Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Алтай от 15 марта 2017 г. по делу N 33-136/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Алтай в составе:

председательствующего судьи - И.В. Солоповой

судей - Е. А. Кокшаровой, С.Н. Черткова

при секретаре - А.Ф. Абашкиной

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ООО ЧОП "Сибирский дивизион" Киреева В.С. на решение Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 14 ноября 2016 года, которым

удовлетворены частично исковые требования Табылкинова Л.П..

Отменены приказы от "дата" "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)", от "дата" N "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)".

Постановлено восстановить Табылкинова Л.П. на работе в ООО ЧОП "Сибирский дивизион" в должности охранника.

Взысканы с ООО ЧОП "Сибирский дивизион" в пользу Табылкинова Л.П. средний заработок за вынужденный прогул с 19.06.2016 по 09.12.2016 в размере "данные изъяты" рублей, компенсацию морального вреда - "данные изъяты" рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя - "данные изъяты" рублей.

Отказано в удовлетворении требований Табылкинова Д.П. о взыскании с ООО ЧОП "Сибирский дивизион" заработной платы за вынужденный прогул в размере "данные изъяты" рублей, компенсации морального вреда - "данные изъяты" рублей.

Взысканы с ООО ЧОП "Сибирский дивизион" в доход бюджета МО "Кош-Агачский район" расходы по уплате госпошлины в размере "данные изъяты" рублей.

Заслушав доклад судьи Солоповой И.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Табылкинов Л.П. обратился в суд с иском к ООО ЧОП "Сибирский дивизион" об отмене приказов об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул, компенсации морального вреда, мотивировав требования тем, что приказом директора "Ортолыкская СОШ им. М.И. Лапшина" Республики Алтай N от "дата" принят охранником здания детского интерната. По аукциону, объявленному администрацией МО "Кош-Агачский район" Республики Алтай, тендер по оказанию услуг по охране объектов выиграло ООО ЧОП "Сибирский дивизион". Приказом директора Ортолыкской СОШ N л-с от "дата" уволен переводом, с его согласия, на работу в ЧОП "Сибирский дивизион", находящееся в г.Барнауле. 18.05.2016 с ним заключен трудовой договор на период с 18 мая по 31 декабря 2016 года в качестве охранника с испытательным сроком 1 месяц с момента фактического начала работы. Согласно выписке из приказа N от 18.05.2016 ООО ЧОП "Сибирский дивизион" он был принят на работу с оплатой труда из расчета 35 рублей за одну часовую смену, т.е. определен фиксированный размер оплаты труда за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат. Он является охранником 5 разряда, что подтверждается свидетельством о присвоении квалификации частного охранника. По графику ежемесячных дежурств он отработал в мае 2016 года 5 смен по 24 часа, то есть 120 часов. В июне месяце 6 смен - 144 часа. За 11 отработанных смен ему не оплатили. В последующие дни в июне и с июля по 21 ноября он должен был отработать 53 смены, согласно установленному графику работы, всего 57 смен - 1368 ч. Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю. Таким образом, в указанные часы полностью бы отработал за время вынужденного прогула и выполнил нормы труда. За время вынужденного прогула необходимо взыскать в его пользу с учетом районного коэффициента и процентной надбавки к заработной плате (140%) что составляет "данные изъяты" рублей. Итого: "данные изъяты". Учитывая требования ст.154 ТК РФ, размер оплаты за работу в ночное время составил "данные изъяты" рублей. Итого: "данные изъяты" рублей. В результате неправомерных действий работодателя ему причинен моральный вред, выразившийся в нравственном страдании, обусловленный потерей работы, невозможностью найти другую работу. Просил отменить приказ директора ООО ЧОП "Сибирский дивизион" N от 18.07.2016 о прекращении трудового договора с работником, восстановить на прежней работе в качестве охранника в ООО ЧОП "Сибирский дивизион", взыскать с ответчика в свою пользу: заработную плату за время вынужденного прогула - "данные изъяты" рублей, моральный вред - "данные изъяты" рублей, судебные расходы - "данные изъяты" рублей, всего "данные изъяты" рублей.

