Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 11 августа 2017 г. по делу N 33-13093/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего судьи Колесниковой О.Г.,

судей Лузянина В.Н., Редозубовой Т.Л.,

при секретаре Безумовой А.А.,

с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Жаровцева Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Корсаковой А.Ю. к обществу с ограниченной ответственностью "Строительная компания "ХЭДЭКС" о восстановлении на работе и взыскании компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе истца на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 04.05.2017.

Заслушав доклад судьи Колесниковой О.Г., объяснения истца и ее представителя Фоминых Ю.А. (по устному ходатайству), поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя ответчика Плотниковой Д.А. (доверенность N 3/2016 от 27.01.2017 сроком на один год), возражавшей относительно доводов апелляционной жалобы истца, заключение прокурора Жаровцева Д.В., полагавшего решение суда подлежащим отмене, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Корсакова А.Ю. обратилась в суд с иском к ООО "Строительная компания "ХЭДЭКС" (далее по тексту Общество, ответчик), в котором, с учетом последующего отказа от части исковых требований, просила восстановить ее на работе в Обществе в должности инженера ПТО и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 20000 руб., причиненного незаконным увольнением.

В обоснование требований истец указала, что работала у ответчика по трудовому договору со 02.12.2013 в должности инженера ПТО, с 07.11.2014 находилась на больничном по беременности и родам, с 12.04.2015 - в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. В июне 2016 г. ей стало известно о возбуждении арбитражным судом в отношении Общества дела о банкротстве. 15.11.2016 конкурсный управляющий уведомил ее о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, 16.01.2017 она уволена по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. На момент увольнения она была беременной, 22.03.2017 ей выдан листок нетрудоспособности по беременности и родам. Свое увольнение истец полагает незаконным, поскольку до настоящего времени Общество не ликвидировано, решение арбитражного суда о завершении конкурсного производства не принято, запись о ликвидации Общества в ЕГРЮЛ не внесена.

Ответчик с иском не согласился, указывая, что основанием для увольнения по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ является решение арбитражного суда о признании Общества банкротом и открытии в отношении него конкурсного производства, а не факт завершения процедуры ликвидации, подтверждаемый внесением соответствующих сведений в ЕГРЮЛ. Также ответчиком было заявлено о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ.

Прокурор дал заключение об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 04.05.2017 исковые требования Корсаковой А.Ю. оставлены без удовлетворения.

С таким решением истец не согласилась и подала апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований. Настаивает на том, что увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ могло быть произведено только при наличии определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства, такое определение в отношении Общества на момент ее увольнения отсутствовало. Полагает, что у суда не имелось оснований для отказа в удовлетворении ее ходатайства о восстановлении пропущенного срока обращения в суд, поскольку конкурсный управляющий намеренно ввела ее в заблуждение о наличии оснований для увольнения по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, в связи с чем заявление ответчика о пропуске срока обращения в суд следует расценивать как злоупотребление правом. Также, по мнению апеллянта, в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд необходимо расценивать ее юридическую неграмотность и тяжелое материальное положение, препятствовавшее обратиться за юридической помощью.

Заслушав пояснения сторон, заключение прокурора, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из этих доводов (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ), судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ).

Беременность женщины, равно как и наличие у нее ребенка в возрасте до трех лет не являются обстоятельствами, препятствующими расторжению трудового договора по инициативе работодателя в случаях ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем (ч.ч. 1, 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ).

Из материалов дела следует, что Корсакова АЮ. работала в Обществе со 02.12.2013 в должности инженера ПТО, что подтверждается трудовым договором от 02.12.2013, копией трудовой книжки истца (л.д. 11-16, 26-29).

Приказом работодателя от 24.03.2015 истцу был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет на период с 12.04.2015 по 20.01.2018 (л.д. 19).

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2016 Общество признано банкротом как ликвидируемый должник с открытием в отношении него процедуры конкурсного производства сроком до 02.12.2016 (л.д. 38-45), определением Арбитражного суда Свердловской области от 05.12.2016 срок конкурсного производства продлен на 6 месяцев - до 02.06.2017 (л.д. 46-48).

15.11.2016 Обществом в адрес истца почтой направлено уведомление о предстоящем расторжении трудового договора по инициативе работодателя в связи с ликвидацией организации согласно п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (л.д. 21). Данное уведомление истец получила 28.11.2016, что следует из пояснений истца, подтверждается сведениями с сайта ФГУП "Почта России" об отслеживании почтового отправления (л.д. 76) и ответчиком не опровергнуто.

Приказом от 16.01.2017 N 6 истец уволена 16.01.2017 по п. 1 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с ликвидацией организации на основании решения Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2016 по делу N А60-12270/2016 (л.д. 68).

