Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 06 июня 2017 г. по делу N 33-10563/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 06 июня 2017 г. по делу N 33-10563/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Мирошниковой Е.Н.

судей

Вологдиной Т.И., Рогачева И.А.

С участием прокурора

при секретаре

Мазиной О.Н.

Забродской Е.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании 06 июня 2017 года гражданское дело N2-2192/2016 по апелляционной жалобе представителя Государственного унитарного предприятия "Водоканал Санкт-Петербурга" на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 декабря 2016 года по иску Наумова Ю. И. к Государственному унитарному предприятию "Водоканал Санкт-Петербурга" о признании травмы несчастным случаем на производстве, взыскании невыплаченных сумм, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Мирошниковой Е.Н., выслушав объяснения представителей ответчика ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" - Смоликовой А.Н., действующей на основании доверенности N ... от "дата", со сроком действия с "дата" по "дата", Гавриленко А.А., действующего на основании доверенности N ... от "дата", со сроком действия с "дата" по "дата", поддержавших апелляционную жалобу, возражения истца Наумова Ю.И., объяснения представителя третьего лица ГУ СПб РО Фонда социального страхования Российской Федерации - Беляковой О.С., действующей на основании доверенности N ... от "дата" сроком по "дата", заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Наумов Ю.И. 15 апреля 2016 года обратился в суд с иском к Государственному унитарному предприятию "Водоканал Санкт-Петербурга" (далее ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга") о признании травмы, полученной "дата" несчастным случаем на производстве, признании указанного события страховым случаем, взыскании недоплаченной суммы по листкам временной нетрудоспособности в размере 101 812,25 рублей, компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

В обоснование требований истец указал, что работал в ГУП "Водоканал" " ... ". "дата" около 12-00 час, на территории предприятия ответчика, в обеденный перерыв во время приема пищи, в присутствии других работников, произошла словесная "перепалка" с одним из них ( ФИО), в результате которой последний схватил истца, лежащего на диване за шею, "скрутил", и навалился всем телом. Данные действия стали причиной оскольчатого компрессионного перелома тела Th12 позвоночника со смещением отломка. Согласно приказу ответчика N ... от "дата" данное происшествие не квалифицировано как несчастный случай на производстве и не подлежит расследованию в установленном ст.ст. 227-230 ТК РФ порядке, с чем истец не согласен, полагает, что данный случай является страховым, ответчик не доплатил ему оплату временной нетрудоспособности, что влечет перерасчет за период с "дата" по "дата", то есть за весь период временной нетрудоспособности. Указал, что в результате полученной травмы, он был вынужден длительное время находиться дома на лечении, больничные листки были оплачены работодателем только в феврале 2016 года.

Ответчик исковые требования не признал, указывая в лице представителя на то, что по данному факту в установленном порядке была создана комиссия и проведено расследование, в результате которого факт несчастного случая на производстве не подтвержден, истцом не доказан факт получения травмы в течение рабочего времени на территории ответчика, больничный лист выдан без указания на производственную травму, на приеме у врача истец не сообщил о том, что травма получена в рабочее время, заявил об этом только в октябре 2015 года обратившись в милицию, событие, с которым по версии истца связан факт получения травмы, а именно противоправные действия сослуживца, не находится под контролем работодателя. Полагает, что данный случай не подлежит оформлению актом по форме Н-1, травма при указанных обстоятельствах подлежит квалификации как бытовая, оплата больничных листов произведена полностью в установленном порядке, при этом размер оплаты начиная с "дата" снижен в связи с тем, что истец нарушил режим, о чем имеется отметка в больничном листе.

Представитель третьего лица - Государственного учреждения Санкт-Петербургского Регионального отделения Фонда Социального Страхования РФ исковые требования находил не подлежащими удовлетворению, указывая на то, что согласно объяснениям истца, травма получена не в связи с исполнением трудовых обязанностей, а в результате противоправных действий третьего лица, что не является страховым случаем.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 декабря 2016 суд удовлетворил исковые требования частично.

Так, суд признал травму, полученную истцом "дата", несчастным случаем, связанным с производством и обязал ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" составить акт о несчастном случае на производстве; взыскал с ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" в пользу Наумова Ю.И. 19 583,57 рубля, компенсацию морального вреда - 20 000 рублей.

Также с ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" в доход государства взысканы судебные издержки в виде государственной пошлины, от уплаты которой истец освобожден в силу закона, в размере 1083 рубля.

