Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 16 ноября 2016 г. по делу N 33-20507/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 16 ноября 2016 г. по делу N 33-20507/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Колесниковой О.Г.,

судей Кокшарова Е.В.,

Петровской О.В.,

при секретаре Михайловой Н.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Анчук Т.И. к акционерному обществу "Центр" о признании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, введении видеонаблюдения незаконными, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истца Анчук Т.И. на решение Ленинского районного суда г.Нижний Тагил Свердловской области от 01.08.2016.

Заслушав доклад судьи Кокшарова Е.В., объяснения истца Анчук Т.И., представителей ответчика Ильютик Д.А., Аксеновой Л.И., действующих на основании доверенностей от ( / / ) N, ( / / ) N, судебная коллегия

установила:

Анчук Т.И. обратилась в суд с иском к акционерному обществу "Центр" (прежнее наименование открытое акционерное общество "Нижнетагильский медико-инструментальный завод") (далее - АО "Центр") о признании приказов от ( / / ) N о привлечении к дисциплинарной ответственности; ( / / ) N об организации видеонаблюдения в помещениях общества с изменениями, внесенными приказом от ( / / ) N в части установления срока начала видеонаблюдения с ( / / ) незаконными; компенсации морального вреда в размере ... руб.

В обоснование иска указала, что с ( / / ) состоит с АО "Центр" в трудовых отношениях в должности ... Приказом от ( / / ) N Анчук Т.И. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение N Правил внутреннего трудового распорядка, в связи с несоблюдением норм служебного поведения, проявлением неуважения, нетерпимости и некорректности в отношении единоличного исполнительного органа (генерального директора), а также с нарушением запрета на высказывание работников поощряющих или допускающих создание агрессивной обстановки в коллективе. Полагала, что ответчиком не доказаны обстоятельства совершения Анчук Т.И. дисциплинарного проступка, поскольку содержащиеся в составленной работником служебной записке от ( / / ), по обстоятельствам организации на рабочем месте истца видеонаблюдения с функцией аудиозаписи, суждения носят личный оценочный характер личности руководителя общества. При этом оспариваемый Анчук Т.И. приказ об организации видеонаблюдения в помещениях общества является дискриминационным, нарушающим права работника в части установления срока начала видеонаблюдения с ( / / ) без предварительного письменного согласия работника на обработку его биометрических данных.

Ответчик иск не признал и, ссылаясь на необоснованность требования, указал, что введение в обществе видеонаблюдения не противоречит действующему законодательству, не нарушает прав работников, поскольку имеет цель проведения мониторинга эффективности использования ими рабочего времени, контроля работодателя за соблюдением сотрудниками Правил внутреннего трудового распорядка. Кроме того, ответчик указывал на обстоятельства нарушения работником трудовой дисциплины, наличие оснований для привлечения Анчук Т.И. к дисциплинарной ответственности, соблюдение порядка наложения дисциплинарного взыскания, примененного с учетом тяжести проступка, предшествующего поведения работника, его отношения к труду.

Решением Ленинского районного суда г.Нижний Тагил Свердловской области от 01.08.2016 иск Анчук Т.И. оставлен без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда, истцом подана апелляционная жалоба, содержащая просьбу отменить судебное постановление, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Анчук Т.И. в полном объеме, поскольку выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

На апелляционную жалобу от ответчика поступили письменные возражения, согласно которым решение суда является законным и обоснованным, вынесенным с учетом обстоятельств, имеющих значение для дела, с правильным применением норм материального и процессуального права, не подлежащим отмене по доводам апелляционной жалобы.

В суд апелляционной инстанции явились истец, настаивавший на доводах апелляционной жалобы, представители ответчика, указавшие на законность и обоснованность решения суда.

Поскольку все лица, участвующие в деле, явились в судебное заседание суда апелляционной инстанции, судебная коллегия не нашла оснований для отложения судебного разбирательства и сочла возможным рассмотреть дело при данной явке.

Выслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на неё, в соответствии с ч. 1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд правильно определилхарактер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что с ( / / ) Анчук Т.И. состоит с АО "Центр" (прежнее наименование ОАО "Нижнетагильский медико-инструментальный завод") в трудовых отношениях в должности ...

