Апелляционное определение Московского городского суда от 06 марта 2017 г. N 10-2950/17 (ключевые темы: Общество с ограниченной ответственностью - бланки строгой отчетности - страховой полис - Агентский договор - Страхование)

Апелляционное определение Московского городского суда от 06 марта 2017 г. N 10-2950/17

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Рыбака М.А.

судей Тюркиной Г.М., Манеркиной Ю.Н.

при секретаре Незнаеве К.И.

с участием прокурора отдела прокуратуры г. Москвы Моренко К.В.

защитника - адвоката Халиуллиной Е.А., представившей служебное удостоверение N *** и ордер N *** от *** года

осужденной Барновой И.Г.

представителя потерпевшего ПАО *** - Ц.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвоката Халиуллиной Е.А. и осужденной Барновой И.Г. на приговор Савеловского районного суда города Москвы от 30 ноября 2016 года, которым

Барнова И.Г., ***, несудимая:

осуждена по ч.4 ст.159 УК РФ - к лишению свободы на срок 4 года, со штрафом в размере 200.000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В приговоре также содержатся решения по вопросу о вещественных доказательствах, о мере пресечения в отношении осужденной и сроке исчисления наказания, рассмотрен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Тюркиной Г.М., пояснения осужденной Барновой И.Г., защитника - адвоката Халиуллиной Е.А. по доводам апелляционных жалоб и поддержавших их, мнение представителя потерпевшего Ц. и прокурора Моренко К.В., полагавших необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия,

установила:

Барнова И.Г. признан виновной в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества, путем злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Барнова И.Г., являясь руководителем Генерального агентства "***" Филиала ООО *** в г. Москве и Московской области, путем злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, используя свое служебное положение, похитила денежные средства в сумме 2 307 407 рублей 26 копеек, чем причинила ООО "***" материальный ущерб, в особо крупном размере.

Преступление совершено в г. Москве в 2014-2015 г.г. при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Барнова И.Г. виновной в совершении преступления не признала.

В апелляционной жалобе осужденная Барнова И.Г. выражает несогласие с приговором суда, считает его излишне суровым вследствие чего несправедливым. Указывает, что назначенное наказание не соответствует тяжести преступления и личности осужденной. Считает, что при постановлении приговора судом не в полной мере учтены смягчающие наказание обстоятельства, в частности её отношение к совершенному преступлению, поведение во время предварительного следствия, состояние здоровья, влияние назначенного наказания на условия жизни осужденной и членов её семьи.

В апелляционной жалобе адвокат Халиуллина Е.А. выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Автор жалобы приводит пояснения Барновой И.Г. по предъявленному ей обвинению, фактические обстоятельства дела, анализирует доказательства по делу, в том числе показания свидетелей Г., С., Г., К., Б., В., К., У., представителя потерпевшего Ц., и считает, что у Барновой И.Г. умысла на хищение чужого имущества не было, никаких преступных планов она не разрабатывала, агентов не приискивала, в преступный сговор ни с кем не вступала. У Барновой И.Г. не было намерения не исполнять своих прямых обязанностей, наоборот, она старалась сделать своё агентство преуспевающим и лидирующим, что и получалось у неё в течение многих лет. Она сама попалась под воздействие мошенников, которые её обманули и воспользовались её положением. После обращений к ней по поводу БСО, которые не числились в базе, Барнова И.Г. неоднократно лично обращалась в службу безопасности, чтоб они занялись этими вопросами и это являлось их прямой обязанностью. Автор жалобы делает вывод, что не имеется состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, а также просит исключить квалифицирующий признак - группа лиц по предварительному сговору.

Указывает, что Барнова И.Г. характеризуется исключительно положительно, впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет предпенсионный возраст, на учете нигде не состоит, имеет постоянное место жительства и регистрации в г. Москве, имеет нетрудоспособных родственников, которым оказывает помощь, как сама осужденная, так и её родственники, страдают рядом хронических заболеваний, она способствовала раскрытию преступления, рассказала на предварительном следствии про М. и М. и про ООО "***" в отношении которых было выделено уголовное дело благодаря показаниям Барновой И.Г. Выгоды Барнова И.Г. никакой не получила, денежные средства, которые ей вменяют, она не получала. Считает, что в данной ситуации - это гражданско-правовые отношения. Даже если учесть, что Барнова И.Г. нарушила один из пунктов Должностной инструкции, то это дисциплинарная ответственность либо гражданско-правовые отношения. Просит приговор суда отменить и вынести новый оправдательный приговор. Иск оставить без удовлетворения в полном объеме.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Каретникова Е.И. считает, что приговор суда является законным, обоснованном и справедливым, оснований для отмены или изменения не имеется. Просит приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав мнение участников процесса, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда первой инстанции является законным, обоснованными и справедливым.

