Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 17 января 2017 г. по делу N 33-215/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 17 января 2017 г. по делу N 33-215/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Мирясовой Н.Г.,

судей Фоминой В.А., Казаковой М.В.

при секретаре Воронковой И.А.

с участием прокурора Сальникова А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Евдокимовой Т*** Ф*** на решение Димитровградского городского суда Ульяновской области от 28 октября 2016 года, по которому постановлено:

Исковые требования Евдокимовой Т*** Ф*** к муниципальному унитарному предприятию "Гортепло" удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ о дисциплинарном взыскании N *** от 05.09.2016 в отношении Евдокимовой Т*** Ф*** о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Признать незаконным приказ о дисциплинарном взыскании N *** от 06.09.2016 в отношении Евдокимовой Т*** Ф*** о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Взыскать с муниципального унитарного предприятия "Гортепло" в пользу Евдокимовой Т*** Ф*** стоимость спецодежды в размере 987 руб. 06 коп., удержанные из заработной платы при увольнении, компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей, всего взыскать 2987,06 руб.

В остальной части заявленных требований Евдокимовой Т*** Ф*** оставить без удовлетворения.

Взыскать с муниципального унитарного предприятия "Гортепло" государственную пошлину в доход местного бюджета 700 рублей.

Заслушав доклад судьи Фоминой В.А., пояснения Евдокимовой Т.Ф., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, представителя МУП "Гортепло" Александровой Е.Е., возражавшей против доводов жалобы, мнение прокурора Сальникова А.А., полагавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Евдокимова Т.Ф. обратилась в суд с иском к муниципальному унитарному предприятию "Гортепло" о восстановлении на работе, признании приказов о дисциплинарном взыскании незаконными, взыскании недополученной заработной платы за время вынужденного прогула, необоснованно заниженной заработной платы, недополученных отпускных выплат, процентов за задержку выплат, компенсации морального вреда.

В обоснование иска указала, что *** она трудоустроилась в МУП "Гортепло" в сезонную котельную N *** о***, впоследствии была переведена о*** в котельную N ***. С 30.08.2016 по 02.09.2016 на предприятии проводилась проверка знаний требований охраны труда, и 02.09.2016 был последний день сдачи тестов на профпригодность, она не имела права продолжать работать оператором котельной без прохождения проверки знаний. В связи с этим, получив устное разрешение н*** Ф*** Е.Н., 02.09.2016 она поехала сдавать внутренний экзамен в офис компании МУП "Гортепло". На время отсутствия ее обязанности исполнял ее коллега Т*** Д.Н., так же в тот день на рабочем месте находился еще один о*** Л***. Ее отсутствие на рабочем месте составило не более 1 часа 20 минут. 06.09.2016 ей был вручен приказ N *** от 05.09.2016 "О дисциплинарном взыскании" в связи с отсутствием на рабочем месте. Полагала, что дисциплинарное взыскание применено неправомерно, нарушена процедура наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренная ч. 1 ст. 193 ТК РФ, п. 7.2 ст. 22 коллективного договора. В тот же день руководитель предприятия издал приказ N *** от 06.09.2016 "О дисциплинарном взыскании", обвинив в нарушении трудовых обязанностей за предоставление работником работодателю подложных документов (в виде второй действующей трудовой книжки) при заключении трудового договора. Так же 06.09.2016 одновременно с приказами N *** и N *** ей вручили приказ N *** от 06.09.2016 о расторжении трудового договора по п. 11 ч. 1 ст. 81 - предоставление работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора. Трудовая книжка, представленная ей при трудоустройстве, заведена на предприятии ДМУПКиТС и все котельные, входящие в настоящее время в МУП "Гортепло", входили в состав предприятия ДМУПКиТС. Ее форма соответствует образцу, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225, все записи производились работниками отдела кадров предприятия. Несообщение о наличии второй трудовой книжки не может быть расценено, как представление подложного документа.

При увольнении нарушены требования ст.84.1 ТК РФ, а именно в день прекращения трудового договора (последний день работы работника) ей не выдали трудовую книжку. Трудовая была ей выдана 08.09.2016, а документы - 13.09.2016.

При получении расчета при увольнении с нее в нарушении ст.137 ТК удержали стоимость спецодежды в размере 987,06 руб.