Отказывая при указанных обстоятельствах в удовлетворении иска Корсаковой А.Ю. о восстановлении на работе в прежней должности, суд первой инстанции руководствовался приведенными выше нормативными положениями и исходил из наличия у ответчика оснований для увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, соблюдении порядка увольнения. Также суд пришел к выводу о пропуске истцом без уважительных причин срока обращения в суд с настоящим иском.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о наличии у Общества оснований для увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, поскольку он соответствует установленным по делу обстоятельствам и не противоречит положениям закона, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что до момента вынесения арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства в отношении Общества, на основании чего будет внесена соответствующая запись о ликвидации организации в ЕГРЮЛ, основания для увольнения по п. 1 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса РФ у работодателя отсутствуют, судебная коллегия находит ошибочными и основанными на неверном толковании закона.

В силу ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо ликвидируется либо по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе, в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано, либо по решению суда.

Процедура ликвидации юридического лица по решению его учредителей начинается с момента принятия ими соответствующего решения и считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц.

В п. 6 ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что юридические лица по решению суда могут быть признаны несостоятельными (банкротами) и ликвидированы.

В соответствии с ч. 1 ст. 65 Гражданского кодекса РФ признание юридического лица банкротом судом влечет его ликвидацию.

Отношения, связанные с признанием юридических лиц несостоятельными (банкротами) и ликвидацией, регламентируются законодательством о несостоятельности (банкротстве), в частности, Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее Закон N 127-ФЗ).

Принятие арбитражным судом решения о признании организации банкротом влечет за собой открытие конкурсного производства (ст. 124 Закона N 127-ФЗ), в рамках которого и осуществляется ликвидация юридического лица.

В период конкурсного производства права и обязанности работодателя осуществляются конкурсным управляющим, на которого возложена обязанность уведомить работников должника о предстоящем увольнении не позднее чем в течение месяца с даты введения конкурсного производства и которому предоставлено право увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом (абз. 6 п. 2, абз. 2 п. 3 статьи 129 Закона N 127-ФЗ).

Процедура конкурсного производства завершается после рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего (ч. 1 ст. 149 Закона N 127-ФЗ).

Определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника (ч. 3 ст. 149 Закона N 127-ФЗ).

С даты внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ конкурсное производство считается завершенным (ч. 4 ст. 149 Закона N 127-ФЗ).

С внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации организации согласно п. 9 ст. 63 Гражданского кодекса РФ определяется момент прекращения существования юридического лица.

Таким образом, от момента принятия решения о ликвидации юридического лица и до его прекращения осуществляется ряд необходимых мероприятий, направленных на ликвидацию организации и ее расчет с кредиторами, в том числе, предупреждение работников организации о предстоящем увольнении, их последующее увольнение и выплата им полагающихся при увольнении сумм, поскольку согласно статье 64 Гражданского кодекса РФ работники относятся к кредиторам второй очереди, сведения о завершении расчетов с которыми вносятся в ликвидационный баланс. Только после завершения этих расчетов, составления ликвидационного баланса и выполнения остальных предписанных законом мероприятий возможно внесение записи о регистрации ликвидации юридического лица. Процедура конкурсного производства ликвидируемого должника является одной из стадий процедуры ликвидации, а внесение записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица в связи с ликвидацией и завершением конкурсного производства - является результатом такой процедуры.

Изложенное свидетельствует о том, что соблюдение работодателем процедуры увольнения работников после внесения записи о регистрации ликвидации юридического лица объективно невозможно, а потому трудовые правоотношения с работниками должника в конкурсном производстве подлежат прекращению до завершения процедуры ликвидации организации, поскольку цель конкурсного производства - соразмерное удовлетворение требований кредиторов - предполагает продажу всего имущества должника и прекращение его деятельности.

При таких обстоятельствах, расторжение конкурсным управляющим Общества трудового договора с истцом по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, с соблюдением требований, установленных ст.ст. 178, 180 Трудового кодекса РФ, до вынесения арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства является правомерным, поскольку осуществлено конкурсным управляющим в рамках полномочий, предоставленных ему Законом N 127-ФЗ. Вопреки ошибочному утверждению истца в жалобе об обратном, завершения процедуры ликвидации юридического лица, подтверждаемой внесением в ЕГРЮЛ сведений о государственной регистрации организации в связи с ее ликвидацией, для увольнения работника по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ не требуется (такая правовая позиция изложена Верховным Судом РФ в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016).

При этом несостоятельными находит судебная коллегия доводы апеллянта о незаконности увольнения со ссылкой на то, что открытие конкурсного производства в отношении Общества не обязательно должно привести к его ликвидации, дело о банкротстве может быть прекращено в случае восстановления платежеспособности организации и удовлетворения всех требований кредиторов.

Как следует из содержания решения Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2016, на момент подачи кредитором ООО "Полимерные Технологии" заявления в арбитражный суд о признании Общества несостоятельным (банкротом), последнее находилось в процессе добровольной ликвидации на основании решения учредителей, о чем 03.03.2016 была внесена соответствующая запись в ЕГРЮЛ. В этой связи и учитывая наличие у Общества не погашенной более трех месяцев задолженности в сумме более 300000 руб., Арбитражный Суд Свердловской области пришел к выводу о том, что должник имеет все признаки банкротства и подлежит ликвидации по упрощенной процедуре несостоятельности (банкротства), как ликвидируемый должник, при этом наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление при банкротстве ликвидируемого должника не применяются в силу закона.

Из содержания определения Арбитражного суда Свердловской области от 05.12.2016 видно, что основанием для удовлетворения ходатайства конкурсного управляющего Общества и продления срока конкурсного производства стала невозможность завершения в установленный изначально срок всех мероприятий, предусмотренных Законом N 127-ФЗ (не сформирована конкурсная масса, так как ведется работа по взысканию дебиторской задолженности, по розыску и возврату имущества должника, готовятся документы по оспариванию сделок, не произведены расчеты с кредиторами), а не в связи с возобновлением ответчиком какой-либо финансово-хозяйственной деятельности.

Таким образом, принимаемые в рамках конкурсного производства меры составляют исключительно комплекс мероприятий, направленных на ликвидацию Общества, деятельность которого, как следует из пояснений стороны ответчика, не оспоренных и не опровергнутых истцом надлежащими доказательствами, фактически прекращена.

При таком положении, доводы истца в жалобе о незаконности ее увольнения со ссылкой на то, что арбитражным судом определение о завершении конкурсного производства в отношении ответчика ни на момент увольнения истца, ни в период рассмотрения судом индивидуального трудового спора не вынесено, что ликвидация ответчика не завершена и ответчик не исключен из ЕГРЮЛ, при доказанности прекращения ответчиком деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам и доказанности невозможности возникновения иных правовых последствий, кроме ликвидации организации, относительно организации-ответчика, являются ошибочными, основанным на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, и правовой позиции, выраженной в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2.

Озвученные истцом в заседании судебной коллегии доводы о нарушении ответчиком порядка увольнения, выразившемся в несоблюдении установленного сроком двухмесячного срока предупреждения о предстоящем увольнении, заслуживают внимания, поскольку с момента получения истцом уведомления о предстоящем увольнении (28.11.2016) и до момента увольнения (16.01.2017) прошло менее двух месяцев, соответственно, установленный ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ работодателем не соблюден.

Однако указанное нарушение порядка увольнения не может повлечь отмены обжалуемого решения суда, поскольку в ходе рассмотрения дела нашел свое подтверждение факт пропуска истцом без уважительных причин установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ срока обращения в суд за разрешением спора о законности увольнения, о применении которого было заявлено ответчиком.

Согласно ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Как установлено судом и истцом не оспаривалось, с приказом об увольнении она была ознакомлена под роспись и получила его копию в день увольнения, 16.01.2017 (л.д. 68), в этот же день получила трудовую книжку. Соответственно, установленный ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ срок обращения в суд по спору о законности увольнения истек 16.02.2017, в то время как Корсакова А.Ю. обратилась в суд с настоящим иском только 06.04.2017, т.е. со значительным пропуском установленного законом срока.

При пропуске по уважительным причинам сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора могут быть восстановлены судом (ч. 3 ст. 392 Трудового кодекса РФ).

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Таким образом, пропущенный срок обращения в суд может быть восстановлен при наличии уважительных причин, т.е. при наличии обстоятельств, объективно препятствовавших своевременному обращению за защитой нарушенного права в суд. Однако надлежащих доказательств наличия таких обстоятельств истцом не представлено ни суду первой инстанции, ни в заседание судебной коллегии.

Юридическая неграмотность, на что истец ссылается в апелляционной жалобе, не может быть расценена в качестве уважительной причины пропуска срока обращения в суд, поскольку истец не была лишена возможности, а доказательства иного не представлены, обратиться за получением квалифицированной юридической помощи. При этом суд первой инстанции обоснованно учел, что отсутствие юридического образования не препятствовало истцу 03.02.2017, в течение месячного срока со дня получения трудовой книжки, обратиться в суд с иском к Обществу о взыскании сумм при увольнении.

Доводы истца о наличии злоупотребления со стороны работодателя в связи с намеренным введением ее в заблуждение конкурсным управляющим относительно правомерности увольнения до момента завершения конкурсного производства подлежат отклонению, поскольку своего подтверждения в ходе рассмотрения дела не нашли, конкурсный управляющий действовал в пределах предоставленных ему законом полномочий и правомерно уволил истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Таким образом, поскольку пропуск срока обращения в суд является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска, обжалуемое решение об отказе в иске Корсаковой А.Ю. является правильным, оснований для удовлетворения заявленных исковых требований у суда первой инстанции при таком положении не имелось.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого акта, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, по материалам дела судебной коллегией не усматривается.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 04.05.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Колесникова О.Г.

 

Судьи: Лузянин В.Н.

Редозубова Т.Л.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.