Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 29 мая 2008 г. N КАС08-204 Суд отказал в удовлетворении требования о признании частично недействующим постановления Правительства РФ о порядке выплаты и размерах поощрительного и государственного денежных вознаграждений за выявление месторождений полезных ископаемых, поскольку оспариваемые положения нормативного правового акта не противоречат действующему законодательству, изданы в пределах полномочий, предоставленных Правительству РФ, и не нарушают прав заявителя

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 29 мая 2008 г. N КАС08-204


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению В.А.А. о признании частично недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 5 октября 2007 года N 646 "О порядке выплаты и размерах поощрительного и государственного денежных вознаграждений, предусмотренных статьей 34 Закона Российской Федерации "О недрах" по кассационной жалобе В.А.А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2008 года, которым заявленное требование оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения В.А.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Правительства Российской Федерации Ш.Е.И., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Ф.А.В., полагавшей кассационную жалобу оставить без удовлетворения, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

В.А.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 5 октября 2007 года N 646 "О порядке выплаты и размерах поощрительного и государственного денежных вознаграждений, предусмотренных статьей 34 Закона Российской Федерации "О недрах" (далее - Постановление), в части определения государственного и поощрительного вознаграждения, в зависимости от объема налога на добычу полезных ископаемых (пункт 3), установления размеров государственного и поощрительного вознаграждений (пункты 3, 4), признания утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 1995 года N 1282 "О порядке выплаты и размерах денежных вознаграждений за выявление месторождений полезных ископаемых (пункт 5).

В подтверждение требований указал, что примененный в Постановлении принцип определения государственного и поощрительного вознаграждений в отличие от общепринятой практики не от прибыли от разработки месторождения, а в зависимости от объема выплачиваемого недропользователем налога (0,1 процент), существенно уменьшает размер государственного вознаграждения, (максимальные размеры вознаграждений государственное - 50000 рублей, поощрительное - 10000 рублей и 5000 рублей) установлены без учета личного творческого вклада отдельных специалистов в открытии месторождений и доходов, получаемых государством и недропользователями от использования открытых геологами месторождений.

По мнению заявителя, оснований для отмены ранее действовавшего постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 1995 года N 1282, которым государственное вознаграждение было установлено в размере до 0,5 процентов от прибыли, не имелось. Оспариваемые нормативные положения противоречат положениям Гражданского кодекса РФ, нарушают его как материальные, так и нематериальные права.

Судом постановлено решение, которым в удовлетворении заявленного требования отказано. В кассационной жалобе В.А.А. просит об отмене решения суда, как вынесенного с нарушением норм материального права. Полагает, ошибочным вывод суда о том, что положения Гражданского кодекса РФ, регулирующие рассматриваемые в данном деле отношения не подлежат применению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявления В.А.А., суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые им положения нормативного правового акта не противоречат действующему законодательству, изданы в пределах полномочий, предоставленных Правительству Российской Федерации, и не нарушают прав заявителя.

В силу статьи 34 Закона Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-1 "О недрах" (далее - Закон о недрах) лица, выявившие признаки месторождения полезного ископаемого, редкого геологического обнажения, минералогического, палеонтологического или иного образования, представляющего научную или культурную ценность, на ранее неизвестном участке недр, имеют право зарегистрировать указанный участок недр в Федеральном органе управления государственным фондом недр или его территориальном органе.

При подтверждении Федеральным органом управления государственным фондом недр или его территориальным органом ценности указанных участков недр лицам, их зарегистрировавшим, выплачивается поощрительное денежное вознаграждение.

Лица, открывшие и (или) разведавшие имеющее промышленную ценность, неизвестное ранее месторождение, а также выявившие дополнительные запасы полезных ископаемых или новое минеральное сырье в ранее известном месторождении, существенно увеличивающие его промышленную ценность, имеют право на государственное денежное вознаграждение.

Порядок выплаты и размеры поощрительного и государственного денежных вознаграждений устанавливаются Правительством Российской Федерации или органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Правительством Российской Федерации на основании приведенной статьи Закона о недрах в оспариваемом положении было предусмотрено, что государственное вознаграждение выплачивается каждому из лиц, открывших и (или) разведавших имеющее промышленную ценность, неизвестное ранее месторождение, а также выявивших дополнительные запасы полезных ископаемых или нового минерального сырья в ранее известном месторождении, существенно увеличивающие его промышленную ценность, в размере, не превышающем 50000 рублей; при этом размер государственного вознаграждения не может превышать 0,1 процента суммы годового объема на добычу полезных ископаемых по рассматриваемому месторождению (пункт 3); поощрительное вознаграждение выплачивается каждому из лиц, выявивших на ранее неизвестном участке недр: признаки месторождения полезного ископаемого - в размере 10000 рублей; редкое геологическое обнажение, минералогическое, палеонтологическое или иное образование, представляющее научную или культурную ценность, - в размере до 5000 рублей (пункт 4).