Работодатель необоснованно недоплачивал ей и всем другим работникам часть заработной платы, занижая процент премиальных выплат, т.к. согласно Положению о премировании руководителей, специалистов и работников МУП "Гортепло" ее ежемесячная премия должна составлять 30%, а не 5%, как выплачивал работодатель. Кроме того, до апреля 2016 года согласно п.3 ст.51 коллективного договора премия должна была начисляться в процентном отношении к основному заработку по всем видам доплат за фактически отработанное время за отчетный период совместно с заработной платой. Руководитель предприятия недоплатил ей заработную плату с 01.09.2015 по день увольнения в размере 32 830,65 руб. В силу требований ст.236 ТК РФ за задержку выплаты зарплаты работодатель обязан оплатить проценты в сумме 2703,67 руб., так же при предоставлении ей очередного оплачиваемого отпуска в мае 2016 года и расчете средней заработной платы для расчета отпускных не были учтены недоплаченные суммы премий, в связи с чем недополученная сумма отпускных составляет 2329,15 руб. За время вынужденного прогула с 07.09.2016 по 30.09.2016 работодатель обязан оплатить недополученный заработок в размере 16 167,94 руб.

С учетом уточненных исковых требований просила признать незаконным приказ N *** от 06.09.2016 о расторжении трудового договора; признать не законным приказ N *** от 05.09.2016 о дисциплинарном взыскании; признать не законным приказ N *** от 06.09.2016 о дисциплинарном взыскании; восстановить ее на прежней должности и по прежнему месту работы; взыскать с ответчика сумму недополученной зарплаты за время вынужденного прогула в размере 16 167,94 руб. и по день фактического восстановления на работе; взыскать незаконно удержанную при расчете во время увольнения сумму 987,06 руб. - стоимость спецодежды; взыскать необоснованно заниженную заработную плату, из-за понижения процента премии за последний год в размере 32 830,65 руб.; взыскать проценты за задержку выплаты заплаты в размере 2703,68 руб.; взыскать недополученные отпускные в сумме 2329,15 руб.; компенсацию морального вреда 300 000 руб.

Рассмотрев дело по существу, суд принял приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Евдокимова Т.Ф. не соглашается с решением суда в части отказа в удовлетворении исковых требований, просит его отменить. При этом указывает, что судом не учтены обстоятельства ее увольнения, отсутствие доказательств подложности представленных ею документов. Не принят во внимание ответ МО МВД России "Димитровградский", согласно которому в возбуждении уголовного дела в отношении нее было отказано за отсутствием состава преступления. Не учтены и нарушения процедуры увольнения, допущенные ответчиком. Находит необоснованным вывод суда о том, что ежемесячная премия не входит в состав определенную трудовым договором и согласованную сторонами заработную плату. Сумму компенсации морального вреда, взысканную судом, считает необоснованно заниженной.

В возражении на апелляционную жалобу МУП "Гортепло", считая решение суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.

Представитель третьего лица МИФНС N 7 по Ульяновской области, надлежащим образом извещенный о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание судебной коллегии не явился, на основании статьи 167 ГПК РФ судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на жалобу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Согласно п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае представления работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора.

Из материалов дела следует, что *** Евдокимова Т.Ф. принята в МУП "Гортепло" в котельную о*** согласно приказу N *** от ***, с ней заключен трудовой договор N *** от ***.

09.11.2012 истица переведена в котельную участка котельных N*** о*** 03.05.2013 года - переведена о*** в котельную N***.

Записи о приеме и переводе занесены в трудовую книжку серии ***, выданную истице 28.09.2011.

Приказом N *** от 06.09.2016 трудовой договор с Евдокимовой Т.Ф. расторгнут в связи с предоставлением работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора по п.11 ч.1 ст.81 ТК РФ.

Основанием увольнения истицы явилось сообщение МИФНС N 7 по Ульяновской области от 17.08.2016 о том, что с Евдокимовой Т.Ф. заключен трудовой договор N *** от 03.10.2011 на неопределенный срок по основному месту работы по должности о*** отдела общего обеспечения, и отказ Евдокимовой Т.Ф. от работы по совместительству.

Судом установлено, что ответчик МУП "Гортепло" уволил Евдокимову Т.Ф. в связи с предоставлением ей при заключении трудового договора подложного документа - второй трудовой книжки, поскольку в силу ст.66 ТК РФ работник вправе иметь только одну действующую трудовую книжку, которая ведется по месту его основной работы.

На момент приема Евдокимовой Т.Ф. на работу в МУП "Гортепло" о*** она имела иное постоянное место работы в Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы N 7 по Ульяновской области о*** где продолжает работать по настоящее время по трудовой книжке ***, выданной 17.07.1984 Горьковским чулочно-трикотажным объединением им.Клары Цеткин.

Таким образом, Евдокимова Т.Ф. в нарушение ст. 65 ТК РФ при приеме на основное место работы к ответчику представила имеющуюся у нее вторую трудовую книжку, а по имеющейся у нее первой трудовой книжке продолжала работать по основному месту работы в другой котельной - в МИФНС N 7 по Ульяновской области.

Руководствуясь нормами ст.ст. 65, 66 ТК РФ, п. 20 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утв. Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о нарушении Евдокимовой Т.Ф. указанных норм закона, сокрытии факта наличия второй трудовой книжки и принятия ее в несколько организаций по основному месту работы.

Ссылка истицы на то, что работодатель знал о ее работе в другой организации по основному месту работы и увольнении в связи с конфликтом с руководством предприятия, не нашла своего подтверждения в судебном заседании, поскольку об обстоятельствах работы истицы в другом учреждении ответчику стало известно после получения ответа из МИФНС N 7 по Ульяновской области от 17.08.2016, доказательств наличия конфликтных отношений между истицей и работодателем не представлено.

Установив, что Евдокимова Т.Ф. представила при трудоустройстве в МУП "Гортепло" трудовую книжку, которая не являлась основной и единственной, не сообщила работодателю о наличии у нее иного постоянного места работы в аналогичной должности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сокрытие работником при заключении трудового договора наличия иного основного места работы и предоставление им другой трудовой книжки, в которой не отражен факт работы у иного работодателя, следует расценить как представление работником подложных документов.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в силу пункта 11 части первой статьи 77 и статьи 84 ТК РФ трудовой договор может быть прекращен вследствие нарушения установленных Трудовым кодексом РФ или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если нарушение этих правил исключает возможность продолжения работы, и работник не может быть переведен с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу.

При этом необходимо учитывать, что если правила заключения трудового договора были нарушены по вине самого работника вследствие представления им подложных документов, то трудовой договор с таким работником расторгается по пункту 11 части первой статьи 81 Кодекса, а не по пункту 11 части первой статьи 77 Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" от 21.07.1997 N 116-ФЗ организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана: обеспечивать укомплектованность штата работников опасного производственного объекта в соответствии с установленными требованиями; допускать к работе на опасном производственном объекте лиц, удовлетворяющих соответствующим квалификационным требованиям и не имеющих медицинских противопоказаний к указанной работе; обеспечивать проведение подготовки и аттестации работников в области промышленной безопасности; иметь на опасном производственном объекте нормативные правовые акты, устанавливающие требования промышленной безопасности, а также правила ведения работ на опасном производственном объекте.

К работникам занятым на эксплуатации промышленно опасного объекта предъявляются повышенные требования. Указанные требования связаны, прежде всего с физической возможностью осуществлять выполнение трудовых обязанностей и с наличием специальных знаний.

Приложение N 1 к Федеральному закону от 21 июля 1997 года N 116-ФЗ содержит перечень производственных объектов, относящихся к категории опасных.

Согласно пункту "б" части 2 Приложения N 1, к категории опасных производственных объектов относятся объекты, на которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением более 0,07 мегапаскаля и при температуре нагрева воды более 115 градусов Цельсия.

Согласно ч. 5 ст. 282 ТК РФ не допускается работа по совместительству лиц в возрасте до восемнадцати лет, на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными условиями труда, если основная работа связана с такими же условиями, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Оценив установленные по делу фактические обстоятельства дела в совокупности с представленными сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательствами, учитывая вышеизложенные нормы закона, специфику и характер работы оператора котельной, относящейся к опасным производственным объектам, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о невозможности работы и принятия на работу одновременно в двух местах по основному месту работы и о правомерном расторжении ответчиком трудового договор по п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, поскольку истица при приеме на работу скрыла от работодателя наличие другого постоянного места работы в должности оператора котельной и представила ему трудовую книжку, которая выдана ей в нарушение требований закона, т.е. правила заключения трудового договора были нарушены по вине самого работника.

Доводы истицы о том, что с котельной снят статус опасного производственного объекта, несостоятельны.

Согласно свидетельству о регистрации *** система теплоснабжения г.Димитровграда, эксплуатируемая МУП "Гортепло", отнесена к опасным производственным объектам III класса опасности.

