Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 27 марта 2017 г. по делу N 33-1416/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Копотева И. Л.,

судей Дубовцева Д. Н., Костенковой С. П.,

с участием прокурора Вострокнутовой В. К.,

при секретаре Мориловой Н. В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске 27 марта 2017 года гражданское дело

по апелляционной жалобе истца Урванцевой А. А.

на решение Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 06 декабря 2016 года, которым

в удовлетворении исковых требований Урванцевой А. А. к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике, к Государственному учреждению Межмуниципальный отдел МВД России " "данные изъяты"" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе в должности участкового уполномоченного полиции ОП " "данные изъяты"", взыскании денежного довольствия за период вынужденного прогула, взыскании денежной компенсации за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, и компенсации морального вреда, отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Копотева И. Л., объяснения истца Урванцевой А. А. и ее представителя Е.Е.А., представителя ответчика МВД по УР С.И.Р., представителя ответчика Межмуниципального отдела МВД России " "данные изъяты"" Г.С.А., заключение прокурора, полагавшей решение не подлежащим отмене в части, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

истец Урванцева А. А. обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике (далее - МВД по УР), Государственному учреждению Межмуниципальный отдел МВД России " "данные изъяты"" (далее - ГУ ММО МВД России " "данные изъяты"") о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за период вынужденного прогула, взыскании денежной компенсации за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что с августа 2013 года истец являлась сотрудником полиции ОП " "данные изъяты"" ММО МВД России " "данные изъяты"" в должности участкового уполномоченного полиции.

Приказом Министра внутренних дел УР от ДД.ММ.ГГГГ N она уволена из полиции в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, на основании заключения по результатам служебной проверки от ДД.ММ.ГГГГ.

Истец считает увольнение незаконным по следующим основаниям.

Служебная проверка проведена с грубыми нарушениями действующего законодательства.

По материалам служебной поверки указано, что в ОРЧ СБ МВД по УР от ДД.ММ.ГГГГ поступил рапорт сотрудника о якобы выявленного в действиях истца предоставления отпускного удостоверения с признаками подделки, при этом в нарушение прав истца руководством ОП " "данные изъяты"" ещё до начала проведения данной служебной проверки было издано распоряжение о недопущении её к службе с использованием закреплённого за ней табельного оружия, что препятствовало осуществлять истцу свою служебную обязанность в полном объёме.

Ещё до начала проведения служебной проверки в ходе отобрания с истца объяснений по данному материалу сотрудниками ОРЧ СБ МВД по УР осуществлялось постоянное психологическое давление с изъятием всех личных вещей без оформления соответствующих документов об изъятии, лица, проводящие проверку, не скрывали факта личной неприязни и старались всячески её унизить, доходя до необоснованных, ничем не подтверждённых обвинений личного характера, требуя дать показания, обличающие её в совершении проступка.

Служебная проверка, послужившая основанием для увольнения истца, составлена и проведена в нарушение части 8 статьи 52 Федерального закона N 342-ФЗ единолично сотрудником ОРЧ, а не комиссионно. В материалах проверки не указанно, в какой период назначена Министром внутренних дел по УР служебная проверка, что не позволило истцу также в полной мере осуществить свои законные права.

В возбуждении уголовного дела в отношении истца отказано в виду отсутствия в её действиях составов преступлений.

Служебная проверка не может, исходя из принципа справедливости и объективности, самостоятельно лечь в основу решения об увольнении. За весь срок несения службы истец не имела ни одного дисциплинарного взыскания, за добросовестное исполнение служебных обязанностей, высокие показатели в работе имела благодарности и награждена денежной премией.

По мнению истца, наложенное на неё дисциплинарное взыскание в виде увольнения, является несоразмерным наказанием совершённому ею проступку.

Кроме того, согласно статье 50 Федерального закона N 343-ФЗ "О службе в органах внутренних дел РФ" в отношении истца было наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения со службы в органах внутренних дел, которое приводится в исполнение согласно статье 51 указанного закона не позднее чем через два месяца со дня издания приказа о его наложении. Однако сотрудниками кадрового аппарата в отношении истца применена статья 85 часть 2 пункт 2 Федерального закона N 342-ФЗ, согласно которой она уволена по истечению 2-х недель, что существенно нарушило её права в части неиспользования положенных дополнительных дней отдыха.

Согласно учёта рабочего времени истцом за период 2014 - 2015 годы за работу в выходные и праздничные дни было отработано 769 часов, которые согласно части 6 статьи 53 Федерального закона N 342-ФЗ должны были быть предоставлены по желанию истца в виде дополнительных дней отдыха, которые она могла бы использовать при увольнении в течение двух месяцев до приказа об увольнении.

