Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 07 февраля 2017 г. по делу N 33-1006/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего Киселева Г.В.,

судей Осиповой И.Г., Тепловой Т.В.,

при секретаре судебного заседания Казаряне А.Р.,

с участием прокурора Ледовской Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Каратун С.П. на решение Новоселицкого районного суда Ставропольского края от 29 ноября 2016 года по исковому заявлению Каратун С.П. к Государственному Унитарному предприятию Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал" о признании отстранения от должности и увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации за вынужденный прогул и взыскании морального вреда,

заслушав доклад судьи Осиповой И.Г.,

УСТАНОВИЛА:

Каратун С.П. обратился в суд с иском к филиалу Государственного Унитарного предприятия Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал" "Северный" о признании отстранения от должности и увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации за вынужденный прогул и взыскании морального вреда.

В обоснование заявленных требований указал, что согласно записи N26 в трудовой книжке от 04.07.1990г. он осуществлял свою трудовую деятельность в качестве оператора хлорной установки в Филиале ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" Александровский "Межрайводоканал" с 10.05.2012г. Основание принятия на работу указан Приказ от 10.05.2012г. N83-ЛС. Место его непосредственной работы было подразделении с. Чернолесского на насосной станции.

Трудовой договор под N 33 с ним был заключен 16.04.2012г. Впоследствии с ним неоднократно заключались дополнительные соглашения.

В апреле 2016г. он заболел, у него обнаружили рак почки. В связи с заболеванием почки ему 11.04.2016г. была проведена операция. После операции он находился на больничном, потом был 1 месяц в отпуске. За все время отсутствия на работе он сообщал работодателю о том, что он болел, предъявлял соответствующие документы. После проведенной операции он прошел медико-социальную экспертизу по направлению его врача и ему 13.07.2016г. была установлена *** группа инвалидности, т.е. он мог продолжать трудовую деятельность.

05.09.2016г. он должен был выйти на работу, однако ему утром позвонил начальник участка С.В.И., который сообщил, что он по состоянию здоровья не допущен к работе и ему по этому вопросу нужно поехать к директору филиала Б.Н.В. Он поехал к директору филиала в с. Александровское, который в присутствии юриста сообщил, что легкого труда для него нет, ему нужно подписать уведомление о том, что не имеется легкой работы, и он будет уволен с работы. Он стал возмущаться и сказал, что не согласен, так как чувствует себя хорошо, может работать на прежней работе. Кроме того, в период нахождения на больничном он уже проходил медицинский осмотр ГБУЗ СК "Труновская ЦРБ" по профпригодности, подтверждением этого является печать в его медицинской книжке о допуске к работе до 13.05.2017г. Данная запись была внесена на основании заключения врачебной комиссии ГБУЗ СК "Труновская ЦРБ" от 13.05.2016г.

Директор стал возмущаться и сказал, что он должен пройти дополнительное медицинское обследование для допуска к работе в ГБУЗ "Новоселицкая ЦРБ". Работодатель дал ему на руки направление на клинико-медицинское обследование от 05.09.2016г. Желает отметить, что в направлении на медицинское обследование был указан класс вредности 3.1.

Он предъявил данное направление председателю клинико-экспертной комиссии Якухно С.Н. Только после оплаты работодателем данного направления он был приглашен в больницу для прохождения медицинской комиссии. Ему дали направление о прохождении ряда врачей. По результатам обследования выдали медицинское заключение о пригодности или непригодности к выполнению отдельных видов работ от 27.09.201бг. N1885г., согласно которого он был признан пригодным по состоянию здоровья к выполнению работы оператора хлораторной установки 2 разряда. Данное медицинское заключение подписано председателем и членами врачебной комиссии.

