Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 18 мая 2017 г. по делу N 33-3309/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 18 мая 2017 г. по делу N 33-3309/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Полтевой В.А.,

судей Полшковой Н.В., Коваленко А.И.,

при секретере Гатченко О.О.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Бурнефть" на решение Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 27 января 2017 года по гражданскому делу по иску Г. А.А. к обществу с ограниченной ответственностью "Бурнефть" о взыскании задолженности по заработной плате, процентов за нарушение сроков выплаты заработной платы, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Полтевой В.А., пояснения представителя ответчика ООО "Бурнефть" Сытника Ю.А., поддержавшего апелляционную жалобу по изложенным в ней доводам, судебная коллегия

установила:

Истец Г. А.А. обратился в суд с указанным иском к ООО "Бурнефть", в обоснование требований ссылаясь на то, что в период с 25 февраля 2016 года по 26 октября 2016 года он состоял в трудовых отношениях с ответчиком. Он был принят на должность помощника бурильщика ЭиРБС 5 разряда на неопределенный срок, с ним был заключен трудовой договор N от (дата). В соответствии с условиями заключенного договора был установлен следующий режим рабочего времени: 7 суток рабочих, 7 суток отдыха; работодатель предоставляет работнику работу в ООО "Бурнефть" по обусловленной трудовым договором трудовой функции. Вместе с тем, в нарушение ст. 22 Трудового кодекса РФ и условий трудового договора с (дата) в ООО "Бурнефть" был введен режим простоя, работникам предложено подать заявления о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы. Он от написания такого заявления отказался. Полагал, что в соответствии со ст. 157 Трудового кодекса РФ время простоя по вине работодателя должно быть оплачено в размере не менее двух третей средней заработной платы, однако. Ему такие выплаты за период с 24 марта 2016 года по 18 августа 2016 года не произведены. В ООО "Бурнефть" сроки оплаты труда установлены 15 и 30 числа. 18 агуста 2016 года он был вызван на работу и отправлен на очередную вахту. С 06 октября 2016 года в ООО "Бурнефть" вновь был введен режим простоя, в связи с чем, 26 октября 2016 года истец уволился из организации. При выдаче расчета при увольнении ему не была произведена оплата времени простоя с 06 по 26 октября 2016 года. С учетом простоя с 24 марта2016 года по 18 августа 2016 года задолженность по заработной плате составила 166 404 рублей. Полагал, что в связи с нарушением работодателем установленного срока выплаты заработной платы он имеет право на выплату причитающихся денежных сумм с уплатой процентов, размер которых составляет 20 877 рублей. Просил суд взыскать с ответчика в свою пользу задолженность по заработной плате в размере 166 404, 10 рублей, проценты за нарушение сроков выплаты заработной платы - 20 877 рублей, компенсацию морального вреда - 40 000 рублей.

Истец Г. А.А. в судебном заседании поддержал заявленные исковые требования по изложенным в иске основаниям и просил их удовлетворить.

Представитель ответчика ООО "Бурнефть" Сытник Ю.А., действующий на основании доверенности, в судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований Г. А.А., ссылаясь на то обстоятельство, что факт простоя в ООО "Бурнефть" не доказан, приказ по организации не издавался, работники о простое не уведомлялись. Просил в удовлетворении иска отказать.

Решением Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 27 января 2017 года исковые требования Г. А.А. удовлетворены частично.

Суд взыскал с общества с ограниченной ответственность "Бурнефть" в пользу Г. А.А. задолженность по заработной плате за период с 24 марта 2016 года по 18 августа 2016 года в размере 135 721,63 рублей, проценты за задержку выплаты заработной платы в размере 20 877,62 рублей, компенсацию морального вреда 3 000 рублей.

В доход бюджета муниципального образования "город Оренбург" с общества с ограниченной ответственностью "Бурнефть" взыскана госпошлина в размере 4332 рублей.

В апелляционной жалобе ООО "Бурнефть" просит указанное решение суда отменить как незаконное и необоснованное, поскольку истцом не было представлено доказательств, обосновывающих его требования, в том числе, о простое на предприятии, в связи с чем, судом сделаны неправильные выводы. В указанный истцом период он отсутствовал на рабочем месте, однако, привлечение работника к дисциплинарной ответственности по данному факту является правом, а не обязанностью работодателя, в силу чего судом дана неверная правовая оценка действиям работодателя в данной части.

В суд апелляционной инстанции истец Г. А.А. не явился, о времени и месте судебного разбирательства был извещен надлежащим образом. В письменных возражениях просил оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.

Судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие указанного лица, в соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Статья 15 Трудового кодекса РФ определяет трудовые отношения как отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В силу ст. 16 этого же Кодекса трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 25 февраля 2016 года Г. А.А. принят на работу в ООО "Бурнефть" на должность бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 5 разряда на неопределенный срок, с испытательным сроком 3 месяца. С ним заключен трудовой договор N.

В соответствии с п.1.1 трудового договора работодатель предоставляет работнику работу в ООО "Бурнефть" по обусловленной настоящим договором трудовой функции, а работник обязуется лично за плату выполнять обусловленную этим договором трудовую функцию с соблюдением действующих правил внутреннего трудового распорядка, других локальных нормативных актов работодателя, а также выполнять иные обязанности, предусмотренные трудовым договором и дополнительными соглашениями к нему.

Согласно пунктам. 2.2.1, 2.2.2. трудового договора работник имеет право на предоставление работы, обусловленной настоящим трудовым договором, своевременную и в полном объёме выплату заработной платы.

Заявляя исковые требования, истец ссылался на то, что в период с 24 марта по 18 августа 2016 года ввиду простоя на предприятии ему не была начислена и выплачена заработная плата.

Из представленных в материалы дела табелей учета рабочего времени в ООО "Бурнефть" за период с марта по август 2016 года следует, что большинство работников буровых бригад N и N, а также вспомогательного состава была направлены в отпуск без сохранения заработной платы. В отношении Г. А.А. в указанный период имеется отметка о его отсутствии на рабочем месте по невыясненным обстоятельствам. (том 1, л.д. 74-248).

Показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля ФИО7, работавшего в ООО "Бурнефть", подтверждено, что в период с марта по август 2016 года простой в обществе не объявлялся, но работникам предлагалось написать заявления о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы в связи с отсутствием работы. Такие заявления предлагалось писать на неопределенный срок, при этом, им разъясняли, что сотрудники, отказавшиеся писать заявление, будут уволены. Они приходили на рабочие места, но, в связи с отсутствием работы, их отправляли домой. Заработная плата за указанный период никому не выплачивалась.

Удовлетворяя исковые требования о взыскании заработной платы за период с 24 марта 2016 года по 18 августа 2016 года, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 15, 16, 21, 56 Трудового кодекса РФ, основываясь на письменном трудовом договоре от 25 февраля 2016 года, подписанном сторонами (том 1, л.д. 9-12), показаниях допрошенного свидетеля ФИО7, исходил из того, что ответчиком, в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, не представлено доказательств, свидетельствующих о необоснованности заявленных исковых требований. При отсутствии допущенных истцом нарушений трудовой дисциплины работодатель не обеспечил Г. А.А. работой, обусловленной трудовым договором, в связи с чем имеются основания для взыскания с ответчика в пользу истца заработной платы.

Судебная коллегия считает выводы суда правильными, основанными на положениях вышеуказанных норм и не противоречащими установленным по делу обстоятельствам.

В статье 21 Трудового кодекса РФ предусмотрены основные права работника, в том числе право на предоставление ему работы, обусловленной трудовым договором, своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы, которым корреспондируют обязанности работодателя, перечисленные в статье 22 Трудового кодекса РФ, по предоставлению работникам работы, обусловленной трудовым договором, выплате в полном размере причитающейся работникам заработной платы в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Трудовое законодательство предусматривает правовой механизм отстранения работника от работы как временное недопущение к выполнению им своих трудовых обязанностей по основаниям, перечисленным в Трудовом кодексе РФ, других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации.

В силу ст. 76 Трудового кодекса РФ работодатель обязан отстранить работника от работы при наступлении следующих обстоятельств: появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения; непрохождение в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда; непрохождение в установленном порядке обязательный медицинский осмотр (обследование), а также обязательное психиатрическое освидетельствование в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором; в случае приостановления действия на срок до двух месяцев специального права работника (лицензии, права на управление транспортным средством, права на ношение оружия, другого специального права) в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, если это влечет за собой невозможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору и если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья; по требованию органов или должностных лиц, уполномоченных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; в других случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 76 Трудового кодекса РФ, работодатель отстраняет от работы (не допускает к работе) работника на весь период времени до устранения обстоятельств, явившихся основанием для отстранения от работы или недопущения к работе.

Исходя из ч. 3 указанной статьи, в период отстранения от работы (недопущения к работе) заработная плата работнику не начисляется, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно ч. 1 ст. 157 Трудового кодекса РФ время простоя (ст. 72.2 настоящего Кодекса) по вине работодателя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. Время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя. Время простоя по вине работника не оплачивается.