Суд вынес вышеизложенное решение, с которым представитель ООО ЧОП "Сибирский дивизион" Киреев В.С. выражает несогласие, просит отменить решение суда, указывая, что оно вынесено с нарушением и неправильным применением норм материального и процессуального права, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Жалоба мотивирована тем, что необоснованным является указание судом на то, что истец получил удостоверение частного охранника в июле 2016 года, т.е. до увольнения, поскольку судом достоверно не установлено, когда фактически истец мог получить удостоверение частного охранника. Кроме того, расчет произведенный судом, является неверным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав представителя ООО ЧОП "Сибирский дивизион" Киреева В.С., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Дедина А.С., полагавшего, что решение подлежит изменению в части взыскания оплаты времени вынужденного прогула, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции Табылкинов Л.П. состоял в трудовых отношениях с ООО ЧОП "Сибирский дивизион", работал в должности охранника, трудовой договор заключен на срок с 18 мая 2016 года по 31 декабря 2016 года.

До этого Табылкинов Л.П. состоял в трудовых отношениях с МБОУ "Ортолыкская СОШМ.И. Лапшина", в трудовую книжку истца внесена запись о прекращении с ним трудовых отношений по п. 5 ст. 77 Трудового кодекса РФ в порядке перевода к другому работодателю.

Инициаторами изменения трудовых отношений с истцом являлись работодатели, от Табылкинова Л.П. получено лишь согласие на перевод к новому работодателю (ответчику). Представителем ответчика дано объяснение, в соответствии с которым фактически трудовые отношения с Табылкиновым Л.П. были оформлены путем перевода, была договоренность между работодателями.

На основании приказа ООО ЧОП "Сибирский дивизион" от 14 июня 2016 года N действие трудового договора с Табылкиновым Л.П. прекращено, он уволен с 19 июня 2016 года по ст. 71 Трудового кодекса РФ (как не прошедший испытательный срок).

Приказом (распоряжением) ООО ЧОП "Сибирский дивизион" от 18 июля 2016 года N в связи с представлением прокуратуры Кош-Агачского района об устранении нарушений законодательства отменен приказ от 14 июня 2016 года N.

Приказом ООО ЧОП "Сибирский дивизион" от 18 июля 2016 года прекращено действие трудового договора от 17 мая 2016 года, Табылкинов Л.П. уволен с 18 июля 2016 года по п. 14 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

В материалы дела представлена копия удостоверения частного охранника Б N, выданного "дата" на имя Табылкинова Л.П.

Разрешая требования истца об отмене приказа об увольнении и восстановлении на работе, на основании установленных по делу обстоятельств с учетом собранных по делу доказательств, в том числе, объяснений истца, письменных доказательств, руководствуясь положениями действующего законодательства, Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17.03.2004 года "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", суд пришел к выводу о том, что у ответчика не имелось оснований для увольнения истца по п. 14 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Указанные выводы судебная коллегия находит правильными, основанными на нормах действующего законодательства и соответствующими установленным обстоятельствам дела.

Согласно ст. 65 Трудового кодекса РФ при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю документы, одним из которых является документ об образовании, квалификации или наличии специальных знаний - при поступлении на работу, требующую специальных знаний или специальной подготовки.

Из смысла указанной нормы следует, что работодатель при заключении трудового договора, при предоставлении работником документов обязан устанавливать соответствие работника и его образования требованиям о работе по обусловленной трудовой функции.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ к основаниям прекращения трудового договора относятся в том числе, расторжение трудового договора по инициативе работодателя (статьи 71 и 81 настоящего Кодекса).

Приказом работодателя истец уволен с работы по п. 14 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, предусматривающему основанием увольнения случаи, установленные Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами.

Положениями ч. 1 ст. 11.1 Закона РФ от 11 марта 1992 года N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" предусмотрено, что право на приобретение правового статуса частного охранника предоставляется гражданам, прошедшим профессиональную подготовку и сдавшим квалификационный экзамен, и подтверждается удостоверением частного охранника.

