Постановление Президиума Московского городского суда от 17 октября 2008 г. по делу N 44у-521/08 Поскольку действия осужденного в отношении одного и того же лица, направленные на достижение единого преступного результата, совершенные одним и тем же способом в короткий промежуток времени и связанные с теми же целями и мотивами, следует рассматривать как одно преступление, объединенное единым умыслом, суд постановил квалифицировать действия по покушению на убийство как одно преступление

Постановление Президиума Московского городского суда от 17 октября 2008 г. по делу N 44у-521/08


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Паршина А.И.,

членов Президиума Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А., Тарасова В.Ф., Курциньш С.Э.,

рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам адвоката К. и осужденного Р. на приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2008 года, которым

Р., 12 мая 1964 года рождения, уроженец г. Москвы, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 28 апреля 2007 года.

По делу разрешены гражданские иски потерпевшей Щ. и решена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 мая 2008 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат К. просит судебные решения отменить и уголовное дело в отношении Р. прекратить, либо направить его на новое судебное рассмотрение, полагая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судебное следствие проведено неполно, в материалах дела имеются противоречия, отсутствуют доказательства вины Р., его действиям дана неправильная оценка, кроме того, считает, что нарушено право Р. на защиту, исковые требования потерпевшей являются необоснованными, при назначении осужденному наказания судом не учтены данные о его личности.

В надзорной жалобе осужденный Р. заявляет о непричастности к преступлениям и фальсификации уголовного дела, ссылается на незаконные методы ведения следствия, нарушение принципа состязательности и права на защиту, полагает, что в основу обвинительного приговора положены доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, судом не устранены противоречия по делу и не учтены смягчающие наказание обстоятельства.

Заслушав доклад судьи Васильевой Н.А., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, доводы жалоб и основания возбуждения надзорного производства, адвоката К., поддержавшую жалобы, мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего необходимым квалифицировать действия Р., связанные с покушением на убийство Щ., как единое продолжаемое преступление по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить 7 лет лишения свободы, по совокупности преступлений определить 7 лет 6 месяцев лишения свободы, обсудив доводы жалобы, президиум установил:

Р. признан виновным в двух покушениях на убийство, то есть причинение смерти другому человеку, а также в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, путем поджога, повлекшем причинение значительного ущерба.

Согласно приговору 5 февраля 2007 года Р. на почве личных неприязненных отношений к Щ., связанных с наличием у последней длительного конфликта с его женой Р., имея умысел на убийство потерпевшей, обладая специальными познаниями на элементарном уровне, изготовил из подручных средств самодельное зажигательное устройство. После чего 6 февраля 2007 года в период времени с 16 часов 30 минут до 20 часов 00 минут, находясь на автомобильной стоянке у здания ЦКС УВД ЗАО г. Москвы, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Лобачевского, д. 116 "а", реализуя свой умысел на убийство Щ., прикрепил указанное самодельное зажигательное устройство к днищу припаркованного автомобиля "Фольксваген Гольф" гос. номер В 915 НН 177, которым управляла Щ., соединив его веревкой с колпаком заднего правого колеса.

После совершения указанных действий Р., предвидя возможность наступления смерти Щ. и желая ее наступления, с места преступления скрылся.

6 февраля 2007 года примерно в 23 часа 00 минут Щ. перегнала данный автомобиль на территорию ЦКС УВД ЗАО г. Москвы, однако установленное взрывное устройство после начала движения автомобиля не сработало.

7 февраля 2007 года примерно в 08 часов 20 минут на месте стоянки машины Щ. обнаружено самодельное зажигательное устройство, ранее установленное Р. на днище указанного автомобиля. Таким образом, свой преступный умысел, направленный на убийство Щ., Р. не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку установленное им взрывное устройство не сработало.

Он же в период с 7 февраля 2007 года по 20 марта 2007 года, имея тот же умысел на убийство потерпевшей, вновь изготовил из подручных средств самодельное зажигательное устройство и 20 марта 2007 года примерно в 18 часов прибыл к месту проживания потерпевшей по адресу: г. Москва, ул. Новаторов, д. 38, корп. 4, обнаружил тот же припаркованный автомобиль Щ. и прикрепил изготовленное им зажигательное устройство к днищу автомобиля, соединив его веревкой с колпаком заднего правого колеса.

После этого Р. с места преступления скрылся.

21 марта 2007 года примерно в 11 часов 10 минут самодельное зажигательное устройство было обнаружено Щ. под днищем автомобиля до начала движения и обезврежено.

