Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 296-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гончарова Николая Степановича на нарушение его конституционных прав положениями статей 5, 89, 93, 143, 154, 221, 247 и 378 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР"

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 296-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина
Гончарова Николая Степановича на нарушение его конституционных
прав положениями статей 5, 89, 93, 143, 154, 221, 247 и 378
Уголовно-процессуального кодекса РСФСР"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина Н.С.Гончарова требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", установил:

1. По приговору Калужского областного суда от 26 мая 1982 года гражданин Н.С.Гончаров был осужден за совершение ряда преступлений к лишению свободы сроком на один год и три месяца. В связи с зачетом в срок наказания времени содержания под стражей он был освобожден из-под стражи в зале суда.

25 сентября 1991 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации по протесту Председателя Верховного Суда Российской Федерации отменил данный приговор ввиду односторонности и неполноты исследования обстоятельств дела, а также в связи с допущенными в ходе предварительного следствия нарушениями уголовно-процессуального закона и направил дело для дополнительного расследования. 15 марта 1993 года производство по делу было прекращено на основании пункта 3 части первой статьи 5 УПК РСФСР (в связи с истечением сроков давности).

Поскольку Н.С.Гончаров возражал против такого решения, следователь, ссылаясь на часть пятую статьи 5 УПК РСФСР, вновь предъявил ему обвинение в совершении тех же преступлений, и по завершении расследования уголовное дело вместе с обвинительным заключением было направлено в суд. При этом как в стадии предварительного расследования, так и в суде к Н.С.Гончарову применялись меры пресечения, в том числе заключение под стражу.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Н.С.Гончаров оспаривает конституционность статей 5, 89, 93, 143, 154, 221, 247 и 378 УПК РСФСР, поскольку полагает, что именно содержащиеся в них положения предопределили принятие следователем, прокурором и судом решений, нарушающих его конституционные права и свободы, гарантируемые статьями 15, 18, 21, 22, 45, 46, 49, 50 и 52 Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял Н.С. Гончарова о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению. Однако заявитель в своей очередной жалобе настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.

2. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если конституционные права и свободы заявителя затрагиваются оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в его деле.

Оспариваемые Н.С.Гончаровым пункт 3 части первой и часть четвертая статьи 5, статьи 143, 154, 221 и 378 УПК РСФСР содержат общие предписания, касающиеся процессуальных последствий истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, оснований вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого и порядка изменения ранее предъявленного обвинения, полномочий судьи по поступившему в суд делу до судебного разбирательства и полномочий суда надзорной инстанции.

Ни в перечисленных, ни в каких бы то ни было других статьях УПК РСФСР не содержится специальных норм, предусматривающих повторное предъявление обвинения и судебное рассмотрение дела в отношении лица, которое по тому же обвинению уже было осуждено и отбыло наказание. Согласно же пункту 7 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и пункту 1 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющимся составной частью правовой системы Российской Федерации, никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и Уголовно-процессуальным кодексом.

В силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации правила международного договора обладают приоритетом по отношению к внутреннему законодательству и в случае отсутствия в нем норм, регулирующих соответствующие отношения, подлежат применению при рассмотрении конкретных дел.

3. Законность и обоснованность применения пункта 3 части первой и части четвертой статьи 5, статей 143, 154, 221 и 378 УПК РСФСР в деле заявителя и адекватность их использования для защиты его прав в уголовном процессе подлежат проверке судами общей юрисдикции, которые должны обеспечивать истолкование закона в конституционно-правовом смысле, вытекающем из статей 15, 46, 50 и 52 Конституции Российской Федерации с тем, в частности, чтобы не нарушался запрет повторного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же преступление и обеспечивался приоритет перед УПК РСФСР коррелирующих данному запрету норм международных договоров Российской Федерации.

На такую компетенцию судов общей юрисдикции и процедуры ее осуществления обращено внимание в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в том числе от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", а также в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 УПК РСФСР, от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР и др.

Так, в постановлении от 13 ноября 1995 года Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой постановления органов расследования о прекращении дела во всяком случае могут быть обжалованы в судебном порядке с применением по аналогии процедур, предусмотренных статьей 220.2 УПК РСФСР.

4. Статьями 89, 93 и 247 УПК РСФСР, также оспариваемыми Н.С.Гончаровым, определяются виды и основания применения мер пресечения и их изменения в суде. Из содержащихся в них норм, носящих общий характер, не вытекает ни необходимость, ни возможность применения мер пресечения в такой ситуации, когда уже исполненный приговор как незаконный и необоснованный отменяется в надзорном порядке в пользу осужденного. Более того, в силу норм уголовно-процессуального закона, регулирующих применение мер процессуального принуждения (статьи 89, 91, 92 и 96 УПК РСФСР), не допускается заключение под стражу без установленных законом оснований, в том числе в случаях, если лицу не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, - как это имеет место при истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, тем более после отбытия наказания осужденным.

В определении от 25 марта 1995 года о прекращении производства по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР и постановления Верховного Совета Российской Федерации от 17 января 1992 года "О полномочиях Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей по продлению сроков содержания обвиняемых под стражей", а затем в постановлении от 13 июня 1996 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР Конституционным Судом Российской Федерации изложена правовая позиция, согласно которой законность применения мер пресечения гарантируется всей совокупностью норм УПК РСФСР в их конституционном истолковании с учетом требований статей 21, 22 и 55 Конституции Российской Федерации, гарантирующих каждому охрану государством достоинства его личности, право на свободу и личную неприкосновенность и не допускающих ограничения прав и свобод личности иначе как федеральным законом и в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Следовательно, по смыслу статей 89, 93 и 247 УПК РСФСР, с учетом вытекающего из статей 21, 22 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации конституционно-правового истолкования оснований применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве, применение в отношении Н.С.Гончарова меры пресечения (тем более такой, как заключение под стражу) не является допустимым. Обеспечение надлежащего применения названных положений УПК РСФСР в деле заявителя относится к ведению соответствующих судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Жалоба гражданина Гончарова Николая Степановича не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно в связи с тем, что законность применения оспариваемых заявителем уголовно-процессуальных норм не может быть проверена Конституционным Судом Российской Федерации, а связанное с их неправильным истолкованием нарушение его прав подлежит устранению судами общей юрисдикции.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете", а также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации

М.Баглай


Заместитель Председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации

Т.Морщакова



Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 296-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гончарова Николая Степановича на нарушение его конституционных прав положениями статей 5, 89, 93, 143, 154, 221, 247 и 378 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР"



Текст Определения опубликован в "Российской газете" от 25 апреля 2001 г. N 81, в Собрании законодательства Российской Федерации от 23 апреля 2001 г. N 17 ст. 1766, в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2001 г., N 3


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.