Судебная коллегия не может согласиться с утверждением Барновой И.Г. о том, что она не совершала преступление, за которое осуждена, поскольку виновность Барновой И.Г. в совершении преступления установлена исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, которые в необходимом объеме приведены в приговоре суда и соответствуют им, в том числе показаниями представителя потерпевшего Ц. о том, что Страховое агентство "***" функционирует, как отдельная структурная единица в составе Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области. Страховое агентство обладает определенной обособленностью, возглавляется руководителем страхового агентства, который наделяется самостоятельностью в части заключения договоров об оказании агентских услуг по страхованию с агентами. В период времени с 2011 по 26 ноября 2014 года страховое агентство "***" возглавлялось Барновой И.Г. После увольнения Барновой И.Г. и вступления в должность нового руководителя и проведения анализа состава агентов страхового агентства, был установлен агент А., с которым Барновой И.Г. от имени ООО "***" был заключен договор об оказании агентских услуг по страхованию. Этому агенту в период времени с сентября по ноябрь 2014 было выдано 1 455 бланка строгой отчетности, из них 680 бланков страховых полисов ОСАГО, 25 бланков страховых полисов КАСКО, 20 бланков страховых полисов "Квартира" и 730 бланка квитанций на получение страховой премии. Однако фактически указанный человек страховой деятельностью не занимался и даже не знал, что с ним заключили агентский договор. Впоследствии было установлено, что Барнова И.Г., имея право заключать агентские договоры, сфальсифицировала агентский договор с А., предварительно получив все его персональные данные. В дальнейшем Барнова И.Г. не передала указанного агента для контроля менеджерам агентских групп, а самостоятельно дала указания подчиненной сотруднице - специалисту по выдаче бланков строгой отчетности У., выдать ей чистые бланки строгой отчетности, а факт выдачи бланков строгой отчетности оформить в актах приема-передачи, как выдачу агенту А.. После этого все полученные Барновой чистые бланки строгой отчетности были переданы страховым брокерам неустановленным лицам, которые в свою очередь занимаются их реализацией, а полученную страховую премию последние от граждан присваивают. К настоящему моменту достоверно известно о 13 заключенных договорах страхования - страховых полисах, по которым поступили заявления о возмещении ущерба по наступившим страховым случаям. Сумма страховых премий по вышеуказанным страховым полисам составляет 2 307 407 рублей 26 копеек;

- показаниями свидетеля В.. о том, что с 2005 года он занимается деятельностью в сфере страхования, им организовано ИП ***, в своей организации он работает в единственном лице. В его обязанности входит поиск клиентов-страхователей, заключение с ними договоров страхования с использованием бланков ОСАГО. Он работает с разными страховыми компаниями, в своей деятельности, использует страховые полиса ОСАГО и КАСКО различных компаний. Кроме того, работает с различными брокерами и страховыми агентами, в том случае если возникает необходимость в приобретении бланка страхового полиса, той или иной компании. С 2010 года как страховой агент, он заключил агентский договор с ООО "***". Его сотрудничество с ООО "***" заключалось в следующем: он получал бланки строгой отчетности различных страховых компаний, это были страховые полиса ОСАГО и КАСКО, а также квитанции на получение страховой премии взноса, имеющие свою серию и номер, которые в последующим реализовывал своим клиентам, база клиентов у него наработана. После реализации бланков кассиру ООО "***" он передавал денежные средства, полученные от клиентов в качестве взносов за страховые полиса. Бланки строгой отчетности передавались по акту приема-передачи, где указывались серия номер бланков, название страховщика и количество бланков. Акт приема-передачи составлялся в двух экземплярах, один из которых оставался ООО "***", а второй выдавался ему на руки. Во время сдачи, возвращения реализованных бланков страховых полисов и денежных средств, в ООО "***" выдавался лист отчетности агента, в котором указывались название страховой компании, данные страхователя, вид страхования, номер полиса, дата заключения полиса, форма оплаты, номер квитанции, сумма взноса, комиссионное вознаграждение. Один экземпляр листа отчетности агента сдавался кассиру в одном экземпляре, второй вместе с полисами сдавался андеррайтеру на проверку, третий оставался ему, а четвертый передавался менеджеру ООО "***". На каждом таком бланке ставились подписи и отметки о передаче и приеме бланков и денежных средств. 18 сентября 2014 года в ООО "***" им были получены, согласно акту приема-передачи N*** бланки строгой отчетности, а именно страховые полиса ОСАГО серии ССС с N*** по N***, страховщиком в которых выступал ООО "***", а также квитанции на получение страховой премии (взноса) с N*** по N***, которые в последующем им были реализованы, а денежные средства переданы в ООО "***" за исключением комиссионного взноса агента. В сентябре 2014 года, по рекомендации его знакомых, к нему обратилась для заключения договоров страхования с использованием бланка страхового полиса ОСАГО К., с необходимостью застраховать автомобиль марки "***". 30 сентября 2014 года К. приехала к нему домой, он передал ей страховой полис и квитанцию на получение страховой премии, которая составила 4 514 рублей 40 копеек. В договоре страхования с использованием бланка страхового полиса ОСАГО серии ССС N*** страхователем и собственником транспортного средства "***" выступал К., а в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, выступала она. К.а уплатила ему денежные средства в сумме 4 514 рублей 40 копеек, в качестве страховой премии. На штампе, расположенном в левом верхнем углу страхового полиса указано: "***" Филиала ООО "***" в Москве и МО". Договор был заключен на срок с 8 октября 2014 года по 7 октября 2015 года. Барнова ему знакома, как генеральный директор ООО СК "***", ее представляла З.я при заключении агентского договора в январе 2015 года;

- показаниями свидетеля К.. о том, что в ООО "***" он был трудоустроен менеджером агентской группы генерального агентства "***" Филиала ООО "***" в Москве и Московской области, расположенном по адресу: г. Москва, ***. При проведении проверке в Агентстве было установлено, что в Агентстве числился агент А., с которым Барновой от имени ООО "***" был заключен договор об оказании агентских услуг по страхованию. Указанный агент состоял в агентской группе К.. Как ему стало известно в последующем, А.у выдавались бланки строгой отчетности, однако обратно указанные бланки не сданы. А.а он в Агентстве никогда не видел, с ним не знаком;

- показаниями свидетеля Г. о том, что примерно в 2009 году он познакомился с Барновой И.Г., которая на тот момент работала директором территориального агентства в ООО "***". В то время он сотрудничал с ООО "***", конкретно сотрудничал с Барновой И.Г., получал от нее бланки строгой отчетности в виде страховых полисов ОСАГО, которые в последующим реализовывал клиентам, а Барновой И.Г. передавал денежные средства, полученные от клиентов в качестве взносов за страховые полиса. Примерно в начале 2014 года он узнал, что Барнова И.Г. занимает должность руководителя генерального агентства "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области, в связи с чем решил к ней обратиться в целях дальнейшего сотрудничества. Встретившись с Барновой И.Г., они договорились о сотрудничестве и намеревались заключить агентский договор. На период пока будет проходить проверка, Барнова предложила ему начать работать без заключения договора, на что он согласился. Так он стал получать в генеральном агентстве "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области бланки строгой отчетности, которые ему выдавала лично Барнова. За их получение, он расписывался во внутренней документации ООО "***", у себя он также вел учет полученных бланков. В последующем полученные бланки он реализовывал своим клиентам, а после реализации вторые экземпляры бланков страховых полисов, вторые экземпляры квитанций на получение страховой премии (взноса), заявления страхователей и денежные средства сдавались в генеральное агентство "***" Филиала ООО "***". В дальнейшем ему стало известно, что Барнова перешла на руководящую должность в ООО СК "***". На протяжении всего сотрудничества агентский договор между ним и ООО "***" заключен не был, по причине того, что Барнова говорила, что заключение этого договора не обязательно, так как они сотрудничали давно, а во-вторых, есть страховые брокеры, по которым ООО "***" необходимо выполнять план по реализации бланков строгой отчетности. Примерно с марта 2015 года к нему стали обращаться клиенты, с которыми ранее заключены договоры страхования с использованием бланков ОСАГО, где страховщиком являлось генеральное агентство "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области. Причинами обращений послужило то, что они обращаются в ООО "***", где им говорят, что их полис отсутствует в базе ООО "***". После чего, с этими вопросами он стал обращаться к Барновой, на что она говорила, что произошли какие-то ошибки, и так как она там более не работает, то более что-то подробно об этих причинах пояснить не может, каждый раз обещая разобраться по этому вопросу. В последующем при возникновении таких ситуаций он звонил ей, но она не отвечала на звонки. В дальнейшем по этим причинам он обратился в службу безопасности генерального агентства "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области;

- показаниями свидетеля У. о том, что в период с 10 апреля 2014 года по 5 декабря 2014 года она работала в Генеральном агентстве "***" Филиала ООО "***" в должности специалиста по бланкам строгой отчетности. В ее должностные обязанности входило: учет, прием и выдача БСО агентам и сотрудникам офиса. Она являлась материально-ответственным лицом. В период работы бывший руководитель Агентства Барнова И.Г. неоднократно давала ей указания о том, чтобы она оформляла заявки на следующих агентов: С., Ш., А., Р., С., К., и передавала их Барновой лично БСО, при этом она ни разу, не видела данных агентов. Она готовила заявки, получала БСО, которые относила вместе с Книгами формы N24, по учету бланков Барновой, которая в свою очередь, спустя некоторое время возвращала подписанные заявки и журналы. Иногда подписи в заявках и журналах не стояли, Барнова поясняла, что агенты подпишут в следующий раз. При ней Барнова никогда не расписывалась в заявках и журналах. Никто из менеджеров агентских групп Агентства не передавал ей заявки от вышеуказанных страховых агентов, это делала только Барнова. По общению с менеджерами она поняла, что вышеуказанные страховые агента им не известны. В 2014 году из Службы безопасности компании ООО "***" стали поступать запросы на предоставление копий полисов ОСАГО и КАСКО по вышеперечисленным агентам, в связи с заявлениями по фактам причинения убытков, лицам владеющих полисами. Менеджеры агентских групп К., К., Г. неоднократно обращались с вопросами о месте нахождения полисов, а также сообщили, что запрашиваемые БСО им не выдавались и хотели узнать об их судьбе. При сверке Книги формы N24, она вспомнила, что данные бланки передавала лично Барновой, а также неоднократно обращалась к Барновой, с вопросом, почему БСО не сданы и где они находятся. Барнова говорила, что А. является ее агентом и лично ему выдавала бланки БСО, и когда возвращала заявки, в графе, свидетельствующей о получении БСО, всегда стояли разные подписи. В конце 2014 года Барнова сказала сотрудникам Агентства, что ей предложили должность генерального директора в ООО СК "***" и предложила сотрудникам Агентства, в том числе и ей, перейти на новое место работы вместе с ней. В связи с тем, что заработная плата в Агентстве была не большой, а Барнова обещала зарплату на новом месте гораздо больше, она согласилась и уволилась из ООО "***". С января 2015 года она приходила на работу в офис ООО СК "***", но Барнова ей ничего не поручала и фактически в течение 2 месяцев, приезжая в указанное место она ничего не делала. В ходе общения с сотрудниками ООО СК "***" она узнала, что ранее практически все из них работали в ООО "***", которое являлось страховым брокером и получало БСО в ООО "***" через ИП Г.. Также в ходе таких разговоров она узнала, что по некоторым оформленным полисам страхователи жаловались, что при наступлении страхового случая и обращении в страховую компанию за выплатой выяснялось, что страховой полис отсутствует в базе. Работая в Агентстве, она видела, как к Барновой приходили М.. От сотрудников ООО СК "***" она узнала, что М. был руководителем ООО "***" и являлся руководителем ООО СК "***";