Из материалов дела усматривается, что на момент расторжения трудового договора 18 июля 2016 года Табылкинов Л.П. прошел профессиональную подготовку для работы в качестве частного охранника, сдал зачеты по соответствующим дисциплинам и 20 июля 2016 года получил удостоверение частного охранника.

Таким образом, на момент увольнения истец обладал правовым статусом частного охранника в соответствии с Федеральным законом "О частной детективной и охранной деятельности".

Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что положения ст. 11.1 Закона РФ от 11 марта 1992 года N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" определяют правовой статус частного охранника и не содержат иные, не предусмотренные Трудовым кодексом РФ, основания и случаи прекращения трудового договора с охранником (работником). Трудовые отношения между частным охранником (работником) и частной охранной организацией (работодателем) регулируются трудовым законодательством.

Согласно приказу от 18 июля 2016 года истец уволен по п. 14 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ - случаи, установленные Трудовым кодексом и иными федеральными законами, то есть данная норма права носит отсылочный характер и сама по себе не содержит конкретного основания увольнения.

Между тем, конкретные основания прекращения трудовых отношений, дополнительно установленных Трудовым кодексом Российской Федерации или федеральными законами, в приказе ответчика не указаны.

Данное обстоятельство также является основанием для признания указанного приказа об увольнении незаконным.

Учитывая изложенное, судом правильно установлено, что увольнение Табылкинова Л.П. произведено ответчиком с нарушением требований, предусмотренных ст. ст. 192, 193 ТК РФ.

Учитывая положения ч. 2 ст. 394 ТК РФ, суд, руководствуясь приведенными нормами трудового права, обоснованно удовлетворил требование истца о восстановлении его на работе в прежней должности и в соответствии с абз. 2 ст. 234 ТК РФ взыскал в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула.

Вместе с тем, при проверке размера среднего заработка за время вынужденного прогула, взысканного судом в пользу истца, судебной коллегией установлено, что он определен не верно.

В силу ст. 139 ТК РФ исчисление подлежащего взысканию среднего заработка производится с учетом Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.12.2007 года N 922.

По нормам действующего законодательства средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке ст. 139 ТК РФ и Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, которыми установлено, что при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата (п. 4 указанного Положения).

Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат (ч. 2 ст. 139 ТК РФ, п. 2 Постановления N 922).

При этом под оплатой труда законодатель понимает систему отношений, связанных с обеспечением установления и осуществления работодателем выплат работникам за их труд в соответствии с законами, иными нормативными правовыми актами, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовыми договорами (ст. 129 ТК РФ).

Согласно п. 13 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы при определении среднего заработка работника, которому установлен суммированный учет рабочего времени, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска, используется средний часовой заработок. Средний часовой заработок исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные часы в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 настоящего Положения, на количество часов, фактически отработанных в этот период. Средний заработок определяется путем умножения среднего часового заработка на количество рабочих часов по графику работника в периоде, подлежащем оплате.

Сумма заработной платы истца, фактически начисленной за отработанные часы в период работы истца у ответчика составила за май 2016 "данные изъяты" рублей, количество часов, фактически отработанных в этот период - 120, что следует расчета, представленного ответчиком.

Исходя из указанных положений, средний часовой заработок Табылкинова Л.П. составит "данные изъяты" ( "данные изъяты").

Доказательств тому, что в период работы у ответчика размер оплаты труда истца был иной, представлено не было.

Выходное пособие истцу не выплачивалось.

Сведения о графике работы истца в материалах дела отсутствуют.

Представителем ответчика представлен расчет исходя из количества 56 смен, которые истец должен был отработать с 19 июня 2016 года по 9 декабря 2016 года включительно, таким образом, Табылкинов Л.П. должен был отработать не менее 1344 часа (56 смен х 24 часа), следовательно, компенсация за время вынужденного прогула, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца за указанный период составит "данные изъяты").

При рассмотрении настоящего спора суд первой инстанции изложенное не учел и пришел к выводам, не соответствующим обстоятельствам дела, допустил существенное нарушение норм материального права, в силу чего в соответствии с ч. 2 ст. 328 ГПК РФ, п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ решение суда в указанной части подлежит изменению.

В силу положений п. 1 ст. 24 НК РФ, суд не является налоговым агентом и не вправе удерживать с работника налог на доходы физических лиц при исчислении сумм причитающихся работнику в судебном порядке.

Судебная коллегия отмечает, что оплата за время вынужденного прогула носит компенсационный характер, не связана с неисполнением работодателем обязанности по выплате работнику вознаграждения за труд, а потому заработной платой в понимании ст. 129 ТК РФ не является.

Поскольку решение суда в части взыскания оплаты времени вынужденного прогула не входит в содержащийся в ст. 211 ГПК РФ перечень решений, подлежащих немедленному исполнению, а наличие особых обстоятельств, влекущих значительный ущерб или невозможность исполнения судебного постановления, истцом не представлено и не установлено судом апелляционной инстанции, то оснований для обращения решения в данной части к немедленному исполнению в данном случае не имеется.

В силу ч. 3 ст. 98 ГПК РФ в случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение судебных расходов.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 333.20 НК РФ при подаче исковых заявлений, содержащих требования как имущественного, так и неимущественного характера, одновременно уплачиваются государственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера, и государственная пошлина, установленная для исковых заявлений неимущественного характера.

При этом ни нормы ГПК РФ, ни нормы НК РФ или иного федерального закона о налогах и сборах не устанавливают уплату государственной пошлины при подаче в суд общей юрисдикции искового заявления неимущественного характера, состоящего из нескольких самостоятельных требований, исходя из каждого требования в отдельности.

Так, исходя из удовлетворенных исковых требований имущественного характера, подлежащих оценке, с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1347,05 рублей (пп. 1 п. 1 ст. 333.19пп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ.

В соответствии с требованиями пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ при подаче физическими лицами искового заявления имущественного характера, не подлежащего оценке, а также искового заявления уплачивается государственная пошлина в размере 300 рублей. При этом требования истца о взыскании компенсации морального вреда, хотя имеет денежное выражение, но в силу положений ст. 151 ГК РФ является требованием неимущественного характера.

Исходя из того, что Табылкиновым Л.П. заявлены требования неимущественного характера, по данной категории дел не могут применяться положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 ГПК РФ) при частичном удовлетворении заявленных требований.

Исходя из положений ст. 393 ТК РФ ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, пп.1 п. 1 ст. 333.36 НК РФ, ст. 333.19 НК РФ с к ООО ЧОП "Сибирский дивизион" подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного бюджета муниципального образования "Кош-Агачский район" в размере "данные изъяты" рублей, от уплаты которой истец был освобожден при подаче искового заявления.

В остальной части решение суда лицами, участвующими в деле, не обжалуется и в силу ст. 327.1 ГПК РФ не является предметом оценки судебной коллегии.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 327-330, ст. 98 ч.3 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 9 декабря 2016 года изменить в части требований Табылкинова Л.П. к ООО ЧОП "Сибирский дивизион" о взыскании оплаты времени вынужденного прогула и судебных расходов в виде государственной пошлины.

Взыскать с ООО ЧОП "Сибирский дивизион" в пользу Табылкинова Л.П. оплату времени вынужденного прогула за период с 19 июня 2016 года по 9 декабря 2016 года включительно в сумме "данные изъяты" рублей.

В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ООО ЧОП "Сибирский дивизион" о взыскании оплаты времени вынужденного прогула за период с 19 июня 2016 года по 9 декабря 2016 года включительно в сумме "данные изъяты" рублей, отказать.

Взыскать с ООО ЧОП "Сибирский дивизион" в доход местного бюджета муниципального образования "Кош-Агачский район" государственную пошлину, подлежащую уплате истцом при подаче искового заявления, в размере "данные изъяты" рублей.

В остальной части решение Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 9 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ООО ЧОП "Сибирский дивизион" Киреева В.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья И.В. Солопова

 

Судьи Е.А. Кокшарова

С.Н. Чертков

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.