В связи с тем, что он был очень взволнован отношением работодателя к нему и не допуску к работе, его состояние здоровья ухудшилось, он обратился 05.09.2016г. к врачу и ему назначили лечение. С 05.09.2016г. по 03.10.2016г. он находился на больничном в связи с амбулаторным лечением. 14.09.2016г. он обращался с жалобой в государственную инспекцию труда в Ставропольском крае о незаконном отстранении его от должности. Главным государственным инспектором труда в Ставропольском краев ему направлен ответ от 22.09.2016г., согласно которому в действиях работодателя отсутствуют нарушения. Инспектор ссылалась на индивидуальную программу реабилитации или реабилитации инвалида от 13.07.2016г. в которой указано, что ему не рекомендован труд свыше 2 степени тяжести трудового процесса, труда в неблагоприятных микроклиматических условиях, а согласно аттестации рабочего места по условиям труда N79 от 29.05.2016г. фактор вредности - 3.1. С ответом инспектора труда он не согласен, так как индивидуальная программа реабилитации или реабилитации инвалида носит рекомендательный характер. Государственный инспектор не учла, что он основании заключения врачебной комиссии ГБУЗ СК "Труновская ЦРБ" от 13.05.2016г. был допущен к работе. Более того, после рассмотрения жалобы он повторно прошел медкомиссию в ГБУЗ "Новоселицкая ЦРБ".

Также он повторно обращался к онкологу в ГБУЗ СК "Ставропольский краевой клинический онкологический диспансер" Л.И.А. за консультацией в связи с тем, что работодатель его не допускает к работе. По результатам ему была выдана справка о том, что ему необходимо исключать прогревание, баню, сауну, электро и физиопроцедуры. При этом он устно сообщил, что если врачебная комиссия дает заключение о допуске то, работодатель не вправе его не допускать к работе, противопоказаний нет с учетом специфики работы. Если работодателя не устроит заключение данное в Новоселицком то, пусть направят для прохождения обследования в г. Ставрополь.

28.09.2016г. ему начальником участка было предоставлено дополнительное соглашение к трудовому договору на подпись. Он частично ознакомился с дополнительным соглашением и заметил, что работодатель указал класс вредности 2. Также позже адвокат его внимание обратила на то, что это дополнительное соглашение заключено к трудовому договору от 23.07.2007г. N19.0н в 2007 году не работал в данной организации. Кроме того, ранее до конфликта по поводу его увольнения класс вредности в трудовом договоре не указывали, но даже если исходить из последнего дополнительного соглашения, то класс вредности 2 позволял ему работать.

После выхода с больничного он вновь обратился к работодателю с требованием допустить его к работе. 04.10.2016г. он вышел на работу на свой участок, однако его вновь не допустили к работе. Он позвонил С. В.И. и он подтвердил, что он не допущен. Он работает по графику. В графике его фамилия была указана. Он знал, когда он должен был выходить на работу. 07.10.2016г. ему позвонил бригадир К.А. и сказал чтобы он в понедельник вышел на работу в бригаду и работал в бригаде, а не в своей смене. 10.10.2016г. он вышел на работу, примерно в 11 часов дня приехал юрист и начальник участка С. В.И. Ему было предъявлено уведомление (предложение) о переводе на соответствующую медицинским рекомендациям должность. В уведомлении указано, что в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида N 793.7.26./2016, выданной ФКУ "ГБ МСЭ по Ставропольскому краю" Минтруда России Бюро медико- социальной экспертизы N 7, ему рекомендован легкий труд с условиями труда на рабочем месте по степени вредности и (или) опасности не выше 2-го класса. Ему предложили вакантную должность машиниста насосных установок 3 разряда ремонтно-эксплуатационного участка водоснабжения "Северное" с окладом в 10546 рублей. В случае отказа от перевода на предложенную должность трудовой договор с ним будет прекращен в соответствии с п. 8 ст. 77 Трудового кодекса РФ. Место работы было определено в с. Северном.

Он ознакомился с данным уведомлением написал в нем, что не согласен с предложенной вакансией. Считал, что работодатель издевается над ним.

11.10.2016г. к ним домой в 19 ч. 30 мин. приехали юрист и С. В.И., привезли приказ о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 10.10.2016г. Он был возмущен, требовал копию приказа, спросил к чему такая срочность ведь можно было его ознакомить с приказом в рабочее время и на рабочем месте.

Копию приказа не заверенную ему передали через адвоката. Согласно приказа (распоряжения) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 10 октября 2016 года N 22-ЛC с ним прекращен трудовой договор от 16.04.2012г. N33 вследствие отказа работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, пункт 8 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

В качестве документов - оснований для его увольнения в приказе N22-ЛC указаны ИПРА инвалида N701.7.26-/2016 к протоколу проведения медико- социальной экспертизы гражданина N793.7.26/2016 от 13.07.2016г, справка МСЭ - 2014 N*** от 13.07.2016г, уведомление (предложение) о переводе на соответствующую медицинским рекомендациям должность от 10.10.2016г.N38-02/47 с отказом работника от перевода, справка Новоселицкой районной больницы от 15.07.2016г. N1299.