Суд первой инстанции дал подробный правовой анализ указанных нормативных положений и пришел к обоснованному выводу о том, что они не противоречат статье 34 Закона о недрах, в которой не установлены предельные размеры поощрительного и государственного денежных вознаграждений, выплачиваемых лицам, имеющим на них право, не определены критерии и принципы исчисления. Отсутствуют и другие нормативные правовые акты, имеющие большую юридическую силу, в которых бы были установлены иные размеры указанных вознаграждений, критерии и принципы их определения.

Суд правильно учел, что по своей правовой природе поощрительное и государственное денежные вознаграждения, установленные Законом о недрах, относятся к стимулирующим выплатам, их размер не поставлен в зависимость от прибыли и его определение отнесено к компетенции Правительства Российской Федерации.

Суд обоснованно не согласился с доводами заявителя о противоречии оспариваемых положений постановления нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку они не регулируют отношения в сфере недропользования.

Не было у суда оснований для удовлетворения требования в части признания недействующим пункта 5 Постановления, которым признано утратившим силу ранее действовавшее постановления от 26 октября 1995 года N 1282, поскольку Правительство Российской Федерации действовало в пределах полномочий предоставленных ему статьей 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 года "О Правительстве Российской Федерации". В решении суд обоснованно указал на то, что новый нормативный правовой акт не отменяет и не изменяет ранее приобретенные права в период действия прежнего постановления Правительства Российской Федерации.

Ссылка в кассационной жалобе на пункт 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 "О порядке рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов" не опровергает выводы суда и не может служить поводом к отмене решения.

В нем разъяснено, что при рассмотрении заявлений об оспаривании нормативных правовых актов, изменяющих, дополняющих или признающих утратившими силу ранее изданные этим же органом нормативные правовые акты, необходимо учитывать, что действующее законодательство не содержит положений, препятствующих внесению органом, издавшим в пределах своих полномочий нормативный правовой акт, изменений и дополнений, а также отмене этого акта.

Однако нормативный правовой акт, признающий ранее изданный акт утратившим силу, может быть признан недействующим в случае, если отмененный акт был принят в силу прямого указания на это в нормативном правовом акте, имеющим большую юридическую силу, и содержит принятые в развитие положений этого акта нормы, затрагивающие права и свободы заявителя, а более поздний акт отменяет эти нормы, не установив новых, поскольку, в данном случае нарушаются права неопределенного круга лиц, предоставленные им нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

Судом установлено, что Постановление, некоторые положения которого оспаривает заявитель, принято в пределах полномочий, предоставленных Правительству Российской Федерации вышеприведенными федеральными законами, не противоречат действующему законодательству и не нарушают прав неопределенного круга лиц.

То обстоятельство, что суд не удовлетворил ходатайство заявителя о допросе свидетелей-экспертов, не свидетельствует о незаконности постановленного решения, так как у суда не было необходимости в привлечению к участию в деле экспертов, при проверке оспариваемых положений Постановления на соответствие федеральным законам и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Нельзя согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что оспариваемые нормативные положения противоречат части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей отношения в сфере интеллектуальной собственности. В решении суда подробно мотивирован вывод об ошибочности этого утверждения заявителя, оснований не согласиться с ним, не имеется. Открытие месторождения, означающее выявление, обнаружение месторождения не является объектом интеллектуальной собственности.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу В.А.А. - без удовлетворения.


Кассационная коллегия ВС РФ согласилась с выводами суда об отсутствии оснований для признания недействующими положений постановления Правительства РФ, которыми устанавливается размер вознаграждения за выявление месторождения полезного ископаемого, исходя из уплачиваемого недропользователем НДПИ.

По мнению заявителя, данный порядок расчета вознаграждения противоречит Закону "О недрах", поскольку исходит не из объема прибыли от разработки месторождения, а из объема налога.

Как отметила Коллегия, данный порядок расчета не противоречит требованиям Закона, поскольку его положениями не установлены предельные размеры поощрительного и государственного вознаграждений, выплачиваемых лицам, имеющим на них право, не определены критерии и принципы их исчисления. Отсутствуют и другие нормативные правовые акты, имеющие большую юридическую силу, в которых бы были установлены иные размеры указанных вознаграждений и принципы их определения. По своей правовой природе указанные вознаграждения, установленные Законом о недрах, относятся к стимулирующим выплатам, их размер не поставлен в зависимость от прибыли. Определение порядка расчета их размера отнесено к компетенции Правительства РФ.

Кроме того, отклоняя довод заявителя о противоречии оспариваемых норм части 4 ГК РФ, регулирующей отношения в сфере интеллектуальной собственности, Коллегия указала, что открытие месторождения, означающее выявление, обнаружение месторождения, не является объектом интеллектуальной собственности.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 29 мая 2008 г. N КАС08-204


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.