Постановление Президиума Московского городского суда от 17 июля 2008 г. по делу N 44у-366 Поскольку по смыслу уголовного закона в случае, если прямой умысел на убийство не доказан, то действия виновного, если преступление не доведено до конца, следует квалифицировать по последствиям, действия осужденного подлежат переквалификации с покушения на убийство на умышленное причинение легкого вреда здоровью

Постановление Президиума Московского городского суда от 17 июля 2008 г. по делу N 44у-366


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума: Колышницыной Е.Н., Паршина А.И., Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Курциньш С.Э., Тарасова В.Ф.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Т. о пересмотре состоявшихся в отношении осужденного Г. приговора Басманного районного суда г. Москвы от 13 сентября 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 ноября 2007 года.

Приговором Басманного районного суда г. Москвы от 13 сентября 2007 года Г., 15 ноября 1972 года рождения, уроженец пос. Красная Слобода Кубинского района Азербайджанской ССР, гражданин РФ, со средним специальным образованием, состоящий в браке, имеющий на иждивении двоих несовершеннолетних детей, работающий в ООО "Камри", зарегистрированный по адресу: г. Москва, у. Паперника, д. 14, кв. 91, фактически проживающий по адресу: г. Москва, Жулебинский бульвар, д. 33, корпус 1, кв. 219, несудимый,

осужден по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет в исправительной колонии строгого режима и взят под стражу в зале суда.

Срок наказания постановлено ему исчислять с 13 сентября 2007 года.

В приговоре разрешены исковые требования.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 ноября 2007 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Ефимовой Т. Л., изложившей содержание судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, объяснения адвоката П., поддержавшего надзорную жалобу, мнение заместителя прокурора города Москвы П., полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения, а судебные решения без изменения, Президиум установил:

По приговору суда Г. признан виновным и осужден за покушение на убийство С.

Преступление им совершено 18 апреля 2006 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе адвокат Т. указывает на то, что выводы суда первой инстанции о том, что Г. имел умысел на убийство С., нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании, и приводит в обоснование этого ряд доводов.

Соответственно и юридическую квалификацию действий осужденного Г. по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ, по его мнению, нельзя признать правильной.

Просит переквалифицировать действия осужденного Г. на ст. 115 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание с учетом установленных судом данных о его личности в рамках санкции.

Проверив доводы, приведенные в надзорной жалобе, Президиум полагает, что состоявшиеся в отношении осужденного Г. судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Так, согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Между тем, постановленный в отношении осужденного Г. приговор не отвечает указанным требованиям.

Так, в судебном заседании подсудимый Г. вину в содеянном не признал и показал, что умысла на причинение смерти С. у него не было. Конфликт спровоцировал сам потерпевший С. Он же, т. е. Г., вынужден был от него обороняться. С этой целью он для демонстрации достал свой пистолет травматического действия, который приобрел и носил для самообороны, и выстрелил в стену, но пуля рикошетом попала С. в голову. Второй выстрел он не производил. Полагает, что вторая пуля вылетела из пистолета механически.

Из показаний потерпевшего С. и заключения баллистической экспертиз следует, что выстрелы Г. были совершены из четырехзарядного пистолета "Оса", который является оружием травматического действия и для поражения живой цели не предназначен.

Также из показаний потерпевшего С. следует, что Г. стрелял в направлении его головы с расстояния около 2 метров 2 раза и пистолет прикрывал при этом барсеткой.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что С. причинено слепое ранение мягких тканей левой височной области, которое могло образоваться 18 апреля 2006 года и относится к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства.

Указанные доказательства, в той части, в которой они свидетельствуют об объективной стороне совершенного осужденным Г. преступления, получили в приговоре надлежащую оценку.

При этом показания потерпевшего С., свидетельствующие об объективной стороне совершенного осужденным Г. преступления, вполне обоснованно признаны судом достоверными.

Следовательно, исходя из совокупности указанных доказательств, суд первой инстанции вполне обоснованно признал установленным, что Г., действительно, с расстояния около 2 метров произвел в направлении головы С. 2 выстрела из травматического оружия, причинив ему, тем самым, слепое ранение мягких тканей левой височной области, которое относится к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства, и кровоподтек на правом предплечье, который как вред здоровью не расценивается.

Однако, правильно установив указанные выше фактические обстоятельства, характеризующие объективную сторону действий осужденного Г., суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о том, что Г. действовал с умыслом на лишение С. жизни.

Так, по закону покушение на убийство совершается только с прямым умыслом.

Между тем, сам Г. как в процессе предварительного следствия, так и в судебном заседании последовательно утверждал, что он умысла на лишение С. жизни не имел.

Потерпевший же С. также, как в ходе предварительного следствия, так и, как указано выше, в судебном заседании последовательно утверждал, что Г. стрелял в него с расстояния около 2 метров, прикрывая при этом пистолет барсеткой.

Из содержания же имеющейся в уголовном деле технической характеристики того травматического оружия, из которого осужденный Г. произвел оба выстрела, видно, что для того, чтобы минимизировать риск тяжелого травмирования или убийства, вести из него стрельбу рекомендуется не менее чем за 1 метр до цели.

В связи с этим, Президиум считает, что показания Г. о том, что он не хотел потерпевшего С. лишать жизни, признаны судом первой инстанции несоответствующими действительности необоснованно.

Соответственно необоснованно суд первой инстанции признал доказанным прямой умысел осужденного Г. на убийство С.

Указанный вывод, что прямой умысел осужденного Г. на убийство С. в судебном заседании не доказан, по мнению Президиума, тем, что осужденный Г. произвел 2 выстрела в направлении головы С., что непосредственно перед производством выстрелов он высказывал в адрес С. различные угрозы, в том числе и убийством, и что сразу же после производства выстрелов скрылся и находился в розыске, не исключается, поскольку сам по себе факт применения им травматического оружия с расстояния, которое исключает риск тяжелого травмирования или убийства, свидетельствует об отсутствии у него прямого умысла на его убийство.

По смыслу же уголовного закона в случае если прямой умысел на убийство не доказан, то действия виновного, если преступление не доведено до конца, следует квалифицировать по последствиям.

В связи с этим, Президиум полагает, что суд первой инстанции уголовный закон к осужденному Г. применил неправильно.

Согласно же ст. 382 УПК РФ неправильное применение уголовного закона является основанием для изменения приговора.

Судебная коллегия изложенное во внимание не приняла.

Следовательно, ее определение нельзя признать соответствующим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

В связи с этим, Президиум полагает необходимым приговор суда и кассационное определение изменить, а именно переквалифицировать действия осужденного Г. на ст. 115 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание, которое предусмотрено ее санкцией.

Соответственно надзорную жалобу адвоката Т. следует считать удовлетворенной.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

Надзорную жалобу адвоката Т. удовлетворить.

Приговор Басманного районного суда г. Москвы от 13 сентября 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 ноября 2007 года в отношении осужденного Г. изменить:

- переквалифицировать его действия со ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на ст. 115 ч. 1 УК РФ, по которой ему назначить наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год с удержанием 20% из заработка в доход государства.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

Из-под стражи осужденного Г. немедленно освободить.


Председательствующий

О.А. Егорова


Постановление Президиума Московского городского суда от 17 июля 2008 г. по делу N 44у-366


Текст постановления размещен на сайте Московского городского Суда в Internet (www.mos-gorsud.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.