Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 28 июня 2017 г. по делу N 33-10140/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе

председательствующего Колесниковой О.Г.

судей Кокшарова Е.В.

Лузянина В.Н.

при секретаре Черновой А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шевченко О.С. к ПАО "МРСК Центра и Приволжья" о восстановлении трудовых прав,

по апелляционной и дополнительной апелляционной жалобам представителя истца Шевченко О.С. - Володина А.В. на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.03.2017.

Заслушав доклад судьи Лузянина В.Н., объяснения представителя истца Шевченко О.С. - Володина А.В. (доверенность от ( / / ) сроком действия ( / / )), представителя ответчика ПАО "МРСК Центра и Приволжья" - Троян Н.Л. (доверенность от ( / / ) сроком действия по ( / / )), судебная коллегия

установила:

Шевченко О.С. обратился в суд с указанным иском, в обоснование которого указывал, что работал с ( / / ) в ПАО "МРСК Центра и Приволжья", в том числе по срочному трудовому договору N от ( / / ), в должности ... Приказом NN от ( / / ) уволен по п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за однократное грубое нарушение руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей на основании приказа о наложении дисциплинарного взыскания N от ( / / ). Полагал, что работодателем нарушена процедура увольнения, поскольку им не затребовалось объяснение, не доказан факт совершения дисциплинарного проступка, не установлена вина работника, при наложении дисциплинарного взыскания не учтено, что каких-либо убытков и ущерба он, как работник, своими действиями работодателю не нанес.

С учетом изложенного, просил: признать незаконным увольнение по п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации; признать незаконным приказ от ( / / )N об увольнении по п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, приказ от ( / / )N; изменить формулировку увольнения обязав внести запись в трудовую книжку; взыскать заработную плату за время с момента увольнения до даты вынесения судебного акта исходя из среднего дневного заработка 27830 руб. 42 коп., компенсацию морального вреда в размере 1 руб.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.03.2017 исковые требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением, представителем истца поданы апелляционная и дополнительная апелляционная жалобы (далее по тексту - апелляционная жалоба), в которых просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении исковых требований.

В обоснование доводов жалобы ссылается на нарушение норм материального и процессуального права, а именно: не разрешение судом ходатайств стороны истца об истребовании доказательств, допроса свидетеля ( / / )6, о приобщении к материалам дела адвокатского запроса и ответа ( / / )6 на запрос, чем нарушен принцип состязательности сторон.

Судом не дана правовая оценка доводам и доказательствам, представленным стороной истца, в том числе: отсутствию факта "самоустранения" истца от выполнения возложенных на него трудовых обязанностей; тому, что филиал "Калугаэнерго" не был обеспечен необходимыми средствами для ликвидации последствий ледяного дождя в течение 24 часов; отсутствию значительного ущерба у ответчика, отсутствию факта предоставления недостоверной информации в период проведения аварийно-восстановительных работ; нарушению ответчиком процедуры расторжения с истцом трудового договора; факту неознакомления истца с итоговым вариантом акта работы комиссии (впервые истец получил возможность ознакомиться с актом работы комиссии только ( / / )); факту не затребования ответчиком у истца письменных объяснений по обстоятельствам, которые послужили основанием для расторжения с ним трудового договора; факту отсутствия письменных объяснений истца или акта об отказе предоставить такое объяснение; факту отсутствия у истца фактической возможности для предоставления указанных объяснений; не были учтены обстоятельства, связанные с качеством исполнения истцом возложенных на него трудовых обязанностей, а также не дана оценка ответа на адвокатский запрос, в котором ( / / )6 подробно описывает обстоятельства устранения природной аварии и личную роль в этом истца, исключающую вину истца в наступивших по причине природного явления последствиях. Полагает, что судебное решение не содержит выводов, опровергающих вышеуказанные доводы истца, а также не указаны мотивы, по которым они фактически не приняты судом.

Полагает, что к работе в составе комиссии не был привлечен ни один работник филиала "Калугаэнерго", ни один работник МРСК ЦиП, принимавший действительное участие в ходе аварийно-восстановительных работ и имеющий компетенцию по вопросам, поднятым при расследовании и отражённым в выводах комиссии. Трое из шести членов состава комиссии являются исключительно работниками МРСК Центра и находятся в трудовых отношениях прямой подчиненности одному из них.

Комиссией не были истребованы объяснения ни одного из должностных лиц, к которым по итогам расследования указано применение мер дисциплинарной ответственности, и объяснения любых других компетентных сотрудников "Калугаэнерго" и МРСК ЦиП, что является грубейшим нарушением норм трудового законодательства. При таких обстоятельствах комиссия не могла провести расследование всесторонне и объективно вследствие намеренного отказа со стороны членов-представителей МРСК ЦиП от предоставления доводов, аргументов, пояснений и объяснений в интересах "Калугаэнерго" и МРСК ЦиП.

По обстоятельствам истребования объяснительной, истец пояснял, что писал пояснения к проекту акта расследования, полагая, что эти объяснения будут впоследствии учтены при составлении итогового варианта акта работы комиссии, а не объяснения по смыслу ч. 1 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации. Акт работы комиссии датирован ( / / ) (понедельник), фактически составлен ( / / ) (вторник), а уже ( / / ) (среда) ответчик издал приказы о наложении на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения (приказ N) и приказ о расторжении трудового договора (приказ NN). Даже если принять во внимание ошибочное суждение ответчика о получении объяснительной, то не выдержан двухдневный срок для составления письменных объяснений, который в соответствии со ст. 14, ч. 1 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации истекал только ( / / ).

Ответчик ( / / ) фактически лишил истца возможности трудиться и объективно дать оценку аргументам, изложенным в проекте акта работы комиссии, поскольку закрыл доступ к источникам информации, был отключен рабочий мобильный телефон, был изъят автомобиль без предупреждения.

Неверно дана судом оценка тяжести вменяемого проступка и обстоятельствам, при которых он был совершен, ограничиваясь только указанием на то, что ранее истец "неоднократно" допускал нарушение трудовых обязанностей, имея в виду приказы от ( / / ) и от ( / / ), последние не являются приказами о применении к истцу дисциплинарных взысканий или привлечения его к материальной ответственности.

В материалах дела нет доказательств того, что истец несет ответственность за содержание передаваемых данных, учитывая, что сбором этих данных занимается оперативный персонал филиала, в состав которого истец не входит. Судом по ходатайству представителя истца были истребованы два трудовых договора в отношении работников филиала - ( / / )7 и ( / / )8 Из содержания трудового договора с ( / / )7 усматривается, что он как работник обязан организовывать сбор, обработку и своевременное представление оперативной и статистической отчетности в рамках своей компетенции директору филиала (то есть истцу).

Вывод суда о том, что информация занижалась примерно в 2,5 раза, что привело к неблагоприятным последствиям, является немотивированным. В деле отсутствуют доказательства того, что при объективной передачи данных в первые дни не наступили бы такие неблагоприятные последствия. То есть отсутствует прямая причинно-следственная связь между занижением данных и наступлением подобных последствий.

Все случаи отключения электроэнергии регистрировались диспетчерами ЦУС Калугаэнерго, при этом отдельные расхождения между фактическими данными и предоставляемой информацией могли иметь место, однако корректировались по мере выявления таких данных. Это обстоятельство было связано с тем, что главный инженер филиала принял ошибочное решение отражать в базе данных сведения по включенным фидерам без учета отключенных отпаек.

На основании противоречивых данных о количестве отключенных потребителей невозможно установить наличие недостоверной информации. Причиной эпизодического предоставления некорректных данных ( / / ) стало ошибочное управленческое решение главного инженера "Калугаэнерго" - руководителя проведения аварийно восстановительных работ ( / / )7, реализованное заместителем главного инженера по ОТСУ-начальником ЦУС ( / / )8, о чем они дали развернутые объяснения истцу, а также и.о. заместителя генерального директора-главного инженера ПАО "Россети" ( / / )9, после чего информация была незамедлительно откорректирована.

Ответчик намеренно не выполнил свои обязательства согласно разделу 3 Трудового договора, а именно, не обеспечил истца и филиал в целом необходимыми условиями для эффективного исполнения своих трудовых обязанностей.

Предоставленные ответчиком в материалы дела 15 договоров на выполнение аварийно-восстановительных работ, свидетельствуют о том, что филиал "Калугаэнерго" объективно не имел возможности своими силами провести все необходимые работы в силу масштабности стихийного бедствия и произошедших повреждений линий электропередач.

