Определение Конституционного Суда РФ от 17 мая 1995 г. N 26-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Иониной Веры Петровны"

Определение Конституционного Суда РФ от 17 мая 1995 г. N 26-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Иониной Веры Петровны"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.А. Туманова, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки В.П. Иониной, установил:

1. Заявительница обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой проверить конституционность пункта 4 части второй статьи 247 Гражданского процессуального кодекса РСФСР и пункта 19 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года "Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия - звания "Мать-героиня" и учреждении ордена "Материнская слава" и медали "Медаль материнства", примененных при разрешении ее дела.

Из имеющихся в деле материалов следует, что в марте 1987 года В.П. Ионина вступила в фактические брачные отношения с П.К. Гуровым.

По истечении пяти лет, в июле 1992 года, они подали в ЗАГС заявление с просьбой зарегистрировать их брак, но в связи со смертью П.К. Гурова регистрация брака произведена не была. Новоуренгойский городской народный суд, куда В.П. Ионина обратилась с заявлением об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях с П.К. Гуровым, отказал в рассмотрении заявления, ссылаясь на то, что согласно пункту 4 части второй статьи 247 ГПК РСФСР и пункту 19 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года установление факта состояния в фактических брачных отношениях может производиться судом, если эти отношения возникли до 8 июля 1944 года.

Заявительница считает, что положения пункта 4 части второй статьи 247 ГПК РСФСР о том, что суд рассматривает дела об установлении "факта состояния в фактических брачных отношениях в установленных законом случаях, если регистрация брака не может быть произведена вследствие смерти одного из супругов", и пункта 19 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года, в соответствии с которым "лица, фактически состоящие в брачных отношениях до издания настоящего Указа, могут оформить свои отношения путем регистрации брака с указанием срока фактической совместной жизни", нарушают требования статьи 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом и являются дискриминационными, поскольку не предусматривают возможности в настоящее время устанавливать в судебном порядке факт состояния в фактическом браке. По мнению заявительницы, указанные нормы противоречат и статье 46 Конституции Российской Федерации, так как лишают ее права на судебную защиту.

2. Жалоба гражданки В.П. Иониной не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению по следующим основаниям.

Правовое регулирование брачных отношений в Российской Федерации осуществляется только государством. В настоящее время закон не признает незарегистрированный брак и не считает браком сожительство мужчины и женщины. Оно не порождает правовых последствий и поэтому не устанавливается судами в качестве факта, имеющего юридическое значение. Исключение сделано лишь для лиц, вступивших в фактические брачные отношения до 8 июля 1944 года, поскольку действовавшие в то время законы признавали равноправными два вида брака - зарегистрированный в органах ЗАГСа и фактический брак.

Требования заявительницы по существу сводятся к тому, чтобы фактическому браку вновь придавалось такое же правовое значение, какое имеет брак, заключенный в органах записи актов гражданского состояния. Однако определение понятия брака, порядка его регистрации, прав и обязанностей, вытекающих из брака, - это прерогатива законодателя. В компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", подобные вопросы не входят.

Поскольку в действующем законодательстве нет института "фактического брака" и Конституция Российской Федерации не содержит понятия брака и его правовой охраны, отсутствует нормативная основа для решения Конституционным Судом Российской Федерации вопросов, поставленных заявительницей, и ее жалоба является беспредметной.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. В принятии к рассмотрению жалобы гражданки Иониной Веры Петровны отказать.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.А. Туманов


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.Д. Рудкин



Определение Конституционного Суда РФ от 17 мая 1995 г. N 26-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Иониной Веры Петровны"



Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.