Апелляционное определение Ленинградского окружного военного суда г. Санкт-Петербурга от 29 июня 2017 г. по делу N 33-322/2017

Апелляционное определение Ленинградского окружного военного суда г. Санкт-Петербурга от 29 июня 2017 г. по делу N 33-322/2017

 

Ленинградский окружной военный суд в составе:

председательствующего - Савельева И.Г.,

судей: Постникова В.Н.,

Царькова В.Н.,

при секретаре Навлевой Е.О., с участием представителей истца "звание" Макаровой Г.В. и Щербакова П.С., ответчика - "звание" Куликова А.В. и его представителя адвоката Скирко А.А., рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика на решение Выборгского гарнизонного военного суда от 10 марта 2017 года по иску Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее - Управление ФСБ РФ) о взыскании с военнослужащего Куликова Антона Викторовича излишне выплаченных денежных средств.

Заслушав доклад судьи Царькова В.Н., объяснения ответчика и его представителя в обоснование доводов жалобы, объяснения представителей истца, возражавших против доводов жалобы, окружной военный суд

УСТАНОВИЛ:

Управление ФСБ РФ обратилось в суд с иском о взыскании с Куликова А.В. излишне выплаченных ему денежных средств в качестве компенсации за наём жилого помещения за период с 4 сентября 2014 года по 31 декабря 2015 года в размере 238500 рублей.

Гарнизонный военный суд заявленные требования удовлетворил в полном объеме.

В апелляционной жалобе ответчик просит отменить решение суда первой инстанции в связи с нарушением норм материального права и неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В обоснование жалобы Куликов указывает, что правовые основания для взыскания с него денежных средств, выплаченных ему в качестве денежной компенсации за поднаем жилого помещения, отсутствуют.

По мнению автора жалобы, приведшего положения части 1 статьи 28 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пункта 1 статьи 1 и пункта 2 статьи 3 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих", к спорным правоотношениям, основанным на административном или ином властном отношении одной стороны к другой, нормы статьи 1102 ГК РФ применяться не могут, в силу прямого указания на это в пункте 3 статьи 2 ГК РФ.

Далее он указывает на правовую позицию Ленинградского окружного военного суда, изложенную в определении от "дата""номер", согласно которой при получении денежной компенсации за поднаем жилого помещения военнослужащий не исполняет каких- либо обязанностей, предусмотренных статьями 26 и 27 Федерального закона "О статусе военнослужащих, сообщает, что согласно пункту 2 статьи 3 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" военнослужащие, причинившие ущерб не при исполнении обязанностей военной службы, несут гражданско-правовую ответственность в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, то есть в соответствии с положениями главы 59 ГК РФ.

Ссылаясь на пункт 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" и пункт 2 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей, утвержденного постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 года N 909 (далее - Положение о выплате денежной компенсации), Куликов указывает на административно - властный характер правоотношений по поводу выплаты ему денежной компенсации за поднаем жилого помещения и невозможности рассмотрения предъявленных к нему требований на основании норм ГК РФ.

По утверждению ответчика, пункт 2 Инструкции о мерах по реализации в органах федеральной службы безопасности постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года N 909 (приложение к приказу ФСБ России от 9 ноября 2005 года N 665) (далее - Инструкция к приказу ФСБ РФ N 665), действовавшей в период спорных правоотношений, не содержит разъяснения формулировки "прекращение действия права на получение денежной компенсации", а согласно пункту 7 данной Инструкции, выплата денежной компенсации прекращается со дня, следующего за днем утраты права на нее, в том числе со дня, следующего за днем предоставления военнослужащему и совместно проживающим с ним членам его семьи или членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего жилого помещения по договору социального найма или в собственность, служебного жилого помещения, служебного жилого помещения, пригодного для временного проживания, жилого помещения в общежитии или фактического предоставления им субсидий на приобретение жилого помещения в собственность, в том числе по государственным жилищным сертификатам, либо по иным основаниям в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По мнению Куликова, суд сделал необоснованный вывод о необходимости прекращения выплаты ему денежной компенсации за поднаем жилого помещения на основании части 3 статьи 11 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих", со ссылкой на получение им целевого жилищного займа.

Сообщает, что в силу правовой неосведомленности не знал о наличии такой нормы, а потому не сообщил о получении им в сентябре 2014 года целевого жилищного займа в рамках участия в НИС командованию.

В заключение Куликов, приводя обстоятельствах получения в собственность жилого помещения, приобретенного в рамках НИС, в мае 2015 года, сообщает, что право владения данным жилым помещением возникло у него в силу статьи 8 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ.

По мнению автора жалобы, он не мог быть обеспечен установленным порядком жилым помещением до момента оформления акта приема жилого помещения, на что указано и в статьях 218, 223 и 224 ГК РФ, а потому в силу части 2 статьи 99 Жилищного кодекса РФ, не был обеспечен жилым помещением по месту прохождения военной службы и обоснованно получал денежную компенсацию за поднаем жилого помещения.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель истца Матросова М.А. просила решение суда первой инстанции оставить без изменения по указанным в нем основаниям.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, окружной военный суд полагает необходимым решение суда первой инстанции изменить по следующим основаниям.