Полагает несостоятельной ссылку ответчика на п. 31 (6) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, в соответствии с которой для третьей категории надежности допустимое число часов отключения в год составляет 72 часа, но не более 24 часов подряд, включая срок восстановления электроснабжения, за исключением случаев, когда для производства ремонта объектов электросетевого хозяйства необходимы более длительные сроки, согласованные с Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзором Российской Федерации). Указанный норматив применим к отключению отдельных потребителей электроэнергии, а не одновременному отключению территории субъекта Российской Федерации вследствие непредвиденных негативных погодных условий.

Ответчик не доказал причинение ему значительного ущерба ввиду непредставления суду платежных поручений, актов приема-передачи выполненных работ, поэтому нет доказательств того, что ответчик затратил денежные средства. Имущественные потери ответчика являются нормальным хозяйственным риском. Подобные расходы ответчика застрахованы. Представленные материалы дела ответчиком письма потребителей считает недостаточным доказательством причиненного ответчику ущерба, поскольку эти обращения носят информативный характер, граждане не заявляют в них какие-либо имущественные требования в отношении ответчика.

Судом при постановке решения не были учтены обстоятельства, связанные с качеством исполнения истцом возложенных на него трудовых обязанностей. Истцу были выплачены премии за третий и четвертый квартал 2016 года в максимально возможном размере, что свидетельствует об отсутствии в действиях истца нарушений или о их незначительном характере.

С учетом изложенного, просит решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.03.2017 отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований. Также просит пересчитать средний дневной заработок для расчета оплаты вынужденного прогула с учетом выплаченных премиальных сумм, определив его в размере 29749 руб. 47 коп. и сумму к взысканию 4224424 руб. 74 коп.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика Троян Н.Л. просит оставить решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.03.2017 без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения. Настаивает на существенном нарушении сроков восстановления электроснабжения для потребителей третьей категории надежности, вследствие виновных действий истца. Полагает, что доводы истца, изложенные в апелляционной жалобе, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку.

Ответчиком доказан, а судом установлен факт самоустранения истца от руководства штабом филиала и самим филиалом в спорный период. Сам истец не оспаривал факт предоставления недостоверной информации о количестве отключенных потребителей и сетей. Доводы апелляционной жалобы о том, что предоставление недостоверных сведений не привело к неблагоприятным последствиям, а также к убыткам, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Порядок процедуры привлечения истца к дисциплинарной ответственности был соблюден, доводы истца о лишении его возможности трудиться опровергаются материалами дела. Избранная мера дисциплинарного взыскания, является соразмерным допущенному проступку.

Прокурор отдела прокуратуры Свердловской области в своем заключении полагала решение суда от 21.03.2017 подлежащим оставлению без изменения, поскольку ответчиком доказан факт совершения истцом однократного грубого нарушения трудовых обязанностей. Процедура увольнения, предусмотренная ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации ответчиком не нарушена, избранная мера дисциплинарной ответственности соответствует тяжести совершенного истцом проступка.

Истец в заседание суда апелляционной инстанции не явился, о слушании дела извещен СМС-сообщением от 26.05.2017.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с тем, что истец извещен надлежащим образом и за срок, достаточный для обеспечения явки и подготовки к судебному заседанию, не сообщили суду о причинах неявки, не ходатайствовали об отложении судебного заседания, не представили доказательств об уважительности причины неявки, не ходатайствовали о рассмотрении дела в свое отсутствие, для проверки доводов апелляционной жалобы обязательного участия указанных лиц не требуется, поскольку требуется только оценка правильности применения норм права, участие в судебном заседании является правом, а не обязанностью лиц, участвующих в деле, каждому гарантируется право на рассмотрение дела в разумные сроки, их отсутствие не препятствует рассмотрению дела, судебная коллегия определилао рассмотрении дела при данной явке.

Проверив законность решения суда первой инстанции по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения не имеется.

Судом установлено, что истец состоял в трудовых отношениях с ответчиком, согласно условий трудового договора Шевченко О.С. был принят в филиал "Калугаэнерго" ПАО "МРСК Центра и Приволжья" на должность ... Филиал "Калугаэнерго" является филиалом ПАО "МРСК Центра и Приволжья".

Согласно письму Минэнерго России от ( / / ) в период с ( / / ) по ( / / ) из - за неблагоприятных погодных условий происходили массовые аварийный отключения в электрических сетях Калужской области. В связи с природными катаклизмами (ледяные дожди и т.д.) на территории Калужской области был введен режим чрезвычайной ситуации.

