Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380 Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве должна определяться исходя из способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Т. о признании недействующим пункта 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789, в части слов "...вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях...", и пункта 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 года N 56 по кассационной жалобе Т. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2007 года, которым в удовлетворении заявления отказано. Федерации установила:

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789 утверждены Правила установления степени профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее Правила).

Пунктом 14 Правил предусмотрено, что в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 года N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 года N 2876, были утверждены Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее Временные критерии).

Пунктом 20 Временных критериев предусмотрено, что в случаях, когда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда, устанавливаются 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

Т. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пункта 14 Правил, в части слов "вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях" и пункта 20 Временных критериев, ссылаясь на то, что оспариваемые им положения нарушают его право на должное возмещение утраченного заработка, поскольку учитывают возможность пострадавшего выполнять работу по многим видам профессиональной деятельности, а не одну конкретную, и именно ту, которая выполнялась до страхового случая, что противоречит статье 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Т. Полагает, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебного решения.

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее Федеральный закон), порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации во исполнение предписания данной нормы приняло постановление от 16 октября 2000 года N 789.

Временные критерии приняты Министерством труда и социального развития Российской федерации в соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

В силу абзаца 17 статьи 3 Федерального закона, под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества.

В соответствии с абзацем 18 статьи 3 Федерального закона, под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности (п. 2 Правил).

Правилами определены условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности: вследствие резко выраженного нарушения функций организма устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов (пункт 14), вследствие выраженного нарушения функций организма - от 70 до 90 процентов (пункт 15), вследствие умеренного нарушения функций организма - от 40 до 60 процентов (пункт 16), вследствие незначительного нарушения функций организма - от 10 до 30 процентов (пункт 17).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая, следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы) носит оценочный характер и в рамках одной профессиональной деятельности в зависимости от разряда, класса и других квалифицированных категорий виды профессиональной деятельности могут быть более или менее квалифицированными. В связи с чем, Правительство Российской Федерации вправе было указать в пункте 14 Правил, что степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов устанавливается в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности в случае резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях. Пункт 20 Временных критериев воспроизводит положения пункта 14 Правил.

Признавая доводы заявителя несостоятельными, суд правильно исходил из того, что оспариваемые заявителем положения не противоречат статье 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку данная норма не регулирует условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а определяет порядок установления размера подлежащего возмещению потерпевшим заработка (дохода), который он имел до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности.

Довод кассационной жалобы о том, что судом неправильно истолкован Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в частности суд неправильно определил понятие "виды профессиональной деятельности", неоснователен.

Суд, проанализировав положения Федерального закона, правильно истолковал смысл оспоренных Т. положений нормативного правового акта, пришел к обоснованному выводу о том, они не предполагают учитывать способность пострадавшего к выполнению работы по многим видам профессиональной деятельности, так как по смыслу и содержанию оспариваемых заявителем норм, под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности.

Поскольку оспариваемые положения нормативного правового акта изданы в пределах компетенции Правительства РФ, не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд обоснованно отказал в удовлетворении заявления.

Выводы суда основаны на нормах материального права, предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований, для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу Т. - без удовлетворения.


Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила без изменения решение суда, на основании которого было отказано в удовлетворении требования о признании недействующим п. 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. N 789. Соответствующее требование было мотивировано тем, что оспариваемая норма нарушает право работника на должное возмещение утраченного заработка, поскольку учитывает возможность пострадавшего выполнять работу по многим видам профессиональной деятельности, а не одну конкретную, и именно ту, которая выполнялась до страхового случая, что противоречит ст. 1086 ГК РФ.

Отмечено, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая. Следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы), носит оценочный характер, и в рамках одной профессиональной деятельности виды этой профессиональной деятельности могут быть более или менее квалифицированными. Поэтому Правительство РФ вправе было указать в оспариваемом пункте, что степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов устанавливается тогда, когда у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности в случае резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях. Более того, оспариваемое положение не противоречит ст. 1086 ГК РФ, поскольку она не регулирует условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а определяет порядок установления размера подлежащего возмещению потерпевшим заработка (дохода), который он имел до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности. При этом не может быть принят во внимание довод о том, что нижестоящим судом неправильно истолкован Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в частности, суд неправильно определил понятие "виды профессиональной деятельности". Кассационная коллегия пояснила, что оспариваемое положение не предполагает учитывать способность пострадавшего к выполнению работы по многим видам профессиональной деятельности, так как по его смыслу и содержанию под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение