Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тюменского областного суда от 17 апреля 2017 г. по делу N 33-2293/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Лаврентьева А.А.,

судей: Жегуновой Е.Е., Пуминовой Т.Н.

при секретаре Гимадиевой А.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представительства фирмы "ЗИГЕНИА-АУБИ КГ" (Германия) в г. Москва на решение Ленинского районного суда г. Тюмени от 28 декабря 2016 г., которым постановлено:

"Определить местом исполнения трудовых отношений Денисенко И.А. по трудовому договору, заключённому 03 июля 2007 года между представительством фирмы "Зигениа-Ауби ГК" (Германия) в г. Москва" и Денисенко И.А., - в городе Тюмени.

Взыскать с представительства фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва" в пользу Денисенко И.А. задолженность по заработной плате в общей сумме 947 224 рубля 24 копейки, компенсацию за задержку выплаты заработной платы в общей сумме 401 735 рублей 42 копейки, размер индексации в общей сумме 242 600 рублей 92 копейки, компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 13 000 рублей, убытки в размере 1051 рубль 71 копейка, а также госпошлину в доход муниципального образования городской округ Тюмень в размере 16457 рублей 80 копеек.

В остальной части требований иска отказать".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Жегуновой Е.Е., объяснения представителя представительства фирмы "ЗИГЕНИА-АУБИ КГ" (Германия) в г. Москва Муртазалиева С.М., действующего на основании доверенности, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, Денисенко И.А. и его представителя Устинова Р.Е., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Денисенко И.А. обратился в суд с иском к представительству фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва, с учетом изменения требований просил определить местом исполнения им трудовой функции по трудовому договору от 03 июля 2007 г. город Тюмень, взыскать с ответчика в его пользу задолженность по заработной плате (районный коэффициент) в размере 950 224 руб. 24 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 401 961 руб. 91 коп., компенсацию в связи с изменением индекса потребительских цен за весь период работы в размере 242 592 руб. 05 коп., компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Требования были мотивированы тем, что 03 июля 2007 г. между сторонами был заключен трудовой договор, по условиям которого истец был принят на работу на должность регионального менеджера в г. Тюмени. При этом, данным трудовым договором не предусматривалась выплата работнику районного коэффициента, что противоречит трудовому законодательству. В этой связи у ответчика образовалась задолженность перед истцом. На сумму задолженности по выплате районного коэффициента также подлежат начислению проценты за пользование денежными средствами и компенсация в связи с инфляционными процессами. Неправомерными действиями ответчика истцу был причинен моральный вред.

В судебном заседании истец Денисенко И.А. и его представитель Устинов Р.Е., действовавший на основании устного заявления доверителя, поддержали заявленные требования по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представители ответчика представительства фирмы "ЗИГЕНИА-АУБИ КГ" (Германия) в г. Москва - Муртазалиев С.М. и Рубанов О.Н., действовавшие на основании доверенностей, в судебном заседании с заявленными требованиями не согласились. В объяснениях по делу и письменном отзыве на иск ссылались на то, что оснований для выплаты истцу районного коэффициента не имелось, поскольку по условиям трудового договора местом его работы являлся офис ответчика в г. Москве. Указали, что фактически истец в городе Москве не работал, рабочего места там у него не было, регионом его деятельности был город Тюмень, с 01 октября 2014 г. истец исполнял трудовые обязанности дистанционно, по месту жительства в городе Тюмени. Сообщили о прекращении трудовых отношений между сторонами 30 сентября 2016 г. по взаимному соглашению. Заявили о применении срока обращения в суд к требованиям истца, поскольку о предполагаемом нарушении своих прав ему было известно с момента заключения трудового договора. Обратили внимание на то, что в соответствии с соглашением о расторжении трудового договора ответчик взял на себя обязательство выплатить истцу компенсацию за увольнение в размере 250 000 руб., в состав которой входят районный коэффициент за период с января 2015 года по сентябрь 2016 года и проценты за просрочку данных выплат.

Судом постановленовышеуказанное решение, с которым не согласен ответчик представительство фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва, в апелляционной жалобе его представитель просит решение суда отменить и принять по делу новое решение. Считает ошибочным вывод суда о длящемся характере нарушения прав истца, поскольку на момент его обращения в суд трудовые отношения сторон были прекращены. Вновь указывает на осведомленность истца о предполагаемом нарушении его прав с момента заключения трудового договора, не предусматривавшего выплату районного коэффициента. Находит неправомерным взыскание в пользу истца сумм индексации в связи с ростом потребительских цен, поскольку ни нормы трудового законодательства, ни положения трудового договора не возлагали на работодателя обязанности индексировать заработную плату сотрудника. Ссылается также на нарушение судом норм процессуального права, выразившееся в том, что ответчику не было заранее направлено заявление истца об увеличении исковых требований. Обращает внимание на то, что город Тюмень стал местом исполнения истцом трудовых обязанностей лишь после заключения сторонами 30 сентября 2014 г. дополнительного соглашения к трудовому договору. Полагает недоказанным факт причинения истцу морального вреда.

Рассмотрев дело в пределах доводов апелляционной жалобы, как это предусмотрено частью 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу абзаца 5 статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы.

Согласно статье 148 Трудового кодекса Российской Федерации, оплата труда на работах в местностях с особыми климатическими условиями производится в порядке и размерах не ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 17 августа 1971 г. N 325/24 "О размерах районных коэффициентов к заработной плате рабочих и служащих предприятий, организаций и учреждений, расположенных в районах Западной Сибири, для которых эти коэффициенты в настоящее время не установлены, и о порядке их применения" утвержден районный коэффициент к заработной плате рабочих и служащих предприятий, организаций и учреждений, расположенных в Тюменской области - 1,15.

В соответствии со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации, при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 236 Кодекса суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм. Начисление процентов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы не исключает права работника на индексацию сумм задержанной заработной платы в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов (пункт 55).

При прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете. В случае спора о размерах сумм, причитающихся работнику при увольнении, работодатель обязан в указанный в настоящей статье срок выплатить не оспариваемую им сумму (статья 140 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Как следует из дела, 03 июля 2007 г. между представительством фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва и Денисенко И.А. был заключен трудовой договор, в соответствии с пунктом 1 которого истец принимался на должность регионального менеджера в городе Тюмень Уральского региона. Согласно пункту 6 трудового договора место работы истца находилось по адресу: г. Москва, ул " ... " (т. 2, л.д. 179 - 184).

01 декабря 2008 г. стороны заключили дополнительное соглашение к трудовому договору, по условиям которого истец был переведен на должность регионального менеджера (г. Тюмень) отдела по развитию Уральского региона (т. 2, л.д. 186).

С 01 января 2010 г. истцу был установлен разъездной характер работы дополнительным соглашением от 28 декабря 2009 г. к трудовому договору (т. 2, л.д. 187).

01 октября 2014 г. на основании заявления работника стороны заключили дополнительное соглашение к трудовому договору, которым закреплен дистанционный характер работы истца. Этим же дополнительным соглашением пункт 6 трудовой договора был изложен следующей редакции: "работник выполняет трудовую функцию вне места расположения работодателя: по месту жительства работника (г. Тюмень, " ... ") или в любом другом месте в соответствии с производственной необходимостью". Также трудовой договор был дополнен положениями о разъездном характере работы истца по всей территории Российской Федерации и использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования для выполнения трудовой функции и осуществления взаимодействия между работником и работодателем (т. 2, л.д. 129).

Должностная инструкция регионального менеджера по развитию Уральского региона, утвержденная главой представительства фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва 08 декабря 2010 г., предусматривала круг обязанностей данного сотрудника, исполнение которых предполагает его нахождение в регионе присутствия (представление и защита интересов фирмы в регионе, налаживание связей с деловыми партнерами - переработчиками и торговцами фурнитуры, оказание представительских услуг для потенциальных партнеров и клиентов, реализация рекламных компаний, выполнение оперативных поручений, составление отчетов) (т. 2, л.д. 247 - 250).

Фактическое исполнение истцом в период трудовых отношений должностных обязанностей в г. Тюмени на постоянной основе с командировками в другие регионы подтверждается представленными ответчиком по запросу суда документами: командировочными удостоверениями, содержащими информацию о выбытии истца в командировки из г. Тюмени и последующем его возвращении в г. Тюмень, проездными документами, авансовыми отчетами о служебных расходах, историей транзакций по топливным картам (т. 3, т. 4, т. 5 л.д. 1 - 63).