ДД.ММ.ГГГГ истцом был подан рапорт на имя начальника ММО МВД России " "данные изъяты"" о предоставлении данных дополнительных дней отпуска за работу в выходные и праздничные дни, однако рапорт не был удовлетворён по непонятным для неё причинам, что не позволило реализовать истцу право на отдых.

Также ДД.ММ.ГГГГ она вновь обратилась к руководству ММО МВД России " "данные изъяты"" о предоставлении ей денежной компенсации за работу в выходные и праздничные дни в количестве 769 часов, на что вновь без каких-либо разъяснений получила отказ.

Истец просила:

- отменить и признать незаконным приказ об увольнении из полиции от ДД.ММ.ГГГГ N; восстановить ее на прежней работе ОВД в должности участкового уполномоченного полиции ОП " "данные изъяты"" ММО МВД России " "данные изъяты"";

-взыскать с ответчика сумму денежного довольствия за период вынужденного прогула из расчёта среднего заработка, полученного за последние три месяца, пропорционально каждому календарному дню вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ в сумме "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек;

-взыскать с ответчика сумму денежной компенсации за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и праздничные дни в количестве 769 часов, общей суммой "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек.

- компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" рублей.

- взыскать "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек процентов за задержку выплаты заработной платы и иных выплат при увольнении.

В судебном заседании истец на исковых требованиях настаивала.

В судебном заседании представители ответчиков исковые требования не признали, заявили о пропуске срока обращения в суд.

Прокурор, давший заключение по делу, полагал, что в исковых требованиях необходимо отказать.

Суд постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец просила отменить решение суда, принять по делу новое решение.

В качестве доводов указала, что вывод суда о пропуске срока для обращения в суд является ошибочным. Срок обращения в суд за защитой нарушенного права не пропущен.

Суд неправильно применил нормы процессуального права, суд рассмотрел исковые требования не в том виде, в каком они изложены в исковом заявлении.

Суд не определилпо каждому предмету спора надлежащего ответчика.

Вывод суда об отказе в удовлетворении иска о взыскании компенсации морально вреда не основан на законе.

Суд неправильно применил нормы материального права, а именно положения пункта 1 статьи 200 и пункта 1 статьи 204 Гражданского кодекса РФ.

Суд ограничил права истца представлять доказательства.

В силу части 1 статьи 327.1 ГПК РФ - суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы гражданского дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части в связи с неправильным применением норм процессуального права.

Суд установилследующие обстоятельства.

Истец проходила службу в органах внутренних дел с ДД.ММ.ГГГГ. Последняя замещаемая должность - участковый уполномоченный полиции группы участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отделения полиции " "данные изъяты"" ММО МВД России " "данные изъяты"".

Приказом МВД по Удмуртской Республике от 28 января 2016 года N истец уволена из органов внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации" - в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Основанием к увольнению послужило заключение служебной проверки ОРЧ СБ МВД по Удмуртской Республике от ДД.ММ.ГГГГ.

Истец оспаривала законность увольнения.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за период вынужденного прогула, пришел к выводу о пропуске срока обращения в суд за разрешением спора.

Иные основания для отказа в иске по вышеуказанному предмету спора и фактические обстоятельства дела судом первой инстанции не обсуждались, не рассматривались, не оценивались.

Суд первой инстанции исходил из того, что началом течения срока обращения в суд за разрешением спора следует считать 29 января 2016 года, окончанием срока - 29 февраля 2016 года.

В указанный период времени истец с иском к надлежащему ответчику не обращалась.

Иск о восстановлении на службе был заявлен истцом к надлежащему ответчику МВД по Удмуртской Республике только 19 сентября 2016 года.

С выводом суда первой инстанции об отказе в иске судебная коллегия не может согласиться.

Судом первой инстанции в этой части нарушены нормы процессуального права, которые привели к вынесению незаконного решения.

Между тем, как усматривается из материалов дела приказом МВД по Удмуртской Республике от 28 января 2016 года N истец уволена из органов внутренних дел.

С данным приказом истец ознакомлена 29 января 2016 года.

25 февраля 2016 года истец обратилась в суд с соблюдением правил подсудности к ММО МВД по УР об отмене приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за период вынужденного прогула.

В силу части 2 статьи 40 ГПК РФ процессуальное соучастие допускается, если предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков.

Общие обязанности по отношению к сотруднику полиции возникают как у МВД по УР, так и у ММО МВД России " "данные изъяты"", исходя из того, что контракт о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации с сотрудником заключен МВД по УР, службу сотрудник проходил в ММО МВД России " "данные изъяты"", приказ об увольнении из органов внутренних дел подписан министром внутренних дел.

Общими обязанностями в данном случае являются для МВД по УР восстановление сотрудника на службе, в случае признания увольнения незаконным, а для другого ответчика - выплата денежного довольствия за вынужденный прогул, в случае восстановления сотрудника на службе.