Вопреки доводам жалобы, суд обоснованно рассмотрел требования Управления ФСБ РФ по правилам гражданского судопроизводства, с применением положений главы 60 ГК РФ.

В соответствии с положениями части 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса РФ.

При этом в соответствии с частью 2 данной статьи указанные правила применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Необходимость регулирования спорных правоотношений по поводу возврата выплаченных военнослужащему в счет неосновательного обогащения денежных средств вытекает из положений пункта 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", которому соответствуют и выводы, изложенные в определении Ленинградского окружного военного суда от 16 августа 2016 года N 33-516/2016, на которое сослался автор жалобы.

Нормы Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих", что следует из поданного в суд Управлением ФСБ РФ искового заявления и текста судебного постановления, по делу не применялись.

Вместе с тем, при рассмотрении дела судом первой инстанции не в полной мере учтены обстоятельства, имеющие значение для дела и характера спорных правоотношений, что повлекло ошибку в применении норм материального права.

Так, руководствуясь пунктом 3 статьи 11 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" (далее - Закон о НИС) суд первой инстанции пришел к выводу, что со дня получения средств целевого жилищного займа, государство освобождается от исполнения обязательств по жилищному обеспечению военнослужащего, в связи с чем военнослужащий утрачивает право на служебное жилое помещение и получение денежной компенсации за наем жилья.

Однако суд не учел, что приведенная норма регулирует лишь отношения по обеспечению военнослужащих денежными средствами в рамках участия в НИС.

Это следует из Преамбулы и положений статьей 1 и 4 закона о НИС, а также пункта 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

С учетом существа спорного правоотношения, суду первой инстанции следовало разрешать спор по поводу обоснованности получения Куликовым денежной компенсации на основании нормативных правовых актов, регулирующих ее выплату.

Денежная компенсация за поднаем жилого помещения выплачивается, в силу положений пунктов 1 и 3 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 2 Положения о выплате денежной компенсации, военнослужащим, не обеспеченным жилыми помещениями для постоянного проживания в населенном пункте, где они проходят военную службу или служебными жилыми по месту службы или близлежащем населенном пункте.

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" порядок предоставления служебных жилых помещений военнослужащим при условии прибытия их на новое место военной службы регламентируется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно положениям части 2 статьи 99 ЖК РФ, специализированные жилые помещения предоставляются по установленным данным Кодексом основаниям гражданам, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте.

Таким образом, обстоятельством, имеющим значение для дела, являлся факт обеспечения Громова жилым помещением по месту службы, что указывало бы на отсутствие оснований для получения служебного жилого помещения, которое могло быть представлено как по месту службы, так и в близлежащем населенном пункте, и лишало бы ответчика права на получение компенсации.

Согласно пункту 2 Положения о выплате денежной компенсации, она выплачивается по желанию военнослужащих в случае невозможности обеспечения их жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Выплата денежной компенсации прекращается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором военнослужащий утратил основания для получения денежной компенсации, предусмотренные Федеральным законом "О статусе военнослужащих".

Согласно абзацу 2 указанного пункта, денежная компенсация выплачивается также военнослужащим, имеющим в собственности индивидуальные жилые дома (квартиры), являющимся членами жилищно-строительных (жилищных) кооперативов, а также военнослужащим, за которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации сохраняются жилые помещения, в которых они проживали до поступления на военную службу, или бронируются жилые помещения, при их переводе на новое место военной службы в другую местность, если в этой местности они не обеспечены служебными жилыми помещениями или жилой площадью в общежитии.

Из приведенных положений следует, что даже наличие находящегося в ином населенном пункте жилого помещения не является препятствием для выплаты указанной компенсации.

На это обстоятельство указано и в пункте 2 действовавшей в период выплаты Куликову денежной компенсации Инструкции к приказу ФСБ РФ N 665.

При этом в пункте 7 данной Инструкции указывалось, что выплата денежной компенсации прекращается со дня, следующего за днем утраты права на нее, в том числе со дня, следующего за днем предоставления военнослужащему и совместно проживающим с ним членам его семьи жилого помещения по договору социального найма или в собственность, служебного жилого помещения, служебного жилого помещения, пригодного для временного проживания, жилого помещения в общежитии или фактического предоставления им субсидий на приобретение жилого помещения в собственность, в том числе по государственным жилищным сертификатам, либо по иным основаниям в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Следует отметить, что указанная в Инструкции к приказу ФСБ РФ N 665 субсидия не относится к денежным средствам, выплачиваемым военнослужащим в порядке реализации НИС.

Выплата данной субсидии регулируется "Порядком предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в органах федеральной службы безопасности, и членам их семей" - приложение к приказу ФСБ России от 15 октября 2014 года N 587 (далее - Порядок предоставления субсидии).

Именно в связи с предоставлением указанной субсидии законодательство связывает снятие военнослужащего и членов его семьи с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях (пункт 9 Порядка предоставления субсидии).

С учетом изложенного, выплата денежных средств в рамках программы НИС не являлась основанием для снятия Куликова с учета нуждающихся в жилых помещениях и, как следствие, прекращения выплаты ему денежной компенсации за поднаем жилого помещения.

Что же касается права Куликова на получение денежной компенсации, то оно могло реализоваться только до момента, когда основания для ее выплаты, установленные жилищным законодательством, отпали.

Таким моментом являлся день передачи Куликову на основании передаточного акта квартиры в доме, построенном на денежные средства, полученные им по программе НИС.

Данное обстоятельство вытекает из положений статей 10, 15 и 16 ЖК РФ, регулирующих основания возникновения жилищных прав и обязанностей, а также определяющих характеристики жилого помещения как объекта жилищных прав, а также положений пункта 2 части 4 статьи 4, части 1 статьи 6, частей 1-3 и 6 статьи 8 и части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 214 - ФЗ).

В соответствии с указанными нормами Федерального закона N 214 -ФЗ, отношения по поводу предоставления гражданину жилого помещения при участии в долевом строительстве регулируются договором, который должен содержать срок передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику долевого строительства, не позднее которого застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, а передача объекта долевого строительства застройщиком и принятие его участником долевого строительства осуществляться по подписываемым сторонами передаточному акту или иному документу о передаче объекта долевого строительства.

Передача объекта долевого строительства осуществляется не ранее чем после получения в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, а после получения застройщиком в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости застройщик обязан передать объект долевого строительства не позднее предусмотренного договором срока.

Если иное не установлено договором, при уклонении участника долевого строительства от принятия объекта долевого строительства в предусмотренный частью 4 статьи 8 Федерального закона N 214 -ФЗ срок или при отказе участника долевого строительства от принятия объекта долевого строительства (за исключением случая, указанного в части 5 данной статьи) застройщик по истечении двух месяцев со дня, предусмотренного договором для передачи объекта долевого строительства участнику долевого строительства, вправе составить односторонний акт или иной документ о передаче объекта долевого строительства (за исключением случая досрочной передачи объекта долевого строительства, указанного в части 3 настоящей статьи).

Обязательства застройщика считаются исполненными с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.

Эти требования, установленные Федеральным законом N 214-ФЗ, соответствуют положениям пунктов 3.1, 3.3.2, 7.1.6, 7.1.7 и 8.1.2 заключенного между ЗАО "наименование юридического лица" и Куликовым договора участия в долевом строительстве жилого дома от 10 сентября 2014 года (л.д. ... ).

Из материалов дела следует, что построенная ЗАО "наименование юридического лица" на средства НИС квартира была передана Куликову 26 мая 2015 года по акту приема - передачи, о чем ответчик сообщил в Управление ФСБ РФ (л.д. ... ). Данное обстоятельство не оспаривалось сторонами.

Таким образом, поскольку Куликову в указанную дату было передано пригодное для проживания жилое помещение, находящееся в близлежащем к месту прохождения военной службы населенном пункте, то основания для выплаты ему денежной компенсации за поднаем жилого помещения вследствие необеспеченности служебным жильем, отпали.

С учетом изложенного, требования о возмещении Куликовым неосновательно полученных денежных средств в счет поднайма жилого помещения подлежат удовлетворению частично, с момента обеспечения его жилым помещением 26 мая 2015 года до даты прекращения выплаты - 31 декабря 2015 года.

Поскольку выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неверном толковании норм материального права, решение суда первой инстанции в части размера причитающихся ко взысканию с Куликова денежных средств подлежит изменению.

Из материалов дела следует, что с 26 мая 2015 года по 31 декабря 2015 года, то есть в течение 7 месяцев и 5 дней Куликов обеспечивался денежной компенсацией за поднаем жилого помещения в размере 15000 рублей ежемесячно.

Поскольку за каждый день поднайма жилого помещения ему выплачивалось (15000 т.р. : 30) 500 рублей, то за 5 дней мая 2015 года (500 р. х 5 = 2500 р.) и 7 месяцев 2015 года (7 х 15000 р. = 105000 р.) Куликов необоснованно получил (2500 + 105000) 107500 рублей, которые в силу закона подлежали взысканию с него в счет возмещения неосновательного обогащения.

На основании части 1 ст. 103 ГПК РФ, с учетом размера государственной пошлины 5585 рублей, от уплаты которой истец был освобожден, ко взысканию с ответчика, пропорционально удовлетворенным требованиям (107 500:100 х 238500 = 45%) (5585 х45% : 100%) полагается ко взысканию в счет государственной пошлины за рассмотрение дела 2513 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь статьями ст.328, 329 ГПК РФ, окружной военный суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

решение Выборгского гарнизонного военного суда от 10 марта 2017 года по иску Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о взыскании с Куликова Антона Викторовича излишне выплаченных денежных средств - изменить.

Иск Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области к Куликову А.В. удовлетворить частично.

Взыскать с Куликова Антона Викторовича в пользу Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в счет излишне выплаченной денежной компенсации за наём жилого помещения 107500 рублей.

В удовлетворении остальной части требований - отказать.

Взыскать с Куликова Антона Викторовича в доход бюджета муниципального образования "Выборгский район" Ленинградской области государственную пошлину в размере 2 513 рублей.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.