В связи с реорганизацией Работодатель на основании приказа от 29.09.2016г. N106-ЛС перевел его в филиал государственного унитарного предприятия Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал" - "Северный" производственно- техническое подразделение Александровское на ремонтно-эксплуатационный участок водоснабжения и станции водоподготовки "Новоселицкий" оператором хлораторной установки 2 разряда.

Считал, что приказ N223-ОК от 05.09.2016г. об отстранении его от работы и приказ о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 10.10.2016г. являются незаконными, вынесенными с нарушением норм трудового законодательства. Работодатель не вправе был на основании индивидуальной программы реабилитации инвалида, проводить его увольнение, так как рекомендации по трудоустройству носят рекомендательный характер, медицинское заключение о его пригодности или непригодности к выполнению определенной работы дает только соответствующая врачебная комиссия, результаты которой работодатель не учел.

Он прошел медосмотр 13.05.2016г. в ГБУЗ СК "Труновская ЦРБ". Он не обязан был проходить повторно медосмотр, однако согласился, чтобы не спорить с работодателем и не ухудшить его отношение к нему.

Работодателю было предъявлено 2 медицинских заключения, согласно которых он допущен к работе. Законных оснований для перевода на другую должность и последующего его отстранения у работодателя не имелось. В приказе о его увольнении не указаны медицинские заключения от 13.05.2016г. и от 27.09.2016г., которые были выданы на основании направления самого работодателя.

Просил суд: признать приказ N 223-ОК от 05.09.2016, вынесенный директором филиала Государственного Унитарного Предприятия Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал"- Александровский "Межрайводоканал" Б. Н.В. об отстранении его от работы незаконным.

Признать приказ (распоряжение) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) N 22-ЛC от 10.10.2016, вынесенный в отношении него финансовым директором Государственного Унитарного Предприятия Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал" - "Северный" Р.Е.П. о прекращении с ним трудового договора от 16.04.2012г. N33, на основании пункта 8 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным.

Восстановить его в должности оператора хлораторной установки 2 разряда в Государственном Унитарном Предприятии Ставропольского края

"Ставрополькрайводоканал" - "Северный".

Взыскать с Государственного Унитарного Предприятия Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал" - "Северный" в его пользу средний заработок за все время вынужденного прогула с 10.10.2016 года по день восстановления на работе, компенсацию морального вреда в сумме 10 000 рублей и судебные расходы связанные с составлением искового заявления в сумме 4 000 рублей.

Определением Новоселицкого районного суда Ставропольского края от 22.11.2016 по ходатайству стороны истца ненадлежащий ответчик - филиал Государственного Унитарного предприятия Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал" "Северный" заменен на надлежащего - Государственное Унитарное предприятие Ставропольского края "Ставрополькрайводоканал".

Обжалуемым решением Новоселицкого районного суда Ставропольского края от 29 ноября 2016 года в удовлетворении исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе Каратун С.П. просит решение суда отменить, исковые требования - удовлетворить, ссылаясь на незаконность и необоснованность решения суда, постановленного с нарушением судом норм материального и процессуального права.

В обоснование доводов указывает, что судом при вынесении решения не были учтены все доводы, изложенные в исковом заявлении, а принятое решение основано, по сути, лишь на том, что у работодателя имелось заключение МСЭ, однако с таким выводом суда он категорически не согласен, так как дважды проходил медицинское обследование по профпригодности, заключения по которым судом не приняты во внимание, и им не дана надлежащая оценка. Суд опустил в решении тот факт, что согласно дополнительного соглашения к трудовому договору от 28.09.2016 указан класс вредности 2, а не 3.1., то есть суд вынес решение в пользу ответчика при наличии положительных заключений о допуске его к работе.

В письменных возражениях относительно доводов апелляционной жалобы представитель филиала ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" -"Северный" - Абдуллаева Н.В. просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В письменных возражениях относительно доводов апелляционной жалобы старший помощник прокурора Новоселицкого района - С.В.Дудченко просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Исследовав материалы гражданского дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, возражениях на неё, заслушав пояснения, Каратун С.П. и его представителя, действующей на основании заявления, в порядке ч.6 ст. 53 ГПК РФ - Каратун М.А., поддержавших доводы жалобы, представителей филиала ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" - "Северный" - Абдуллаеву Н.В., Постраниченко И.М., возражавших в удовлетворении жалобы, заслушав прокурора Ледовскую Н.В., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований для их удовлетворения и отмене решения суда не нашла.