Приказом от ( / / )N "О наложении дисциплинарного взыскания" от заместителю генерального директора по корпоративному управлению ПАО "МРСК Центра и Приволжья" поручено обеспечить расторжение трудового договора с ... Шевченко О.С. по инициативе работодателя вследствие однократного грубого нарушения руководителем филиала своих трудовых обязанностей.

Приказом от ( / / )N трудовой договор с истцом расторгнут по инициативе работодателя по п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации вследствие однократного грубого нарушения руководителем филиала своих трудовых обязанностей.

Основанием для издания приказа об увольнении послужили приказ от ( / / )N лс, и материалы служебного расследования.

Согласно акту работы комиссии по расследованию причин неудовлетворительной организации аварийно-восстановительных работ и предоставления недостоверной оперативной информации в филиале ПАО "МРСК Центра и Приволжья" выявлены нарушения трудовой дисциплины допущенные истцом:

предоставление недостоверной информации об оперативной обстановке в филиале ПАО "МРСК Центра и Приволжья" - "Калугаэнерго" в период с ( / / ) (п. 7.10.1 Положения о штабе Калугаэнерго, утвержден приказом от ( / / )N, п.п. 3.3. и 3.4. Приказа ПАО "МРСК Центра и Приволжья" от ( / / )N "Об утверждении Порядка передачи оперативной информации"). В частности, филиал предоставлял сведения о количестве отключенных потребителей Калужской области в пределах от 11 500 до 8 500 человек, а по сообщениям ЕДДС количество человек в обесточенных населенных пунктах достигало порядка 70 000 человек;

нарушение требований приказа ПАО "Россети" от ( / / )N "Об организации деятельности Штабов";

отсутствие либо недоведение до РЭС филиала "Калугаэнерго" решений протоколов заседаний Штаба "МРСК Центра и Приволжья" (п. 7.6. Положения о штабе Калугаэнерго, утвержден приказом от ( / / )N);

допуск привлеченных к аварийно-восстановительным работам дополнительны бригад производился с задержкой по причине отсутствия допускающего от филиала "Калугаэнерго";

неэффективное использование автономных резервных источников электроснабжения;

не обеспечение в период производства аварийно-восстановительных работ санитарно-бытовых условий при размещении привлеченных бригад (Правила предотвращения и ликвидации последствий аварий на электросетевых объектах ПАО "МРСК Центра и Приволжья, утверждены приказом от ( / / )N);

нарушение п. 9.3 Распределения обязанностей, между заместителями генерального директора ПАО "МРСК Центра и Приволжья", утвержденного приказом ПАО "МРСК Центра и Приволжья" от ( / / )N "Основные обязанности": осуществление оперативного руководства филиалом в соответствии с целями филиала; обеспечение условий для своевременного и полного раскрытия информации (включая раскрытие инсайдерской информации) в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, в том числе предоставления сведений в государственную информационную систему топливно-энергетического комплекса в соответствии с законодательством Российской Федерации об электроэнергетике и о естественных монополиях; обеспечение бесперебойного и качественного оказания услуг по передаче электрической энергии, обеспечение условий надежной эксплуатации объектов электросетевого хозяйства филиала, включая техническое обслуживание и ремонт оборудования, линий электропередачи, устройств релейной защиты и автоматики, средств измерений и учета, технологических средств связи с управления, обеспечение готовности объектов электросетевого хозяйства филиала и прохождению осенне-зимнего периода в других особых периодов;

нарушение п.п. 4.2.1., 4.2.5., 4.2.6., 4.2.8. трудового договора от ( / / )N по осуществлению эффективного руководства филиалом "Калугаэнерго" на основании устава общества, положения о филиале и доверенности, выданной генеральным директором общества.

Согласно п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей.

Согласно ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Увольнение по п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации является видом дисциплинарного взыскания, применение которого должно производится в четком соответствии с положениями ст. 192, 193 названного кодекса.

В соответствии со ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Из разъяснений, содержащихся в п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", усматривается, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по п. 10 ч. 1 ст. 81 Кодекса с руководителем организации (филиала, представительства) или его заместителями, если ими было допущено однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей. Вопрос о том, являлось ли допущенное нарушение грубым, решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела. При этом обязанность доказать, что такое нарушение в действительности имело место и носило грубый характер, лежит на работодателе. В качестве грубого нарушения трудовых обязанностей руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями следует, в частности, расценивать неисполнение возложенных на этих лиц трудовым договором обязанностей, которое могло повлечь причинение вреда здоровью работников либо причинение имущественного ущерба организации.

Оценив собранные по делу доказательства, в том числе объяснения сторон, показания допрошенных свидетелей, установив факт ненадлежащего исполнения истцом возложенных на него трудовых обязанностей, суд пришел к правильному выводу о том, что увольнение истца по п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации ответчиком произведено правомерно, и, таким образом об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, поскольку доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях работодателя нарушений действующего законодательства, ущемляющих законные права истца, в ходе судебного разбирательства не установлено.

Суд пришел к выводу о том, что порядок и срок наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренные ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, работодателем соблюдены, до наложения взыскания истцу предлагалось дать письменные объяснения, приняты во внимание конкретные обстоятельства, тяжесть совершения проступка, а также отношение работника к труду.

Судебная коллегия в полной мере соглашается с указанными выводами суда, поскольку они основаны на надлежащей оценке представленных доказательств и сделаны в соответствии с нормами права, подлежащими применению в данном случае.

Доводы автора жалобы о не разрешении судом заявленных ходатайств об истребовании доказательств, опровергаются материалами дела. Согласно протоколу судебного заседания от 20.02.2017 истцу было отказано в удовлетворении ходатайства об истребовании копии договора страхования от 2016 года заключенного между ответчиком и СК "СОГАЗ", направлении судебного поручения, о допросе свидетеля ( / / )6, приобщении адвокатского запроса и ответа на него.

Статья 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации допускает возможность для суда отказать в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств при отсутствии оснований, предусмотренных законом, для удовлетворения такого ходатайства.

Порядок получения, исследования и оценки доказательств по гражданскому делу регламентируется положениями главы 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В силу положений ст. ст. 56, 59, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд самостоятельно определяет какие обстоятельства, которые имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд, руководствуясь внутренним убеждением счел достаточным имеющиеся в деле доказательства для вынесения решения по настоящему делу, а само по себе отклонение судом заявленного ходатайства не свидетельствует о незаконности решения суда, так как в силу ч. 3 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации достаточность доказательств для разрешения конкретного спора определяется судом. Установление факта наличия либо отсутствия договора страхования, не направлено на установление составляющих (событий) дисциплинарных проступков вменяемых истцу. Достаточность собранных по делу доказательств (письменных, объяснений сторон, показаний свидетеля), исключала необходимость в допросе заявленного истцом свидетеля.

Ссылка в жалобе о несоответствии вывода суда, об отсутствии оснований для взыскания заработной платы без заявленных истцом требований об изменении даты увольнения, положениям ч. 7 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации не имеет правового значения, поскольку судом установлен факт однократного грубого нарушения истцом трудовых обязанностей.

Обстоятельства самоустранения истца от возложенных на него трудовых обязанностей, вопреки доводам автора жалобы, подтверждены допустимыми доказательствами. Факт искажения передаваемой информации об оперативной обстановке в филиале ПАО "МРСК Центра и Приволжья" - "Калугаэнерго" в период с 11-( / / ) не оспаривался и подтверждался самим истцом. Согласно протоколам экстренного совещания штаба от ( / / )N, от ( / / )N, от ( / / ) - N, от ( / / )N, от ( / / )N истец, будучи ... ответственным лицом за координацию действий, в работе штаба участия не принимал. Кроме того, согласно акту комиссии, возглавляемым истцом филиалом необеспечен своевременный допуск привлеченных к аварийно-восстановительным работам дополнительных бригад (причина отсутствие допускающего от филиала "Калугаэнерго"), и их размещение в соответствии с санитарно-бытовым условиями, данные обстоятельства подтверждены письменными доказательствами.

Доводы жалобы о нарушении ответчиком процедуры привлечения истца к дисциплинарной ответственности, подлежат отклонению, как основанные на неверном толковании норм материального права.