В апелляционной жалобе представитель ответчика выражает несогласие с постановленным судом решением, указывая в качестве доводов на то, что в ходе судебного разбирательства не был достоверно установлен факт получения истцом травмы на производстве в рабочее время. Истцом при первичном посещении врача не было указано о характере травмы. Судом не было установлено с полной достоверностью, при каких именно обстоятельствах истец получил повреждение позвоночника. Полагает также, что поскольку истец, согласно его же показаниям, самостоятельно перемещался в медицинское учреждение и до дома, управляя автомобилем, и травма могла быть им получена как в период предшествовавший рабочему дню ( "дата" понедельник), так и после указанной даты. Больничный был выдан истцу с кодом нетрудоспособности "01" (общее заболевание), а не по коду "04" (травма), что не было учтено судом.

Судебная коллегия, выслушав объяснения участников судебного заседания, проверив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, заслушав заключение прокурора Санкт-Петербургского городского суда Мазиной О.Н., приходит к следующему.

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что Наумов Ю.И. работал у ответчика с "дата" в подразделении Дирекция водоснабжения, территориальное управление водоснабжения "Центральное" главная водопроводная станция, участок очистных сооружений, в должности слесаря-ремонтника 5 разряда на основании трудового договора N ... Трудовой договор расторгнут "дата" по инициативе работника по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ.

Согласно объяснениям истца, "дата" во время обеденного перерыва в помещении комнаты отдыха, расположенной на территории предприятия, у него возник конфликт с рабочим ФИО, который схватил его и скрутил, после чего он почувствовал резкую боль в спине, не мог разогнуться некоторое время, сразу же доложил о случившемся начальнику участка, который освободил его от работы и направил к врачу. В поликлинике ГУП на приеме у невролога он изложил обстоятельства происшествия, но при первом осмотре и по результатам рентгеновского исследования диагноз не был установлен, выдан больничный лист и выдано направление на MPT на следующий день. После дополнительного обследования установлен компрессионный перелом тела Th 12 позвонка, в тот же он был день госпитализирован. Проходил лечение в больнице с "дата" по "дата", в общей сложности находился на больничном по "дата".

Из материалов дела следует, что истец "дата" обратился в 76 отдел полиции с заявлением о противоправных действиях, совершенных ФИО Постановлением от "дата" в возбуждении уголовного дела отказано, поскольку в ходе проверки факт противоправных действий не нашел своего подтверждения.

С заявлением о выдаче акта по форме Н-1 о несчастном случае, произошедшем, как полагал работник, "дата", Наумов Ю.И. обратился к ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" "дата".

В связи с обращением работника, работодателем был издан приказ "дата" N ... о расследовании несчастного случая.

В ходе проведения расследования было получено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, объяснения ФИО и двух очевидцев происшествия, не подтвердивших факт противоправных действий. По результатам проведенного расследования был сделан вывод об отсутствии оснований для признания события несчастным случаем на производстве, поскольку не было установлено, где и при каких обстоятельствах Наумов Ю.И. получил травму.

Ответчиком в материалы дела была представлена копия амбулаторной медицинской карты Наумова Ю.И. из лечебно-диагностического центра ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга", в которой содержится запись за "дата" о приеме у невролога, из которой следует, что пациент обратился с жалобой на ноющие боли в позвоночнике, усиливающиеся при физической нагрузке, поставлен диагноз остеохондроз позвоночника распространенный, обострение хронического ранее зарегистрированного заболевания. Даны направления на дообследование. "дата" после поведения КТ обследования установлен диагноз компрессионный оскольчатый перелом тела Th 12 позвонка с его клиновидной деформацией, госпитализирован в больницу N ... для лечения.

Согласно подлинной амбулаторной карте, представленной истцом, в записи приема у невролога от "дата" содержится сведения о том, что травма получена на рабочем месте после конфликта с коллегой, в результате которой сослуживец оказал физическое воздействие (скрутил), после чего пациент не смог разогнуться.

Врач-невролог ФИО1 была допрошена в судебном заседании "дата", пояснила, что истец приходил на первичный прием "дата", написала в карте "неловкое движение, физическая нагрузка". Карту сдала в конце рабочего дня 24 августа. Карта хранилась в регистратуре. "дата" после рентгена истец пришел к ней с картой. На рентгене травма не подтвердилась. Пациент попросил ее написать запись задним числом, ей стало жалко человека. Пациент забрал эту карту. Потом она испугалась и исправила все на правду. Из-за того, что данные рентгена не исключали онкологию, он взял направление к онкологу.

В ходе рассмотрения заявления Наумова Ю.И. правоохранительными органами и в судебном заседании ФИО категорически отрицал факт применения насилия в отношении истца, очевидец происшествия Гавриленко А.В., допрошенный судом в качестве свидетеля, также данные обстоятельства не подтвердил. Работодателем также не был установлен факт применения насилия в ходе рассмотрения заявления Наумова Ю.И. о расследовании несчастного случая, в объяснениях работников данный факт не подтвержден.

Допрошенный в качестве свидетеля начальник участка ФИО2, пояснил в судебном заседании "дата", что "дата" примерно после 13-00 час. Наумов подошел к нему и сказал, что произошел инцидент, что его толкнули, сказал, что пойдет к врачу. Он ушел с рабочего места, потом позвонил около 16-00 час. И сказал, что ему дали больничный. Алилеков сказал, что ничего не случилось.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст.ст. 277, 229.1 ТК РФ, полагая, что работников соблюдены обязанности, возложенные ст. 214 ТК РФ, он сообщил о случившемся работодателю, а работодатель не исполнил обязанность по своевременному и полному расследованию происшествия, начальник участка не сообщил в установленном порядке полученную информацию, факт происшествия не был зафиксирован, пришел к выводу, что обстоятельства по делу и представленные доказательства в своей совокупности подтверждают, что травма позвоночника была получена Наумовым Ю.И. "дата" в течение рабочего дня и на территории ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга", в связи с чем обязал ответчика составить акт о несчастном случае на производстве.

Доводы ответчика о том, что данный случай не является

страховым, поскольку вред здоровью истца причинен в результате

противоправных действий, и работодатель не может отвечать за поведение

работников, суд нашел не подтвержденными надлежащими доказательствами, принимая во внимание также то, что факт противоправных действий должен быть подтвержден в установленном порядке, а между тем, Наумову Ю.И. отказано в возбуждении уголовного дела по факту противоправных действий ФИО ввиду отсутствия достаточных доказательств.

Судебная коллегия, учитывая обстоятельства настоящего дела, представленные в дело доказательства, не может согласиться с указанным выводом суда исходя из следующего.

Положениями Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (ст.ст. 227 - 231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 N 2).

В соответствии с ч. 5 ст. 214 ТК РФ работник обязан немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя о любой ситуации, угрожающей жизни и здоровью людей, о каждом несчастном случае, происшедшем на производстве, или об ухудшении состояния своего здоровья, в том числе о проявлении признаков острого профессионального заболевания (отравления).

Как следует из материалов дела, истец "дата" устно сообщил непосредственному начальнику ( ФИО2) о том, что у него произошел инцидент с ФИО, также сообщил, что пойдет к врачу. ФИО, согласно пояснений ФИО2, отрицал наличие каких-либо действий с его стороны в отношении Наумова Ю.И. Истец ушел с работы "дата".

"дата" истец обратился к врачу-неврологу, ему было назначено лечение, даны направления на дополнительные исследования. Только "дата", после поведения КТ обследования установлен диагноз компрессионный оскольчатый перелом тела Th 12 позвонка с его клиновидной деформацией, истец госпитализирован в больницу N ... для лечения, где находился на стационарном лечении по "дата".

При этом, как следует из материалов дела, истцу "дата" был выдан больничный лист с кодом нетрудоспособности "01" (общее заболевание), а не по коду "04" (травма). В дальнейшем, истец находился на амбулаторном лечении до "дата".

С заявлением о расследовании произошедшего с ним происшествия истец к работодателю обратился только "дата". При этом до данного обращения, истец "дата" обращался в 76 отдел полиции по Центральному району Санкт-Петербурга с заявлением о возможных противоправных действиях ФИО

Ответчик в связи с поступившим от работника "дата" заявления о несчастном случае, провел соответствующее расследование в соответствии с требованиями ст.ст. 229-230 ТК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что полное и объективное расследование обстоятельств происшествия стало невозможным, в том числе, ввиду бездействия работников ответчика, начальника участка ФИО2, не сообщившего о происшествии, врача ФИО1, изменившей медицинскую документацию с изъятием информации об обстоятельствах, при которых Наумовым Ю.И. получена травма и, в нарушение положений п.9 ч.1 ст.79 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", не сообщившей в полицию о факте причинения вреда здоровью, хотя пациент прямо указал, что они возникли в результате противоправных действий.

Так, работодателем было проведено полное и объективное расследование обстоятельств происшествия "дата". Были опрошены все лица, которые присутствовали в помещении, где произошел инцидент между работниками ( Наумовым и Алилековым). Работники категорически отрицали наличие каких-либо физических действий со стороны ФИО в отношении Наумова. Были также истребованы материалы КУСП из 76 отдела полиции Центральному району Санкт-Петербурга.

