Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 20 марта 2007 г. N КАС02-441 Оспариваемые положения нормативного правового акта являются законными, поскольку установлены уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, при этом евразийский патент в течение всего срока его действия может быть признан недействительным на территории РФ на основании национального законодательства

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 20 марта 2007 г. N КАС02-441


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А. об оспаривании пунктов 1.4, 2.1, 4.1, 6.1 и 6.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22 апреля 2003 года N 56, по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда РФ от 20 ноября 2006 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Ф.А.И., объяснения представителя заявителя - Т., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Российского агентства по патентным и товарным знакам (Роспатент) С. и Р., представлявшей также интересы Министерства образования и науки РФ, выслушав заключение прокурора Ф.А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, кассационная коллегия установила:

приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22 апреля 2003 года N 56, в редакции от 11 декабря 2003 года N 164, утверждены Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам (далее - Правила).

А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими следующих предписаний Правил:

- пункта 1.4 в части слов: "В Палату по патентным спорам могут быть поданы в соответствии с Патентным законом Российской Федерации, ...и международными договорами Российской Федерации ...возражение против действия на территории Российской Федерации евразийского патента на изобретение, выданного в соответствии с Евразийской патентной конвенцией от 9 сентября 1994 года";

- абзаца 2 пункта 2.1 в части слов "Возражение, предусмотренное пунктами 1.3, 1.4 настоящих Правил, подается любым лицом"; - последнего предложения абзаца 9 пункта 2.1 в части слов: "Любое действие Палаты по патентным спорам по отношению к представителю, включая патентного поверенного, имеют те же последствия, что и действия ...по отношению к доверителю";

- пункта 4.1 в части, допускающей рассмотрение возражений, поданных на основании пунктов 1.3, 1.4 Правил, и принятие по результатам рассмотрения этих возражений решения Палаты по патентным спорам;

- первого предложения абзаца 1 пункта 6.1 в части слов: "Решение Палаты по патентным спорам оформляется и подписывается всеми членами коллегии Палаты по патентным спорам ...";

- абзаца 1 пункта 6.3. В обоснование заявленных требований А. сослался на то, что названные пункты Правил противоречат положениям Евразийской патентной конвенции от 9 сентября 1994 года, Патентной инструкции к Евразийской патентной конвенции, Конституции Российской Федерации, Патентному закону Российской Федерации, а также нормам Гражданского кодекса Российской Федерации. А. также указал, что оспоренные предписания Правил нарушили его права и законные интересы как автора и обладателя патентов на изобретения и создали для него препятствия в реализации указанных прав в результате аннулирования патентов.

Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение. В кассационной жалобе А. ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, неполное исследование судом всех обстоятельств дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

Согласно части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что оспоренные (в части) Правила изданы Российским агентством по патентам и товарным знакам в пределах предоставленных законом полномочий; оспариваемые положения этого акта о порядке рассмотрения возражений против выдачи патента в Палате по патентным спорам соответствуют действующему законодательству в сфере правовой охраны и использования патентов.

Так, согласно пункту 1 статьи 13 Евразийской патентной конвенции от 9 сентября 1994 г., ратифицированной Российской Федерации Федеральным законом от 1 июня 1995 года N 85-ФЗ и вступившей в силу для Российской Федерации с 27 сентября 1995 года (далее Конвенция), закрепляет, что любой спор, касающийся действительности евразийского патента в конкретном Договаривающемся государстве, разрешается национальными судами или другими компетентными органами этого государства на основании данной Конвенции и Патентной инструкции.

Пункт 1 правила 54 Патентной инструкции к Евразийской патентной конвенции, утвержденной Административным советом Евразийской патентной организации на втором (первом очередном) заседании 1 декабря 1995 года (в редакции 14-18 ноября 2005 г.) евразийский патент в течение всего срока его действия может быть признан недействительным на территории Договаривающегося государства на основании его национального законодательства в соответствии со статьей 13 Конвенции и с учетом правил 52 и 53 Патентной инструкции, полностью или частично, в случаях:

- неправомерной выдачи евразийского патента вследствие несоответствия условиям патентоспособности изобретения;

- наличия в формуле изобретения признаков, отсутствовавших в первоначальных материалах заявки;

- неправильного указания в евразийском патенте изобретателя или патентовладельца. Анализ вышеприведенных норм международного права позволяет сделать вывод, что евразийский патент может быть признан недействительным на территории Договаривающегося государства по решению компетентного (несудебного) органа этого государства в связи с его несоответствием условиям патентоспособности изобретения.

В силу пункта 2 статьи 29 Патентного закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3517-I (далее Патентный закон) возражение против выдачи патента в связи с его несоответствием условиям патентоспособности изобретения подается в Палату по патентным спорам.

Порядок подачи возражений против выдачи патента в Палату по патентным спорам и порядок их рассмотрения устанавливается федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Решение Палаты по патентным спорам утверждается руководителем федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, вступает в силу с даты утверждения и может быть обжаловано в суд.

На основании изложенного, довод заявителя о том, что евразийский патент на изобретение не может быть признан недействительным на основании решения Палаты по патентным спорам, несостоятелен.

Судом первой инстанции проверялись доводы заявителя изложенные в кассационной жалобе о необходимости ограничения круга лиц, имеющих право на подачу возражения против выдачи патента, о, якобы, имеющихся ограничениях прав патентообладателя на личное ознакомление с информацией, изложенной в возражении подателя, на непосредственное личное участие в заседаниях коллегии Палаты по патентным спорам и получение соответствующего решения. Эти доводы правильно были признаны необоснованными по основаниям, подробно изложенным в решении суда.

Поскольку в силу абз. 2 пункта 2 статьи 29 Патентного закона порядок подачи возражений против выдачи патента в Палату по патентным спорам и порядок их рассмотрения устанавливаются федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, Российское агентство по патентам и товарным знакам, являясь таким федеральным органом, вправе было устанавливать в Правилах положение о том, что дела по возражениям рассматриваются на заседании Палаты по патентным спорам коллегиально в составе не мене трех ее членов, включая председательствующего и ответственного за рассмотрение, утвержденном председателем Палаты по патентным спорам, назвав этот состав коллегией Палаты по патентным спорам, а также то, что решение Палаты по патентным спорам оформляется и подписывается всеми членами коллегии Палаты по патентным спорам.

Довод кассационной жалобы о незаконности решения суда в связи с тем, что судом было отклонено ходатайство заявителя о привлечении к участию в деле эксперта в области охраны интеллектуальной собственности также необоснован, поскольку дело рассматривалось судом в порядке абстрактного нормоконтроля, что не связано с установлением каких-либо фактических обстоятельств и никакие вопросы, требующие специальных знаний в области науки, техники в рассматриваемом деле не затрагивались.

Вывод о законности оспоренного (в части) нормативного правового акта сделан судом, исходя из компетенции правотворческого органа, его издавшего, и содержания изложенных в нем норм, на основе надлежащего анализа норм международного договора и федерального закона.

Окончательная правовая оценка дана судом в решении по делу, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360 и 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия определила:

решение Верховного Суда РФ от 20 ноября 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу А. - без удовлетворения.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 20 марта 2007 г. N КАС02-441


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.