Круз Варас и другие (Cruz Varas and Others) против Швеции. Постановление Европейского Суда по правам человека от 20 марта 1991 г.

Круз Варас и другие против Швеции


После отказа в ходатайстве о получении статуса беженцев 21 апреля 1988 года Государственный иммиграционный комитет принял решение депортировать из Швеции г-на Круз Вараса, его жену и сына (все - граждане Чили). Не указывая на какие-либо новые обстоятельства в дополнение к тем, которые были изложены во время подачи ходатайства о предоставлении статуса беженцев, заявители обратились к правительству. Правительство отклонило их ходатайство 29 сентября 1988 г., ссылаясь на препятствия для осуществления распоряжения о высылке, заявители сделали запрос в полицию г.Варберга на передачу рассмотрения своего дела в Государственный иммиграционный комитет.

19 октября 1988 г., будучи допрошенным полицией г.Варберга, г-н Круз Варас сослался впервые на свою предположительную подпольную деятельность против Пиночета, что, по его мнению, будет подвергать его риску преследований, пыток и, возможно, смерти. Дело было передано в Государственный иммиграционный комитет, который, в свою очередь, передал его в правительство. Для того, чтобы представить доказательства в отношении риска, которому он может подвергнуться, г-н Круз Варас передал 11 августа 1989 г. правительственным органам акты медицинской экспертизы, подтверждающие пытки, которым он уже подвергался в Чили, но правительство сочло, что нет препятствий для депортации согласно Разделам 77 и 80 Закона об иностранцах (1980). Вследствие этого, Государственный иммиграционный комитет принял 6 октября 1989 г. решение не останавливать процесс депортации.

Несмотря на обращение Европейской Комиссии по Правам Человека к правительству не депортировать заявителей в Чили до того, как она рассмотрит заявление, г-н Круз Варас был выслан из Швеции в Чили. Его жена и сын скрылись в Швеции.

Первый вопрос, который стоял перед Судом по Правам Человека, заключался в том, чтобы установить, была ли депортация г-на Круз Вараса бесчеловечным и унижающим достоинство обращением в смысле Ст.3 ЕКПЧ. В свете своей судебной практики Суд напомнил, что, согласно Конвенции, ответственность может наступить в отношении депортирующего государства-участника Конвенции, если его действие имеет в качестве своего прямого следствия возникновения для индивида такого положения, когда он подвергнется обращению, запрещенному Конвенцией. Наличие существенных причин, доказывающих, что данное лицо в случае депортации, окажется перед лицом реальной угрозы быть подвергнутым пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, может породить основания для вопроса в рамках Ст.3 ЕКПЧ. Суд счел, что эти принципы применимы также к решениям о депортации и a fortiriori к делам о реальной высылке.

Подчеркнув то, что установление и проверка фактов были главным образом задачей Комиссии, Суд пришел к выводу, что в исключительных случаях и он сам может использовать свои полномочия в этом отношении и что он вправе делать любые оценки в свете всех доступных ему материалов. Суд сослался на те факты, которые были известны правительству Швеции во время депортации. Последующая информация может, тем не менее, быть принята во внимание, если она представляет интерес для подтверждения или опровержения оценки государства-ответчика.

Анализ всех обстоятельств выявил, что только после того, как г-ну Круз Варасу стало известно о предстоящей депортации, он стал ссылаться на свою прошлую подпольную деятельность против Пиночета и пытки, которым он был в результате этой деятельности подвергнут. Более того, постоянные изменения в его показаниях и недостаток в доказательственной основе породили сомнения в их достоверности. Кроме того, дело заявителя было тщательно рассмотрено шведскими властями, которые к тому же учли, что политическая ситуация в Чили улучшилась. Это было подтверждено добровольным возвращением многих чилийских беженцев. Так как не было достаточно убедительно доказано, что высылка заявителя поставит его под реальную угрозу быть подвергнутым бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Суд счел, что обжалуемая мера не превысила порог минимального уровня тяжести, установленного Ст.3 ЕКПЧ. Соответственно, депортация заявителя в Чили не представляла собой бесчеловечное обращение и не нарушала Ст.3 ЕКПЧ.

Второй вопрос, поставленный перед Судом, заключался в определении, представляла ли собой высылка заявителя, приведшая к его отделению от семьи, нарушение права на уважение его семейной жизни (Ст.8 ЕКПЧ). В соответствии с мнением Суда, внесенные в контексте жалобы в отношении Ст.3 ЕКПЧ доказательства и данные, показали, что, если бы жена и сын г-на Круз Вараса не скрылись с тем, чтобы избежать высылки, то не существовало бы препятствий для установления семейной жизни в своей стране. Суд пришел, поэтому, к мнению, что ответственность за разделение семьи не может быть возложена на Швецию. В соответствие с этим, Суд пришел к выводу, что нарушения Ст.8 ЕКПЧ не было.

В заключении, Суд должен был установить, было ли невыполнение правительством Швеции предписания Комиссии (в силу Ст.36 Регламента Комиссии) не высылать заявителей нарушением Ст.25-1 ЕКПЧ, препятствующим осуществлению их эффективного права на обжалование дела в Суде.

Прежде всего, Суд подчеркнул, что Конвенция не содержит конкретного положения, наделяющего Суд или Комиссию полномочием принимать временные меры по сохранению прав сторон на период рассмотрения. Вопрос заключался в том, должны ли такие полномочия проистекать из Ст.25-1 ЕКПЧ (рассматриваемой самостоятельно или совместно со Ст.36 Регламента Комиссии) или из других источников. Суд подчеркнул, что Ст.36 Регламента Комиссии не может породить обязательную к исполнению норму для государства-участника. Ст.25-1 налагает обязательство не вмешиваться в право индивидуума эффективным образом представить жалобу и вести свое дело в Комиссии. Так как Конвенция должна быть интерпретирована как гарантирующая права, которые являются конкретными и эффективными, индивидуумам должна быть предоставлена возможность обжаловать нарушения их права на внесение жалобы. Тем не менее, Суд подчеркнул, что текст Ст.25-1 ЕКПЧ будет неправильно истолкован, если кто-либо пожелал бы вывести на этой основе обязательство соблюдать временные меры, предложенные Комиссией. Общие принципы международного права также не решают проблему, поскольку вопрос о том, что временные меры, предписанные международными судебными учреждениями, обязательны, является спорным. Согласно мнению Суда, полномочия по введению обязательных временных мер не могут быть производными от Ст.25-1 ЕКПЧ in fine или из других источников.

Хотя отказ от депортации г-на Круз Вараса мог бы в данном деле упростить внесение заявителями своей жалобы в Комиссию, Суд констатировал, что не было доказательств препятствий сколько-нибудь существенного уровня для осуществления ими своего права на подачу заявления. Исходя из этого, Суд пришел к выводу, что нарушения Ст.25-1 ЕКПЧ не было.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.