Врач ФИО1, давшая показания в ходе рассмотрения настоящего дела в качестве свидетеля, пояснила, в связи с чем ею были внесены изменения в амбулаторную карту больного. Ее пояснения согласуются с выданным "дата" листком нетрудоспособности с кодом нетрудоспособности "01" (общее заболевание), а не по коду "04" (травма). Таким образом, учитывая код нетрудоспособности "01", у врача не было обязанности "дата" сообщать в полицию о факте причинения вреда. Выдача в дальнейшем листков нетрудоспособности с иным кодом "04", не свидетельствует само по себе о наличии несчастного случая на производстве. О том, что имелись непреодолимые препятствия для своевременного установления травмы, как производственной, доказательств не представлено.

Судебная коллегия полагает, что в материалы дела не представлено надлежащих доказательств, с достоверностью подтверждающих, что истец получил диагностированную ему "дата" травму, "дата" при описанных им обстоятельствах на территории предприятия ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга". Обстоятельства же расследования произошедшего, оформление медицинской документации, при таком положении, не может свидетельствовать в пользу работника при недоказанности факта получения травмы при описанных им обстоятельствах.

В связи с изложенным, решение суда в указанной части подлежит отмене с постановлением нового судебного акта об отказе в удовлетворении требования о признании полученной истцом "дата" травмы несчастным случаем на производстве, обязании ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" составлении акта о несчастном случае на производстве.

С выводом суда о взыскании с ГУП "Водоканал Санкт-Петербурга" в пользу Наумова Ю.И. 19 583,57 рубля в качестве суммы пособия по временной нетрудоспособности за период времени с "дата" по "дата" коллегия полагает возможным согласиться.

Факт оплаты работодателем пособия по временной нетрудоспособности за спорный период времени в сумме 30231,63 рубль истец не оспаривал.

Снижение размера пособия по временной нетрудоспособности предусмотрено п. 1 ч. 1 ст. 8 Федерального закона от "дата" N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" и допускается в установленных случаях, в том числе в случае нарушения застрахованным лицом без уважительных причин в период временной нетрудоспособности режима, предписанного лечащим врачом; неявки застрахованного лица без уважительных причин в назначенный срок на врачебный осмотр или на проведение медико-социальной экспертизы.

Как пояснил в судебном заседании истец, он был выписан из больницы "дата" с рекомендациями постельный режим на щите в течение 8 недель с момента травмы. Вызов хирурга на дом из поликлиники по месту жительства "дата" был оформлен, но врач его не выполнил, в регистратуре пояснили, что хирург на дом не выходит. При таком положении, суд пришел к правильному выводу, что нарушения режима и рекомендаций по лечению истец не допускал.

Данные обстоятельства подтверждаются данными выписного эпикриза N ... , следовательно, неявку к врачу "дата" при условии медицинских рекомендаций о строгом постельном режиме нельзя признать нарушением режима.

Таким образом, начисления по больничным листам за период с "дата" по "дата" должны производиться из расчета среднедневного заработка 341,20 рублей.

Судом первой инстанции был произведен соответствующий расчет, с которым согласился ответчик, размер невыплаченного пособия составляет 19 583,57 рубля. С данным выводом коллегия полностью соглашается. Истец решение суда не обжалует, а довод жалобы ответчика в указанной части о несогласии с выводом суда об отсутствии нарушения режима лечения, учитывая вышеизложенное, подлежит отклонению как несостоятельный.

Согласно ч. 1 ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Определение конкретного размера денежной компенсации морального вреда является правом суда.

Судебная коллегия полагает, что с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных страданий, связанных с неправильным исчислением оплаты по листкам нетрудоспособности, степени вины работодателя, требований разумности и справедливости, взысканию в пользу работника подлежит компенсация морального вреда в размере 5000 рублей.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия.

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 декабря 2016 года в части признания травмы, полученной Наумовым Ю. И. "дата" несчастным случаем, связанным с производством и обязании Государственного унитарного предприятия "Водоканал Санкт-Петербурга" составить акт о несчастном случае на производстве - отменить. В удовлетворении данного требования отказать.

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 декабря 2016 года в части размера компенсации морального вреда изменить. Взыскать с Государственного унитарного предприятия "Водоканал Санкт-Петербурга" в пользу Наумова Ю. И. компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

В остальной части решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Государственного унитарного предприятия "Водоканал Санкт-Петербурга" - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.