Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380 Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве должна определяться исходя из способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая

Документ отсутствует в свободном доступе.
Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Заказать

Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила без изменения решение суда, на основании которого было отказано в удовлетворении требования о признании недействующим п. 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. N 789. Соответствующее требование было мотивировано тем, что оспариваемая норма нарушает право работника на должное возмещение утраченного заработка, поскольку учитывает возможность пострадавшего выполнять работу по многим видам профессиональной деятельности, а не одну конкретную, и именно ту, которая выполнялась до страхового случая, что противоречит ст. 1086 ГК РФ.

Отмечено, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая. Следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы), носит оценочный характер, и в рамках одной профессиональной деятельности виды этой профессиональной деятельности могут быть более или менее квалифицированными. Поэтому Правительство РФ вправе было указать в оспариваемом пункте, что степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов устанавливается тогда, когда у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности в случае резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях. Более того, оспариваемое положение не противоречит ст. 1086 ГК РФ, поскольку она не регулирует условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а определяет порядок установления размера подлежащего возмещению потерпевшим заработка (дохода), который он имел до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности. При этом не может быть принят во внимание довод о том, что нижестоящим судом неправильно истолкован Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в частности, суд неправильно определил понятие "виды профессиональной деятельности". Кассационная коллегия пояснила, что оспариваемое положение не предполагает учитывать способность пострадавшего к выполнению работы по многим видам профессиональной деятельности, так как по его смыслу и содержанию под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)