Порядок применения дисциплинарных взысканий регламентирован ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации. До применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Как верно установлено судом ( / / ) ответчиком от истца было затребовано объяснение, предоставлен акт работы комиссии по расследованию причин неудовлетворительной организации аварийно-восстановительных работ, ( / / ) истец в своей объяснительной выразил несогласие с выводами служебного расследования, зафиксированными в акте работы комиссии. Ссылка в жалобе на то, что ( / / ) в адрес работодателя были направлены пояснения на проект акта расследования, а не объяснительная подлежит отклонению. Действующее законодательство не устанавливает требований, как по форме, так и по содержанию объяснительной, равным образом не предъявляет таких требований к акту служебного расследования (в том числе по составу комиссии), и не возлагает на работодателя обязанности повторного истребования объяснительной. Материалы дела не содержат нетождественных копий акта работы комиссии. Пояснения (объяснения) истца даны по обстоятельствам, изложенным в акте комиссии, в связи с чем истец до применения к нему дисциплинарного взыскания был ознакомлен с вменяемыми ему работодателем упущениями трудовых обязанностей, выразив свое несогласие по каждому проступку. После получения от работника объяснительной работодатель вправе издать приказ не дожидаясь истечения срока, установленного ч. 1 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации. Издание оспариваемых приказов ( / / ), то есть в день получения объяснительной работника в полной мере соответствует требованиям действующего трудового законодательства и прав истца не нарушает.

Подлежат отклонению и доводы жалобы о наличии судебной практики, подтверждающей позицию истца о нарушении ответчиком порядка истребования объяснения. Существующая судебная практика по иным делам не влияет на законность решения суда, поскольку в силу ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная практика не является источником права в Российской Федерации, не применяется при рассмотрении гражданского дела по существу и в силу ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы жалобы о несоответствии тяжести примененной к истцу меры дисциплинарного воздействия не заслуживают внимания. Следует отметить, что согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника. Указанные критерии работодателем соблюдены

Материалами дела установлено, что в нарушение п. 31 (6) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, перерывы в энергоснабжении в отношении большого числа потребителей (в том числе социально-значимые объекты) запитанных по третьей категории надежности, превышали установленный норматив 24 часа.

Прокуратурой города Калуги установлено, что собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов не предоставлялась коммунальная услуга по снабжению электрической энергии в связи с аварией: на ВЛ-10 N 3 Куровская г. Калуги с 18 час. 50 мин. 11.11.2016 по 23 час. 15 мин. 12.11.2016 (продолжительностью 28 час. 25 мин.), на ВЛ-10 N 3 Мураиовка г. Калуги с 09 час. 54 мин. 11.11.2016 до 10 час. 23 мин. (продолжительностью 24 час. 29 мин.), на ВЛ N 5 Куровская г. Калуги с 20 час. 00 мин. 11.11.2016 до 02 час. 03 мин. 14.11.2016 (продолжительностью 54 час. 03 мин.). На территории, обслуживаемой указанными электрическими сетями, располагается 598 потребителей электрической энергии, проживающих в жилых домах. По данному факту прокуратурой были вынесены представления в адрес ПАО "МРСК Центра и Приволжья".

Искажение информации с занижением показателей, повлияло на принятие решений ответчиком о выделении и направлении дополнительных сил и средств, из соседних областей. Указанные действия, равно как неэффективное использование автономных резервных источников электроснабжения, и несвоевременный допуск восстановительных бригад к выполнению работ напрямую связаны с сроками восстановления энергоснабжения.

Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве охраняются труд и здоровье людей (статья 7), каждый имеет право на отдых, работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск (статья 37, часть 5); каждому гарантируется право на охрану здоровья (статья 41, часть 1).

Ссылка истца на длительность трудовых отношений, наличие наград и благодарностей за работу в отрасли, недоказанности ответчиком суммы понесенных убытков, при указанных выше обстоятельствах несоизмерима с последствиями ненадлежащего исполнения истцом трудовых обязанностей. Создавшаяся ситуация с длительностью сроков восстановления энергоснабжения, представляла реальную угрозу жизни и здоровью людей, сохранности их имущества.

В трудовом законодательстве Российской Федерации, целями которого являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей, в числе основных принципов правового регулирования трудовых отношений закрепляется социальное партнерство, включающее право работников, работодателей, их объединений на участие в договорном регулировании трудовых отношений, и наряду с обязанностью работодателей обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда, устанавливается приоритет сохранения жизни и здоровья работников (ст.ст. 1 и 2, ч. 2 ст. 22, ч. 1 ст. 210 и ч. 2 ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации). Тогда как прибывшие на помощь восстановительные бригады по причине неудовлетворительного руководства филиалом и организации производственного процесса, были вынуждены ночевать более 2 судок в холодных машинах.

Доводы жалобы о недопустимости применения п. 31 (6) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 к фактическим обстоятельствам дела, основаны на субъективном мнении, не подтверждены доказательствами. Установленный в правилах норматив срока в перебоях энергоснабжения, направлен на регулирование внештатных ситуаций.

Как следует из вышеизложенного, возможность соблюдения нормативного срока, зависела, в том числе от достоверности, передаваемой возглавляемым истцом филиалом информации, эффективности использования автономных резервных источников электроснабжения, и своевременном допуске восстановительных бригад к выполнению работ. Доводы жалобы в указанной части подлежат отклонению.

Безосновательна и ссылка истца в обоснование недопущения самоустранения от исполнения трудовых обязанностей о начислении работодателем премии за 3, 4 квартал 2016 года, указанные обстоятельства не являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и применительно к абз. 2 ч. 2 ст. 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат проверке судом апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о соблюдении ответчиком порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности.

Не влечет отмены постановленного судом решения и довод жалобы о намеренном не выполнении ответчиком обязательств по обеспечению, как истца, так и возглавляемого им филиала необходимыми условиями для эффективного выполнения трудовых обязанностей. Согласно абз. 2 ст. 1 Трудового кодекса Российской Федерации основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений. С этой целью п.п. 6.3.1, 6.3.7, 6.3.9 Положения о филиале "Калугаэнерго" ОАО "МРСК Центра и Приволжья", истцу предоставлены полномочия по управлению филиалом с решением вопросов закупки, ремонта, технического перевооружения, реконструкции, материально-технического и административно-хозяйственного обеспечения, утверждения структуры филиала, штатного расписания и должностных инструкций. Доказательств то, что с целью обеспечения соблюдения трудовых обязанностей, истец обращался к ответчику с заявлениями, служебными записками (заявками и т.д.), а ответчик отказал в их удовлетворении, материалы дела не содержат.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в ходе рассмотрения дела не установлена вина истца в совершении конкретного дисциплинарного проступка, были предметом оценки суда первой инстанции. Мотивы и основания по которым суд счет установленной вину истца во вмененном ему дисциплинарном проступке, подробно приведены в мотивировочной части оспариваемого решения, оснований для переоценки которых судебная коллеги не усматривает.

Судом установлены и подтверждены материалами дела допущенные истцом нарушения: п.п. 4.2.1, 4.2.5, 4.2.6, 4.2.8 Трудового договора заключенного с истцом; п.п. 3.3, 3.5, 4.17, 9.4.13 Положения о штабе Калугаэнерго, утвержденное приказом от ( / / )N, п.п. 2.3., 3.3., 3.4. Приказа ПАО "МРСК Центра и Приволжья" от ( / / )N "Об утверждении Порядка передачи оперативной информации"; пп. 9.3 Распределения обязанностей, между заместителями генерального директора ПАО "МРСК Центра и Приволжья", утвержденного приказом ПАО "МРСК Центра и Приволжья" от ( / / )N.

Ссылка истца на то, что причиной эпизодического предоставления некорректных данных ( / / ) стало ошибочное управленческое решение главного инженера "Калугаэнерго" - руководителя проведения аварийно восстановительных работ ( / / )7, реализованное заместителем главного инженера по ОТСУ-начальником ЦУС ( / / )8 подлежит отклонению, как основанная на неверном толковании вышеуказанных локальных нормативных актов, и не исключающая правомерность выводов суда о доказанности ответчиком вины истца во вмененном проступке.

Объем относимых доказательств определен судом правильно, оценка представленным доказательствам, соответствует требованиям ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, положения ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом соблюдены.

Фактически доводы апелляционной жалобы повторяют позицию истца, изложенную при рассмотрении иска в суде первой инстанции, а потому не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, так как не опровергают вышеизложенных выводов суда, основаны на неправильном толковании норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и не соответствуют материалам дела.

При таких обстоятельствах, решение суда следует признать законным и обоснованным. Сама по себе иная оценка ответчиком представленных доказательств не может служить основанием к отмене правильного по существу решения. Доводы жалобы направлены на неправильное толкование законодательства, на переоценку доказательств и фактических обстоятельств по настоящему гражданскому делу, которые были всесторонне, полно и объективно исследованы судом. Данные доводы обсуждались судом первой инстанции, им дана правильная правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а потому на правильность обжалуемого судебного постановления они повлиять не могут.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.03.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Колесникова О.Г.

 

Судьи: Кокшаров Е.В.

Лузянин В.Н.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.