В соответствии с ч.3 ст. 72.2 Трудового кодекса РФ под простоем понимается временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

В силу положений ст. 128 Трудового кодекса РФ по семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам работнику по его письменному заявлению может быть предоставлен отпуск без сохранения заработной платы, продолжительность которого определяется по соглашению между работником и работодателем.

Таким образом, заменять простой отпусками за свой счет по своей инициативе работодатель не вправе.

Как следует из материалов дела, в указанный истцом период в табелях учета рабочего времени с апреля по август 2016 года и в октябре 2016 года имеется отметка о его отсутствии на рабочем месте по невыясненным обстоятельствам. При этом, работодателем в материалы дела не представлено сведений о том, что причины отсутствия Г. А.А. на рабочем месте в указанный период не являются уважительными, никаких мер дисциплинарного взыскания к нему применено не было. Сведений об отказе работника от выполнения обусловленной трудовым договором работы в материалы дела также не представлено.

Применительно к обстоятельствам настоящего дела фактически имел место простой не по вине работника.

Судебная коллегия учитывает, что описательно-оценочная формулировка причин, вызвавших простой, изложенная в трудовом законодательстве, свидетельствует о разнообразии обстоятельств, которые могут вызвать приостановление деятельности, что делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, однако может являться предметом оценки суда, рассматривающего трудовой спор.

Оценив представленные доказательства с учетом положений ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что работодатель не предоставил истцу работу неправомерно, не имея для этого законных оснований, в связи с чем в соответствии со ст. 157 Трудового кодекса РФ требования истца о взыскании в его пользу заработной платы за время вынужденного простоя счел обоснованными.

Доказательств наличия предусмотренных ст. 76 Трудового кодекса РФ обстоятельств, дающих ответчику основания не допускать истца до работы, не представлено, поэтому непредоставление Г. А.А. обусловленной его трудовым договором работы является незаконным, нарушающим право истца на труд.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с произведенным судом расчетом заработной платы за указанный период.

Рассматривая требования о взыскании заработка за время простоя, руководствуясь ст. 157 Трудового кодекса РФ, суд первой инстанции исходил из трудового договора, представленного истцом, согласно которому размер заработной платы истца составляет 42 413 рублей, и пришел к ошибочному выводу о том, что с ответчика в пользу истца следует взыскать неполученный им заработок за период с 24 марта 2016 года по 18 августа 2016 года в размере - 135 721,63 рублей (расчет: за 6 дней марта 2016 г. - 8 685, 26 рублей; за апрель 2016 г. - 42 413 рублей, за май 2016 г. - 42 413 рублей, за июнь 2016 г. - 42 413 рублей, за июль 2016 г. - 42 413 рублей, с 01 по 18 августа 2016 г. (18 дней) - 26 055 рублей, а всего 204392, 97 рублей х 2/3).

Однако суд не учел, что истец работал по сменам, что свидетельствует о том, что имел место суммированный учет рабочего времени (ст. ст. 103, 104 Трудового кодекса РФ).

В соответствии с п. 13 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утв. Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 г. N 922, при определении среднего заработка работника, которому установлен суммированный учет рабочего времени, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска, используется средний часовой заработок.

Ввиду указанного, поскольку данные обстоятельства являются юридически значимыми при разрешении настоящего спора, однако, судом первой инстанции не выяснялись, судебной коллегией на обсуждение был вынесен вопрос о предоставлении дополнительных доказательств - графиков сменности, справки о размере заработной платы истца за фактически отработанное время, среднем и среднечасовом заработке, Правил внутреннего трудового распорядка.

Указанные документы были представлены в суд апелляционной инстанции и приобщены к материалам дела.

В соответствии с п. 4 Порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 года N 922, расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

В силу п. 5 указанного Порядка при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если:

в) работник не работал в связи с простоем по вине работодателя или по причинам, не зависящим от работодателя и работника.

Согласно Положению о вахтовом методе организации работ в ООО "Бурнефть" при работе в режиме рабочей недели с предоставлением выходных дней по скользящему графику, в режиме гибкого рабочего времени и при сменной работе, согласно ст. 103 Трудового кодекса РФ, рабочее время и время отдыха работников в пределах учетного периода регламентируются графиком работы (раздел 5).

Согласно Положению об оплате труда и премировании работников Общества с ограниченной ответственностью "Бурнефть" для сотрудников, выполняющих работы вахтовым методом, установлен суммированный учет рабочего времени с учетным периодом один календарный год (пункт 3.1.1).

Как следует из справки о заработной плате истца за период с февраля по сентябрь 2016 года, общее начисление заработной платы истцу составило 164 708,26 рублей, отработано 42 дня/407 часов, при этом в апреле, мае, июне, июле 2016 года истец не имел фактически отработанных дней, в августе отработал 9 дней/88 часов, в сентябре - 16 дней/154 часа, в октябре 2016 года - 1 день/11 часов. Согласно расчетным листкам, в феврале, марте, сентябре и октябре 2016 года истцу выплачивались денежные средства за питание, всего на сумму 9 574 рублей, в силу п. 3 вышеуказанного Положения, данная сумма подлежит исключению из общей суммы полученного заработка.

Среднечасовой заработок составит: 155 132,26 рублей / 407 часов = 381,16 рублей.

Размер оплаты простоя при суммированном учета рабочего времени рассчитывается исходя из 2/3 среднего часового заработка, помноженного на количество часов простоя.

Согласно представленному графику сменности, часов простоя за указанный период - 994 (март - 88, апрель - 154, май - 154, июнь - 158, июль 187. август - 110, октябрь - 143).

Таким образом, сумма заработка за период вынужденного простоя с 24 марта по 18 августа 2016 года, с 06 октября по 26 октября 2016 года составит: 381,16 х 2/3 х 994 = 252 582,03 рублей.

Статьей 236 Трудового кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 N 272-ФЗ) предусмотрено, что при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Таким образом, поскольку судом признано доказанным, что работодатель не исполнил обязанности по выплате работнику заработной платы за период простоя, является верным вывод суда о том, что Г. А.А. имеет право требования выплаты денежной компенсации в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ.

Вместе с тем, расчет указанной компенсации произведен судом неверно, без учета внесенных в статью 236 Трудового кодекса РФ изменений, вступивших в законную силу с 03 октября 2016 года.

С учетом изложенного, расчет компенсации будет следующим: 2/3 заработной платы за количество смен, подлежащих оплате в месяце х 1/150 х (ключевая ставка) х количество дней просрочки:

за март 2016 года - 3 132,09 рублей, за апрель 2016 года - 4 411,40 рублей, за май 2016 года - 3 589, 40 рублей; за июнь 2016 года 2 838,10 рублей, за июль 2016 года - 2 361,46 рублей, за августа 763,83 рублей, за октябрь 2016 года - 484,40 рублей, а всего 17 580,68 рублей.

Ввиду указанного, решение суда в части взыскания суммы заработной платы за период простоя и суммы денежной компенсации подлежит изменению.

При этом, судебная коллегия не соглашается с выводами суда об удовлетворении данных требований в пределах заявленных истцом сумм, поскольку такой вывод основан на неверном толковании материальных норм.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако, суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Согласно ст. 395 Трудового кодекса РФ при признании органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор, денежных требований работника обоснованными, они удовлетворяются в полном размере. По смыслу данных норм суд при разрешении требования о взыскании среднего заработка за время простоя не ограничен указанной работником в исковом заявлении суммой и обязан определить размер подлежащего выплате заработка за весь установленный период простоя и взыскать его в полном объеме.

Таким образом, исчисленные судебной коллегией суммы подлежат взысканию с ответчика в пользу истца в полном объеме.

Оснований для изменения обжалуемого решения в остальной части судебная коллегия не усматривает.

Ввиду того, что судом установлен факт нарушения трудовых прав работника, обоснованно взыскана компенсация морального вреда. При этом, судебная коллегия не находит оснований для снижения ее размера, поскольку полагает сумму денежной компенсации соответствующей фактическим обстоятельствам дела и требованиям разумности и справедливости.

В связи с изменением решения суда в вышеуказанной части, в силу положений ч. 3 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса РФ подлежит изменению и размер государственной пошлины, взыскиваемой с ответчика в доход бюджета муниципального образования город Оренбург, который составит 5 901,63 рублей.

Приведенные в апелляционной жалобе ответчика доводы об отсутствии простоя на предприятии подробно исследовались судом и им дана правильная оценка.

Таким образом, при рассмотрении дела судом не допущено такого нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, которое повлекло бы вынесение незаконного решения, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

решение Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 27 января 2017 года в части взыскания суммы задолженности по заработной плате за период простоя, денежной компенсации и государственной пошлины изменить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Бурнефть" в пользу Г. А.А. задолженность по заработной плате за период простоя в размере 252 582,03 рублей, денежную компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 17 580,68 рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Бурнефть" госпошлину в доход бюджета муниципального образования "город Оренбург" в размере 5 901,63 рублей.

В остальной части указанное решение оставить без изменения, апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Бурнефть" - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Актуальный текст документа