда города Москвы от 27 апреля 2015 года, определение того же суда от 16 июля 2015 года о распределении судебных расходов и апелляционные определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2015 года по делу по иску Егоровой О.В. к Романовой Л.В. о признании доверенности недействительной, включении в наследственную массу денежных средств,

установил:

Егорова О.В. обратилась в суд с иском к Романовой Л.В. о признании доверенности от 04.05.2011 г. на управление и распоряжение имуществом, выданной Романовым В.Ф. на имя Романовой Л.В., удостоверенной нотариусом г. Москвы Гемальдиновым М.Г. в реестре N1Д-1116, недействительной, включении в наследственную массу денежных средств, находившихся на вкладе "Пенсионный накопительный", счет N, в размере руб.

Исковые требования мотивированы тем, что 13.12.2011 г. умер отец истца Романов В.Ф., наследниками являются его супруга Романова Л.В. и дочь Егорова О.В., имеющая право на обязательную долю наследства.

06.02.2012 г. открыто наследственное дело N после смерти Романова В.Ф.

Из решения Останкинского районного суда от 07.05.2014 года и заключения судебной экспертизы от 2.04.2014 года, проведенной по указанному делу, следует, что к 2011 году степень психического расстройства Романова В.Ф. лишала его возможности понимать значение своих действий и руководить ими.

25.07.2014 года Егоровой О.В. стало известно о том, что вклад наследодателя в ОАО "Московский индустриальный банк" был досрочно закрыт.

Таким образом, истец считала, что денежные средства Романова В.Ф. были незаконно сняты с его счета на основании доверенности от 04.05.2011 года, которая является недействительной, поскольку Романов В.Ф. на момент ее выдачи и снятия денежных средств не мог понимать значения своих действий и руководить ими.

Истец полагала, что указанные денежные средства в сумме руб. должны быть включены в наследственную массу после смерти Романова В.Ф., а за истцом признано право собственности на 1/8 вклада в порядке наследования.

Решением Останкинского районного суда города Москвы от 27 апреля 2015 года в удовлетворении исковых требований Егоровой О.В. отказано.

Романова Л.В. обратилась в суд с заявлением о возмещении судебных расходов по оплате услуг представителя в размере руб.

Заявление мотивировано тем, что в ходе судебного разбирательства для оказания квалифицированной юридической помощи и представления интересов в суде Романовой Л.В. было заключено соглашение с адвокатом Панковой Л.А., по которому в кассу адвокатского кабинета ею было уплачено руб.

Представитель истца обратился в суд с заявлением о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы на решение суда от 27 апреля 2015 года

Определением Останкинского районного суда города Москвы от 16 июля 2015 года заявление Романовой Л.В. удовлетворено частично, с Егоровой О.В. в пользу Романовой Л.В. взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб., Егоровой О.В. восстановлен процессуальный срок для подачи апелляционной жалобы на решение суда.

Апелляционными определениями судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда 14 октября 2015 года решение суда от 27 апреля 2015 года и определение того же суда от 16 июля 2015 года оставлены без изменения.

В кассационной жалобе Егорова О.В. ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, определения того же и апелляционных определений судебной коллегии, считая указанные судебные постановления незаконными и необоснованными.

Судья суда кассационной инстанции в соответствии с частью 2 статьи 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационной жалобы выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационная жалоба, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;

2) о передаче кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

По результатам изучения кассационной жалобы существенных нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанции при принятии судебных постановлений, обжалуемых заявителем в настоящей жалобе, не установлено, в связи с чем не имеется оснований для передачи указанной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Из представленных документов следует, что 13.12.2011 г. умер Романов В.Ф.

Наследниками после его смерти являются супруга Романова Л.В. и дочь Егорова О.В., имеющая право на обязательную долю в наследстве.

26.02.2012 г. года открыто наследственное дело.

Решением Останкинского районного суда города Москвы от 07.05.2014 г. признан недействительным договор пожизненной ренты с иждивением Романова В.Ф., удостоверенный нотариусом г. Москвы Гемальдиновым М.Г., от 29.04.2011 г.

Судом первой инстанции установлено, что из заключения судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в рамках указанного выше гражданского дела, следует, что к 2011 году степень имеющейся у Романова В.Ф. деменции лишала его возможности понимать значение своих действий и руководить ими.