Таким образом, по настоящему делу имеет место обязательное процессуальное соучастие, где ответчиками являются ММО МВД России " "данные изъяты"" и МВД по УР.

Суд первой инстанции, исходя из сложившихся правоотношений и предмета спора, обязан был привлечь к участию в деле в качестве соответчика МВД по УР изначально в порядке подготовки дела к рассмотрению.

Между тем, судом вышеуказанные требования закона были проигнорированы.

Иск подан 25 февраля 2016 года, то есть в пределах месячного срока обращения в суд за разрешением служебного спора.

Пунктом 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" предусмотрено, что если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что принятое судом первой инстанции в предварительном судебном заседании (абзац второй части 6 статьи 152 ГПК РФ) решение об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании части 1 статьи 330 и статьи 328 ГПК РФ отменяет решение суда первой инстанции. В такой ситуации с учетом положений абзаца второго части 1 статьи 327 ГПК РФ о повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции оно подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела.

С учетом вышеизложенного и положений абзаца второго части 1 статьи 327 ГПК РФ, принимая во внимание, что обжалуемое решение в части отказа в иске о восстановлении на службе, отмене приказа об увольнении, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, вынесено без исследования и установления иных, помимо срока обращения в суд за разрешением спора, обстоятельств дела, решение суда в этой части подлежит отмене с направлением дела в суд первой инстанции.

Суд первой инстанции принял решение и об отказе в иске о взыскании денежной компенсации за сверхурочную работу, за работу в ночное время, в выходные и праздничные дни за 2014 и 2015 годы, как в связи с пропуском срока обращения в суд за разрешением спора, так и по существу.

Суд первой инстанции установил, что истец в 2014 году и 2015 году обращалась с рапортами о выплате денежной компенсации в размере 120 часов, истцу была выплачена соответствующая денежная компенсация за 120 отработанных часов.

С рапортами о компенсации в денежном выражении неоплаченных дней работы в выходные и праздничные дни за 2014 год и 2015 год в указанные периоды она не обращалась.

В 2015 году истец не обращалась с рапортом о предоставлении дополнительных дней отдыха за 2015 год.

За отработанное истцом время в выходные и праздничные дни в 2016 году выплачена денежная компенсация при увольнении.

Установленные изложенные выше обстоятельства правомерно послужили основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Так же судом первой инстанции отказано в иске о взыскании денежной компенсации за просрочку выдачи заработной платы при увольнении истца.

Мотивом отказа в иске послужил пропуск срока обращения в суд за разрешением служебного спора.

Доводы апелляционной жалобы сводятся только к тому, что суд первой инстанции неправильно применил материальный закон в части установления начала и окончания срока обращения в суд за разрешением служебного спора.

Иные доводы апелляционная жалоба не содержит.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с позицией истца о том, что срок обращения в суд за разрешения спора не пропущен.

Так, истец считает, что судом неправильно применены положения пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ и пункта 1 статьи 204 Гражданского кодекса РФ.

В силу пункта 1 статьи 2, статьи 3 Гражданского кодекса РФ гражданское законодательство не регулирует трудовые отношения и, соответственно, трудовое законодательство в силу статьи 5 Трудового кодекса РФ не регулирует гражданско-правовые отношения.

Поэтому положения пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ, пункта 1 статьи 204 Гражданского кодекса РФ, а также главы 11, 12 Гражданского кодекса РФ не подлежат применению по настоящему делу, также как и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

Нельзя согласиться с доводами апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции ограничил истца в предоставлении доказательств.

Истцом ДД.ММ.ГГГГ на стадии прений было заявлено ходатайство о допросе свидетеля по обстоятельствам, связанным с пропуском срока обращения в суд по уважительной причине.

Судом данное ходатайство правомерно не рассматривалось, поскольку в силу статьи 190 ГПК РФ стадия прений не предполагает представление сторонами доказательств по делу.

При таких обстоятельствах и в пределах доводов жалобы решение суда в части отказа в иске о взыскании денежной компенсации за сверхурочную работу, за работу в ночное время, в выходные и праздничные дни за 2014, 2015 годы, денежной компенсации за просрочку выплаты денежного довольствия при увольнении не подлежит отмене.

Руководствуясь статьями 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики от 06 декабря 2016 года в части отказа в иске Урванцевой А. А. к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике, Государственному учреждению Межмуниципальный отдел МВД России " "данные изъяты"" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении в должности участкового уполномоченного полиции ОП " "данные изъяты"", взыскании денежного довольствия за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда - отменить.

В этой части дело направить в тот же суд для рассмотрения по существу.

В остальной части это же решение суда оставить без изменения.

Апелляционную жалобу удовлетворить частично.

 

Председательствующий И. Л. Копотев

 

Судьи Д. Н. Дубовцев

С. П. Костенкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.