Таким образом, Р. свой умысел, направленный на убийство Щ. не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку установленное им взрывное устройство было своевременно обнаружено потерпевшей.

Он же 28 апреля 2007 года примерно в 01 час 20 минут на почве личных неприязненных отношений к Щ., связанных с наличием у последней конфликта с его женой Р., проник на огороженную территорию ЦКС УВД ЗАО г. Москвы, где обнаружил тот же автомобиль Щ., припаркованный вплотную к зданию ЦКС УВД ЗАО г. Москвы. После чего, имея умысел на уничтожение принадлежащего Щ. автомобиля, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий в виде уничтожения данного автомобиля и возможного возгорания здания ЦКС УВД ЗАО г. Москвы и сознательно их допуская, вылил на капот указанного автомобиля легковоспламеняющуюся жидкость, поджог ее и с места преступления скрылся.

В результате возникшего пожала полностью сгорел автомобиль "Фольксваген Гольф" гос. номер В 915НН 177, а также кровля и деревянные несущие конструкции кровли чердачного помещения здания ЦКС УВД ЗАО г. Москвы.

Таким образом, Р. причинил своими действиями значительный ущерб потерпевшей Щ. в размере 322 056 рублей, зданию ЦКС УВД ЗАО г. Москвы и сотрудникам ЦКС УВД ЗАО г. Москвы на общую сумму 17 972 940 рублей 31 копейка.

Вывод суда о виновности Р. в совершении преступлений соответствует материалам дела и подтверждается доказательствами, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Доказательства тщательно исследованы, правильно оценены судом и обоснованно положены в основу обвинительного приговора, поскольку существенных противоречий не содержат, друг с другом согласуются, относятся к обстоятельствам настоящего дела и достаточны для его разрешения. Оснований полагать, что они получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, как указано в надзорных жалобах, не имеется.

Правильность оценки доказательств, данной судом в приговоре, сомнений не вызывает.

Данных, свидетельствующих о заинтересованности потерпевшей и свидетелей при даче ими изобличающих осужденного показаний, не установлено.

Судебное разбирательство проведено в соответствии со ст. 244 УПК РФ, а также с соблюдением принципов всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств уголовного дела.

При этом, исходя из положений ст. 15 УПК РФ, суд предоставил сторонам равные возможности в реализации права на представление в суд относимых и допустимых доказательств.

Ходатайства, заявленные стороной защиты, разрешены судом на основании ст. 271 УПК РФ с указанием мотивов принятого решения.

Тот факт, что по делу не допрашивались понятые, присутствовавшие при проверке показаний Р. на месте, не проводились дактилоскопическая и почерковедческая экспертизы и в судебном заседании не осматривались вещественные доказательства, не ставит под сомнение вывод суда о доказанности вины Р. в инкриминируемых ему преступлениях.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ.

Доводы адвоката К. о нарушениях при рассмотрении исковых требований, являются несостоятельными, поскольку гражданский иск Щ. заявлен обоснованно и разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 299 УПК РФ.

Доводы осужденного о том, что в отношении него применялись незаконные методы ведения следствия, проверены судом и обоснованно отклонены, как не нашедшие своего подтверждения.

Суд кассационной инстанции в полном объеме рассмотрел доводы кассационных жалоб и принял правильное решение в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, оснований для его отмены не усмотрено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе ущемляющих право Р. на защиту и влекущих отмену судебных решений, не допущено.

Таким образом, суд правильно установил фактические обстоятельства по делу и обоснованно постановил обвинительный приговор.

Вместе с тем, квалификация действий осужденного по двум эпизодам ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ представляется излишней.

Из материалов дела усматривается, что Р. дважды покушался убить Щ. Его действия в отношении одного и того же лица, направленные на достижение единого преступного результата, совершенные одним и тем же способом в короткий промежуток времени и связанные с теми же целями и мотивами, следует рассматривать как одно преступление, объединенное единым умыслом.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорные жалобы адвоката К. и осужденного Р. удовлетворить частично.

2. Приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 мая 2008 года в отношении Р. изменить:

исключить его осуждение по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как излишнее;

квалифицировать его действия по покушению на убийство Щ. как одно преступление по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105; ч. 2 ст. 167 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Р. 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

3. Тот же приговор и кассационное определение в остальной части оставить без изменения.


Председательствующий

А.И. Паршин


Постановление Президиума Московского городского суда от 17 октября 2008 г. по делу N 44у-521/08


Текст постановления размещен на сайте Московского городского Суда в Internet (http://www.mos-gorsud.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.