- показаниями свидетеля Г. о том, что в 2013 году она, как индивидуальный предприниматель заключила агентский договор с ООО "***", в Филиале ООО "***", который расположен на *** в г. Москве. При подписании договора со стороны филиала ООО "***" общалась с К. В указанном филиале от К. она получала бланки строгой отчетности полисы ОСАГО и квитанции к ним. Все получаемые БСО ООО "***" передавала сотруднику ООО "***" М. После этого страховые агенты ООО "***" реализовывали полисы ОСАГО, получая от страхователей денежные средства. Денежные средства от ООО "***" поступали на ее расчетный счет, с которого перечислялись в ООО "***". Также в адрес ООО "***" направлялись отчеты от ее имени о реализованных БСО. После окончания действия договора между ней и ООО "***", срок его действия не продлевался, бланки строгой отчетности не получались. Сверка между ней и ООО "***" не производилась. Официальных претензий от ООО "***" ей не поступало;

- показаниями свидетеля К. о том, что он является исполнительным директором в ООО СК "***" с декабря 2014 года. До этого работал в должности специалиста учета бланков строгой отчетности и андеррайтинга в ООО "***", которое осуществляло предпринимательскую деятельность в сфере страхования. ООО "***" являлось страховым агентом и реализовывало страховые продукты страхователям различных страховых компаний, а также сотрудничало со страховыми агентами на основании агентских договоров. Генеральным директором ООО "***" являлся М.. С Барновой он познакомился в декабре 2014 года, когда ее представили, как генерального директора ООО СК "***". В декабре 2014 года Барнова в офисе ООО СК "***" передала ему около 30-40 бланков полисов ОСАГО ООО "***" и указала на необходимость реализовать бланки, привлечь клиентов и заключить договоры страхования ОСАГО с использованием этих бланков. Откуда у Барновой были эти БСО, ему не известно, но между ООО "***" и ООО СК "***" агентского договора не было. Он не стал спрашивать Барнову откуда эти бланки и почему они должны их реализовывать, так как она являлась генеральным директором Общества, в котором он работал. Для заключения договоров ОСАГО он поручил сотрудникам ООО СК "***" заключать договоры страхования с использованием вышеуказанных бланков ООО "***". В течение декабря 2014 года указанными сотрудниками с различными страхователями были заключены договора с использованием бланков ООО "***", полученных от Барновой. Денежные средства - страховые премии, полученные от страхователей по указанным БСО были сданы бухгалтеру ООО СК "***" С.. На основании вторых экземпляров БСО ООО "***" он в декабре 2014 года составил два отчета с указанием данных страхователей, номеров БСО и страховых премий. Затем передал Барновой вторые экземпляры БСО и свои отчеты для дальнейшего представления в ООО "***". Ему не известно, что Барнова сделала с этими документами. В период с июня по октябрь 2014 года, работая в ООО "***" генеральный директор М. привозил в офис ООО "***" и передавал ему БСО ОСАГО ООО "***". Все полученные от М. БСО он передавал страховым агентам ООО "***". В дальнейшем страховые агенты сдавали ему страховые полисы ОСАГО ООО "***", денежные средства - страховые премии по полисам ОСАГО ООО "***" сдавали в кассу ООО "***". На основании полученных от агентов полисов он оформлял отчеты и с курьером отправлял в ООО "***";

- показаниями свидетеля М. о том, что в 2010 году ее братом М.м и П.м было учреждено ООО "***" для осуществления предпринимательской деятельности в сфере страхового посредничества. С момента учреждения ее брат является генеральным директором Общества. С 2013 года она занимала должность заместителя генерального директора. В ее должностные обязанности входило взаимодействие со страховыми компаниями по вопросам заключения агентских договоров. В ходе осуществления предпринимательской деятельности ООО "***" заключало со страховыми компаниями агентские договоры на продажу страховых продуктов. Агентские договоры были заключены между ООО "***" и всеми страховыми компаниями на территории г. Москвы. Агентские договоры подписывались генеральным директором. В ООО "***" работали сотрудники, которые непосредственно взаимодействовали со страховыми компаниями. Ее деятельность в компании заключалась лишь во взаимодействии со страховыми компаниями, что выражалось в заключении агентских договоров. Общество получало в страховых компаниях бланки строгой отчетности, осуществляло прямые продажи страховых услуг всем желающим по автострахованию и имущественному страхованию, принимало от страхователей денежные средства за оформленные страховые договоры, отчитывалось перед страховыми компаниями по реализованным страховым услугам, перечисляло полученные страховые премии с расчетного счета Общества. В некоторых случаях клиент мог платить страховую премию напрямую в страховую компанию. С ООО "***" ООО "***" договор никогда не заключало, но получало полисы ООО "***" через посредников - агентов. К.н являлся андеррайтером в ООО "***", взаимодействовал с кураторами страховых компаний в рамках агентского договора, отвечал за отчетность, предоставляемую в страховые компании, одновременно он проверял договоры страхования. Когда она пришла, в ООО "***" физически имелись БСО ООО "***". В 2014 году она познакомилась с Барновой, которая являлась руководителем Генерального агентства "***" Филиала ООО "***" в Москве и Московской области. ООО "***" выступило с предложением к ООО "***" об открытии дополнительной точки продаж. С данным предложением она обращалась лично к Барновой, что в последующем не было реализовано. Между Г. и ООО "***" был заключен агентский договор. Г. получала БСО в ООО "***" и в последующем ООО "***" получали БСО у нее, после чего реализовывали клиентам. В период трудовой деятельности Барновой в ООО "***" ни она, ни М. не обращались к Барновой о заключении агентских договоров между ООО "***" и А., Ш., С., С., Р., К.;