Судом установлено, что 04.05.2011 года Романов В.Ф. выдал на имя Романовой Л.В. доверенность на управление и распоряжение всем его имуществом, которая была удостоверена нотариусом города Москвы Гемальдиновым М.Г.

Из ответа ОАО "Московский индустриальный банк" от 28.08.2014 г. судом установлено, что вклад "Пенсионный накопительный", открытый на имя Романова В.Ф., в сумме руб. был досрочно закрыт 25.07.2011 г.

В ходе судебного разбирательства стороной ответчика заявлено о пропуске истцом срока исковой давности.

Разрешая вопрос о применении последствий пропуска Егоровой О.В. срока исковой давности, суд первой инстанции установил, что согласно письму Егоровой О.В., приобщенному 26.07.2013 года в материалы дела N 2-37/14, Егорова О.В. узнала о поставленном отцу диагнозе в апреле 2013 года, также истец указала о том, что ее мать Романова Л.В. в августе 2011 года сняла со счетов наследодателя практически все имеющиеся на них денежные средства на основании генеральной доверенности.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что о наличии пенсионных накоплений наследодателя истец должна была узнать не позднее даты окончания шестимесячного срока принятия наследства, то есть 13.05.2012 г., а о выдаче 04.05.2011 г. Романовым В.Ф. нотариальной доверенности на управление и распоряжение всем его имуществом и о его психическом состоянии на момент ее составления не позднее 26.07.2013 г.

Вместе с тем, с настоящим иском Егорова О.В. обратилась в суд 30.10.2014 г., то есть по истечении годичного срока исковой давности, исчисляемого с момента, когда она должна была узнать о нарушении своих прав, при отсутствии уважительных причин для его восстановления.

Учитывая изложенное выше, суд первой инстанции, руководствуясь требованиями действующего законодательства, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Егоровой О.В., поскольку установил, что истцом без уважительных причин пропущен срок исковой давности по заявленным требованиям.

Проверяя законность решения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции.

Романова Л.В. обратилась в суд с заявлением о возмещении судебных расходов по оплате услуг представителя в размере руб.

Разрешая заявление Романовой Л.В., суд первой инстанции, руководствуясь требованиями действующего законодательства, пришел к выводу о частичном его удовлетворении.

Определяя размер судебных расходов Романовой Л.В., подлежащих взысканию с Егоровой О.В., суд первой инстанции исходил из того, что согласно представленному стороной ответчика соглашению от 03.02.2015 г. и квитанции к приходному кассовому ордеру от 04.02.2015 г. Романова Л.В. понесла расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб.

Принимая во внимание степень сложности данного гражданского дела, объем оказанной Романовой Л.В. юридической помощи, суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании с Егоровой О.В. в пользу Романовой Л.В. судебных расходов, определив их в размере руб.

Проверяя законность определения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции.

Доводы кассационной жалобы о том, что срок исковой давности следует исчислять с даты принятия судебного решения о признании недействительным договора ренты от 07.05.2014 г., несостоятельны, поскольку в соответствии с п. 73 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным ст.ст. 177, 178 и 179 ГК РФ, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.

Вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям об оспоримости сделки разрешается судом исходя из конкретных обстоятельств дела и с учетом того, когда наследодатель узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об исчислении срока исковой давности с момента, когда Егорова О.В. узнала или должна была узнать об обстоятельствах, являющихся основаниям для признания оспариваемой сделки недействительной.

Доводы кассационной жалобы основаны на ошибочном толковании действующего законодательства и не опровергают выводов суда первой и апелляционной инстанции.

Доводы кассационной жалобы о том, что размер взысканных судебных расходов необоснованно завышен, не могут быть приняты во внимание, поскольку направлены на иную оценку установленных обстоятельств и собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений в кассационном порядке.

Каких-либо существенных нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанции, по доводам кассационной жалобы не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции действующим процессуальным законодательством не наделен.

В силу изложенного выше, руководствуясь положениями части 2 статьи 381, статьи 383 ГПК РФ,

определил:

отказать Егоровой О.В. в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции жалобы на решение Останкинского районного суда города Москвы от 27 апреля 2015 года, определение того же суда от 16 июля 2015 года о распределении судебных расходов и апелляционные определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2015 года по делу по иску Егоровой О.В. к Романовой Л.В. о признании доверенности недействительной, включении в наследственную массу денежных средств.

Судья

Московского городского суда Н.С. Кирпикова

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.