Судом правильно определен характер правоотношений сторон, юридически значимые обстоятельства. Материальный закон применен и истолкован верно. Существенных нарушений норм процессуального законодательства не допущено.

В соответствии со ст. ст. 56, 195, 196 ГПК РФ, суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований и по основаниям, им указанным, основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. В условиях состязательности процесса каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований.

Согласно ст. 16 ТК РФ, трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ, трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является, в том числе, отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части третья и четвертая статьи 73 настоящего Кодекса).

Согласно ч. ч. 1, 3 ст. 73 Трудового кодекса РФ работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с его письменного согласия работодатель обязан перевести на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода, либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 77 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 2 ст. 212 ТК РФ на работодателе лежит обязанность обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Каратун С.П. согласно трудового договора N 33 от 16.04.2012года с 16.04.2012 по 30.09.2016 состоял в трудовых отношениях с ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" в лице филиала ГУП СК"Ставрополькрайводоканал"-Александровский "Межрайводоканал".

Согласно дополнительного соглашения N 3570 от 28.09.2016 года к трудовому договору от 23.03.2007 года, Каратун С.П. с 01.10.2016 по 10.10.2016 г. состоял в трудовых отношения с ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" в лице филиала ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" - "Северный".

Согласно объяснениям ведущего специалиста по кадрам Куянцевой И.А. от 30.09.2016г. данных в суде первой инстанции ее была допущена техническая ошибка при составлении дополнительного соглашения заключенного между Каратун и ГУП СК "Ставрополькрайводоканал" в лице филиала ГУП СК "Ставрополькрайводоканал"- "Северный" в указании даты и N трудового договора.

Разделом 1 трудового договора предусмотрено, что Работник обязуется выполнять обязанности оператора хлораторной установки 2 разряда, в соответствии с должностной инструкцией, предусматривающей осуществление обязанностей по приготовлению раствора хлорной извести и гипохлорида кальция, поддерживать заданный режим работы установок и подачу заданных доз раствора (п.1.9, п.2.1., п. 2.2.), установлен смены график работы, а Работодатель обязан обеспечить работнику необходимые условия для работы, выплачивать заработную плату и предоставлять социально-бытовые льготы в соответствии с законодательством РФ, коллективным договором и настоящим трудовым договором.

Согласно Раздела 5 работнику, наряду с установленным должностным окладом, установлена доплата, в том числе, за работу во вредных условиях труда в размере 4 % от тарифной ставки (оклада) на основании проведенной аттестации рабочих мест.

Должностной инструкцией оператора хлораторной установки 2 разряда, утвержденной директором филиала ГУП СК "Ставрополькрайводоканал"- Александровский "Межрайводоканал" 09.01.2013 предусмотрено, что работа в должности оператора хлораторной установки 2 разряда, с учетом должностных особенностей, касающихся работы с вредным химическим фактором условий труда, работой с хлором, выполняется по сменному графику. Разделом 3 определены права оператора хлораторной установки 2 разряда, в том числе на труд, отвечающий требованиям безопасности и гигиены в соответствии со ст. 219 ТК РФ.

Согласно справке МСЭ- 2014 N *** ФКУ "ГБ МСЭ по Ставропольскому краю" Минтруда России Бюро медико-социальной экспертизы N7 от 13.07.2016 Каратун С.П. с 06.07.2016 г. установлена ***группа инвалидности.

Приказом N 223-ОК от 05.09.2016 Каратун С.П. отстранен от работы по профессии оператора хлораторной установки 2 разряда с 05.09.2016, основанием послужило медицинское заключение и справка серии МСЭ-2014 N *** от 13.07.2016.

Уведомлением о переводе на соответствующую медицинским рекомендациям должность от 10.10.2016г. N 38-02/47 истцу Каратун С.П., в соответствии с медицинскими рекомендациями и допустимыми условиями труда на рабочем по степени вредности и (или) опасности (2-й класс), предложена вакантная должность машиниста насосных установок 3 разряда ремонтно-эксплуатационного участка водоснабжения "Северное", занять которую он отказался.

