Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 31 мая 2016 г. по делу N 33-1839/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 31 мая 2016 г. по делу N 33-1839/2016

 

судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Жуковой Е.Г.,

судей Терехиной Е.В., Бабаняна С.С.,

с участием прокурора Бычковой Н.Н.,

при секретаре Потаповой М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Депутатовой Ю.А. на решение Первомайского районного суда г. Пензы от 15 марта 2016 года, которым с учетом определения Первомайского районного суда г. Пензы от 27 апреля 2016 года об исправлении описки в решении, постановлено:

иск Депутатовой Ю.А. к ПАО "Мегафон" о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Жуковой Е.Г., судебная коллегия

установила:

Депутатова Ю.А. обратилась в суд с исковым заявлением к Пензенскому региональному отделению Поволжского филиала ПАО "Мегафон", в котором указала, что на основании трудового договора N с ДД.ММ.ГГГГ работала в организации ответчика в должности старшего специалиста по телефонным продажам клиентам корпоративного бизнеса. Приказом руководителя от ДД.ММ.ГГГГ N была уволена на основании соглашения о прекращении трудовых отношений от ДД.ММ.ГГГГ. Полагает свое увольнение незаконным, поскольку соглашение о прекращении трудовых отношений она написала недобровольно, под давлением руководителя службы безопасности ФИО4 На следующий рабочий день ДД.ММ.ГГГГ (в понедельник) до издания приказа об увольнении истец в письменном виде обратилась к работодателю с заявлением об отзыве своего заявления о расторжении договора по соглашению сторон. Однако ответчик в нарушение требований ст. 84.1 ТК РФ оформил приказ об увольнении.

Указывает, что она проработала в ПАО "Мегафон" более 5 лет, нарушений не допускала, регулярно получала премии за хорошие показатели в работе.

Считает, что её обращение к работодателю с заявлением об отказе от исполнения достигнутой договоренности о расторжении трудового договора свидетельствует о том, что соглашение о расторжении трудового договора не могло сохранить свое действие ввиду отсутствия на это её волеизъявления. Фактически имело место прекращение трудового договора не по соглашению сторон, а по инициативе работодателя.

Просила суд восстановить её на работе в Пензенском региональном отделении ПАО "Мегафон" в должности старшего специалиста по телефонным продажам клиентам корпоративного бизнеса с ДД.ММ.ГГГГ, обязать ответчика оплатить ей время вынужденного прогула со дня увольнения по день фактического восстановления на работе, взыскать с ответчика в её пользу в счет компенсации морального вреда в сумме "данные изъяты".

Определением Первомайского районного суда г. Пензы от ДД.ММ.ГГГГ ненадлежащий ответчик Пензенское региональное отделение Поволжского филиала ПАО "Мегафон" заменен надлежащим ответчиком ПАО "Мегафон".

Решением Первомайского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ, с учетом определения Первомайского районного суда г. Пензы от ДД.ММ.ГГГГ об исправлении описки, в удовлетворении исковых требований Депутатовой Ю.А. отказано.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, как незаконное, необоснованное, постановленное при неправильном определении юридически значимых обстоятельств, принять по делу новое решение об удовлетворении ее исковых требований в полном объеме.

Указывает, что в приказе об ее увольнении от ДД.ММ.ГГГГ указана не та должность, которую она замещала в организации ответчика, при этом суд не исследовал вопрос о том, когда и какими кадровыми документами изменялась ее трудовая функция в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Суд не принял во внимание то обстоятельство, что приказ об увольнении был издан после получения работодателем ее заявления об отзыве соглашения о прекращении трудовых отношений, и ошибочно связал момент подписания соглашения с моментом прекращения трудовых отношений. При этом судом были истолкованы исключительно в пользу работодателя положения ст. 81 ТК РФ, который в отсутствие законных оснований инициировал ее увольнение, навязав увольнение по соглашению сторон.

Кроме того апеллянт указывает, что соглашение, подписанное директором, было вручено истцу вместе с приказом об увольнении и трудовой книжкой только около 15 часов ДД.ММ.ГГГГ. Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетеля ФИО1, данными в судебном заседании. Таким образом, к моменту ее отказа от увольнения не был издан приказ об увольнении, и не было достигнуто соглашение о прекращении трудовых отношений, поскольку оно не было подписано руководителем.

Не имея на руках текста соглашения и не обладая юридическими познаниями, она утром ДД.ММ.ГГГГ написала заявление об отзыве заявления о расторжении трудового договора, а не об отзыве соглашения, не понимая разницу между увольнением по соглашению сторон и увольнением по собственному желанию. Однако суд сделал вывод о том, что доказательств получения ею соглашения о прекращении трудовых отношений ДД.ММ.ГГГГ не представлено, при этом необоснованно взяв за основу показания свидетелей ФИО2 и ФИО3, которые, находятся в служебной зависимости от ответчика, заинтересованы в исходе дела. Показания же свидетеля ФИО1 не нашли отражения в решении суда.

Полагает необоснованным вывод суда о том, что оказание на нее давления руководителя службы безопасности ФИО4 не доказывает оказание давление со стороны работодателя. Указывает, что ФИО4 выполнял функции представителя администрации работодателя с неограниченными полномочиями, а факт оказания им на нее давления подтверждается показаниями свидетелей ФИО1, ФИО5 и ФИО6, которые также не были приняты во внимание судом первой инстанции.

В возражениях на апелляционную жалобу ПАО "Мегафон" считает доводы апелляционной жалобы несостоятельными.

В судебном заседании суда апелляционный инстанции истец Депутатова Ю.А. и её представитель по доверенности Фирсанова В.Ю. просили решение суда отменить по доводам апелляционной жалобы.

Представители ответчика ПАО "Мегафон" Сорокин С.В. и Гончаров А.П. просили решение оставить без изменения.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора, полагавшего решение законным, проверив законность решения суда в соответствии с абз.1 ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что Депутатова Ю.А осуществляла трудовую деятельность в ПАО "Мегафон" в должности старшего специалиста по телефонным продажам клиентам корпоративного бизнеса.

ДД.ММ.ГГГГ между истцом и ответчиком подписано соглашение о прекращении трудового договора ДД.ММ.ГГГГ.

Приказом N от ДД.ММ.ГГГГ Депутатова Ю.А. уволена по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по соглашению сторон с ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон (статья 78 настоящего Кодекса).

В соответствии со статьей 78 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению сторон трудового договора.

Как следует из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении споров, связанных с прекращением трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 ТК РФ), судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 78 Кодекса при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

При рассмотрении спора в суде истец мотивировала свои требования тем, что соглашение о расторжении трудового договора она подписала под давлением руководителя службы безопасности ответчика ФИО4, который в ходе проводимой проверки по заявлению ФИО7 при получении у неё (Депутатовой) объяснения выяснял, как получилось, что заявление об увольнении было написано не лично ФИО7, а ФИО5 по поручению Депутатовой, при этом сказал, что написание заявления личного характера за другого сотрудника является подделкой документов, за это можно привлечь и к уголовной ответственности, и что у нее есть выбор: или уволиться по соглашению сторон, или будет проведена служебная проверка, на нее будет наложено дисциплинарное взыскание, когда последует второе дисциплинарное взыскание, она будет уволена "по статье". Также истец сослалась на то, что до её увольнения она отозвала заявление о расторжении трудового договора, следовательно, соглашение не могло сохранить своего действия ввиду отсутствия её волеизъявления.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции, установив обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применив нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, дав надлежащую правовую оценку доводам и возражениям сторон, пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку между работником и работодателем состоялось соглашение оснований и срока расторжения трудового договора, доказательств, свидетельствующих об оказании ответчиком давления на истца при подписании соглашения о расторжении трудового договора по соглашению сторон не представлено.

При этом суд указал, что страх привлечения к дисциплинарной ответственности либо увольнения по отрицательным мотивам само по себе не может являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя, а подтверждает выбор истца в сложившейся ситуации.

Судебная коллегия с указанным выводом суда первой инстанции соглашается, он мотивирован, соответствует фактическим обстоятельствам дела, представленным доказательствам, требованиям закона.

Доводы апелляционной жалобы, направленные на оспаривание данного вывода, приводились истцом в обоснование исковых требований, были предметом исследования суда первой инстанции, который дал им надлежащую правовую оценку, с которой судебная коллегия соглашается, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам настоящего дела и истцом не опровергнуты.

Само по себе предложение со стороны работодателя работнику расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, по мнению судебной коллегии, нельзя считать доказательством понуждения к подписанию соглашения, поскольку такое предложение является реализацией права работодателя, закрепленного в ст. 78 ТК РФ, и не может служить доказательством понуждения.

При этом п.8 соглашения о прекращении трудовых отношений предусматривает, что данное соглашение заключено и подписано по доброй воле без применения насилия или угрозы со стороны работодателя.

То обстоятельство, что суд не отразил в своем решении показания свидетеля ФИО1, не влечет отмену решения суда, поскольку показания указанного свидетеля не опровергают сделанные судом выводы.

Разрешая спор, суд верно отклонил доводы истца и её представителя о незаконности увольнения по причине отзыва ДД.ММ.ГГГГ истцом заявления о расторжении с нею трудового договора до издания приказа об её увольнении. При этом суд верно указал, что аннулирование договоренности относительно увольнения в данном случае возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника. ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ работодатель не выразил намерения на аннулирование соглашения о прекращении трудовых отношений. Издание приказа об увольнении после получения работодателем заявления Депутатовой Ю.А. об отзыве соглашения о прекращении трудовых отношений юридически значимым обстоятельством не является, поскольку соглашение о прекращении трудовых отношений было подписано сторонами ДД.ММ.ГГГГ, экземпляр соглашения Депутатова Ю.А. получила в этот же день.

Доказательств подписания указанного соглашения работодателем ДД.ММ.ГГГГ после отзыва истцом заявления о расторжении трудового договора, а также получения истцом соглашения о прекращении трудовых отношений ДД.ММ.ГГГГ последней не представлено. В случае получения соглашения не в день его подписания, а ДД.ММ.ГГГГ, Депутатова Ю.А. имела возможность указать на это при его подписании или получении, однако этого сделано не было.

Ссылка в жалобе на то, что в приказе об увольнении истца от ДД.ММ.ГГГГ указана не та должность, которую она замещала в организации ответчика на момент её увольнения опровергается представленными в суд апелляционной инстанции дополнительными соглашениями к трудовому договору, подписанными, в том числе, Депутатовой Ю.А., из которых следует, что истец после заключения с ней ДД.ММ.ГГГГ трудового договора по должности специалиста группы контактного центра коммерческого отдела Пензенского регионального отделения Поволжского филиала ОАО "Мегафон" неоднократно переводилась на иные должности, последнюю ДД.ММ.ГГГГ старшим специалистом по телефонным продажам клиентам корпоративного бизнеса, с которой и была уволена по соглашению сторон.

Довод жалобы о нарушении при вынесении решения норм процессуального права в виде рассмотрения требований о взыскании задолженности по заработной плате, которые она не заявляла, также не является основанием для отмены решения суда в данной части, поскольку определением суда от ДД.ММ.ГГГГ исправлена описка в части указания наименования заявленных требований во вводной, мотивировочной и резолютивной части решения. Определение суда об исправлении описки не обжаловано, вступило в законную силу.

Из содержания апелляционной жалобы усматривается, что истец по существу выражает несогласие с постановленным судом решением по основаниям, которые были предметом судебного рассмотрения. Эти доводы направлены на иную оценку норм материального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом первой инстанции по правилам ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене данного решения.

Правовых доводов, влекущих отмену решения, апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем, судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения по доводам апелляционной жалобы.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Первомайского районного суда г. Пензы от 15 марта 2016 года с учетом определения Первомайского районного суда г. Пензы от 27 апреля 2016 года об исправлении описки оставить без изменения, апелляционную жалобу Депутатовой Ю.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи