Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 20 апреля 2017 г. по делу N 33-3402/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего Быковой И.В.,

Судей: Зуевой С.М., Грибанова Ю.Ю.,

При участии прокурора Еськовой Ю.С.

При секретаре: А.М.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в "адрес" 20 апреля 2017

года дело по апелляционной жалобе Богдановой И. Н. на решение Железнодорожного районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ, которым постановлено:

Исковые требования Богдановой И. Н. к АО "Федеральная пассажирская компания" о признании несчастного случая связанным с производством, возложении обязанности составить акт формы Н-1 о несчастном случае на производстве, взыскании компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Зуевой С.М., объяснения Богдановой И.Н. и её представителя Головко Н.С., объяснения представителя АО "Федеральная пассажирская компания" - Пачерских М.В., заключение прокурора, полагавшего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Богданова И.Н. обратилась в суд с иском к АО "Федеральная пассажирская компания", в котором просила: признать несчастный случай, имевший место ДД.ММ.ГГГГ на территории Сибирского железнодорожного агентства - структурного подразделения Западно - Сибирского филиала АО "Федеральная пассажирская компания" в рабочее время, связанным с производством; обязать ответчика в лице структурного подразделения Западно - Сибирского филиала - Сибирское железнодорожное агентство составить акт формы Н-1 о несчастном случае на производстве, произошедшем ДД.ММ.ГГГГ; взыскать с АО "Федеральная пассажирская компания" компенсацию морального вреда 300 000 руб., судебные расходы по оплате услуг представителя 30 000 руб.

В обоснование указала, что ДД.ММ.ГГГГ между ней и ОАО "Федеральная пассажирская компания" заключен трудовой договор N, согласно которого она принята на должность "данные изъяты"

ДД.ММ.ГГГГ истица работала в ночную смену. Примерно с 01:00 до 01:30 поднялась на кухню. Набрав воды, присела на табурет, который по причине ветхости развалился. В результате падения ударилась "данные изъяты". О произошедшем случае сообщено заведующей билетными кассами Панюшкиной Г.М., однако расследование произошедшего случая не проводилось.

После полученной травмы боли усилились, не смогла ходить, ДД.ММ.ГГГГ обратилась за медицинской помощью в НБУЗ Городская поликлиника N, находилась на больничном с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, затем с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ лечение прошло поверхностно, был сделан рентген бедра, который показал воспаление.

В дальнейшем состояние стало ухудшаться, в 2014 ее направили на полное обследование. Согласно заключению МРТ, имелся "данные изъяты". Также после падения начались проблемы с "данные изъяты".

ДД.ММ.ГГГГ установлена вторая группа инвалидности сроком до ДД.ММ.ГГГГ, справкой МСЭ от ДД.ММ.ГГГГ "данные изъяты" группа инвалидности подтверждена "бессрочно".

В октябре 2015 поданы заявления о выдаче акта формы Н-1, учета и регистрации несчастного случая на производстве.

Согласно акту расследования случая падения от ДД.ММ.ГГГГ оснований для оформления акта формы Н-1, учета и регистрации несчастного случая на производстве с билетным кассиром на железнодорожном транспорте Богдановой И.Н. не установлено.

Судом постановленовышеуказанное решение, с которым Богданова И.Н. не согласна и в апелляционной жалобе просит решение суда отменить.

В обоснование доводов жалобы указывает, что не согласна с заключением экспертизы, которой не установлена связь меду произошедшим падением и дальнейшим ухудшением здоровья.

Суд незаконно и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о вызове в суд экспертов для дачи пояснений по проведённым исследованиям, а также о назначении повторной экспертизы. В результате чего суд фактически лишил её права на предоставление доказательств, и вынес решение по заключению экспертизы, которое не соответствует действующему законодательству, в связи с чем, является недопустимым.

Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы Богдановой И.Н., не находит оснований к удовлетворению жалобы и отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

В соответствии со ст.227 Трудового кодекса РФ расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Аналогичный подход к квалификации несчастного случая как произошедшего на производстве следует также из абз.10 ст.3 ФЗ от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", из п.3 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 24.10.2002 N 73.

В соответствии со ст.3 Федерального закона от 24.07.1998 года N125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" к застрахованным относится физическое лицо, получившее повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденное в установленном порядке и повлекшее утрату профессиональной трудоспособности.

Несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях. Основным документом, подтверждающим факт повреждения здоровья и временную утрату профессиональной трудоспособности, является листок нетрудоспособности, выдаваемый медицинской организацией по форме и в порядке, предусмотренном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Наступление стойкой утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждениями медико-социальной экспертизы при представлении акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1 или акта о профессиональном заболевании и оформляется в виде заключения.

В соответствии положениями Трудового кодекса РФ, регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227-231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника.

Согласно ст.229.1 Трудового кодекса РФ несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или иным лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Право квалификации несчастного случая как несчастного случая на производстве или как несчастного случая, не связанного с производством, предоставлено комиссии, проводившей расследование.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, истец состояла с ответчиком в трудовых отношениях с марта 2010 - работала в должности кассира билетного (л.д.39,40).

Обращаясь в суд с иском, указала, что в мае 2012 работала в ночную смену, поднялась на кухню, где присела на табурет, который по причине ветхости развалился. В результате падения ударилась "данные изъяты"

ДД.ММ.ГГГГ ответчиком в связи с заявлением истца (л.д.89) создана комиссия (л.д.91), проведено расследование (л.д.92, 103) и составлен акт расследования случая падения билетного кассира на железнодорожном транспорте Богдановой И.Н. (л.д.111), правомерность вывода которого подтверждалась заключением ГИТ (л.д.106).

Из вышеуказанного акта следует, что ДД.ММ.ГГГГ в адрес ответчика поступило заявление истца с просьбой выдать акт формы Н-1 о несчастном случае, произошедшем в 2012.

В ходе расследования получены письменные объяснения сотрудников и установлено, что от истца и иных лиц сообщений о факте падения и получения травмы не поступало, точную дату падения не могут установить, очевидцы подтверждают, что истец села мимо табурета, факта излома табурета не было, случай не квалифицирован как связанный с производством.

С ДД.ММ.ГГГГ истцу установлена инвалидность второй группы (л.д.41).

Согласно заключению экспертной комиссии (л.д.135) инвалидность истца установлена в связи с наличием хронического прогрессирующего заболевания "данные изъяты". Наличие данного заболевания документально подтверждено с 1996 "адрес" обращение в поликлинику по поводу болей в области спины после мая 2012 г. зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ, т.е. почти через 7 месяцев. Объективного подтверждения связи между произошедшим падением со стула при обстоятельствах, указанных истцом и дальнейшим ухудшением здоровья, имеющимися заболеваниями и установление группы инвалидности нет.

В соответствии с п.2 ст.14 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации "О порядке и условиях признания лица инвалидом" от 20.02.2006 N95 признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации; ... в случае признания гражданина инвалидом в качестве причины инвалидности указываются общее заболевание, трудовое увечье, профессиональное заболевание, а также иные причины, установленные законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п.3 разъяснения N1, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации "Об утверждении разъяснения "Об определении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы причин инвалидности" от 15.04.2003 N17 причина инвалидности с формулировкой "общее заболевание" определяется в тех случаях, когда инвалидность явилась следствием различных заболеваний или увечий, но не стоит в прямой зависимости от профессионального заболевания, трудового увечья, военной травмы или заболевания, полученного в период военной службы.

Согласно п.6 Разъяснений, причина инвалидности с формулировкой "трудовое увечье" определяется гражданам, инвалидность которых наступила вследствие повреждения здоровья, связанного с несчастным случаем на производстве; основанием для определения причины инвалидности с формулировкой "трудовое увечье" является акт о несчастном случае на производстве.

Заключением главного государственного инспектора труда в "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ (составленного по материалам расследования, проведённого комиссией Сибирского железнодорожного агентства-структурного подразделения Западно-Сибирского филиала АО "Федеральная пассажирская компания", образованной приказом начальника Сибирского железнодорожного агентства N от ДД.ММ.ГГГГ) несчастный случай, происшедший ДД.ММ.ГГГГ в период с 01.00 час. до 01.30 час. с Богдановой И.Н., признан подлежащим квалификации как не связанный с производством и оформлению актом произвольной формы.

Соответственно у суда не имелось оснований и для удовлетворения требований истца об обязании работодателя составить акт по форме Н-1, установленной постановлением Минсоцразвития РФ от ДД.ММ.ГГГГ N).

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд обоснованно не усмотрел наличия основания для назначения повторной экспертизы, поскольку согласно ст.87 ГПК РФ основанием для проведения повторной экспертизы является неясность или неполнота заключения эксперта. Таких оснований судом не было выявлено, по делу проводилась очная медико-социальная экспертиза ФКУ "ГБ МСЭ по "адрес"" Минтруда России, неясностей и противоречий, которая не содержит.

Согласно представленного в материалы дела заключения экспертизы (л.д.135-139), ответ на вопрос о наличии причинно-следственной связи не носит вероятностного характера, напротив изложен в категоричной форме с приведением ряда обоснований данного вывода, согласно которому: " ... объективного подтверждения связи между произошедшим ДД.ММ.ГГГГ падением со стула Богдановой И. Н. при обстоятельствах, указанных ею в иске и дальнейшим ухудшением здоровья, имеющимися заболеваниями и установлением ей группы инвалидности нет".

В соответствии с положениями ч.3 ст.86 ГПК РФ заключение экспертизы было оценено судом в совокупности с иными представленными по делу доказательств, опровержения которым со стороны истца в процессе рассмотрения дела представлено не было.

Ссылка на незаконность проведения медико-социальной экспертизы вместо судебно-медицинской, так же является несостоятельной, поскольку с учетом заявленных исковых требований, их характера и основания, в соответствии со ст.60 ФЗ от 21.11.2011 N 323-ФЗ /в ред. от 03.07.2016/ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации/ с изм. и доп.вступ. в силу с 01.01.2017/ судом правильно назначена и проведена Медико-социальная экспертиза и оснований для проведения иной экспертизы не установлено. Данные обстоятельства не противоречат Постановлению ПВС РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", в частности п.28.

При указанных обстоятельствах, законных оснований для квалификации несчастного случая как связанного с производством в данном случае не имеется, а доводы жалобы в данной части направлены на иную оценку представленных доказательств и ничем не подтверждены.

С учётом установленных по делу обстоятельств на основании собранных по делу доказательств в виде материалов расследования несчастного случая, руководствуясь положениями Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", суд пришел к обоснованному выводу о том, требования истца не подтверждены материалами дела. С учётом отказа в удовлетворении основанных требований не имеется оснований для удовлетворения производных требовании о взыскании морального вреда, судебных расходов.

Оснований не согласиться с выводами суда судебная коллегия не усматривает, поскольку инвалидность истца установлена в связи с наличием хронического прогрессирующего заболевания дегенеративно-дистрофического характера.

С учетом изложенного, решение суда является законным и обоснованным, процессуальных нарушений, отразившихся на правильности принятого решения, не допущено, оснований, предусмотренных ст.330 ГПК РФ для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется и доводы жалобы таковыми не являются.

Руководствуясь ст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Железнодорожного районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ в пределах доводов жалобы оставить без изменения, а апелляционную жалобу Богдановой И. Н. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.