Приказом генерального директора общества от ( / / ) N с целью проведения мониторинга эффективности использования рабочего времени, контроля за соблюдением Правил внутреннего трудового распорядка приказано оборудовать рабочие кабинеты ведущего юрисконсульта, бухгалтерии, центрального поста КПП (1 этаж АБК) камерами открытого видеонаблюдения (с функцией аудиозаписи), предупредительными табличками о видеонаблюдении. Срок начала видеонаблюдения установлен с ( / / ). Специалисту по кадрам дано распоряжение персонально уведомить каждого работника об оборудовании его рабочего места видеонаблюдением, в срок не позднее ( / / ), заведующему канцелярией ознакомить с приказом вышепоименованных специалистов, работников и их непосредственных руководителей в срок не позднее ( / / ).

С приказом работники, указанные в нем, в том числе истец Анчук Т.И. ознакомлены ( / / ).

Приказом генерального директора общества от ( / / ) N в приказ от ( / / ) N внесены изменения, а именно установлен срок начала видеонаблюдения с ( / / ), дано распоряжение персонально уведомить каждого работника об оборудовании его рабочего места видеонаблюдением (с функцией аудиозаписи), в срок не позднее ( / / ).

С приказом работники, указанные в нем, в том числе истец Анчук Т.И., ознакомлены ( / / ).

Приказом генерального директора общества от ( / / ) N утверждено и введено в действие Положение о видеонаблюдении, согласно которого последнее осуществляется с целью эффективного использования имеющихся ресурсов для оперативного решения вопросов производственной деятельности, контроля использования работниками своего рабочего времени в интересах работодателя, мониторинга эффективности использования рабочего времени и трудозатрат, объективного документирования хода событий, контроля за исполнением работниками локальных нормативных актов работодателя, достижения целей и задач, установленных ст.189 Трудового кодекса Российской Федерации.

С Положением о видеонаблюдении Анчук Т.И. ознакомлена ( / / ), в этот же день в адрес истца направлено уведомление об оборудовании рабочего места видеонаблюдением с функцией аудиозаписи с ( / / ).

Разрешая требование истца о признании приказа от ( / / ) N об организации видеонаблюдения в помещениях общества с изменениями, внесенными приказом от ( / / ) N незаконным и отказывая в его удовлетворении, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными доводы Анчук Т.И. о том, что оспариваемый приказ является дискриминационным, нарушающим права работника в части установления срока начала видеонаблюдения с ( / / ) без предварительного письменного согласия работника на обработку его биометрических данных, поскольку последний не нарушает прав истца, а носит организационный характер, и решает вопрос о введении на предприятии системы видеонаблюдения на конкретных рабочих местах, с целью проведения мониторинга эффективности использования рабочего времени, контроля за соблюдением Правил внутреннего трудового распорядка.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и установленным обстоятельствам дела.

Видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях, на территории работодателя является правомерным, если работодателем соблюдены следующие условия: видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей; работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда); видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

Обстоятельства несоблюдения работодателем перечисленных выше условий, судом первой инстанции, при разрешении настоящего иска, не установлены.

Ссылки апеллянта на то, что введение работодателем на рабочем месте работника видеонаблюдения нарушает право истца на личную жизнь и охрану персональных данных, нельзя признать состоятельным, поскольку видеозапись рабочего (трудового) процесса не является раскрытием персональных данных работника и не подпадает по действие главы 14 Трудового кодекса Российской Федерации "Защита персональных данных работника", требования Федерального закона от 27.07.2006 N152-ФЗ "О персональных данных" также не нарушены.

Использование работодателем средств видеонаблюдения не нарушает конституционные права работника на неприкосновенность частной жизни и разглашение персональных данных, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работника, а не для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну.

Доводы апелляционной жалобы о том, что оспариваемым приказом нарушаются права не только истца, но и работников бухгалтерии, центрального поста КПП, в помещениях которых работодателем также установлено видеонаблюдение, судебной коллегией не могут быть приняты во внимание, поскольку Анчук Т.И. в установленном порядке не наделена полномочиями действовать в их интересах. При этом, указанные работники не лишены возможности самостоятельной судебной защиты своих прав в порядке, предусмотренном гражданско-процессуальным законодательством.