По сведениям Средне-Поволжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору объект "система газопотребления предприятия" Межрайонной инспекции ФНС N 7 по Ульяновской области исключен из государственного реестра опасных производственных объектов 13.01.2014.

Учитывая изложенное, на момент трудоустройства Евдокимовой Т.Ф. котельные МУП "Гортепло" и Межрайонной инспекции ФНС N 7 по Ульяновской области относились к опасным производственным объектам.

При таких обстоятельствах принятие Евдокимовой Т.Ф. на работу в должности оператора котельной МУП "Гортепло" по основному месту работы и заключение с ней трудового договора не представлялось возможным.

Доводы истицы о нарушении работодателем процедуры увольнения являются несостоятельными, поскольку работодателем соблюден порядок увольнения работника, нарушений ее трудовых прав не установлено.

Кроме того, увольнение по п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не является дисциплинарным взысканием, поскольку представление второй трудовой книжки совершенно истицей до заключения с ней трудового договора, увольнение по данному основанию не зависит от воли сторон трудового договора. В ходе судебного разбирательства был подтвержден факт работы истицы на двух работах по двум трудовым книжкам, что не отрицалось самой истицей и подтверждено представленными суду доказательствами. В суде апелляционной инстанции истица также подтвердила, что при трудоустройстве на второе место работы она заявила об утрате трудовой книжки, не сообщила о факте работы на другом предприятии, в связи с чем ей оформили новую трудовую книжку.

Вопреки доводам жалобы факт отказа в возбуждении уголовного дела в отношении истицы за отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ, не влияет на правомерность действий работодателя при увольнении истицы, и не является основанием для отмены и изменения обжалуемого решения.

Доводы апелляционной жалобы о неправомерном выводе суда о том, что ежемесячная премия не входит в состав установленной трудовым договором заработной платы, не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и нормам действующего законодательства, локальным нормативным актам работодателя.

Так, Положением о порядке и условиях выплаты премии по итогам работы за месяц, утвержденным директором МУП "Гортепло" 28.02.2014 и действующим с 01.03.2014 года, установлено, что выплата ежемесячной премии производиться за счет и в пределах имеющихся средств предприятия. При недостатке фонда оплаты труда для выплаты премии в полном размере расчетный размер премии уменьшается на одинаковый процент в пределах имеющихся средств по каждой группе работников. При отсутствии средств в фонде оплаты труда премия не выплачивается или переноситься на другой расчетный период.

Трудовым договором N *** от ***, заключенным с истицей, с последующими дополнительными соглашениями к нему за выполнение обязанностей, предусмотренных настоящим договором, Работнику устанавливается заработная плата: в размере Должностного оклада (тарифной ставки); стимулирующих выплат: за образцовое выполнение трудовых обязанностей и за другие достижения в работе, работнику выплачиваются премии, иные поощрительные выплаты, а так же могут применяться другие виды поощрения, предусмотренные действующим законодательством и локальными актами, действующие у Работодателя; доплат в размере и в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

В апелляционной жалобе истица ссылается на заниженный размер компенсации морального вреда, взысканный в ее пользу. Судебная коллегия находит данный довод несостоятельным.

В соответствии с ч.1 ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме, определяемой соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ч. 2 ст. 237 Трудового кодекса РФ).

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Установив факт нарушения трудовых прав Евдокимовой Т.Ф., выразившийся в неправомерном удержании из заработной платы истицы стоимости спецодежды, суд с учетом обстоятельств дела и степени вины ответчика обоснованно взыскал в пользу Евдокимовой Т.Ф. компенсацию морального вреда в сумме 2000 рублей.

Судебная коллегия не усматривает оснований для пересмотра данного размера компенсации, который считает соответствующим требованиям статьи 237 Трудового кодекса РФ. При определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции соблюден принцип разумности и справедливости.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене обжалуемого решения, эти доводы повторяют правовую позицию истицы, выраженную в суде первой инстанции, являлись предметом исследования и обоснованно отвергнуты судом, сводятся к неправильному толкованию норм материального права, не опровергают выводы суда и не могут послужить основанием для отмены или изменения решения суда в обжалуемой части.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальный и процессуальный законы применены судом правильно.

В силу изложенного решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Димитровградского городского суда Ульяновской области от 28 октября 2016 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Евдокимовой Т*** Ф*** - без удовлетворения.

 

Председательствующий Судьи: