Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 июля 2008 г. N 10-В08-2 Дело о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда направлено на новое рассмотрение, поскольку ликвидация предприятия на момент увольнения истца завершена не была, в связи с чем оснований для увольнения не имелось

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 июля 2008 г. N 10-В08-2


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 11 июля 2008 года по надзорной жалобе Г.А.В. на решение Ленинского районного суда Кировской области от 31 мая 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Кировского областного суда от 12 июля 2007 года дело по иску Г.А.В. к ФГУП "Завод "Сельмаш" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, индексации невыплаченной заработной платы, оплате отпуска за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ В.Т.А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Г.А.В. работала на заводе "Сельмаш" с 22 июля 1974 года.

Приказом ФГУП "Завод "Сельмаш" от 24 марта 2006 года она была уволена с работы по п. 1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ в связи с ликвидацией предприятия.

Считая данное увольнение незаконным, Г.А.В. обратилась в суд с иском к ФГУП "Завод "Сельмаш" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, индексации невыплаченной заработной платы, оплате отпуска за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь в его обоснование на то, что ликвидации предприятия фактически не было, предприятие осуществляет прием работников, кадровая служба продолжает функционировать.

В связи с этим Г.А.В. просит восстановить ее на работе в должности начальника отдела кадров ФГУП "Завод "Сельмаш", взыскать заработную плату за дни вынужденного прогула в сумме 120000 руб., индексацию невыплаченной заработной платы в размере 12000 руб., оплату отпуска за время вынужденного прогула в сумме 14000 руб., компенсацию морального вреда в размере 50000 руб. Кроме того, истица просит восстановить срок для обращения в суд с указанным иском, указывая на то, что данный срок был пропущен ею по уважительной причине.

Решением Ленинского районного суда Кировской области от 31 мая 2007 года в удовлетворении исковых требований Г.А.В. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кировского областного суда от 12 июля 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Г.А.В. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить.

9 апреля 2008 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2008 года надзорная жалоба Г.А.В. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по данному делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что при рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что Г.А.В. была принята на работу на завод "Сельмаш" с 22 июля 1974 года на должность контрольного мастера. Приказом ФГУП "Завод "Сельмаш" от 22 марта 2006 года N 126/к Г.А.В. уволена с должности начальника отдела кадров и технического обучения на основании п. 1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ (ликвидация предприятия) 24 марта 2006 года.

Основанием для увольнения работников по Трудовому Кодексу РФ может служить решение о ликвидации юридического лица, т.е. решение о прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном порядке (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г.). При этом не имеет значения, кто и на каком основании ликвидирует юридическое лицо, являющееся работодателем. Важен сам факт ликвидации организации.

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из материалов дела видно, что в связи с решением Арбитражного суда Кировской области от 24 октября 2005 года ФГУП "Завод "Сельмаш" признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство. Согласно свидетельству о внесении записи в ЕГРЮЛ, выданному ИФНС по г. Кирову 10 ноября 2005 года, в ЕГРЮЛ внесена запись о формировании ликвидационной комиссии ФГУП "Завод "Сельмаш", назначении ликвидатора. Уведомлением конкурсного управляющего ФГУП "Завод "Сельмаш" от 15 ноября 2005 года работники были предупреждены о возможном предстоящем увольнении, в том числе и истица.

Приказом N 111/к от 21 марта 2006 года по ФГУП "Завод "Сельмаш" с 24 марта 2006 года в штатных расписаниях отделов ФГУП "Завод "Сельмаш" упразднены должности, в том числе должность начальника отдела кадров и технического обучения, занимаемая Г.А.В., определено всех работников, занимающих данные должности, уволить по п. 1 ст. 81 ТК РФ.

Кроме того, приказами по ФГУП "Завод "Сельмаш" от 27 марта 2006 года N 149/к, от 17 апреля 2006 года N 189/к, от 21 апреля 2006 года N 196/к, от 24 апреля 2006 года N 198/к также упразднены списки должностей в штатных расписаниях, работники, занимающие данные должности, уволены, указанные приказы завизированы председателем профсоюзного комитета ФГУП "Завод "Сельмаш". Согласно справке ФГУП "Завод "Сельмаш" от 31 мая 2006 года по п. 1 ст. 81 ТК РФ за период с 24 марта 2006 года по 31 мая 2007 года уволено 120 работников.

Разрешая заявленные требования, суд пришел к выводу о действительном прекращении деятельности ФГУП "Завод "Сельмаш", а также соблюдении норм трудового законодательства при увольнении Г.А.В.

Между тем, из материалов дела усматривается, что фактически ликвидации ФГУП "Завод "Сельмаш" не было, из государственного реестра предприятие не исключено, увольнение работников носило по всем признакам характер увольнения по сокращению штатов.

В соответствии со статьями 61, 62 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Согласно п. 8 ст. 63 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

При этом следует учитывать, что признание в установленном порядке или объявление лица банкротом не означает ликвидацию организации, а влечет лишь начало процесса ликвидации, и, следовательно, расторжение трудовых договоров с работниками по данному основанию на момент признания организации банкротом в данном случае следует рассматривать как неправомерное, поскольку в итоге предприятие не было ликвидировано.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Кировской области от 24 октября 2005 года ФГУП "Завод "Сельмаш" признано несостоятельным (банкротом) с открытием конкурсного производства. Определениями Арбитражного суда Кировской области от 18 октября 2006 года и от 25 апреля 2007 г. срок конкурсного производства продлен до 24 октября 2007 года.

В силу п. 3 ст. 119 Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве)" определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду "п. 3 ст. 149 Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве)""


Между тем, определение о завершении конкурсного производства в отношении ФГУП "Завод "Сельмаш" арбитражным судом не выносилось, из государственного реестра предприятие не исключено. Таким образом, ликвидация указанного предприятия на момент увольнения Г.А.В. завершена не была.

При указанных обстоятельствах расторжение с истицей трудового договора по п. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ нельзя признать правомерным.

Как утверждает истица, с 1 августа 2007 года всех работников ФГУП "Завод "Сельмаш" перевели во вновь созданное предприятие ОАО "Завод "Сельмаш".

Статьей 75 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что при смене собственника предприятия, а равно его реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, преобразовании) трудовые отношения, с согласия работника, продолжаются; прекращение в этих случаях трудового договора (контракта) по инициативе администрации возможно только при сокращении численности или штата работников.

Данных о том, что в результате конкурсного производства ФГУП "Завод "Сельмаш", работником которого являлась истица, полностью ликвидировано, а не сменило собственника или было реорганизовано путем преобразования в ОАО "Завод "Сельмаш", в деле нет.

Ответчиками вопреки требованиям ч. 1 ст. 56 ГПК РФ не были представлены доказательства того, что ими были совершены действия по ликвидации юридического лица, как того требуют положения статей 62-63 Гражданского кодекса Российской Федерации, а судебными инстанциями не дана надлежащая оценка указанным выше обстоятельствам.

Кроме того, отказывая Г.А.В. в удовлетворении заявленных требований, суд сослался на пропуск истицей срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, на применении последствий пропуска которого настаивал ответчик, поскольку трудовая книжка была ею получена 27 марта 2006 года, а с настоящими требованиями она обратилась только 15 марта 2007 года.

В соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" от 17 марта 2004 года N 2 признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (часть третья статьи 390 и часть третья статьи 392 ТК РФ). Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абзац второй части 6 статьи 152 ГПК РФ).

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Как указывает заявительница в надзорной жалобе, пропуск срока обращения в суд с данными требованиями вызван уважительными причинами, поскольку она была введена в заблуждение относительно ликвидации ФГУП "Завод "Сельмаш". О нарушении своего права ей стало известно в связи с тем, что действительная деятельность организации прекращена не была, предприятие продолжало работать, на работу в ФГУП "Завод "Сельмаш" были приняты новые работники, и эти обстоятельства вскрылись в августе 2007 г.

Доводы истицы подтверждаются материалами дела, так как данных о ликвидации ФГУП "Завод "Сельмаш" в деле нет.

Кроме того, истица указывала на состояние своего здоровья, а также на то обстоятельство, что она была вынуждена до января 2007 года выехать за пределы Кировской области с целью осуществления ухода за тяжелобольным отцом.

Поскольку судами допущена ошибка в применении норм материального и процессуального права, Судебная коллегия признает состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными и подлежащими отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и в соответствии с заявленными истицей требованиями вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь статьями 387 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Ленинского районного суда Кировской области от 31 мая 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Кировского областного суда от 12 июля 2007 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу о неправомерности увольнения работника в связи с ликвидацией организации и дала следующие разъяснения.

По материалам дела увольнение работника по указанному основанию было оформлено после признания работодателя-юрлица несостоятельным (банкротом) и открытия в отношении него конкурсного производства. Между тем фактически ликвидации организации не было, из ЕГРЮЛ оно исключено не было. Таким образом увольнение работников в указанный период носило по всем признакам характер увольнения по сокращению штатов.

В соответствии с ГК РФ ликвидация юрлица считается завершенной, а юрлицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ. В силу Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве)" основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника является определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства. При этом следует учитывать, что признание в установленном порядке или объявление лица банкротом не означает ликвидацию организации, а влечет лишь начало процесса ликвидации. Следовательно, расторжение трудовых договоров с работниками по данному основанию на момент признания организации банкротом следует рассматривать как неправомерное.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 июля 2008 г. N 10-В08-2


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, март 2009 г., N 3 (в извлечении)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.