На основании приказа N 33 от 10 октября 2016 года Каратун С.П. был уволен с работы по основанию, предусмотренному п.8 ч.1 ст. 77 Трудового кодекса РФ - в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимой ему в соответствии с медицинским заключением.

Основанием для издания данного приказа явились: ИПРА инвалида N701.7.26\2016 к протоколу проведения медико-социальной экспертизы гражданина от 13.07.2016 г., справка МСЭ-2014 N*** от 13.07.2006, уведомление (предложение) о переводе на соответствующую медицинским рекомендациям должность от 10.10.2016 N38-02\47 с отказом работника от перевода, справка Новоселицкой районной больницы от 15.07.2016 N 1299.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст. 73, 76, 77,212 Трудового кодекса РФ пришел к выводу, что ответчик (работодатель) получив медицинское заключение справки серии МСЭ-2014 N *** от 13.07.2016г., не имел правовой возможности не отстранять истца (работника) от работы в силу обязательных для исполнения предписаний ст. 76 Трудового кодекса РФ, в связи с чем работодатель имел законные основания для отстранения Каратун С.П. от работы в противопоказанных ему условий. Ввиду того, что истец Каратун С.П. отказался от предложенной вакансии, работодатель, правомерно издал приказ об увольнении истца по основанию предусмотренному п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, в связи с чем правовых оснований для его восстановления на работе в должности оператора хлораторной установки 2 разряда, взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, а также судебных расходов, не имеется.

Судебная коллегия соглашается с выводом суд первой инстанции по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, согласно представленной истцом справке МСЭ- 2014 N *** ФКУ "ГБ МСЭ по Ставропольскому краю" Минтруда России Бюро медико-социальной экспертизы N7 от 13.07.2016 ему с 06.07.2016 г. установлена *** группа инвалидности.

На основании акта освидетельствования в федеральном государственном учреждении медико-социальной экспертизы N 793.7.26/2016 от 06.07.2016 Каратун С.П. был признан нуждающимся в проведении мероприятий медицинской реабилитации и 13.07.2016 ФКУ "ГБ МСЭ по Ставропольскому краю" Минтруда России Бюро медико-социальной экспертизы N7 разработало индивидуальную программу реабилитации или абилитации инвалида.

В соответствии с заключением и рекомендациями по трудоустройству индивидуальной карты от 13.07.2016 Каратун С.П. не рекомендован труд выше 2 степени тяжести трудового процесса, труд в неблагоприятных микроклиматических условиях, с психоэмоциональным напряжением, рекомендован легкий подсобный труд - оператора, диспетчера, вахтера, в своей профессии и в уменьшенном объеме.

Также согласно заключения о пригодности или непригодности к выполнению отдельных видов работ от 27.09.2016года N 1885 - Каратун С.П. - признан пригодным по состоянию здоровья к выполнению отдельных видов работ, что соответствует выводам указанным в ИПРА инвалида от 13.07.2016г.

Между тем, согласно карты аттестации рабочего места по условиям труда N79 от 29.05.2012 г.- рабочему месту оператора хлораторной установки установлена общая оценка условий труда - 3.1, что подтверждается протоколом N 79-Х измерений и оценки условий труда при воздействии химического фактора (дата проведения измерений 12.05.2011 - 25.05.2011).

Истец Каратун С.П. 13.06.2012 г. ознакомлен с итогами аттестации, что подтверждается его подписью.

Из протокола N79-Х измерений и оценки условий труда при воздействии химического фактора следует, что фактический уровень вредного фактора не соответствует допустимым значениям. Фактическое значение концентрации Хлор+ составляет 1,2 мг/м3, а допустимое значение концентрации 1 мг/мЗ. Класс условий труда - 3.1.

В Карте аттестации рабочего места по условиям труда N79 оператора хлораторной установки (код 16155) в строке 30 (оценка условий труда по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса) указаны вредные факторы: химический- 3.1. Общая оценка условий труда - 3.1.

На основании итогов аттестации, в соответствии с Картой N 79-Д доплат за вредные условия труда на рабочем месте оператора хлораторной установки, код 16155" Каратун С.П. выплачивалась доплата за вредные условия труда в размере 4% от должностного оклада, что также подтверждается, представленными в материалы дела приказами "О доплате" N 197-Пр от 30.06, N 220-Пр от 29.07.2016, N 245-Пр от 31.08.2016 и N 270-Пр от 30.09.2016.