- показаниями свидетеля М. о том, что он являлся генеральным директором ООО "***", которое осуществляло предпринимательскую деятельности в сфере страхового посредничества. В ходе осуществления предпринимательской деятельности ООО "***" заключало со страховыми компаниями агентские договоры на продажу страховых продуктов, при этом агентского договора между ООО "***" ООО "***" заключено не было по причине того, что они не прошли проверку. При этом они занимались реализацией полисов ООО "***", которые получали в Генеральном Агентстве "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области через ИП Г.. После реализации страховых полисов, денежные средства переводились ИП Г., а та в свою очередь переводила в Генеральное Агентство "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области;

- показаниями свидетеля Б. о том, что с 2005 года она работала страховым агентом с ООО "***". В ее обязанности входило продажа страховых полисов, составление отчетов, по реализованным страховым полисам и сдача денежных средств на счет Общества, открытый на тот момент в "***". В 2012 году она ушла из Общества в брокерское страховое агентство ООО "***", где работала страховым агентом. ООО "***" занимался посредническими услугами в сфере страхования, взаимодействовал и с ООО "***" в том числе, на момент руководства офисом "***" Барновой. Бланки строгой отчетности в ООО "***" выдавались К., он являлся единственным распределителем полисов ОСАГО Генерального агентства "***" Филиала ООО "***", из других офисов у него полисов не было. Все бланки проходили через его учет, были ситуации, когда бланки строгой отчетности на учет в страховой компании не вставали, то есть не вносились в базу. В 2014 году к ней стали обращаться клиенты по вопросам отсутствия полисов страховых компаний в базе Российского союза автостраховщиков, в связи с отсутствием выплаты при наступлении страхового случая и отсутствии преференции на полис (скидки на полис при безаварийной езде). Она стала обращаться к руководству ООО "***", на что руководители отвечали, что денежные средства за полисы сдавались в ООО "***";

- показаниями свидетеля С. о том, что с 3 декабря 2013 года она занимает должность главного бухгалтера в ООО СК "***", расположенном по адресу: г. Москва, ***. В ее обязанности входит ведение бухгалтерского учета, сдача отчетности в инспекцию ФНС, ведение кассовой дисциплины, формирование платежных поручений, сдача наличных денежных средств в Банк, расчет и выдача заработной платы сотрудникам компании, расчет с поставщиками. В компании ООО СК "***" оформлено примерно 10-15 агентских договоров с брокерами, а также физическими лицами. Генеральным директором ООО СК "***" является Барнова, которая осуществляет деятельность с начала 2015 года. До ООО СК "***" она работала в ООО "***" в должности бухгалтера с сентября 2011 года по декабрь 2013 года. Генеральным директором ООО "***" был М. Денежные средства, которые приносили агенты и менеджеры компании, она принимала лично, после чего передавала их генеральному директору ООО "***" М. или заместителю генерального директора. Далее руководители передавали денежные средства в кассу "***", и отчитывались квитанцией о приеме денежных средств. ООО "***" были заключены агентские договоры с разными страховыми компаниями. В ООО СК "***" М. видела несколько раз. У. знает с начала 2015 года, последнюю привела в компанию Барнова, и хотела, чтобы У. работала бухгалтером. Сотрудники ООО СК "***" Б. и В. регулярно сдавали ей денежные средства за оформленные договоры страхования. Ранее указанные сотрудники работали в ООО "***", отчитывались по оформленным договорам страхования различных страховых компаний. Примерно в конце 2014 года или начале 2015 года от Б. и В. она получила денежные средства за полисы ООО "***", полученные денежные средства она передавала Барновой. Денежные средства от агента В.е, которые были получены лично ею в офисе компании ООО "***", расположенном в районе станции метро "***" в г. Москве, где она подрабатывала в качестве кассира-бухгалтера по просьбе генерального директора ООО "***" М.а, за оформленные полисы различных страховых компаний, в том числе и ООО "***", она передавала М.у;

- показаниями свидетеля А.. о том, что в ООО "***" никогда не работал, с Барновой не знаком, документов, удостоверяющих личность, в том числе паспорт, ей не передавал. В ООО "***" какие-либо документы по заключению договора N*** на оказание агентских услуг по страхованию не предоставлял. Договор N*** от 8 сентября 2014 года не подписывал, подпись в договоре не его. Никогда не получал в ООО "***" бланки строгой отчетности. Подписи в Книге формы N24 на получение БСО не его, и кто расписывался, не знает;

- показаниями свидетеля С. о том, что 22 сентября 2014 года в автосалоне он приобрел автомобиль "***". После покупки обратился к страховому агенту Я.у, с которым ранее заключал договоры с использованием бланков страховых полисов ОСАГО. 23 сентября 2014 года Я.в приехал к нему домой, у него были страховые полиса различных страховых компаний. Я.в заполнил страховой полис ОСАГО серии ССС N***, страховщиком являлось ООО "***", он уплатил ему страховой взнос в сумме 4 356 рублей. На штампе, расположенном в левом верхнем углу страхового полиса указано: "***" Филиала ООО "***" в Москве и Московской области". Договор был заключен на срок с 23 сентября 2014 года по 22 сентября 2015 года. В феврале 2015 года он обратился за получением страховой выплаты в ООО "***", а 15 мая 2015 года была уплачена страховая выплата в размере 114 000 рублей, и 4 июня 2015 года в размере 21 073 рубля. В августе 2015 года ему неоднократно звонили из ООО "***" и выясняли обстоятельства заключения договора страхования с использованием вышеуказанного бланка страхового полиса ОСАГО. Барнову и А.а, он не знает;

- показаниями свидетеля Ш.. о том, что в ноябре 2014 года она приобрела автомобиль "***". После покупки обратилась к страховому агенту, который заполнил страховой полис ОСАГО серии ССС N***, страховщиком являлось ООО "***", она уплатила денежные средства в сумме 8 432 рубля 42 копейки, в качестве страховой премии. На штампе, расположенном в левом верхнем углу страхового полиса указано: "***" Филиала ООО "***" в Москве и МО". Договор был заключен на срок с 11 ноября 2014 года по 10 ноября 2015 года. В конце ноября 2014 она попала в ДТП, после чего в начале декабря 2014 обратилась в ООО "***" за получением страховой выплаты, которая была произведена спустя два месяца, в сумме около 100 000 рублей. В августе 2015 года ей звонили из ООО "***" и выясняли обстоятельства заключения договора страхования с использованием вышеуказанного бланка страхового полиса ОСАГО, и просили, чтобы она направила по электронной почте квитанцию на получение страховой премии, что она и сделала. Барнову и А.а она не знает;

- показаниями свидетеля М. о том, что в период 7 июня 2008 года по марта 2015 года у него был зарегистрирован брак с дочерью Барновой, который в настоящий момент расторгнут. Как ему известно, Барнова работала в ООО "***" в должности руководителя одного из филиалов, расположенного по адресу: г. Москва, ***. За весь период знакомства и общения с семьей Барновых и после того как брак был расторгнут, он не заключал договор на оказание агентских услуг по страхованию с ООО "***". С Барновой никогда в деловых отношениях не состоял, общались только по личным вопросам. Примерно в конце 2013 года начале 2014 года он со своей бывшей супругой проживал несколько месяцев в квартире Барновой. Его гражданский паспорт был всегда в свободном доступе для семьи Барновых, в период совместного проживания. Бланки строгой отчетности - страховые полиса он никогда и нигде не получал. Услуги по страхованию никому и никогда не оказывал. Вообще работой связанной оказанием страховых услуг, продажей полисов, передачей полисов по чьей-либо просьбе, в том числе Барновой, не занимался. Отчеты о реализации полисов страхования не составлял и не подписывал. Денежные средства за продажу полисов не получал.

- показаниями свидетелей К., С., Р.., С.. о том, что страховыми агентами, в том числе и в ООО "***", никто из них не работал, договоров с ООО "***" никогда не заключали, бланки строгой отчетности никогда не получали, как они выглядят, не знают. В офисе ООО "***", расположенном по адресу: г. Москва, ***, никогда не были. Барнова им не знакома. Кто мог получать от их имени бланки строгой отчетности, а также заключать договоры страхования, не знают и предположить не могут;

- показаниями свидетеля Г.. о том, что с 2006 года она занимается деятельностью в сфере страхования. С 2008 года по 2012 год она работала в должности заместителя директора территориального агентства ООО "***", где познакомилась с Барновой, которая занимала должность директора одного из агентств ООО "***". При знакомстве с Барновой, от нее поступило предложение помочь ей с планом по продаже страховых полисов. Для оказания помощи по продажам ею был представлен Барновой ее супруг Г., в качестве агента, последний также занимался деятельностью в сфере страхования, имел ИП Г.. Их сотрудничество в данной компании продолжалось около года. В 2013 года сотрудничество между Барновой и Г. возобновилось, когда она, устроилась на должность руководителя генерального агентства "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области. Первая встреча, между Барновой и Г., на которой она присутствовала, состоялась в центральном офисе ООО "***". В дальнейшем они встречались с Барновой в офисе ООО "***", расположенном по адресу: ***. На этих встречах ими был задан вопрос о подготовке агентского договора между ИП Г. и ООО "***", необходимые для этого документы были подготовлены Г. и отправлены Барновой. При следующих встречах Барнова говорила, что документы находятся на проверке в Службе безопасности ООО "***", и попросила Г. взять бланки, выданные на агентство, мотивируя это полной ответственностью ею, как директором. После чего в ее присутствии на территории названного агентства, Г. были получены большое количество бланков строгой отчетности. В последующем Г. данные бланки были реализованы клиентам, путем заключения договоров страхования, а полученные страховые премии от клиентов, а также БСО были сданы лично Барновой в офисе ООО "***" на ***. Они доверяли Барновой, как представителю компании. С марта 2015 года к Г. стали обращаться клиенты, с которыми он ранее заключал договоры с использованием бланков ОСАГО, где страховщиком являлось генеральное агентство "***" Филиала ООО "***" в г. Москве и Московской области по поводу того, что они обращаются в ООО "***", где им отвечают, что их полис отсутствует в базе ООО "***". После чего с этими вопросами они стали обращаться к Барновой, последняя, ссылалась на недоразумения, говорила, что бланки не оплачены агентами, не привязались в системе. По проблемным бланкам просила направлять информацию в виде Смс-сообщений, которые она будет направлять в Службу безопасности, после чего полисы будут вводиться в систему. Несколько раз она оказывала содействие по введению полисов в базу. В последующем при возникновении подобных ситуаций, перестала выходить на связь;

- письменными материалами уголовного дела: заявлением вице-президента ООО "***" М.а, в котором он просил привлечь к уголовной ответственности Барнову И.Г., которая злоупотребляя доверием, будучи руководителем агентства и материально ответственным лицом, имея доступ к месту хранения бланков строгой отчетности, совершила хищение страховой премии, полученной от страхователей по заключенным договорам страхования А.а, причинив ООО "***" материальный ущерб в размере 2 307 407 рублей 26 копеек;

- копиями заявок на выдачу бланков строгой отчетности агенту А.у, согласно которых установлено, что агенту А.у были выданы бланки страховых полисов, а также квитанции на получение страховых премий (взносов);

- справкой N*** исследования документов и актом ревизии, согласно которым в период с 17 сентября 2014 года по 26 ноября 2014 года на имя агента А.а Генеральным агентством "***" Филиала ООО "***" в Москве и Московской области выдано 1 455 бланков строгой отчетности. По 13 договорам страхования, выданным на имя агента А.а в ООО "***" поданы заявления от страхователей о возмещении ущерба в результате наступления страховых случаев. Сумма страховой премии, уплаченная страхователями по данным договорам (полисам) страхования составила 2 307 407 рублей 26 копеек;

- протоколами выемок страховых полисов и их осмотра;

- протоколом выемки личного кадрового дела на имя Барновой И.Г.; книги формы N24 выдачи бланков страховых полисов ОСАГО, книги формы N24 выдачи бланков страховых полисов КАСКО и их осмотра;

- протоколами выемки и осмотра договоров на оказание агентских услуг по страхованию, книги формы N24 выдачи бланков квитанций на получение страховой премии

- заключением криминалистической экспертизы, согласно выводам которого установлено, что в представленных на экспертизу документах подписи выполнены не С., а другим лицом;

- иными положенными в основу приговора доказательствами.

Представленные сторонами в судебном разбирательстве доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы судом, правильно оценены в соответствии со ст.ст.87,88 и 307 УПК РФ.

Совокупность исследованных в суде первой инстанции доказательств обоснованно признана судом достаточной для принятия по делу итогового решения, и судом изложены мотивы, по которым одни доказательства приняты судом, а другие - отвергнуты. Оснований не согласиться с данными выводами у судебной коллегии не имеется.

Положенные судом в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ и обоснованно признаны судом допустимыми. При этом судебная коллегия отмечает, что в материалах дела не имеется, и в суд первой и апелляционной инстанции не представлено доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения.

Суд первой инстанции, оценив показания потерпевшего и свидетелей, обоснованно пришел к выводу об их относимости, допустимости и достоверности, принимая во внимание, что они согласуются между собой, а также иными доказательствами по делу, исследованными в судебном заседании.

Каких-либо сведений о заинтересованности представителя потерпевшего Ц., свидетелей В., К-а А.В., Г-о О.Л., У-й А.А., Г-я Г.Ю., К-н Д.В., М-й Т.Ю., М-а Р.Ю., Б-й В.И., С-й Е.А., А-а А.Д., Б-й Ж.Ю., С-а К.Н., Ш-й Т.А., К-й Н.Д., Ш-к Д.А., Б-а М.Т., Ф-а А.В., В-о И.В., С-а С.А., В-а В.В., Г-й А.В., К-а Д.А., Ш-о Р.С., Е-а А.Ю., Ч-я И.Э., К-а А.В., М-а И.В., К-а А.В., С-а А.А., Р-а И.В., С-н Д.А., Г-й, Б-й С.А., П-й Е.С., Л-а Д.Б., Ш-а С.Т., М-а И.П., К-с А.В.,Ч-а Д.Б., при даче показаний в отношении осужденной Барновой И.Г., оснований для её оговора, равно как и противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы суда о виновности Барновой И.Г. не установлено, не находит таковых и судебная коллегия.

При этом, все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Вопреки доводам жалоб, не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденной, требующих истолкования их в пользу последнего, судебной коллегией по делу не установлено. Оснований для иной оценки представленным, как стороной обвинения, так и стороной защиты, доказательствам, не имеется, судебная коллегия также их не усматривает.

Доводы осужденной и защитника о недоказанности её вины в совершении инкриминируемого ей преступления были предметом рассмотрения суда первой инстанции, не нашли своего подтверждения и были полностью опровергнуты собранными по уголовному делу доказательствами, в том числе показаниями представителя потерпевшего и вышеперечисленных свидетелей.

Судом первой инстанции дана оценка показаниям подсудимой Барновой И.Г., в которой она излагает свою версию произошедшего, и которые обоснованно признаны судом несостоятельными и опровергнуты, как собранными по делу доказательствами, так и установленными в ходе судебного следствия фактическими обстоятельствами, которые свидетельствуют об умысле подсудимой на хищение денежных средств.

Доводы защиты о том, что у Барновой И.Г. не было корыстного умысла, ее действия были направлены на погашение дебиторской задолженности, были предметом рассмотрения суда первой инстанции, не нашли своего подтверждения в судебном заседании, и обоснованно опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями свидетеля Г.

Об умысле Барновой И.Г. на хищение денежных средств свидетельствуют фактические действия подсудимой, которая подписывала агентские договора на персональные данные А. и других лиц в нарушение регламента ООО "***", осуществляя сокрытие истинных фактов получения ею данных документов, в том числе подписание договоров со стороны агентов другими лицами, сфальсифицировала агентский договор с А., предварительно получив его персональные данные. В дальнейшем Барнова И.Г. не передала указанного агента для контроля менеджерам агентских групп, самостоятельно давала указание специалисту БСО У. на выдачу бланков ей, якобы для передачи данному агенту. В последующем Барнова И.Г., получив БСО, передавала их страховым брокерам и неустановленным лицам.

При этом, как усматривается из материалов уголовного дела А., К., С., Р., С., М. никогда не занимались деятельностью в сфере страхования, агентские договора с ООО "***" не заключали и не подписывали, в Книге формы N24 за получение БСО они также не ставили свои подписи. Данные утверждения свидетелей подтверждается заключением криминалистической экспертизы, согласно выводам которого подписи в данных документах выполнены не вышеуказанными лицами. Таким образом, фиктивность агентских договоров была достоверно установлена исследованными в судебном заседании доказательствами.

Исходя из вышеизложенного, суд первой инстанции правильно указал, что организованная Барновой И.Г. схема использования персональных данных граждан при оформлении агентских договоров была необходима исключительно для придания видимости законности ее действий и соблюдения установленного ООО "***" регламента, и беспрепятственного завладения БСО, для последующего хищения полученных от их реализации денежных средств.

Исходя из вышеприведенного, судебная коллегия не может согласиться с доводами защиты о наличии в действиях Барновой И.Г. гражданско-правовых отношений либо дисциплинарного проступка.

Все доводы жалоб осужденной и защитника аналогичны тем, которые они заявляли в суде первой инстанции. Все без исключения эти доводы рассмотрены, и всем им дана надлежащая оценка в приговоре, с которой судебная коллегия не может не согласиться.

На основе исследованных доказательств суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства совершенного преступления, обоснованно пришел к выводу о виновности Барновой И.Г. в совершении преступления и квалификации ей действий по ч.4 ст.159 УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества, путем злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере. Оснований для иной квалификации не имеется.

Вопреки доводам жалоб квалифицирующий признак - группой лиц по предварительному сговору, нашел своё полное подтверждения в ходе судебного следствия, поскольку конкретные действия подсудимой, согласованность ее действий, четкое выполнение преступных ролей, свидетельствуют о совместном совершении преступления в группе лиц по предварительному сговору для достижения единого преступного умысла.

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства органами предварительного следствия при производстве расследования и судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела, как и принципа презумпции невиновности, равноправия и состязательности сторон, необоснованных отказов в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для исхода дела, влекущих отмену приговора, не допущено. При этом, вопреки доводам жалоб, уголовное дело расследовано и рассмотрено полно, всесторонне и объективно.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами жалоб о чрезмерно суровом наказании, поскольку при назначении Барновой И.Г. наказания, суд, исходя из положений ст. 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности Барновой И.Г., в том числе она впервые привлекается к уголовной ответственности, первые привлекается к уголовной ответственности, не отрицала фактические обстоятельства нарушения регламента ООО "***", в содеянном раскаялась, положительно характеризуется, имеет нетрудоспособных родственников, которым оказывает помощь, состояние здоровья подсудимой и ее родственников, что в соответствии со ст.61 УК РФ, суд признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств, отсутствие отягчающих обстоятельств, а также её семейное положение, влияние назначенного наказания на исправление осужденной и условия жизни её семьи.

При этом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его фактических обстоятельств, данных о личности Барновой И.Г., суд обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для назначения Барновой И.Г. наказания только в виде лишения свободы, и об отсутствии оснований для применения ст.64, 73 УК РФ. Оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ не имеется. Соответствующие выводы надлежаще мотивированы в приговоре.

Судебная коллегия находит назначенное Барновой И.Г. наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного ею преступления и личности виновной, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, а потому судебная коллегия не находит оснований для смягчения назначенного ей наказания, снижения его срока.

Таким образом, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13,389.20,389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 30 ноября 2016 года в отношении Барновой И.Г. - оставить без изменения, апелляционные жалобы адвоката Халиуллиной Е.А. и осужденной Барновой И.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.