По указанным выше мотивам, судебная коллегия признаёт несостоятельными возражения истца о нарушении прав работников трудовые отношения, с которыми с работодателем возникли после введения Положения о видеонаблюдении.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Согласно ст.ст. 21, 22 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, а работодатель вправе требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей, привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

В силу положений ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания в виде замечания, выговора, увольнения по соответствующим основаниям.

Порядок и процедура наложения дисциплинарного взыскания работодателем на работника регламентирована положениями ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с правовой позицией, изложенной п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В силу ч.1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, п.1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п.1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Учитывая это, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должен вынести законное и обоснованное решение. Обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из ст.ст. 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду (п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2).

Приказом от ( / / ) N Анчук Т.И. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение N Правил внутреннего трудового распорядка, в связи с несоблюдением норм служебного поведения, проявлением неуважения, нетерпимости и некорректности в отношении единоличного исполнительного органа (генерального директора), а также с нарушением запрета на высказывание работников поощряющих или допускающих создание агрессивной обстановки в коллективе.

Основанием для привлечения Анчук Т.И. к дисциплинарной ответственности послужили допущенные работником в адрес генерального директора общества высказывания, содержащиеся в докладной записке от ( / / ), квалифицированные работодателем как не отвечающие требованиям корректности, уважительности и вежливости, способные вызвать в коллективе конфликтную, агрессивную обстановку.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к обоснованным выводам о том, что у работодателя имелись основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде замечания.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, которые соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются письменными доказательствами, имеющимися в деле.

Из материалов дела следует, что при привлечении Анчук Т.И. к дисциплинарной ответственности, работодатель истребовал от работника в установленном порядке объяснение и установив в его действиях дисциплинарный проступок, в силу не соблюдения требований п N Правил внутреннего трудового распорядка, в предусмотренный ч.3 ст.193 Трудового кодекса Российской Федерации срок, применил к истцу дисциплинарное взыскание.

Надлежащих доказательств, подтверждающих обстоятельства отсутствия в действиях работника дисциплинарного проступка, несоблюдения работодателем процедуры наложения дисциплинарного взыскания, Анчук Т.И., в силу требований ч.1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суду не предоставила.

При наложении дисциплинарного взыскания работодатель принял во внимание обстоятельства, при которых был совершен проступок, предшествующее поведение работника, его отношение к труду (ч. 5 ст.192 Трудового кодекса Российской Федерации). С учетом изложенного мера дисциплинарного воздействия, примененная в отношении Анчук Т.И., соответствует тяжести проступка, является справедливой и обоснованной в связи с чем, суд пришел к верному выводу о соразмерности примененного ответчиком к истцу дисциплинарного взыскания в виде замечания.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии в действиях работника дисциплинарного проступка, являлись предметом исследования суда первой инстанции и его оценки, направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку собранных по делу доказательств оценки суда первой инстанции.

Как видно из постановленного решения, каждое представленное суду доказательство (в том числе, письменные доказательства, объяснения сторон) оценены судом с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. Судом первой инстанции оценены достаточность и взаимная связь всех собранных по делу доказательств в их совокупности, в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Результаты оценки доказательств суд отразил в постановленном решении.

Поскольку нарушение трудовых прав истца привлечением к дисциплинарной ответственности не установлено, то исходя из положений ст.ст. 22,237 Трудового кодекса Российской Федерации, ст.ст.151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений, содержащихся в п.63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", суд первой инстанции правомерно не установилоснований для компенсации Анчук Т.И. морального вреда.

Иных доводов, опровергающих выводы суда, апелляционная жалоба не содержит. Её содержание по существу содержит иную, ошибочную трактовку существа спорных правоотношений и норм материального права их регулирующих, что основанием к отмене решения явиться не может.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г.Нижний Тагил Свердловской области от 01.08.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Анчук Т.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий: О.Г. Колесникова

 

Судья: Е.В. Кокшаров

 

Судья: О.В. Петровская