При этом, трудовой договор не содержал положений о выплате истцу районного коэффициента в связи с осуществлением трудовой деятельности на территории Тюменской области. Представленные в деле расчетные листки за весь период трудовых отношений сведений о начислении истцу районного коэффициента также не содержат, справки по форме 2-НДФЛ о доходах истца подтверждают выплату ему заработной платы в размере, не превышающем должностной оклад (т. 1, л.д. 10 - 246, т. 2 л.д. 1 - 112).

Размер должностного оклада истца неоднократно менялся на основании дополнительных соглашений к трудовому договору: с 01 апреля 2008 г. он был равен " ... " руб. в месяц, с 11 января 2011 г. - " ... " руб. в месяц; с 01 августа 2011 г. - " ... " руб. в месяц, с 01 декабря 2012 г. - " ... " руб. в месяц, с 01 августа 2014 г. - " ... " руб. в месяц (т. 2, л.д. 185, 188 - 191).

29 сентября 2016 г. сторонами было заключено соглашение о расторжении трудового договора, по условиям которого 30 сентября 2016 г. считалось последним рабочим днем истца. Работник взял на себя обязательство передать работодателю не позднее указанной даты доверенности и вверенные материальные ценности, а работодатель - оформить увольнение, выдать трудовую книжку и выплатить компенсацию в связи с расторжением трудового договора в размере 250 000 руб. (т. 2, л.д. 171).

30 сентября 2016 г. ответчиком был издан приказ об увольнении истца по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон) (т. 2, л.д. 198).

Постановив обжалуемое решение в части удовлетворения требования Денисенко И.А. об определении местом исполнения им трудовой функции город Тюмень, суд посчитал доказанным материалами дела факт исполнения истцом своих должностных обязанностей на постоянной основе в данном населенном пункте.

Требования о взыскании в пользу истца районного коэффициента за весь период трудовых отношений, компенсации за задержку его выплаты и компенсации в связи с изменением индекса потребительских цен, в свою очередь, были удовлетворены судом как производные от требования об установлении местом исполнения Денисенко И.А. трудовой функции город Тюмень.

При этом, ссылки ответчика на пропуск истцом срока обращения в суд были отклонены судом в связи с тем, что нарушение трудовых прав истца носит длящийся характер.

Судебная коллегия полагает верным вывод суда первой инстанции относительно определения места исполнения истцом трудовых обязанностей, поскольку он соответствует обстоятельствам дела и требованиям закона.

Материалами дела достоверно установлено, что истец фактически в период трудовых отношений сторон исполнял свои трудовые обязанности в г. Тюмени, что признавалось представителями ответчика в суде первой инстанции. Довод апелляционной жалобы о том, что город Тюмень стал местом исполнения истцом своих трудовых обязанностей только с 30 сентября 2014 г., когда в трудовой договор сторон были внесены соответствующие изменения, отклоняется как противоречащий имеющимся в деле доказательствам.

Исполнение работником трудовых обязанностей в городе Тюмени в силу закона предполагает обязанность работодателя оплачивать труд данного работника, исполняющего свои обязанности в местности с особыми климатическими условиями, в повышенном размере - с увеличением на коэффициент 1,15. Учитывая, что ответчик такую обязанность перед истцом не исполнил, суд, разрешая спор, пришел к правильному выводу об обоснованности заявленного истцом требования о взыскании сумм указанного коэффициента.

Вместе с тем, взыскивая данную сумму за весь период работы истца, суд не учел, что в силу разъяснений, изложенных в пункте 56 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", нарушение права работника на оплату труда в полном размере может считаться длящимся, а у ответчика в этой связи в течение всего периода действия трудового договора должна сохраняться обязанность по своевременной и в полном объеме выплате данному работнику заработной платы, в том числе задержанных сумм, только в отношении начисленной, но не выплаченной заработной платы.

Между тем, материалами дела установлено, что заработная плата в период трудовых отношений сторон начислялась и выплачивалась истцу в обусловленном трудовым договором размере. Районный коэффициент в число суммы начисленной заработной платы включен не был.

В соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения у ответчика обязанности по выплате истцу заработной платы, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Пропуск данного срока при отсутствии уважительных причин пропуска является основанием для отказа в иске при условии, что ответчиком в суде первой инстанции о пропуске срока было заявлено.

Представитель представительства фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва в суде первой инстанции о пропуске Денисенко И.А. срока обращения в суд заявил, Денисенко И.А. на уважительность причин пропуска срока и необходимость его восстановления не ссылался.

О нарушении права на получение заработной платы с ее увеличением на районный коэффициент истец знал при заключении трудового договора в 2007 году. После этого, ежемесячно получая заработную плату в обусловленном трудовым договором размере, истец не мог не знать о том, что районный коэффициент ему не выплачивается.

30 сентября 2016 г. трудовые отношения сторон были прекращены. Следовательно, не получив в этот день причитающиеся ему при увольнении выплаты с учетом районного коэффициента, как это предусмотрено статьей 140 Трудового кодекса Российской Федерации, истец сохранил право требовать такую выплату в судебном порядке лишь за последние три месяца работы. Взыскание судом в пользу истца сумм районного коэффициента к заработной плате за весь предыдущий период работы не основано на законе.

Учитывая представленный истцом расчет задолженности по выплате районного коэффициента (т. 5, л.д. 68), правильность которого ответчиком не оспаривается и сомнений не вызывает, взысканию в пользу истца подлежали суммы не начисленного за июль, август, сентябрь 2016 года районного коэффициента, проценты за задержку данных выплат и индексация сумм задержанных выплат в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов, составляющие в общей сложности 72 650 руб. 29 коп.

В этой связи доводы апелляционной жалобы о необоснованности выводов суда относительно неприменимости в рассматриваемой ситуации последствий пропуска истцом срока обращения в суд заслуживают внимания, решение суда в части взыскания упомянутых сумм подлежит изменению, как принятое при ошибочном применении норм материального права.

Изменение суммы взыскания влечет необходимость перерасчета и взысканной с ответчика государственной пошлины.

Ссылки в апелляционной жалобе на отсутствие оснований для взыскания в пользу истца индексации суммы задержанной выплаты в связи с ее обесцениванием вследствие инфляционных процессов отклоняются как противоречащие разъяснениям, изложенным в приведенном выше постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Довод жалобы о неправомерности взыскания судом в пользу истца компенсации морального вреда также подлежит отклонению, поскольку нарушение работодателем трудовых прав работника, что и было установлено в рассматриваемом случае, в силу статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации влечет возникновение у работника права требовать компенсации причиненного ему морального вреда.

Данных о направлении ответчику судом первой инстанции копии искового заявления с измененными требованиями, как обоснованно указано в апелляционной жадобе, в деле нет, однако, учитывая, что после изменения Денисенко И.А. исковых требований судебное разбирательство по делу было отложено, в следующем судебном заседании представители ответчика участие принимали, о существе спора знали, позицию ответчика по всем заявленным истцом в окончательной редакции искового заявления требованиям высказали и о предоставлении времени для подготовки по иску не заявляли, оснований полагать, что не направление судом копии искового заявления Денисенко И.А. с измененными требованиями в адрес ответчика привело к существенному нарушению процессуальных прав последнего, не имеется.

Иных заслуживающих внимания доводов в апелляционной жалобе не приведено.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьями 328 - 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Тюмени от 28 декабря 2016 г. в части взыскания в пользу Денисенко И.А. задолженности по заработной плате, компенсации за задержку выплаты заработной платы, индексации, а также в части взыскания в доход муниципального образования городской округ Тюмень государственной пошлины изменить, взыскать с представительства фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва" в пользу Денисенко И.А. в счет задолженности по заработной плате, компенсации за задержку выплаты заработной платы, индексации суммы задержанной выплаты в связи с ее обесцениванием вследствие инфляционных процессов 72 650 руб. 29 коп., взыскать с представительства фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва" в доход муниципального образования городской округ город Тюмень государственную пошлину в сумме 2 679 руб. 50 коп.

В остальной части решение Ленинского районного суда г. Тюмени от 28 декабря 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу представительства фирмы "Зигениа-Ауби КГ" (Германия) в г. Москва - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.