С учетом приведенных обстоятельств и в силу обязательных для исполнения предписаний ст. 212, 76 Трудового кодекса РФ судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что работодатель имел законные основания для отстранения Каратун С.П. от работы в противопоказанных ему условиях труда.

В силу ст. ст. 7, 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ (в ред. Федерального закона от 23 июля 2008 года N 160-ФЗ) медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально- бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица, с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации.

Порядок и условия признания лица инвалидом установлены постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года N 95, утвердившим Правила признания лица инвалидом.

Согласно п. 8 указанных Правил при установлении гражданину группы инвалидности одновременно определяется в соответствии с классификациями и критериями, предусмотренными приказом Минздравсоцразвития России от 22 августа 2005 года N 535, степень ограничения его способности к трудовой деятельности (III, II или I степень ограничения), либо группа инвалидности устанавливается без ограничения способности к трудовой деятельности.

Гражданину, признанному инвалидом, согласно пункту 36 Правил выдаются справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности и степени ограничения способности к трудовой деятельности либо с указанием группы инвалидности без ограничения способности к трудовой деятельности, а также индивидуальная программа реабилитации.

Для гражданина, признанного инвалидом, специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро), проводившими медико-социальную экспертизу, разрабатывается индивидуальная программа реабилитации, которая утверждается руководителем соответствующего бюро.

Из изложенного следует, что решения учреждения МСЭ об установлении инвалидности и индивидуальные программы реабилитации являются единственными документами, выдаваемыми данным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы, и в силу ст. 11 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" - обязательными для организаций, учреждений.

Таким образом, справка об установлении инвалидности истцу Каратун С.П. от 13.07.2016г. серии МСЭ-2014 N *** и индивидуальная программа реабилитации инвалида N 701.7.26./2016, выданная по результатам проведения медико-социальной экспертизы, являются медицинским заключением, позволяющим работодателю отстранять работника от работы и увольнять в порядке, установленном ст. ст. 73, 76, 77, 212 Трудового кодекса РФ.

В данном случае работодатель по объективным причинам не имел возможности создать специальные условия труда для истца на его рабочем месте исходя из обязательных для работодателя рекомендаций индивидуальной программы реабилитации инвалида, в связи с чем ему была предложена вакантная должность машиниста насосных установок 3 разряда ремонтно-эксплуатационного участка водоснабжения "Северное".

Занять предложенную вакансию Каратун С.П. отказался, в связи с чем работодатель, правомерно руководствуясь положениями ст. 73 Трудового кодекса РФ, издал приказ об увольнении истца по основанию предусмотренному по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ

Поскольку истец Каратун С.П. правомерно уволен с занимаемой должности по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, суд обоснованно отказал в удовлетворении требований о восстановлении на работе, взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, а также судебных расходов.

Судебная коллегия в полной мере соглашается с приведенными в решении суда выводами, поскольку они основаны на надлежащей оценке представленных по делу доказательств и соответствуют нормам права, подлежащим применению в данном случае.

Суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы истца Каратун С.П. и его представителей Исаковой Т.Ш., Каратун М.А. о том, что работодатель незаконно отстранил его от работы, а в последующем уволил, так как согласно ч. 2 ст. 212 Трудового кодекса РФ работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний. Статьей 76 ч. 1 Трудового кодекса РФ, установлено, что работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) работника, в случае при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором.

Ссылки в апелляционной жалобе на возможность выполнения истцом трудовых обязанностей по занимаемой должности и нарушение трудовых прав истца в связи с отстранением от работы, незаконным увольнением являются несостоятельными, поскольку выполнение работодателем установленной законом обязанности по отстранению работника от работы по медицинским показаниям, само по себе, не может рассматриваться как нарушение права работника на труд, так как данные действия проводятся работодателем, прежде всего, в интересах самого работника и безопасности рабочего процесса в целом. Отстранение от работы в этом случае направлено на охрану здоровья работника и выступает одной из гарантий права на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности, и не свидетельствует о дискриминации допущенной ответчиком в отношении истца.

Иные доводы апелляционной жалобы аналогичны тем доводам, которые были заявлены истцом в суде первой инстанции, им дана соответствующая оценка, с которой судебная коллегия согласна.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно. Нарушений норм материального процессуального закона судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Новоселицкого районного суда Ставропольского края от 29 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Каратун С.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи: